Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-10
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 10, 11, 12
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 07, 2007 7:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007103206
Тема| Балет, Казахстан, Персоналии,
Авторы| Валдис МЕНАКЕР, Иван БЕСЕДИН (фото)
Заголовок| Гирлянды ля мачо
Где опубликовано| газета «Караван» (Казахстан) № 12
Дата публикации| 20071026
Ссылка| http://www.caravan.kz/article/?pid=97&aid=4080
Аннотация|

Звезды российского балета Илзе Лиепа и Марк Перетокин выступили в Алматы на сцене Театра имени Абая

Московский десант

Концертная компания под громким именем “Звезды русского балета” была составлена Марком Перетокиным из артистов самых разных российских театров. Сам он сотрудничает со множеством коллективов, в том числе по контракту и с Большим театром. Там же ведущей солисткой танцует Елена Андриенко, которая была партнершей Марка в нескольких номерах. Судя по всему, она срочно заменила другую приму Большого – Надежду Грачеву, имя которой было указано в недешевых программках, но которая в Алматы так и не приехала.

Другие участники концерта – Татьяна Чернобровкина, Оксана Кузьменко, Дмитрий Забабурин и Алексей Любимов – работают в музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Наталья Огнева и Николай Чевычелов представляли Театр классического балета под руководством Наталии Касаткиной и Владимира Василева. Последняя громкая премьера этого коллектива – балет “Маугли” на музыку 14-летнего композитора из Лондона Алекса Прайора. Также на сцену ГАТОБ в тот вечер выходили народные артисты Татарстана Лилия Мусаварова и Айдар Ахметов.

Именно в таком составе танцоры представили первую часть концерта – одноактный балет “Ностальгия” в постановке Владимира Василева. Ведущие партии исполняли Перетокин и Андриенко. Остальные восемь танцовщиков изображали друзей и подруг героев.

Минималистичные, если не сказать скудные, в алматинской версии балета декорации – новогодние гирлянды под потолком плюс трюмо и стул на черном фоне – должны были передать душевные метания главного героя – мачо Марка Перетокина. В этом большим подспорьем были дымовая машина, а также музыкальное сопровождение, построенное на сочинениях аргентинских композиторов.

К слову, с самого начала интерес к спектаклю привлекала только удачная звуковая дорожка. Групповые номера, в которых танцевали сразу все участники постановки (а это десять человек), выглядели неубедительно и вызывали сомнения в “звездности” состава. Последовавшие па-де-де и выходы мужских, а особенно женских четверок смогли заинтересовать публику. Ретронастроением заразил танец игривых курильщиц.

Несравненная Илзе

Во втором отделении отдача танцоров была на порядок выше. Они исполняли парные номера, подготовке которых смогли уделить достаточно внимания. Только бесподобная Илзе Лиепа выходила к публике в одиночестве. Сначала она предложила невероятную по энергетике версию Болеро Мориса Равеля. Уже довольно зрелая артистка, она без каких-то вычурных движений в буквальном смысле была хозяйкой сцены и всего зала. Вместе с пульсирующим ритмом музыки Илзе смогла не только выверенными жестами, но и на более тонком уровне передать зрителю эмоциональные и даже интеллектуальные импульсы, рождавшиеся в ней в ходе танца.

Второй свой номер она исполнила под музыку Игоря Крутого, будто бы соревнуясь с Настей Волочковой в освоении поп-материала, который, в общем-то, не предполагал эмоциональных и хореографических откровений.

– Илзе, ваше Болеро – абсолютно роскошный номер. Часто ли вы его исполняете?

– Спасибо. Мне очень приятно слышать это, тем более что такая версия Болеро родилась совсем недавно. Мы подготовили его год назад с литовским хореографом к юбилею моего отца. И в первый раз оно было показано на сцене Рижской национальной оперы. Я действительно очень люблю этот номер, хотя он очень сложный и серьезный. И я, правда, очень рада, что на него была такая замечательная реакция публики.

– Нам тоже очень приятно опять увидеть вас здесь.

– Действительно, я не первый раз у вас. Ну а почему бы мне к вам не приезжать?! Я люблю свою публику и с удовольствием езжу по стране. Хотя сейчас и приходится пересекать границы, все равно здесь находится мой зритель.

– Вы очень деятельная женщина. Кроме балета вы то снимаетесь в кино, то участвуете в драматических постановках. Буквально в двух словах расскажите, чем заняты сейчас.

– В Большом театре готовится премьера балета для трех исполнителей “Урок”. Мне досталась интересная, необычная для меня, можно даже сказать, гротесковая роль. Ставит балет известный хореограф Флеминг Флинт. Плюс нам предстоят большие вечера в проектах моего брата Андриса. Это “Возвращение Жар-птицы” и “Русские сезоны, XXI век”. Также на сцене театра Станиславского пройдут балеты, которые восстановил Андрис. Это “Синий бог” с Николаем Цискаридзе и со мной, “Шехерезада” с нами же и “Болеро”, но не это современное, а другое, которое было поставлено еще для Иды Рубинштейн…

Концерт закончили непродолжительные овации. Илзе Лиепе преподнесли всего один букет. Это были единственные цветы за вечер.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 12, 2007 1:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007103207
Тема| Балет, Якутия, Персоналии, Анастасия Волочкова
Авторы| Ксения ШАШУРИНА
Заголовок| Анастасия Волочкова: «Я не позволяю себе мини-юбок!»
Где опубликовано| газета «ОНА+» (Якутия)) № №41 (453)
Дата публикации| 20071012
Ссылка| http://onaplus.ykt.ru/article.asp?id=1118
Аннотация|

Её называют самой яркой и стильной балериной современности. Она – героиня тысяч публикаций в СМИ, лицо швейцарской ювелирной фирмы Chopard, модель Джона Гальяно. В прошлую пятницу Анастасия Волочкова со своей сольной программой «Я ни о чем не жалею» по приглашению компании «Вояж тур» гостила в Якутске.

Свободных мест в зале не было. Не каждый день такая знаменитость бывает в наших краях. Правда, не думаю, что все собравшиеся – ценители балета, большинство пришли поглазеть на красавицу и героиню светских хроник. Доказательство тому – шепотки в зале, типа «Ой, а она оказывается, небольшого роста!» Действительно, рост Анастасии средний – 166 см. С экрана прима выглядит более рослой, да и скандал в Большом театре, из которого Волочкова давно вышла победительницей, сделал свое дело. Нелепые обвинения в излишней габаритности отложились-таки в сознании людей. Легко, как пушинку, поднимали ее партнеры по танцам – Евгений Иванченко, солист Мариинского театра, и Ренат Арифулин, солист Большого театра, которые очень полюбились публике. «Он-то, похоже, легче, чем она», - ворчала в ухо своему спутнику, замершему от восхищения во время первого выхода Волочковой (па-де-де из балета «Эсмеральда»), одна очень полная зрительница. Действительно, в прыжках Иванченко почти не касался сцены, а прелестные ножки Волочковой издавали легкий топоток. Па-де-де, пожалуй, единственное выступление классического балета, остальные танцы Анастасии весьма своеобразны, что не делает их менее профессиональными. Каждый имеет свой сюжет: зритель становится свидетелем этакой маленькой истории.

К примеру, «Сицилиец» - настоящая криминальная драма с любовью, страстью, проданными украшениями, убийством. «Я ни о чем не жалею» на песню Эдит Пиаф – словно история рождения звезды Волочковой, временного забвения и гордого одиночества, блеска триумфального возвращения на сцену и обретения любви… Возможно, Анастасия изображала и нечто другое: очень многоговорящи элементы танца, однако особенно ценно то, что зритель задумывается над каждым номером, анализирует увиденное. Для этого, наверное, перерывы между танцами были чуть дольше, чем просто на то, чтобы переодеться и поправить макияж. Но никто не скучал: все наслаждались известными оперными ариями в исполнении друзей Анастасии – Натальи Бородиной и Давида Гвинианидзе.

Костюмы Анастасии перекликаются с ее стилем в повседневной жизни - элегантность, классика и романтика. В пачке Волочкова показалась лишь единожды, были воздушные длинные юбки, струящееся золотисто-фисташковое платье, обтягивающий бирюзовый комбинезон с расклешенными штанинами… Анастасия больше всего любит вечерние платья, считая, что они способны преобразить любую женщину, сделать ее более возвышенной и утонченной. «Вечерние платья напоминают мне о свадьбе, наверное, поэтому я их люблю», - признается балерина.

Седьмого июля этого года состоялась свадьба Анастасии Волочковой и Игоря Вдовина. На свадьбу невеста сшила целых пять платьев: три белых и два фисташковых. Одно из белоснежных платьев было украшено 70 тысячами кристаллов Сваровски, а одно из фисташковых сшито из 150 метров ткани!

Больше всех мне понравился танец Веллисы и « Гибели богов» (Г.Перселл). Его трагичность настолько велика, что хочется сорваться с места и успокоить заламывающего гибкие руки ангела, подобрать сорванную по лепестку юбку. Хотя, думаю, мужской части аудитории снова видеть Анастасию в юбке не хотелось: так прекрасна она была в обтягивающем трико телесного цвета, во всей красе демонстрирующем скульптурный силуэт.

«Грудь-то наверняка силиконовая», - продолжала ревновать полная дама. Этот вопрос я задать Анастасии постеснялась, звезда и сама знает, что ее роскошные формы (большая редкость для балерины!) не дают покоя не только мужчинам, но и завистницам. Не может женщина с имплантатами так легко прыгать! Волнующая часть тела весьма естественно колыхалась под розовым шифоном в танце «Вдохновение» (Моцарт).

«Красная Жизель» (Чайковский) просто источала аромат страсти. Словно растение, Анастасия обвивала партнера, взмывала в его руках ввысь, опутывала конечностями и даже садилась верхом. В итоге… ушла с чемоданом прочь.

При всей своей сексуальности Анастасия избегает открытой демонстрации тела. «Я никогда не позволяю себе мини-юбок или рваных джинсов, - говорит она. - Я так часто видела женщин, которые, несмотря на изъяны в фигуре, одевались слишком вызывающе, что во мне укоренился страх выглядеть так же нелепо».

По мере приближения к финалу экспрессия нарастала. Меня чуть не снесло вибрацией от колонок, из которых доносилась музыка Геворкяна на композицию «Золотая клетка». От Анастасии исходила такая бешеная энергетика, что даже обычно равнодушные к искусству балета сидели как завороженные.

Трогательным было финальное обращение, в котором Волочкова благодарила наш город, зрителей и театр, в котором творил учитель Анастасии Юрий Григорович. Прощаясь, Волочкова попросила якутян смотреть проект «Звезды на льду» и болеть за нее.

