Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2016-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 31, 2016 4:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123105
Тема| Балет, Astana Opera, Персоналии, Анна Антоничева, Андрей Меркурьев (БТ)
Автор| Ольга Шишанова
Заголовок| Сон в новогоднюю ночь
Где опубликовано| © газета «Новое поколение» (Казахстан)
Дата публикации| 2016-12-27
Ссылка| http://www.np.kz/cultura/20879-son-v-novogodnyuyu-noch.html
Аннотация|

Столичный театр “Астана Опера” подарил горожанам и гостям города великолепную сказку накануне Нового года - необычную театральную постановку хореографа Юрия Григоровича - балет “Спящая красавица” на музыку бессмертного композитора Петра Чайковского. Солировали в обрамлении труппы казахстанских артистов гости из Большого театра России - прима-балерина Анна Антоничева и ведущий солист БТ Андрей Меркурьев

Любители сказочных постановок считают, что ни сюжет, ни характер, ни ритм “Спящей красавицы” не могут исчерпать себя, потому “Астана Опера” ставит этот балетный спектакль неоднократно, однако зритель, приходящий вновь и вновь на эту постановку, по-новому чувствует бесконечный спор добра и зла. Действительно, сюжет этого балета многогранен, он представляет собой литературный вариант широко распространенной французской сказки Шарля Перро “Спящая красавица”, где главными сценами в балете являются появление шаловливой и в то же время грациозной принцессы Авроры, а сцена апофеоза - свадебное па-де-де последнего действия - являет собой высшую степень развития хореографии. Трогают сердце образ доброй феи Сирени, желающей счастья и блага своей крестнице, а также образ прекрасного, пылкого принца Дезире. В этих сценах воплощена свежая палитра чувств материнской заботы, любви и вдохновенные признания молодого принца. Самой яркой, праздничной и запоминающейся сценой и в музыкальном, и в балетном плане является сцена большого ансамблевого вальса. Что же касается нынешней постановки, то на этот раз Юрий Григорович скомпоновал текст композитора Мариуса Петипа, собрал его в единый сказочный спектакль с глубоким философским подтекстом - яркий, парадный, взыскующий идеальной гармонии - и создал два акта - в новом праздничном обличье.



Кстати, хореограф-постановщик Юрий Григорович, знаток и почитатель творчества знаменитого Петипа, уже готовил до этого несколько редакций “Спящей красавицы” в Большом театре, работая совместно над этим балетом с выдающимся итальянским сценографом Эцио Фриджерио, причем именно в Большом театре они сотрудничали впервые.

В то время как в “Астана Опера” костюмы и декорации также очень тщательно готовились итальянскими мастерами с учетом стиля и многих деталей либретто, и работа двух мэтров от искусства была тут уже привычной. Поэтому и для столичной постановки “Спящей красавицы” Эцио Фриджерио и художник по костюмам, обладательница премии “Оскар” Франко Скуарчапино сумели создать настоящую сказку на сцене с присущей мастерам лаконичностью и роскошью. За свет на сцене отвечал итальянец Виничо Кели.

“Сценографическая идея очень проста, - рассказал синьор Фриджерио, - мы создаем на сцене театр той эпохи, в которую разворачивается действие балета. Фактически и кулисы, и задник типичны для театра XVII века. Только тканевые расписные кулисы мы заменили настоящими. Но раз мы готовим такой большой и значительный спектакль, то и решили сделать настоящую “большую” сценографию - конструкцию, представляющую собой грандиозный дворец XVII-XVIII веков. Причем все архитектурные элементы, которые составляют сценографию, абсолютно исторические. Была придумана только их компоновка, так что это и реальный, и сказочный дворец одновременно. Задники расписывались в Италии - мне хотелось, чтобы была применена особая техника театральной живописи, которой владеют только итальянцы, два итальянца, если быть уж совсем точным”.

Жена Эцио Фриджерио, знаменитый художник Франка Скуарчапино, обладатель “Оскара” за работу в фильме “Сирано де Бержерак”, также ратовала за историческую достоверность. Так что этот спектакль получился настоящим справочником по истории костюма XVII и XVIII веков. И тому, и другому веку соответствуют свои цвета, типы отделки и даже свои исторические орнаменты.

Исторический крой соблюдался неукоснительно. Каждый шов должен был строго соответствовать эпохе. В некоторых случаях, чтобы подчеркнуть балетную фигуру и при этом не погрешить против истории, приходилось прибегать к таким маленьким хитростям, как особая раскладка ткани при раскрое, чтобы она сама, без дополнительных швов, лежала нужным образом”, - поделилась она.