«Фуфло, но для нашего обделенного искусством города потянет», - резюмировал невзрачный лысый мужичок в брюках со стрелками, застегивая засаленную мастерку у гардероба. Обидно за такие мнения. Во-первых, искусством наш город не обделен. Кто не знает, советую понаблюдать за творчеством, скажем, Екатерины Тайшиной, якутской балерины, тоже, кстати, ученицы Григоровича. У нее есть все данные для сногсшибательной карьеры, такой, как у Волочковой, а может, и лучше. Масса и других примеров. Во-вторых, талантливая, своеобразная Анастасия Волочкова выдает определенно качественный продукт, который не только приносит истинное наслаждение, но и делает балет популярным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2007 4:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007103208
Тема| Балет, Молдавия, Труппа Бориса Эйфмана, Персоналии,
Авторы| Александра Романова
Заголовок| Борис Эйфман осчастливил Кишинёв своим «Реквиемом»
Где опубликовано| PRESS обозрение (Молдавия)
Дата публикации| 20071015
Ссылка| http://press.try.md/view.php?id=89555&iddb=Inter
Аннотация|

Можно ли переложить на танец похоронную музыку и исполнить её под бурные аплодисменты? Ещё как можно. И даже более того – есть прецедент, когда музыкальное произведение, специально написанное на смерть, стало величайшим произведением искусства, а усилиями знаменитого хореографа оно превратилось в балетный шедевр.

Речь идет о поминальной музыкальной молитве Вольфганга Амадеуса Моцарта «Реквием», спустя 3 века воплощённой в хореографические образы большим российским балетмейстером Борисом Эйфманом, создателем и руководителем Санкт-Петербургского Государственного Академического Театра Балета.

На днях в Кишинёве, в рамках празднования 50-летия Национального театра оперы и балета, состоялась премьера эйфмановской постановки на сцене этого храма искусств. Вернее , её точной питерской копии.

Событие для Молдовы – громадного масштаба. Ибо вещь эта мгновенно взметнула репертуарный уровень ранее недостижимо высоко.

Примечательно, что Борис Яковлевич считает Кишинёв своей малой родиной. Ведь его отец с матерью именно отсюда отправились в своё время в суровый Алтайский край, в город Рубцовск, но не в телячьем вагоне, под конвоем, а вполне по-человечески, с багажом: именно там понадобился опыт Якова Борисовича, отличного инженера. Маленький Боря родился не за колючей проволокой, а в стерильной чистоте больницы – 22 июля 1946 года.

По его словам, родители перед войной строили в Сибири завод, так что зона была свободная, они не были арестантами. В Кишинёв вернулись в 1951 году. Здесь Борис прожил 15 лет – уехал в Ленинград 20-летним танцовщиком. Так что Кишинёв сформировал знаменитого маэстро ментально и нравственно, заложил в него хорошую закваску.

Все, кто знал молодого Эйфмана, вспоминают о нём как о сверходарённом мальчике. В своём дневнике ребёнком он записал, что когда-нибудь станет знаменитым, и эта исповедь ему понадобится. Как в воду глядел…

Балетный мир знает Эйфмана как выдающегося революционера, новатора, создателя новой актёрской школы, определяющей искусство балета как духовный процесс. О его постановке «Двухголосие» с Аллой Осипенко и Джоном Марковским, а также «Бумеранге» на саундтрек Пинк Флоида газета «Нью-Йорк Таимс» отозвалась восхищённой статьёй с аршинным заголовком «Борис Эйфман – человек, который осмелился».

С тех пор каскады дифирамбов осыпали это имя на лучших сценических площадках России, Европы, Америки и Азии. Он создал более 40 балетов разных жанров, в том числе и «Идиот», «Карамазовы», «Мастер и Маргарита», «Чайковский», «Мой Иерусалим», «Реквием» и др.

Многие специалисты называют его лучшим хореографом мира. По крайне мере, в прошлом году он получил это звание, став лауреатом премии «Benois De La Danse», а российские власти не так давно, в связи с 60-летием, наградили орденом «За заслуги перед Отечеством».

А за укрепление молдо-российских связей Владимир Воронин присвоил нашему именитому земляку звание «Om emerit». Случилось это сразу после премьеры. Раскрасневшегося, зацелованного, осыпанного похвалами и цветами Эйфмана трудно было узнать – обычно он поразительно спокоен и непроницаем.

Этот балет – волшебно красив. Никаких скабрезностей, авангардистской гнильцы. Два десятка прекрасных молодых тел, духовно просветлённых, то в бешеном темпе, то в такт замедленному сердцебиению 50 минут рисуют картину рождения, жизни, любви и смерти человека. Но смерти нет! Есть только острая боль расставания на пороге бессмертия.

Публика после аншлагового этого спектакля вышла насквозь счастливая, словно после причащения. Обязательно сходите на него все, кто сможет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2007 4:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007103209
Тема| Балет, балет «Лучафэрул», Молдавия, Персоналии,
Авторы| Александра Романова
Заголовок| На молдавской сцене засиял долгожданный балет «Лучафэрул»
Где опубликовано| PRESS обозрение (Молдавия)
Дата публикации| 20071009
Ссылка| http://press.try.md/view.php?id=89388&iddb=Inter
Аннотация|

Долгие годы большой обидой на малую родину выдающегося композитора Евгения Доги была нескончаемая волынка с постановкой балета «Лучафэрул» на изумительно красивую его музыку. Да, в своё время имела место экранная версия Лотяну, мыслившего киношно, а затем последовала попытка воплощения и на сцене, но не оставившая никакого следа.

И вот пробил час икс. К 50-летию Национального театра оперы и балета Молдовы хрустальная музыка Доги наконец-то стала аккомпонементом для нового балета «Лучафэрул». Премьера имела оглушительный успех. Публика осыпала цветами постановщика, известного петербургского хореографа, одессита по рождению, Георгия Ковтуна. Букеты достались и его верным сподвижникам – сценографу Роману Иванову и художнице по костюмам Ирине Сафроновой.

Но теперь попробуем совершить чудо, хоть приблизительно описав, что такое эта троица сотворила.

Во-первых, основательно «взболтнула» и растрясла труппу. По словам Георгия Анатольевича, солисты здесь крепенькие, а вот кордебалет разленился и развинтился. Пришлось «шурупы» завернуть, да так, что косточки захрустели. Маэстро славится своей репетиционной жёсткостью: труппа ходила вся побитая, в синяках. Нет, он никого не бил, не колотил, но требовал исключительной отдачи, поэтому были и падения, и ушибы, и творческие слёзы.

Зато в какой это всё вылилось результат!

На премьерный показ явились политический Олимп, культурный бомонд и буржуазные сливки Кишинёва. Было, естественно, много иностранцев, которые давно облюбовали этот храм высокого искусства. Владимир Воронин сидел рядом с первой леди.

Да, многие настороженно, даже подозрительно выжидали: как справился режиссёр с хрестоматийным произведением – положенной на музыку поэмой национального гения, идола, иконы – Михая Эминеску «Лучафэрул». И вообще, как Ковтун осмелился прикоснуться к святыне – ведь там всё незыблемо, словно памятник.

А он просто внимательно проштудировал всю доступную литературу о классике, вникнул, нырнул в этот космос, извлёк нужное для постановки и выдал на-гора блистательный, зрелищный, динамичный, костюмный, ну просто бесподобный спектакль, которому отныне и впредь суждено быть культовым, гордостью нации, изюминкой для показа гостям столицы и великолепной наглядностью для детей и юношества.

Да, пришлось немного перекроить партитуру, во второе действие добавить немного договской музыки из фильма «Анна Павлова», убрать длинноты. Ведь творцу всегда виднее, он сродни матери, рождающей ребёнка. А без ведома высших творческих сил в этом процессе ничего не происходит.

На сцене космические панорамы сменяются изумрудной зеленью сказочной рощи, яркой лазурью вод, дворцовым интерьером, национально-ковровым колоритом. Лучафэр (Алёша Терентьев) одет в небесно-голубой наряд и танцует, как бог. Царевна Каталина (Кристина Терентьева) летает, словно лепесток жасмина на ветру. Она шаловлива и дурашлива, это дитя Земли, как и все её друзья и подруги, подданные августейших её родителей, и среди них – красавчик-паж Кэтэлин (Александр Балан), такой понятный, такой любвеобильный.

Но не знает она, что вот-вот ради неё воплотится на Земле в виде человека чадо Солнца и Воды, звездоокий Лучафэр. Захотелось ему земного счастья. Не читал он, наверное, «Снегурочку» Островского, не знал, что существа из параллельных миров не предназначены друг для друга.

К финалу, конечно, он всё это понял, но до озарения успел станцевать божественно красивое адажио вместе с Каталиной (публика плакала) и слал причиной других умопомрачительно прекрасных танцев.

Самое любопытное: постановщик дерзнул ввести в действо в качестве персонажа самого Эминеску (Егор Щепачёв). Все барышни, сидевшие в зале, в него моментально влюбились. Но и остальные зрители остались к нему не ровно дышащими.

Представьте себе прелестное создание: лохматенькое, в живописном рванье, босое, с колейдоскопом выражений лица – страдания, боли, радости, умиления, ужаса, ликования. Да, Егорша – большой артист, он так вжился, так понял, так согрел эту роль, эту метафору! А уж как танцует этот самый антигравитационный артист балета Молдовы, каждый может убедиться сам, придя на очередной показ спектакля.

Сольные голосовые партии замечательно исполняют Лилия Шоломей, Елена Демирджан, Николай Бантя и Ион Тимофти.

После спектакля публика долго не хотела расходиться. Смолкли овации, но переполненность чувствами надолго осталась и с той, и с этой стороны занавеса.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 25, 2007 12:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007103210
Тема| Балет, театр Кремлевский балет, Персоналии, Андрей Петров
Авторы| ИРИНА ЦВЕЙ
Заголовок| Интервью
Где опубликовано| Радиостанция "Эхо Москвы"
Дата публикации| 20071012
Ссылка| http://echo.msk.ru/interview/55520/
Аннотация|

Ведущие: Ирина Цвей

Гости: Андрей Петров
известный русский хореограф, создатель театра "Кремлевский балет", народный артист РФ
12.10.2007


ИРИНА ЦВЕЙ: Добрый вечер. У нас в гостях сегодня Петров Андрей Борисович. Я представляю Вас по всем регалиям, которые Вы имеете, народный артист России, профессор кафедры хореографии, балетоведения, московской государственной академии хореографии, художественный руководитель театра Кремлевский балет, академик. Я все правильно сказала?

АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Да. Добрый вечер.

И. ЦВЕЙ: Еще раз добрый вечер. Андрей Борисович, ну, вот мы как бы привыкли к тому, что есть Большой Театр. Немножко, конечно, "Кремлевский балет", звучит, конечно, красиво – "Кремлевский". Но что это такое? Не все наши слушатели знают, что "Кремлевский балет " заслужил очень много званий, о которых мы поговорим позже.

А. ПЕТРОВ: Вы знаете, "Кремлевский балет" был создан в 90-м году прошлого века. Тогда, когда Большой театр и Кремлевский дворец, который до этого много времени были вместе, единым учреждением разделились, и Большой театр ушел к себе в здание, а Кремлевский дворец в 89-м году остался один. Без своей труппы, без творческого наполнения. И естественно эти годы были очень трудными для Дворца, потому что в это время менялась и его принадлежность, его швыряли от одной организации, которая должна была его курировать к другой. Зарплату подчас было нечем платить. И поэтому я предложил создать труппу для того, чтобы давать спектакли, и чтобы заплатить работникам дворца и артистам тоже естественно. И вот руководство дворца, в то время это был директор Павел Павлович Нилов, который до этого был зам. директора Большого театра… Мы все работали…

И. ЦВЕЙ: Выходцы из Большого театра.

А. ПЕТРОВ: Да, работали в Большом театре. И я незадолго до разделения был назначен балетмейстером по Кремлевскому дворцу. И вот так и вот так собственно там и остался. А до этого 20 лет в Большом театре. И плюс еще 20 лет до этого я у Григоровича был заведующим балетной труппы Большого театра.

И. ЦВЕЙ: Ну, насколько мне известно, Вы не только были у Григоровича, но Вы и танцевали основные партии у Григоровича в Большом театре.

А. ПЕТРОВ: Ну, я не могу сказать, что я был каким-то выдающимся солистом. Я был один среди многих солистов, не Васильев, и не Лиепа, танцевал я такого характерного и актерского амплуа. Довольно много партий я станцевал. Действительно это было замечательное время Большого театра. И, конечно, оно у всех у нас в памяти. И, наверное, мы научились чему-то. Все, кто в этот период танцевал, они, конечно, очень много вынесли с собой от этого периода. Но это к тому, что вот когда создавался этот театр, он был никому абсолютно не нужен. И все были против. И единственное, вот дирекция дворца была "за". И поэтому мы создали такой театр частного характера. Была такая студия "Мир искусства", которую в свое время создавал при "Видеофильме" при Госкино. И вот мы учредили как бы этот театр. Он был 3 года не государственный. Но он сразу начал жить своей собственной жизнью. Мы сразу же сделали несколько спектаклей. Набрали труппу из учащихся разных школ, училищ, это была очень разношерстная труппа. Конечно, совершенно не такая, как сегодня. Пришли работать некоторые солисты из других театров. Из театра Станиславского, даже из Большого театра. Пришли педагоги, многие из которых и сейчас работают. Все из Большого в основном театра. Это Екатерина Максимова, Людмила Чарская. Я могу много дальше продолжать. Т.е. за недостатком времени скажу, что это все воспитанники Большого театра, и тех, кто протанцевал на этой сцене большое количество времени.

И. ЦВЕЙ: Ну, давайте немножко еще о прошлом. Вот Вы работали с Юрием Григоровичем. Все-таки это основное, так скажем, имя, которое знают во всем мире. А какие у Вас отношения сложились особенно тогда, когда уже образовался Ваш театр, Ваш балет?

А. ПЕТРОВ: Вы знаете, после того, как мы разделились, у нас никаких не было взаимоотношений с Юрием Николаевичем, поскольку он работал в одном театре, мы делали все в другом театре. И точек соприкосновения таких не было. И он никак не реагировал на создание нашего театра. Он в это время свою студию очень пестовал. У него была своя студия. Он, думаю, был этим очень занят. Поэтому наши очень тесные взаимоотношения в прошлом, они как-то в этот период прервались. И возобновились они только тогда, когда Юрий Николаевич уже оставил пост главного балетмейстера, и собственно, вынужден был уйти из Большого театра. Тогда мы пригласили его поставить один из лучших спектаклей его "Ромео и Джульетту", который уже не шел в этот момент на сцене Большого театра. И вот это был как бы предлог для новой встречи. И с тех пор мы поддерживаем отношения. Вот сейчас Григорович ставит у нас третий уже спектакль, после "Ромео" был "Иван Грозный" и сейчас вот "Корсар" 19 октября премьеру, я надеюсь, зрители увидят.

И. ЦВЕЙ: Тогда вернемся к настоящему, прежде чем говорить о будущем. Что сейчас представляет собой Кремлевский балет? И где он находится? Где его основная сцена? Ну, я понимаю так, наверное, это Кремлевский дворец съездов. Но все-таки, где проходят репетиции, какие ведущие артисты в нем выступают? Какие балеты? Ну, вот много вопросов сразу. Ну, наверное, у Вас понятно направление, по которому можно отвечать.

А. ПЕТРОВ: Ну, прежде всего, я скажу, что после существования 3 года вот такого частного театра в Кремле, это не осталось не замеченным. Поскольку мы выпускали спектакли, мы работали, мы ездили уже за границу. И резонанс какой-то общественный уже был. Нас поддерживали многие. Т.е. у нас появились те люди, которые нас начали поддерживать. В основном это люди балетные Галина Сергеевна Уланова, Марина Тимофеевна Семенова, Раиса Степановна Стручкова, Софья Николаевна Головкина, Борис Александрович Покровский. Это те люди, которые как-то интересовались, приходили на наши премьеры, говорили что-то нам, поддерживали нас. И в 93-м году, кстати, Кремлевский дворец был переименован из Кремлевского дворца съездов в Государственный кремлевский дворец. И следующим распоряжением президента театр был там узаконен, переведен уже на государственные рельсы, так что с 93-го года это уже как государственный театр. Конечно, если сравнивать ту труппу, которая пришла, все-таки для того, чтобы создать какой-то стиль, в театре нужно время. Время. И то я думаю, что сейчас мы открываем 18-й сезон. Ну, практически 10 лет необходимо для того, чтобы какое-то стилевое единство артистов создалось, спектаклей, направления какого-то художественного. И вот практически где-то после 2000-го года мы только почувствовали, что наш театр набирает настоящую силу.

И. ЦВЕЙ: А что послужило таким толчком? 2000-й год это переход к другому тысячелетию?

А. ПЕТРОВ: Нет, я думаю, что это только время. Вот 10 лет прошло, когда как-то вот наши педагоги уде у них сложилась свой метод, свой стиль, который они начали передавать. Они начали меня понимать очень хорошо в моих постановках. И все вместе это привело к какому-то… Понимаете, театр – это же коллективное дело. Один человек это не может делать. Поэтому вот от каждого в театре это зависит. Зависит то, что получается на спектакле.

И. ЦВЕЙ: Ну, а что в принципе может больше зависеть или от кого больше может зависеть, нежели от хореографа?

А. ПЕТРОВ: Ну, от хореографа очень много зависит. Но все равно нельзя не говорить об артистах, нельзя не говорить о репетиторах, нельзя не говорить о тех художниках, которые с нами работают. Нельзя не говорить о той музыке, которую мы берем. Все это вместе. Понимаете, вот сейчас к нам пришла очень несколько лет назад талантливая молодежь, которая встала во главе театра.

И. ЦВЕЙ: А откуда она, кстати, пришла?

А. ПЕТРОВ: Складывалось по-разному. Если первые годы театр составляли из разных городов выпускники, из Минска, из хореографического Московского училища, из Воронежа, из Перми, то сейчас в основном из Московского хореографического все-таки училища. Я должен сказать, что уровень преподавания в академии московского балета оче6нь высокий. И вот эти ребята, она могли выбирать, пойти в Большой театр в кордебалет, не знаю, может быть, у них и там бы получилась карьера, потому что они очень талантливые. Но они предпочли пойти к нам. И вот сейчас они собственно, это Кристина Кретова, это Сергей Смирнов, это Саша Тимофеева, вот они сейчас составляют основной костяк наших премьеров и танцовщиц.

И. ЦВЕЙ: Может быть, я сейчас задам такой несколько обывательский вопрос, но, наверное, это будет интересовать наших слушателей. А какой стиль, вот Вы говорили о стиле Кремлевского балета, это все-таки стиль такой же, как у Большого театра, такой классический, к которому мы привыкли. Мы привыкли видеть балет, как раньше говорили, наш балет, он первый на всей планете, или это что-то другое, есть какие-то балеты, которые отличаются от стиля Большого театра. Тем более, Вы сами говорили, что Вы сотрудничаете с Григоровичем.

А. ПЕТРОВ: Знаете, каждый человек имеет стиль. И каждый театр тоже.

И. ЦВЕЙ: Ну, конечно.

А. ПЕТРОВ: Вот Вы, наверное, понимаете разницу между стилем, допустим, Мариинского театра и Большого.

И. ЦВЕЙ: Ну, я честно могу сказать, как зритель, я не всегда это понимаю.

А. ПЕТРОВ: А вот профессионалы, и даже многие непрофессионалы, они чувствуют. Потому что стиль Мариинского театра, во-первых, сцена меньше. Во-вторых, многолетнее присутствие царской семьи в ложе постоянно на каждом спектакле уже исключало какую-то вольность.

И. ЦВЕЙ: Т.е. более строго.

А. ПЕТРОВ: Очень четкая проработка какой-то техники. Не дай Бог не тот костюм или что-то там. Может великий князь спросить, почему она сегодня не в этом костюме, который положен?

И. ЦВЕЙ: Да что Вы.

А. ПЕТРОВ: Из-за этого даже в свое время уволился директор императорских театров.

И. ЦВЕЙ: Ну, в двух словах, ну, расскажите. Ну, это же интересно.

А. ПЕТРОВ: Эта история очень простая. Потому что когда Кшесинская вышла в своем костюме в одном из спектаклей, на следующий день ей повесили замечание, за подписью директора императорских театров. Но император позвонил и сказал: ну, что же Вы обижаете нашу великую, любимую артистку. Снимите, пожалуйста, это объявление. Конечно, Ваше величество, слушаюсь. Он снял, и в этот же день написал заявление об уходе – директор императорских театров.

И. ЦВЕЙ: Как многим надо поучиться у такого директора.

А. ПЕТРОВ: Так я говорю о том, что вот стиль. И Москва, присутствие университета, галерки вот этой публики. Вдали от вот этих глаз вельмож непосредственных. Более демократическая программа, поскольку Горский был, допустим, в последний период перед революцией главным балетмейстером. Это уже присутствие Московского художественного театра рядом. Все это вот создало стиль более широкий, сама сцена больше Большого театра. Широкий такой более эффектный, рассчитанный на широкую такую аудиторию. Может быть, менее аккуратный в какой-то мере.

И. ЦВЕЙ: Менее аккуратный по технике?

А. ПЕТРОВ: В смысле классики. Немножко менее аккуратный. И вот таким образом свой стиль. Ну, конечно, мы, когда создавали театр, мы, может быть, не думали, каким будет наш точный стиль. Но мы стремились к определенным вещам. Например, мы хотели сохранить большой стиль Большого балета, поскольку наша сцена тоже громадная, наверное, самая большая в Европе.

И. ЦВЕЙ: А, кстати, извините, а действительно сцена Кремлевского дворца, она больше, чем Большого театра?

А. ПЕТРОВ: Намного больше. Сцена, конечно, диктует вот этот стиль большого спектакля. Но мы его, этот стиль пропагандируем не только поэтому. Потому что мы считаем, что в большом спектакле с развернутыми какими-то декорациями большими, с сюжетом, который проходил бы через 2, по крайней мере, или 3 акта, где разворачивалась бы целая духовная жизнь человека. Это все вот адекватно сегодня нужно зрителю. Вместе с тем мы не хотели какие-то не очень приятные вещи из Большого театра переносить в наш театр. Например, некоторые взаимоотношения внутри коллектива.

И. ЦВЕЙ: Да, о них было сказано уже много.

А. ПЕТРОВ: Вот хотелось как-то сохранить какую-то чистоту взаимоотношений внутри труппы.