Но костюмы нельзя назвать “строго историческими”, потому что они получись фантастическими, сказочными. Может, потому что в отделке Франка Скуарчапино играла с фактурами, создавая многослойные, сложные, очень материальные и одновременно легкие костюмы. Готовая отделка почти не использовалась - практически все кружево и вышивка были выполнены вручную, так что для зрителя становится настоящей феерией завершающее действо, когда на свадьбу Авроры и Дезире приходят герои волшебных сказок: принцесса Флорина и Голубая птица, Белая кошечка и Кот в сапогах, Красная шапочка и Волк, Золушка и Принц Фортюне.

К слову, напомним, что Спящая красавица проспала сто лет и потому пожила и в XVII, и в XVIII веках. Ну а сам балет “Спящая красавица”, впервые увидевший свет рампы в 1890-м, продолжает свою замечательную историю уже третье столетие подряд.


Астана
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Янв 01, 2017 11:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123201
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Марина Алексинская
Заголовок| Магический ход часов//
к юбилею Юрия Николаевича Григоровича
Где опубликовано| © газета «Завтра»
Дата публикации| 2016-12-30
Ссылка| http://zavtra.ru/blogs/magicheskij_hod_chasov
Аннотация| ЮБИЛЕЙ

Патриарх Русского балета. Герой Социалистического Труда. Главный балетмейстер Большого театра. Он сделал для России и искусства нечто, взывающее к красотам бытия и складыванию из осколков льда слова — Вечность. 2 января 2017 года Юрий Григорович отмечает 90-летие. Поздравления летят со всех концов земли, от президентов и глав правительств, от интендантов ведущих театров оперы и балета мира, от артистов и поклонников… Коллектив газеты "Завтра" присоединяется к поздравлениям и желает маэстро, достославному Юрию Николаевичу Григоровичу: "Многая и благая лета!"

…Ему 30 лет, он — артист Ленинградского театра оперы и балета имени Кирова, с пронизывающим взглядом черных глаз, высокомерием духа и несгибаемой волей. Он — Юрий Григорович, и что-то вынуждает уже в стенах театра заговорить о нем как о легенде.

Балет и легенда.

В России они повенчаны навеки. Одни утверждают, де союз сложился еще при царе Горохе, когда граф Калиостро нанес визит Ивану Перфильевичу Елагину, и обещал тому, первому директору Императорских театров, раскрыть тайну философского камня. Другие склонны увидеть знак судьбы в предании: будто бы мать зодчего Росси, автора архитектурного ансамбля, в состав которого входит здание хореографического училища, была балериной. Не вина ли тому посещение хореографического училища Александром III, — размышляют третьи, — когда тот предложил цесаревичу Ники занять место за банкетным столом рядом с очаровательной Малей Кшесинской, а на самом деле предрек: быть Русскому балету символом могущества и роскоши имперской России… Триста лет Русскому балету. А для русского человека, он — как гора Олимп для древних греков. На вершине горы, в золотом сиянье чертогов Гефеста, наслаждаясь амброзией, пируют боги и богини, а музы Талия, Мельпомена, Терпсихора ведут вокруг веселые хороводы. Гефест — бог огня и кузнечного дела, самый искусный кузнец.

Юрий Григорович выстраивает свои чертоги. Если не я, то кто похитит еще огонь с Олимпа. В герои он выбирает — художника. Данилу-мастера, уральского камнереза. Давно мечтает Данила-мастер создать малахитовую чашу, да такую, чтобы от настоящего цветка не отличить… и попадает к Хозяйке Медной горы, хранительнице тайн искусства. К сказу народных преданий "Каменный цветок" обращается Юрий Григорович. Вместе с Симоном Вирсаладзе, главным художником Кировского театра, единственным, кто допущен в стены чертогов, он уезжает из Ленинграда на Урал. Здесь, в одной из деревень, заброшенной в страну суровых гор, под завывания ветров за окном и треск догорающей в избе лучины, еще таятся, еще разлиты в колючем от хвои сосен воздухе секреты. Еще свежи здесь предания о несметных богатствах малахита и чароита, аметиста и турмалина, что для художника, избранника судьбы, могут вспыхнуть каменными садами… И здесь, конечно, еще земля дрожит от всей удали и безудержности ярмарочных гуляний, которыми прежде так славилась Россия, приправленных тоской, такой тоской семиструнной, что проливается с танцем вслед за спадающим с плеча рукавом цветастого платья цыганки…

Уральские горы — водораздел Европы и Азии.