И. ЦВЕЙ: А вот все-таки, ну, везде, во всем мире, Большой театр – это такая марка. Ну, вот приезжает Большой театр, гастроли Большого театра. Большой театр знают, чего скрывать. Какие есть награды, какие-то, может быть, успехи, вот такие отмеченные во всем мире, которые есть у Кремлевского балета?

А. ПЕТРОВ: Ну, я не знаю, у нас, по-моему, сейчас есть для театров, только есть "Маска золотая", которую мы не имеем и нас даже ни разу не выставляли на нее…

И. ЦВЕЙ: А почему?

А. ПЕТРОВ: Я не могу ответить на этот вопрос.

И. ЦВЕЙ: А Вы подавали какие-то?

А. ПЕТРОВ: Нет, мы не подавали. Ну, я не знаю, понимаете, дело в том, что мы к этому, честно говоря, совершенно не стремимся. Нам важно, чтобы мы сами знали, какого уровня достигли, и чего нам не хватает, и работали в этом направлении. Мы хотели создать несколько направлений репертуара, сохранить классику, но в том виде, в котором бы сегодняшний зритель мог бы ее наилучшим образом прочувствовать, ощутить и воспринимать. И в наших работах с классическим репертуаром, это видно. Каждый спектакль, но по-разному.

И. ЦВЕЙ: Назовите, пожалуйста, конкретно, какие спектакли.

А. ПЕТРОВ: Ну, например, последняя премьера театра – это балет "Эсмеральда", который создан на основе хореографии Перро. Потом с вкраплениями Петипа. Но практически мне пришлось его там 50% сделать заново. Потому что сегодняшний зритель требовал уже другого прочтения этой вещи, другого ритма, других подходов к этой вещи, в том числе пришлось новую совершенно музыкальную редакцию делать. Потому что, к сожалению, во времена того, как Перро ставил, там очень много разных было композиторов, которые прикладывали руку. И иногда даже из одного спектакля в другой вариации переходили, приезжала балерина в Петербург из Москвы со своими нотами и со своим костюмом. Понимаете, и это было совершенно чужеродное явление. Но, тем не менее, она танцевала. И это была принято, пока все-таки вот такие деятели крупнейшие наши, как Петипа, боровшийся, конечно, с этим Горский, боровшийся за целостность спектакля, за его художественное единство, привели нас уже к сегодняшнему дню, пониманию этих вещей. И что можно еще сказать. Вы говорите Большой театр… Большой театр был поставлен в такие условия, после уже революции, когда он… Сначала ведь его хотели совершено закрыть. И был уже подготовлен указ о его закрытии, И, в общем, это не состоялось. Наоборот, вместо того, чтобы его закрыть, ему дали дров, и дали бархат на занавес. Это был указ Ленина знаменитый. Он часто использовался раньше в прессе. И Большой театр стал нужен. Классика повернулась как-то, и оказалось, что самому простому зрителю, который сидел в шинелях, и стряхивал махорку с ярусов, что ему тоже нужно что-то прекрасное видеть, что-то красивое. Понимаете, ведь балет – это одно из тех искусств, к которому можно отнести музыку, поэзию, который может говорить о самых высоких чувствах. О самых таких возвышенных вещах, понимаете.

И. ЦВЕЙ: Скажите, ну, мы говорили о классическом стиле сейчас. Наверное, понятно, и нашим слушателям в первую очередь. Вот есть такая обывательская терминология, это классический балет и современный балет. Что означает в Вашем театре современный балет? Что это значит? Что это за стиль? Какие спектакли?

А. ПЕТРОВ: Вы как раз затронули вопрос о втором направлении нашей работы. Когда мы пытаемся создать современные спектакли. Ну, что значит современные спектакли? Во-первых, это должна быть написана новая музыка современным композитором.

И. ЦВЕЙ: А какие композиторы с Вами работают?

А. ПЕТРОВ: Ну, с нами работал Тихон Николаевич Хренников. Он написал "Наполеон" для нас. Тема, мне кажется, очень такая была интересная. Она и сейчас, я думаю, интересна во многих смыслах. Тогда в 95-м году она была просто экзотическая немножко. Сейчас она ближе к каким-то политическим ситуациям. Но дело в том, что мы применяли там, по лексике, как классическую хореографию, так и более современную пластику, т.е. там танцевали и босяком артисты, так далее. Но мы поняли, что приучать зрителя к современному танцу на такой большой сцене не так просто. Зритель все-таки у нас любит классику. И мы тогда начали это делать постепенно. Вот немножко в этом спектакле, немножко в следующем спектакле, допустим. Фантастические симфонии Берлиоза, еще что-то. Еще что-то. И таким образом, мы хотели двигаться, но в какой-то момент нам эту линию даже немножко оборвали, я бы даже сказал. Потому что сказали: нет, давайте, одну классику. Вот это надежно. Вот это надежное. Зрителя полно, у Вас аншлаги, 6 000 приходят. Это три театра Большого театра три спектакля, и давайте, вот это очень хорошо. Зрителю нравится. И у Вас это получается. Но, мы, конечно, не можем без этого жить. Поэтому все время пытаемся что-то сделать. Мы пробовали вот это в малых формах как-то сделать. Пытались сделать на верхней сцене Кремлевского дворца. И так это все и заглохло, потому что сейчас как бы это все не актуально там на верхней сцене работать. Надо искать какой-то зал в Москве, что мы пытаемся делать.

И. ЦВЕЙ: Т.е. Вы хотите отдельный театр, скажем так.

А. ПЕТРОВ: Ну, хотя бы филиал, какую-то маленькую сцену. Для того чтобы показывать какие-то современные спектакли. Все-таки современные спектакли – это довольно большой эксперимент.

И. ЦВЕЙ: Мне кажется, особенно в Москве, эта ниша совершенно пустует. Т.е. вот есть Большой театр и как бы и все. Есть какие-то современные…

А. ПЕТРОВ: Нет, почему. Сейчас, во-первых, идет фестиваль "Территория", там много очень современных спектаклей. Ведь дело в том, что весь 20 век современный танец развивался параллельно, но не у нас, а за рубежом в Америке, в Европе, параллельно с классическим балетом развивался совре6менный балет. И сейчас у них есть своя методика, свои принципы построения. И многие современные хореографы этим владеют, западные хореографы. Мы не владеем. Потому что наша школа, система классического танца, на сегодня у нас предметы эти очень редко встречаются в наших академиях. Т.е. у нас есть, допустим, джаз танец, но нет современного танца ни в каком виде. А их уже много течений различных, с серьезными очень подходами, с методикой своей и т.д. Вот это наш пробел, который, безусловно, надо восполнять. Это, конечно, требует затрат. Потому что надо пригласить западных профессионалов в модерн балете, которые бы нашим артистам дали полное представление, что это такое. И тогда они выйдут из училища, академии уже полностью подкованными. Подкованными и в классическом, который у нас сохраняется на высоком уровне образования классического балета. Ну и выйдут уже подкованными и в этой области. А будущее все-таки я убежден за сочетанием вот этих вещей. Потому что классический балет – это не изобретение России. Классический балет пришел к нам из Италии и Франции, и благодаря таланту русских он стал балетом во многом русским, во многом мировой балетной державой стала Россия. И я думаю, что сейчас такая прививка вот этого современного балета к классике, она дала бы очень интересные результаты, и в дальнейшем и выход на какие-то совсем интересные формы хореографии.

И. ЦВЕЙ: Андрей Борисович, ну понятно, Вы только что говорили, для того, чтобы это как-то возрождать, ставить спектакли новые, совмещать, для этого нужны средства. Если для такого балета, как, ну, понятно, что больше мы не будем говорить о Большом театре, с ним уже все понятно, вот давайте поговорим конкретно о Вашем. Есть ли какие-то спонсоры, есть ли какие-то меценаты, которые поддерживают Кремлевский балет?

А. ПЕТРОВ: Да, у нас, конечно, есть спонсоры. Но я должен сказать, что то, о чем мы сейчас говорили относительно создания кафедры хореографии, это касается именно поддержки наших академий в Москве и в Петербурге. Финансовой поддержки наших академий. Вот для того, чтобы там это создать, им нужны деньги. А нам для постановки спектаклей, для пропаганды, и конечно, для рекламы. Потому что очень много сейчас уходит на рекламу. И рекламировать очень тяжело наши спектакли. Поэтому, может быть, многие и не знают, когда приходят в Кремлевский дворец и думают, что это спектакли Большого театра. Хотя мы действительно сейчас в период ремонта Большого театра даем им возможность 4 дня выступать. Два обычно бывает, это две оперы, и два балета. Чтобы поддержать Большой театр, пока он ремонтируется. Но все равно, о нас мало знают. Нам дают хорошие, нормальные деньги, не смотря на то, что сделать на нашу громадную сцену спектакль стоит дорого, нам управление делами президента, которое нами руководит, оно дает нам эти средства. Мы каждый год выпускаем, а в этом году, наверное, в этом сезоне, наверное, даже 2 раза будем выпускать спектакли. Поэтому это можно сказать только спасибо, что мы имеем эту возможность. И Кремлевский дворец нам в этом тоже помогает. Но, конечно, вот осилить, допустим, рекламу, мы не в состоянии. Кроме афиш, не больших вот эти баннеров, растяжек, а просто афиш, расклеенных по городу, мы, к сожалению, почти не можем ничего в этом плане сделать.

И. ЦВЕЙ: Ну, это, все-таки, дает какие- результаты? Зрительский зал наполняется или не очень?

А. ПЕТРОВ: Ну, наш зал вообще очень неплохо на балетах наполняется. Особенно в периоды, когда ну действительно бывают такие театральные периоды, это зима, и до весны. Начиная с мая уже, конечно, начинается отток зрителей, все уезжаю на дачи. Потому что наш зритель сейчас, в основном, раньше, если это были иностранцы, мифические туристы, сейчас их уже давно нет. В основном идут наши москвичи, кто в области живет, приезжают на автобусах большим и группами. В основном это Москва и Московская область.

И. ЦВЕЙ: Вы знаете, я летом буквально, по-моему, это был август, я гуляла в саду Эрмитаж, и там увидела афишу, что Вы там выступает Кремлевский балет. И я видела, что там стояло очень много людей, хотя это было лето. И, по-моему, зал был полон, насколько я поняла. Потому что мы были с друзьями, мы даже захотели пойти, я билетов не купила.

А. ПЕТРОВ: Нет, Вы знаете, там, в основном, выступает Имперский балет. И там они действительно, там небольшой зал. И там еще другие коллективы. В этом году даже там был фестиваль очень неплохой.

И. ЦВЕЙ: Да, это был фестиваль балета.

А. ПЕТРОВ: И летом очень хорошо там они проходили. Дело все в том, что у нас летом уже несколько лет проводится ремонт кремлевского дворца. На 5 месяцев мы вынуждены закрываться летом. С мая по октябрь.

И. ЦВЕЙ: Вы гастролируете в это время?

А. ПЕТРОВ: Мы гастролируем, мы готовим новые спектакли, пользуемся вот этим промежутком времени для того, чтобы, мы довольно много гастролируем. И нас с удовольствием приглашают. Совершенно разные страны и Европа, и Азия, мы везде бываем. Но вот этот период, если бы, конечно, мы выступали во Дворце, я думаю, это был бы, конечно, востребованный период. Потому что где-то, начиная с июля месяца, когда уже все на дачах подустали…

И. ЦВЕЙ: Ну, да, собрали весь урожай.

А. ПЕТРОВ: Все уже тянутся…

И. ЦВЕЙ: К прекрасному.

А. ПЕТРОВ: Обратно в театр. И обычно июль-август всегда хорошо ходит зритель. Но мы в этот период не выступаем, пока не закончится наш ремонт.

И. ЦВЕЙ: Скажите, пожалуйста, чем Вы открываете свой новый сезон? Вообще когда он открывается? Какие спектакли в этом сезоне? Какие новые спектакли? Какие старые?

А. ПЕТРОВ: В этом сезоне мы уже открылись 7-го числа двумя спектаклями…

И. ЦВЕЙ: С чем Вас поздравляю.

А. ПЕТРОВ: Да, двумя спектаклями. Утром была "Эсмеральда", наша последняя премьера. И вечером "Лебединое озеро". И теперь 19-го у нас премьера, первое исполнение вот спектакля балета "Корсар" в постановке Юрия Николаевича Григоровича. И это наша первая премьера в этом сезоне. А после этого мы начнем работу. И за 2 месяца должны успеть. И после Нового года выпустить еще одну премьеру это балет на музыку Моцарта и Россини, балет "Фигаро". Это я уже ставлю. Это будет вторая премьера. А потом уже сразу на следующий день после премьеры у нас начнутся большие разъезды. Я имею в виду, на месяц в Китай мы уезжаем сразу в середине января после премьеры. Потом у нас Испания планируется, планируется Южная Америка, это все большие довольно поездки.

И. ЦВЕЙ: У Вас вообще большая труппа?

А. ПЕТРОВ: У нас сейчас около 80 человек.

И. ЦВЕЙ: Ну, это немало.

А. ПЕТРОВ: Я считаю, что больше труппу, может быть, даже в каком-то смысле не нужно иметь. Потому что, да, у них нагрузка очень большая, потому что если по масштабу спектакль, как Большого театра. Но они там отработали первый акт и ушли домой. А второй отработали другие, то у нас они работают все три акта, это способствует и поддержанию и формы всех в хорошей форме. И вообще интенсивная работа, я считаю, всегда полезна артистам.

И. ЦВЕЙ: Андрей Борисович, ну, вот сейчас нас слушают очень много людей, наших слушателей "Эхо Москвы". Вам такое слово, на что бы Вы хотели пригласить особенно, ну, я понимаю, что на все спектакли, наверное, Вашего театра. Но какие спектакли в самое ближайшее время все-таки состоятся. Может быть, числа Вы назовете, какие конкретно спектакли это будут? И что их ждет? Все-таки классическая форма, классический стиль, современный танец, такой смешанный стиль? Что их ждет? И куда, кстати, прийти и купить билеты? Это просто билетные кассы, которые у нас стоят на улице, или это в Кремлевский дворец просто надо прийти?

А. ПЕТРОВ: Значит, на первый вопрос с удовольствием я отвечу. Потому что для нас, конечно, все эти годы, и трудные, и более удачные годы нас поддерживал зритель. Своим приходом в этот громадный зал. И те аншлаги, которые у нас бывают, и в прошлом году их у нас было достаточно много, они, конечно, поддерживают нас в том, что мы в правильном направлении как-то движемся. И это полугодие у нас как-то посвящено больше классическому балету. Премьера "Корсара" 19-го, 23-го у нас октября "Щелкунчик", 12 ноября будет "Эсмеральда". Потом мы дадим 3 спектакля в декабре на сцене театра Станиславского и Немировича-Данченко. Это будет наш совместный проект, который мы делаем с Андрисом Лиепой под названием "Возрождение русских сезонов".

И. ЦВЕЙ: Кстати, там такой красивый театр, просто необыкновенно.

А. ПЕТРОВ: Да, после ремонта…

И. ЦВЕЙ: Да, после ремонта просто необыкновенный театр.

А. ПЕТРОВ: Замечательный театр. И там мы дадим два вечера этих балетов Фокина, и Брониславы Нежинской "Болеро" там будет. И, кроме того, еще будет вечер Николая Цискаридзе, в котором мы участвуем. Очень рады, что он порадует нас в балете "Послеполуденный отдых фавна". И после этого в новом сезоне уже после елок сразу кремлевских, 18-го января "Фигаро". Это уже, конечно, другой спектакль, это не классика. Но это классика вместе с современными какими-то элементами, т.е. это современный спектакль.

И. ЦВЕЙ: Где можно купить билеты?

А. ПЕТРОВ: Билеты очень просто. Продаются в наших кассах, и всегда можно купить в кассах Кремлевского дворца. Продаются они и в кассах в городе. Но иногда их трудно достать в городе, но всегда можно купить в наших кассах Кремлевского дворца у Кутафьей башни.

И. ЦВЕЙ: Спасибо большое. Я напоминаю, что в гостях у нас был Андрей Борисович Петров. Это народный артист России, профессор кафедры хореографии и балетоведения Московской государственной академии хореографии, художественный руководитель театра "Кремлевский балет", академик. Вы знаете, мне бы хотелось пожелать Вашему балету и Вам лично, чтобы, конечно, марка вообще российского балета, она не только была в рамках Большого театра, а то, чтобы Кремлевский балет, как можно больше набирал сил, как можно больше наших слушателей, поскольку мы сейчас в эфире "Эхо Москвы", приходили на Ваши спектакли, и понимали, что балет жив в любых его направлениях, в классических, в современном, и что есть действительно замечательный балет – Кремлевский балет. Я Вам желаю удачи. Я Вам желаю всего самого хорошего. И здоровья Вам и Вашей труппе. Чтоб Вы радовали нас как можно дольше. У микрофона была Ирина Цвей.

А. ПЕТРОВ: Спасибо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25873
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 29, 2007 6:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007103211
Тема| Балет, БТ, Корсар,
Авторы| Александр Фирер
Заголовок| Корсары вернулись в Большой
Где опубликовано| Музыкальная жизнь 10/2007, сс. 6-7
Дата публикации| 200710
Ссылка|
Аннотация|

На Новой сцене Большой театр показал премьеру трехактного балета «Корсар» в хореографии Мариуса Петипа и в постановке Юрия Бурлаки и Алексея Ратманского. Музыка Адольфа Адана со вставками фрагментов из произведений еще шести композиторов. Концепция музыкальной драматургии предложена знатоком старины Бурлакой, новая хореография сочинена блестящим стилизатором Ратманским. «В спектакле — 60 минут чистого Пети-па, 20 минут Ратманского и плюс пантомима по Петипа», — так комментируют свое возобновление постановщики.

Балет «Корсар», поставленный Жоржем Мазилье по поэме Байрона в 1856 году во Франции, пустился в кругосветное плавание, и первой остановкой стал Санкт-Петербург. Тут Жюль Перро, а затем Мариус Петипа с удовольствием приняли спектакль и приукрасили его. Такой старинный балет и решили возродить Ратманский и Бурлака, изящно доделав утраченные танцы, детали и переработав пантомиму, чтобы она не выглядела чрезмерно старомодной. В Москве сегодня нет других столь тонких и глубоких специалистов. Работа проделана масштабная и серьезная, поистине научное исследование: со всей скрупулезностью расшифровывалась хореографическая нотация, хранящаяся в Гарвардском университете, оригинальная партитура была добыта из архивов Парижской оперы, эскизы костюмов представила Петербургская театральная библиотека, изучен архив Петипа, переписка, фото, воспоминания современников, газетные публикации. Но нужно было преодолеть и более серьезные рифы. Как и с кораблем в этом балете, с хореографией тоже произошло «кораблекрушение», многие сокровища исчезли. К тому же изменилась психофизика современных артистов, сегодня — другая актерская манера, иная подача танца. Постановщики стилизовали балет под старину, и исполнять его надо именно так. В этом и есть главная трудность для артистов. Почти полвека львиная доля балетной классики в Большом шла в редакциях Юрия Григоровича. Он подавал ее осовремененной, с энергичным напором, а порой и спортивно. Зато мало внимания уделялось богатству пластических нюансов старинной хореографии, изяществу, работе корпуса, координации, балеринской женственности. И зачастую танцовщики скатывались до «классической физкультуры». Сегодняшние артисты нередко выступают против появления современного репертуара в Большом и ратуют за классику. Однако они имеют весьма упрощенное представление о ней, а потому, столкнувшись с «Корсаром», даже некоторые ведущие солисты неожиданно растерялись.

Сам же спектакль бесспорно интересный, динамичный с россыпью характеров и танцев. Дансантное пиршество «Корсара» можно сравнить с многоликой поэтичностью морского прибоя. Гордой стихии моря здесь созвучно необозримое дыхание классического танца: и величавые движения бунтарки Медоры, и грациозные па цветов-танцовщиц «Оживленного сада». Море — главный персонаж балета. А парус под вольным ветром символизирует свободу. Перипетии балета повествуют о похищении корсаром Конрадом возлюбленной гречанки Медоры. Спектакль заканчивается «хэппи эндом». Красочные костюмы, большие, эффектные пачки Тут и восточный базар, и дворец с бьющими фонтанами, и таинственный грот, и танец Маленького корсара с криком «На абордаж», танцы с веерами и ударная сцена «Оживленный сад» с 70 артистами, клумбами и гирляндами, буря и кораблекрушение с вздымающимися гребнями волн, с громом, молнией и огромным кораблем, раскалывающимся пополам. Это заставило вспомнить о временах волшебника сценических чудес в Большом Карла Вальца.

Центр балета — прима-балерина. Танцев много, и она просто не уходит со сцены. На премьере Медору исполнила Светлана Захарова. Балерина «узнаваема». И кто видел ее в «Дочери фараона», бесспорно, найдет сходство Медоры с ее Аспиччией. Технику же Захарова облегчает. Тем не менее ее линий, красивых ног и стоп, а также ее актерского диапазона как раз хватает для этой роли. И, безусловно, она царит над всем ее окружением. Другая Медора Светлана Лунькина танцует более естественно и осмысленно. Ее исполнение едино по форме и не распадается на танец и игру или на отдельные вариации. В сцене «Оживленный сад» она покоряет особым изяществом. Третья Медора — Мария Александрова, самая динамичная и убедительная. Все три акта она проводит без срывов, отлично справляясь с этой сложной, насыщенной танцами партией. Азартно, с элементами трюкачества танцует Конрада Денис Матвиенко. Но лучшим исполнителем этой роли надо признать Николая Цискаридзе. Партия ему подходит. Он прекрасно смотрится в костюмах, выполненных по старинным эскизам. Стильно танцует и отличается ясностью жеста в игровых эпизодах. Украсили спектакль в танце корсаров Анна Ребецкая и Андрей Меркурьев. Образ Бирбанто, созданный Меркурьевым, по масштабу если не превосходит, то равен главному персонажу. А вот у Рината Арифулина эта роль не получилась. В пантомимных ролях Исаака Ланкедема и Зюльмы ярко выступили Геннадий Янин и Ирина Зиброва. В па де де рабов виртуозен Иван Васильев, хорош и Андрей Болотин. К сожалению, в спектакле нет идеальной Рабыни. В партии Гюльнары техничны Анастасия Яценко и Екатерина Шипулина. Со сложнейшей вариацией одалиски играючи справляется только Наталия Осипова...