Но и Русский балет — на грани водораздела.

По одну сторону — гордая современность. Парад советского балета после триумфальных гастролей Большого театра в Лондоне 1956 года: с Галиной Улановой в партиях, что заставили балетоманов, тешащих самолюбие воспоминанием о божественной Анне Павловой, содрогнуться и… заболеть "уланоманией". По другую — декаданс, последний писк моды. Образчики экстравагантного эпатажа и формалистических трюков, с которыми в годы заката "Русских сезонов" Дягилеву пришлось до тошноты закормить "позолоченную чернь", новую публику из буржуазных нуворишей и "левацкой", весь мир разрушающей до основанья, богемы… Но пройдет всего четыре года. И советский балет окажется на краю пропасти. Ибо драматический балет, эмблема советского балета, с Улановой возник и с Улановой уйдет со сцены. И декаданс подтолкнет советский балет к роковому концу.

"Кто заглядывает вперед, тот хозяин дня".

На скрижали академического Русского балета, как поверх древних икон, Юрий Григорович наносит орнамент из прозрений. Кантилена текучих линий, почти акварельных, стекает и смешивается со строгостью графики, проведенной углем и вдруг — вкрапленья… Экспрессия геометричности форм — это из конструктивистских экспериментов Федора Лопухова, наставника и покровителя Григоровича. Каприз излома в контурах, припудренных жеманством и приторностью женственности — это из достояния "Русских сезонов" от Михаила Фокина… Каждый штрих умозрения в пластике доводится до запредельного совершенства. И растворяется, как в маринаде, в пафосе державности, чуть лакируется с ума сводящими по элегантности и изысканности манерами — это от Мариуса Петипа: учитель Григоровича — Владимир Иванович Пономарев был ассистентом "царя Русского балета"…

"Тут не одно воспоминанье, — сказал бы поэт. — Тут жизнь заговорила вновь"…

1957 год, апрель.

Сам воздух вокруг Кировского театра в зарницах приближающейся грозы. Они сжимают, берут Театральную площадь в кольцо. И вот уже перед парадным — такое впечатление: весь город — из желающих попасть на премьеру балета "Каменный цветок". И хотя подготовка к спектаклю шла в обстановке строжайшей секретности, кое-кто из вездесущих проныр увидел репетицию адажио Аллы Осипенко-Хозяйки Медной горы с Александром Грибовым-Данилой и вмиг разнес по городу весть о чем-то совершенно невероятном!.. На слуху: Осипенко, Колпакова, молодые талантливые танцовщицы. И хотя одна уже станцевала Одетту в "Лебедином озере", другая — Аврору в "Спящей красавице"… знаменитыми они проснутся наутро после премьеры "Каменного цветка".

"Каменный цветок" называют прорывом в искусстве хореографии. Внове соотношения сольного танца и ансамблей, внове лирика тончайших в своем психологизме вариаций и буря темперамента кордебалета, внове фиксированность поз, сошедших словно с иранской миниатюры и полотен Врубеля, внове сам дух балета… и что-то еще, что бывает, когда остаешься наедине со вдруг охватившим чувством, открываешь рассказ "Весна в Фиальте" Набокова и со страницы падает засушенный цветок мальвы… С "Каменным цветком" Юрий Григорович занимает свое отдельное место в иерархии Русского балета. Балетмейстер-новатор, он манифестирует кредо: обыкновенное делать значительным. И свою приверженность русскому миру. "Вы, русские, — подметил Метерлинк в беседе с режиссером драматического театра Суллержицким — идете в театр, чтобы жить высокими чувствами, воспринимать большие идеи, проникать вглубь жизни".

И если мир стоит на трех китах, то постулаты Юрия Григоровича:

— балет есть метод познания истины;

— музыка есть средство характеристики образа;

— метафора — основа сценографии.

Сенсационность "Каменного цветка" — всего лишь увертюра. Юрий Григорович создаст балет ХХ века. Балет-театр.

…Так получилось, что пена шампанского — осколок успеха премьеры балета "Каменный цветок" Юрия Григоровича — однажды материализовалась и упала мне прямо в руки. Мне было лет семь-восемь, и передо мной оказалась фотография: "Алла Осипенко-Хозяйка Медной горы — подпись — из балета "Каменный цветок" Григоровича". В ту пору еще загадочным образом воздействовала на меня "Незнакомка" Крамского. Репродукция картины висела на стене домика в саду, и я подолгу на