Этому многолюдному спектаклю на Новой сцене тесновато, но со временем, перебравшись в реконструированный Большой, он, очевидно, поплывет на всех парусах.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 03, 2008 12:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007103212
Тема| Балет, труппа классического балета Метрополитан из Арлингтона, Персоналии, Марианна Рыжкина (БТ), Ольга Павлова и др.
Авторы| Ирина Берман
Заголовок| КОГДА ОЖИВАЮТ ЛЕГЕНДЫ
Где опубликовано| Газета "Наш Техас" № 196
Дата публикации| 2007 10 12
Ссылка| http://www.ourtx.com/?a=2471&print=1
Аннотация|

Балет «Кармен-сюита», поставленный на сцене Большого театра 40 лет назад, давно превратился в легенду. Причем легендарным балет стал еще до того как 20 апреля 1967 года состоялась его премьера.
Шутка ли, Родион Щедрин посмел вольно обойтись с музыкой всемирно известной оперы Жоржа Бизе, переложив её исключительно для струнных и ударных, и на партитуре нового балета написать «Бизе-Щедрин». На святой сцене Большого театра, привыкшей к порханию лебедей и фей, задумали образ абсолютно земной женщины да еще и, мягко говоря, не совсем целомудренного поведения.

Кубинский хореограф Альберто Алонсо ставил свой балет специально для Майи Плисецкой, рассчитывая на ее темперамент, царственность, необыкновенный артистизм. Многие считают, что вызывающе изогнутый стан Плисецкой, вставшей на полную ступню и дерзко вонзившей носок пуанта в сцену, и стал началом советской сексуальной революции. Ведь не зря на репетиции балета "Кармен-сюита" постоянно приходили люди из органов и настаивали на том, чтобы спектакль не был слишком страстным и откровенным.



«Когда я дотрагивалась ногой до ноги Тореро в «Кармен», все говорили, что это порнография», - вспоминает Майя Михайловна.

После прогона премьеру пытались запретить, спасла положение Екатерина Фурцева, тепло относившаяся к Майе Плисецкой. Хотя и она попрекала балерину тем, что та сделала "женщину легкого поведения из героини испанского народа". Сыграло свою положительную роль происхождение хореографа – в то время было модно все, связанное с островом Свободы.

Альберто Алонсо в своем 45-минутном балете поставил танцовщикам каждый жест, даже взгляд. Красно-черная Севилья Бориса Мессерера, костюмы исполнителей прекрасно передавали весь дух спектакля. Вызывающе сексуальная, провокационно раскованная испанская табачница вышла на сцену и произвела фурор. Когда же несколькими годами позже Александр Годунов стал партнером Плисецкой-Кармен, танцуя Хозе, – их танец врезался в память советских балетоманов навсегда.



Всем последующим исполнителям приходилось постоянно соперничать с раз и навсегда созданными эталонами. Особенно трудно приходилось Карменситам. Ведь с тех пор все точно знают, какая была работница севильской табачной фабрики – страстная, женственная и дерзкая одновременно, вибрирущая эмоциями, которые бьют наповал. Если балерина не дотягивала (а попробуй дотяни), то критики писали, что исполнительницу Кармен «надо бы подогреть градусов на 20-30». Плисецкой было 42 года, когда она впервые станцевала свою Кармен. Многие балерины в этом возрасте уходят на пенсию. Майя Михайловна с триумфом танцевала Кармен еще 20 лет и покоряла своим танцем зрителей всего мира.



В 2005 году в честь юбилея Плисецкой в Москву приехал 88-летний Альберто Алонсо, чтобы возобновить постановку «Кармен-сюиты» в Большом театре. В присутствии юбилярши Кармен танцевала Светлана Захарова.

Можно пытаться скопировать Кармен Плисецкой, можно станцевать свою Кармен, изменив акценты. Важно, как говорит сама Плисецкая, чтобы «каждое движение - смысл, каждое движение - "почему-то"... Тогда это роль».

Российская балетная школа отличается, прежде всего, именно созданием ролей на балетной сцене, а не голой техникой и калейдоскопом красивых па. Надеюсь, что 26 октября все, кто придет в Cullen Theater, Wortam Center на премьеру балета «Кармен-сюита» в Хьюстоне, смогут в этом убедиться.

В этот вечер труппа классического балета Метрополитан из Арлингтона, о которой наша газета неоднократно писала, выступит в главном оперном и балетном театре Хьюстона - Wortham Center с тремя одноактными балетами: «Па-де-катр», «Бонжур, Брель» и «Кармен-сюита».

Само название «Па-де-катр» в балете означает танец для четырех исполнителей. Балетмейстер Жюль Перро поставил его на музыку Пуни в честь английской королевы Виктории. Премьера состоялась 12 июля 1845 года в Лондоне. В этот вечер танцевали четыре великих балерины 19-го века: Мария Тальони, Фани Черрито, Карлотта Гризи, Люсиль Гран. В исполнении балета Метрополитан вы увидете ностальгическую зарисовку о четырех прославленных балеринах романтического балета. Четыре судьбы. Четыре темперамента. В исполнении заслуженной артистки России, солистки Большого театра Марианны Рыжкиной, Ольги Павловой - солистки труппы «Московский классический балет» и Метрополитан балет в Арлингтоне, солистки балета Марины Гошко и балерины Сары Марр.



Второе отделение переносит зрителей в другую эпоху. Балет Эдди Тюссо, поставленный под песни знаменитого бельгийского шансонье Бреля – это кусочки жизни Европы 60-х годов 20-го века. Поэт, музыкант и исполнитель Жак Брель сочинял свои песни-баллады о недостатках и добродетели всего человечества в целом. Многие песни названы именами их героев и героинь: «Madeleine», «Rosa», «Jef», «La Fanette», «Marike», «Fernand», «Mathilde»... Об этом и балет, который впервые был показан в Монреале в 1998 году. В 2002 г. Александр Ветров (художественный руководитель классического балета Метрополитан, народный артист России) станцевал его с Ольгой Павловой в Новой опере в Москве. Их танец был очень тепло встречен московскими критиками и искушенными балетными зрителями столицы. 26 октября в Хьюстоне Ольга Павлова будет танцевать с солистом балета Евгением Анфиногеновым.

«...Песня – это аспирин, – писал Жак Брель. - Если на протяжении звучания песни люди забывают обо всем, значит, аспирин действует». Какое же действие возымеют его песни вместе с вдохновенным танцем? Дорогие читатели, такое нельзя пропустить.

И, наконец, в третьем отделении зрители увидят «Кармен-сюиту». Декорация и освещение абсолютно анaлогичны оригинальной постановке. Костюмы будут привезены из Большого театра. В роли Кармен танцует Марианна Рыжкина, Хозе – солист балета Андрей Приходько. Мне довелось видеть постановку Александра Ветрова, в которой вместе с Марианной Рыжкиной он сам танцевал Хозе. Это было великолепно.



А теперь, отвлекаясь от балетной темы, хочется отметить, что в этом году исполняется 200 лет со дня установления дипломатических отношений между Россией и Соединенными Штатами Америки. А так как в области балета Россия, по-прежнему, впереди планеты всей, то юбилей надо праздновать в балете, тем более, что спектаклю «Кармен –сюита» в этом году исполняется 40 лет.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июн 16, 2020 12:07 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12130

СообщениеДобавлено: Вт Янв 13, 2009 3:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007103213
Тема| Балет, Книги, Персоналии, М. Плисецкая
Авторы| Елена Фанайлова
Заголовок| «Сердитые заметки». Майя Плисецкая вспоминает
Где опубликовано| Радио «Свобода»
Дата публикации| 9.10.07
Ссылка| http://www.svobodanews.ru/Article/2007/10/09/20071009161809077.html
Аннотация|

Майя Плисецкая на презентации своей новой книги

Майя Плисецкая представила в Москве новую автобиографическую книгу. Книга Майи Михайловны называется «Тринадцать лет спустя» и имеет подзаголовок «Сердитые заметки в тринадцати главах». Тринадцать лет назад она выпустила книгу «Я, Майя Плисецкая». Теперь появилось продолжение.

«Трудно было писать, потому что надо было писать складно, грамотно, интересно, — говорит Майя Плисецкая. — Пошло дело, поскольку у нас было очень много поездок. У Родиона Константиновича была масса концертов, его творческих вечеров, просто выступлений. Везде, во всех странах мира его концерты, и я с ним ездила. Писала в самолете, в машине… Хотя в машине бывало так, что просто потом сама не разберу, что я написала. В общем, у меня на это ушло полтора года. И я рассказала в этой книге все, что было после 1993 года. Балетный конкурс "Майя", международный балетный конкурс в Петербурге, который был в 1994 года, — с него началась эта моя книжка».

После балетного конкурса «Майя» следует глава о работе с Морисом Бежаром в год ее юбилея. Плисецкая до сих пор выходит на сцену в его постановке 1994 года: «Танцую с превеликим удовольствием "Аве Майя", который Бежар ставил, "Аве Марию". И могу сказать с радостью, не то что похвалиться, но с радостью, что сейчас в Испании, в оперном театре, я станцевала лучше, чем в Москве на моем юбилее. И вот это для меня бальзам. И успех был громаден, и пришел принц Бурбон, все по-настоящему».

Подзаголовок книги Плисецкой «сердитые заметки» отвечает действительности: еще в первой автобиографии острая на язык великая балерина задела немало коллег и родственные чувства Мессереров. Но она не намерена меняться: «Я писала, как было. Понравится, не понравится… Я понимаю, что это может очень не понравиться, а кому-то очень понравится. Но я писала точно, как было. Все, что тут написано, так же как и в первой книге, абсолютная правда», — говорит Майя Плисецкая.

Во второй книге достается на орехи Гедиминасу Таранде, который в коммерческих целях пользуется именем Плисецкой. И подробно описывается раздутый «Московским комсомольцем» скандал с появлением молодой балерины из Израиля, выдающей себя за дочь Плисецкой (в результате газета все-таки принесла публичные извинения Майе Михайловне). Плисецкая, которая самой любимой своей героиней считает Кармен (однажды балерина ответила Екатерине Фурцевой, что Кармен умрет только вместе с нею), осаживает на презентации книги ретивых любителей «желтизны».
Журналист: — Вы когда-нибудь бы согласились выступать на частной вечеринке, перед узким кругом людей? И вообще, были ли у вас когда-нибудь такие предложения?

Майя Плисецкая: — Не было ни предложений, ни желания. И вообще, я себя не вижу в такой роли.

Журналист: — А как вы относитесь к современной ситуации?

Майя Плисецкая: — А это ведь кто как хочет. Понимаете, что значит относиться? Почему надо свое отношение переносить на кого-то или на что-то? Мир свободный, делают, что хотят. И влиять не надо.

Журналист: — Майя Михайловна, еще один вопрос. А наши советские вожди, они рвались именно к балеринам, чтобы иметь личные знакомства. Как вы вообще, в принципе, относились к тому, что лидеры, представители ЦК рвались, можно сказать, в ваши объятия?

Майя Плисецкая: — Вы знаете, я вам должна сказать, это делали Романовы, а вовсе не современные вожди. Они никуда не рвались, они за свои кресла боялись, за свои жизни ежесекундно. Им не до этого было. Такое вот понятие, балерины… Я даже не знаю балерин, которые были бы знакомы с ними. Спутали время.

Человек, знакомый с биографией Плисецкой, знает, что в ее жизни существует только один мужчина. Презентация книги проходила в день годовщины свадьбы Майи Плисецкой и композитора Родиона Щедрина, который, конечно же, находился рядом: «Мы каждый год эту годовщину празднуем, — говорит Родион Щедрин. — Это было 2 октября 1958 года. В первой книжке Майя Михайловна все правдиво описала, как мы пошли в загс Киевского района города Москвы, тогда это делалось тут же, нам поставили печати в паспорт. Все это она описала. Потом в гастрономе «Украина» купили бутылку водки, сыр, колбасу «Докторскую», хлеб и пошли к Лиле Брик, которая жила в нашем же доме с Василием Абгаровичем Катаняном. И вот так провели, глубоко за полночь, у них день. Вот такая у нас была свадьба. В этом году это 49-я годовщина, как мы, как говорим, друг другу еще не успели надоесть, терпим. Вот если Господь Бог будет милостив, мы, может быть, до еще более круглой даты доживем, чего бы очень хотелось. Вы знаете, одно слово "любовь" очень все определяет. Мы любим друг друга, что ж делать».

Плисецкая писала книгу, постоянно находясь рядом со Щедриным, который работает по европейским заказам. «Мы раньше только слышали, что там Моцарту, Баху — им заказывали, — говорит Майя Плисецкая. — Вот, вдохновение, он написал по вдохновению… Все ерунда! Только по заказу писали. Если за неделю не напишешь — выгоняют с работы, потому что это властелины были. И хорошо, что такая была дисциплина, они массу написали великой музыки. Вот сейчас, за последние годы Щедрин очень много написал благодаря заказам. И очень много было премьер, мы везде ездим, и я езжу с ним, и это очень интересно. Самые лучшие музыканты исполняют — знаете, как это замечательно. Все время где-то, и мы не знаем, где будем завтра. И это много уже последних лет, наверное, почти 10. В Москву домой приезжаем. В Литве мы бываем часто, тоже он там очень много пишет музыки, потому что там тишина абсолютная, ничего нет, ни заводов, ни фабрик, ни людей, ни машин, чистый воздух. Он пишет и в других местах, когда это нужно срочно. Не обязателен рояль, он пишет на столе, потому что у него в голове весь оркестр. Вот это то, что абсолютно непостижимо. Хотя мне когда-то Шостакович сказал: "Если есть мысли, то и на собачьей будке напишешь"».
Вот еще одна общая привязанность Плисецкой и Щедрина, немного неожиданная: «Мы обожаем спорт. Мы персонально поклонники футбола. Когда мы в Мюнхене, мы не пропускаем ни одного матча. Мы знаем футболистов. У меня даже в книжке есть, и в одной, и в книге Кардена, мои фото даже с футболистами — с Платини и с другими. В общем, это огромное увлечение. Я вообще люблю спорт во всех видах. Это цивилизация, в общем, не только тела. Можно думать: вот, спортсмену не надо думать. Еще как надо! На балет огромное влияние оказал спорт. Все трудности, все растяжки, шаги, какие-то пируэты в другой манере — все абсолютно идет от спорта, это прямое влияние. И мне это безумно нравится. Я вообще на футболистов смотрю как на современных гладиаторов, какие они мощные, какая техника, никогда такой не было. И Пеле сказал, что в его время такой техники не было. И я говорю, что в мое время такой техники не было, как в балете. Поскольку я максималист, мне бы еще желательно было бы, чтобы слушали музыку. Потому что очень часто техника затмевает все, и балерины не слушают музыку. Ну, это уже с точки зрения педагогики».

«Сердитые заметки» Майи Плисецкой перестают быть сердитыми, когда она говорит о тех, кто ей симпатичен, кому она благодарна: о балетмейстере Алексее Ратманском и режиссере Дмитрии Чернякове, о литовских хирургах, буквально спасших ее травмированное колено, о друзьях и помощниках. Конечно, Плисецкая продолжает быть женщиной невероятного обаяния и ума. В книжном магазине собралась целая толпа журналистов и поклонников ее таланта.

Журналистка: — Майя Михайловна, перед вами преклоняется весь мир. Балерин всегда считали такими магическими женщинами. Как вы себя чувствуете в роли такой магической женщины?
Майя Плисецкая: — Магической женщины?.. Вы знаете, разве я должна это говорить? Это должны люди говорить. А я не знаю, это всегда со стороны видней…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 12, 2010 4:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007103214
Тема| Балет, гала-концерт в Будапештской опере, Персоналии, Иван Васильев (БТ)
Авторы| Нина Попова
Заголовок| Браво, Иван!
Где опубликовано| "Российский курьер" (Будапешт)
Дата публикации| 20071004
Ссылка| http://www.kurier.hu/node/531
Аннотация|



Не так часто удаётся встретиться с большим талантом. Людей, которых природа одарила гениальными чертами, очень мало. Один из них – вундеркинд Иван Васильев. Запомните это имя, думаю, в самое короткое время он станет балетным артистом “номер один”!

В гала-концерте, прошедшем 22 сентября в Будапештской опере, Иван Васильев был, несомненно, самой яркой звездой. И жюри, и зрительские симпатии были отданы этому удивительному юноше. Зал буквально взревел, когда Иван сделал двойной пируэт в современной постановке “Режиссёр” на музыку Пьяццолы.

А как блистательно смотрелся дуэт из “Корсара”, и кто бы мог предположить, что молодые исполнители Васильев и Кичевска встретились буквально за полчаса до концерта? На мой вопрос, как такое возможно, Иван ответил просто – сплошная импровизация, и ещё по секрету добавил, что, выйдя на сцену, поскользнулся на неизвестном для себя покрытии и чуть не упал!

Нам посчастливилось познакомиться с ребятами поближе после концерта на званом ужине, которым традиционно заканчивается ежегодное мероприятие на сцене Оперы. Организаторы вечера специально оставили места за нашим столиком, и Иван Васильев вместе с хрупкой Марией Кичевска оказались рядом с нами. Увидев этого широко улыбающегося юношу, стало ясно, почему к нему так тепло все относятся. Иван – настоящий артист, и даже в жизни он шутлив и обаятелен. К нему постоянно подходили за автографами, и он приветливо всем уделял внимание.

С самой большой симпатией к нему обращались не только организаторы концерта, но и все участники. Иван - самый молодой дебютант, ему только полгода назад исполнилось 18 лет. Несмотря на это - он уже солист Большого театра. Как пошутил маститый Марио Радацовски, когда Иван подошёл чокнуться к нему с бокалом вина: “А ты уже совершеннолетний, чтобы пить?”

Иван рассказал нам, что его путь в балет начался с 4 лет, когда мама привела старшего брата записываться в студию народных танцев. Маленький Ваня посмотрел и твёрдо решил, что будет танцевать. Уже позже, когда он увидел выступление Писарева на балетной сцене, осознал, что это его призвание. За ним в балет пошёл и старший брат. Теперь оба танцуют в Москве, один - в Большом, другой - в балетной труппе у Гордеева. С мальчиками в Москву переехала и их мама. За эти годы она стала настоящей поклонницей балета и верной помощницей сыновьям.

На вопрос, как Ивана встретили в Большом, он сказал, что очень хорошо, ему нравится, все ему помогают, и там работают действительно хорошие люди. Но я думаю, что хорош именно Иван, такого светлого и обаятельного молодого человека я не встречала. С какой добротой он отзывался о своих коллегах по театру и партнёршах в танцах, об учителях и постановщиках. Оказывается, Владимир Васильев планирует сделать со своим однофамильцем постановку “Васильев для Васильева”.

Во время праздничного ужина к нему обратился известный венгерский балетмейстер Иван Марко, сказав самое важное: “Многие сегодня умеют высоко прыгать, многие умеют технично танцевать, многие пластичны и артистичны, но редко кто танцует с душой, как ты, Иван!”

Специалисты справедливо сравнивают Васильева с Барышниковым и Нуреевым, оставившими незабываемый след в искусстве мужского танца. Им на смену теперь пришёл талантливый мальчик с незаурядными способностями. Он свободно чувствует себя на сцене, танец – это его естество, жизнь, он импровизирует на сцене и дарит зрителям частичку своей души. Можно быть сто раз пластичнее и техничнее, но развернуть мастерство перед зрителем, открыть таинства балета, заставить чаще биться сердце при каждом взлёте над сценой, взмахе руки - дано не каждому. Успехов тебе в большом балете, удивительный юноша!

Чтобы быть справедливой, скажу, что мне очень понравился весь концерт. Профессионализм и тонкое чутье в подборе репертуара помогли организатору Ильдико Понгор составить незабываемую программу. Классические номера прекрасно сочетались с современными. Неожиданным было выступление китайских танцовщиков Юн Ванг и Янг Йиао. Впервые я увидела дуэт из редко исполняемого балета Дриго “Диана и Актеон” и отрывок из китайского национального балета. Корейцы выступили, как всегда, блестяще. Хио-Юнг Юн была изумительно точна и выверена, её мастерство навевает на мысли о редком трудолюбии азиатов. Поэтому, наверное, жюри отдало ей предпочтение в женской роли. Солисты Венской оперы, недавние звезды Мариинского театра Ольга Есина и Владимир Шишов, были высокомерны и не на высшем уровне. Не было азарта и вдохновения...

Аник Биссонет и Марио Радацовски были блистательны и в пародии на “Лебединое”, и в “Маленькой смерти” Килиана. Особой похвалы достойна постановка Андраша Лукача “В твоих глазах моё лицо не меняется”. На мой взгляд, это был лучший современный танец. Музыка Гласса необыкновенно сочеталась с хореографией, костюмы дополняли действие. Безостановочный бег главной героини сравним с секундной стрелкой, которая неминуемо встречается с часовой. Пять героев, пять встреч, пять расставаний, ход времени неумолим, мы приходим и уходим, а время бежит дальше...

Так же вечно прекрасное искусство – балет. Душа замирает, когда я вижу парящих танцоров, сердце бьётся в такт с большим батманом или фуэте. Как ни грустно расставание, до встречи в будущем году с новыми героями!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 16, 2020 12:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007103215
Тема| Балет, БТ, Гастроли, Лондон, Персоналии, Ратманский, осипова. Васильев. Крысанова, Аллаш, Захарова, Александрова
Автор| Майя Крылова
Заголовок| «продолжает поражать»
балет Большого театра снова побывал в Лондоне

Где опубликовано| газета "Большой театр" № 7 (2665), стр. 4
Дата публикации| 2007 октябрь
Ссылка| http://magzdb.org/num/2229939
Аннотация| ГАСТРОЛИ



Летние выступления балета Большого театра в Лондоне поддержали интерес, который возник после триумфа прошлогодних гастролей труппы. Нынешний сезон продолжался три недели. Публика оккупировала театр Coliseum даже в будние дни на дневных показах, а критики заполняли газеты рецензиями на каждое гастрольное название.

Начать выступления с восстановленного «Корсара», масштабного зрелищного опуса «под старину», – несомненно, удачный ход импресарио Виктора и Лилиан Хоххаузеров. Постановка имела большой успех, хотя английские критики, если не находят глубин в содержании либретто, не могут получить полное удовольствие от самого танца. Для них и «Корсар», и «Баядерка» – красивые реликты прошлого, в которых много роскоши и мало смысла. Но надо отдать должное лондонским коллегам – они отлично умеют видеть лес за деревьями. Что бы ни писали о самих балетах («Корсар» длинноват, «Баядерка» показана в неважной редакции), умение труппы было проанализировано до мелочей. «Корсар», например, принес лавры Светлане Захаровой и Денису Матвиенко, Светлане Лунькиной и Андрею Меркурьеву, Анастасии Яценко и Геннадию Янину. И, по мнению рецензентов, «даже такую вампуку, как «Баядерка», со схематичной Гамзатти и неправдоподобной Никией, правильный состав может превратить в поэтическую истину». Тандем Марии Александровой (Гамзатти) и Светланы Захаровой (Никия) в рамках одного спектакля позволил прессе посоревноваться в эпитетах, которые не только восхваляли прима-балерин, но по части актерской игры требовали от них, как и от Николая Цискаридзе, исполнителя партии Солора, особенно большей отдачи. Внимание критики было обращено и на балетную музыку: рецензенты восхищались «неизменно мощной игрой оркестра Большого под управлением Павла Сорокина и Павла Клиничева».

Сложнее было со «Спартаком». Пресса сочла балет Юрия Григоровича по-своему сильнодействующей, но все же устаревшей «аллегорией борьбы восставшего пролетариата против царской тирании и/или нацистов». Хотя и тут исполнительское мастерство возвысило спектакль до триумфа. «Если правильно выбран исполнитель заглавной роли, вы с восторгом записываетесь в армию восставшего народа», писали газеты. Таким исполнителем стал для лондонцев Карлос Акоста – премьер Королевского балета Великобритании, на гастролях станцевавший партию Спартака. Из российских артистов больше всех понравилась Мария Аллаш в роли «непристойно обольстительной Эгины, способная изобразить надменное презрение мельчайшими движениями своих элегантных запястий».

Было заранее понятно, что комедийный «Дон Кихот», хорошо знакомый английской публике и критике, обречен на положительные отклики. «Мы хотели фейерверка, мы его получили», писали лондонские газеты. Но успех Натальи Осиповой (Китри) и Ивана Васильева (Базиль) превзошел все ожидания. Рецензент The Times с восторгом описывал, как Осипова «влетела на сцену пулей и не останавливалась все три акта, даже чтобы перевести дыхание», и как «челюсть у зрителя отвисает в изумлении» от танца Васильева, «особенно от его отрицающих гравитацию прыжков».

Возможно, решение везти на гастроли «тройчатку» одноактных балетов было несколько рискованным: лондонская публика, как и зрители всего мира, не всегда рискует кошельком, чтобы купить билеты на малознакомые названия. Но после советского «Класс-концерта», британского «Misericordes» (на гастролях он шел под названием «Эльсинор») и американской «Комнаты наверху» англичане оценили умение труппы танцевать в совершенно разных настроениях, от виртуозного оптимизма до меланхолии. По словам критика Сары Фратер, автору «Эльсинора» Кристоферу Уилдону «пришлось бороться с русскими для того, чтобы они оставили свои аристократические замашки и танцевали психологически достоверно. Бог знает, что они сделали с собой, чтобы выполнить его просьбу танцевать, соблюдая «тишину» и «асимметрию». Как бы там ни было, принцы и лебеди ушли, а вместо них мы увидели хрупких, изменчивых, сомневающихся людей». Сам Уилдон сиял, когда после спектакля говорил мне: «Мой балет танцевали гораздо лучше, чем на премьере в Москве, я так счастлив. Прошло время, и танец был артистами «пропущен» сквозь тело и душу».

Творение Твайлы Тарп «В комнате наверху» задумано как дружеское соревнование бесстрашной гимнастики и неустрашимой классики – у кого больше драйва? Балет, показанный в Лондоне ближе к финалу гастрольного тура, требует обостренной раскрепощенности, что было трудновато после двух недель ежедневных выступлений. Тем не менее, труппа достойно скрестила модерн с пуантами, а на «Класс-концерте», показанном в тот же вечер, просто была в ударе. Спектакль начала 1960-х годов, поставленный премьером и замечательным балетным наставником Большого Асафом Мессерером, в июле восстановлен в Москве его племянником – известным педагогом танца Михаилом Мессерером. Этот бессюжетный опус демонстрирует эмоции и структуры классического танца как блистательной гармонии, поверяемой «алгеброй» ежедневного балетного класса. Именно после «Класс-концерта» звезды Королевского балета Великобритании Алина Кожокару и Йохан Кобборг восторженно говорили мне о качестве танца Большого театра. И критик Дебра Крейн была права, когда написала: «От упражнений у палки до демонстрации красоты и силы на середине сцены – все это превращено Асафом Мессерером в беззастенчиво развлекательный балетный «цирк», в котором с разгона и весело выполняются сложнейшие комбинации движений, а самые главные – с щегольством и шиком».

На программке лондонского «Светлого ручья» напечатали цитату из прошлогодней рецензии The Times – «лучший спектакль, который привозили из России за многие годы». Первый «Ручей» нынешних гастролей театр доверил Наталье Осиповой (Классическая танцовщица) и Екатерине Крысановой (Зина) – и не прогадал: двойной «мужской» saute de basque Осиповой стоил тройного tour Крысановой. Когда эти равноправные виртуозки танцевали вместе, я чувствовала себя, как оперный фанатик прошлых лет при пении Лемешева в дуэте с Козловским: не знаешь, то ли «лемешистом» становиться, то ли «козловистом». Если прибавить увлеченность всех исполнителей, становится понятной цитата из статьи Клемента Криспа: «Такое ощущение, что труппа танцевала, улыбаясь. А мы точно так же улыбались, глядя, как она танцует».

«Большой театр становится непредсказуемым, и это прекрасно. Он продолжает нас поражать», – сказала мне лондонский критик Исмена Браун. Пресса и публика сердечно приняли труппу, которую они считают одной из самых энергичных среди музыкальных театров планеты. В Лондоне сполна оценили умение худрука балета Алексея Ратманского держать баланс в афише, на которой соседствовали «советское и имперское», современное и старинное. Британцы, по их словам, наблюдали «Большой в состоянии перемен». И сделали вывод: театр «со своими потрясающими артистами, которые пробуждаются к новой хореографии, сохраняя при этом свои великолепные традиции, выглядит сейчас самой здоровой балетной труппой в мире».

Лондон–Москва
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 16, 2020 9:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007103215
Тема| Балет, БТ, Гастроли, Лондон, Персоналии, Карлос Акоста
Автор| Анна Галайда
Заголовок| настоящий Спартак
Карлос Акоста станцевал в Москве и Лондоне

Где опубликовано| газета "Большой театр" № 7 (2665), стр. 5
Дата публикации| 2007 октябрь
Ссылка| http://magzdb.org/num/2229939
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Выступление Карлоса Акосты в партии Спартака стало одной из вершин прошедшего лондонского сезона Большого театра. В этом англичане оказались солидарны с московскими критиками, месяцем раньше назвавшими дебют кубинской звезды одним из главных событий сезона.



- Чья это идея – Карлос Акоста в партии Спартака на сцене Большого театра?

- К этому проекту я сам отношусь со страстью, хотя не знаю, придется ли мне еще когда-нибудь станцевать Спартака. Эта мысль возникла у Бориса Акимова, это было уже очень давно. И из Большого театра я не раз получал подтверждения, что эта идея жива, и я очень хотел. Но нужно было выкроить целых четыре-пять недель на репетиции, а я все время был очень занят. Потом еще и закрылась ваша старая сцена, так что я решил, что это предложение умерло. Но потом переговоры возобновились. Сейчас мне уже 34 года, и я понял: если танцевать Спартака, то сейчас – он требует очень хорошей формы, потому что это очень сложная партия, в ней очень много прыжков…

- Звезды вашего уровня обычно приезжают за два-три дня до спектакля и не тратят много времени на подготовку, вы же репетировали в Москве Спартака три недели. Всегда подходите к гастролям с такой тщательностью?

- Я вообще очень быстро все учу. Когда меня пригласили в Opera de Paris танцевать «Дон Кихота» в редакции Нуреева, я на десятый день уже был на сцене. Но «Спартак» – это не «Дон Кихот» и не «Лебединое озеро». Те балеты есть в любом театре. Даже если вариации чуть-чуть отличаются, но музыка та же, история та же, идея та же. «Спартак» идет только в Большом, и мне его надо было учить от начала и до конца, начиная с не очень знакомой музыки. Я выделил на это четыре недели, но хотелось бы даже больше. В этом спектакле все завязано на главном герое, и нужно не только выстроить отношения со всеми партнерами, но найти правильный ритм. Очень важно распределить силы, потому что партия требует огромной физической энергии. Если кому-то кажется, что у меня много времени, то я боюсь, его недостаточно, чтобы справиться с этой ролью.

- Вам самому приходилось видеть «Спартака» из зрительного зала?

- Довольно давно на гастролях Большого театра в Лондоне.

- Спартак не просто отвлеченный романтический герой. Вас не пугает идеологическая начинка партии?

- Мне это очень понятно. Сегодня в мире много важных персонажей, которые приносят людям вред. Поэтому нам нужен Спартак – человек, несущий прекрасные идеалы.

- В вашем репертуаре есть не только герои, но и идеальные принцы, и отвлеченные персонажи, как в балетах Баланчина. Что ближе?

- Конечно, такие образы, как Спартак, потому что это человеческая история. Великая. О настоящем человеке и его долге. Для меня очень важно, что это был настоящий человек, а не выдуманный персонаж. Я буду танцевать с этой мыслью в голове.

Карлос Акоста

Родился в 1973 году на Кубе, окончил школу Национального балета Кубы, еще в годы учебы став лауреатом нескольких международных конкурсов и получив стипендию для продолжения занятий на Западе. Оставаясь солистом Национального балета Кубы, с 1991 года являлся солистом Английского национального балета, с 1993 – Балета Хьюстона, в 2003 – American Ballet Theatre. С 1998 года постоянно работает в труппе Королевского балета Великобритании.

Репертуар Акосты включает главные партии в классических балетах («Лебединое озеро», «Дон Кихот», «Баядерка», «Жизель», «Спящая красавица», «Щелкунчик»), а также в постановках Нижинской, Баланчина, Тюдора, де Валуа, Аштона, Макмиллана, Стивенсона, Килиана, Дуато, Форсайта и других.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 10, 11, 12
Страница 12 из 12

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика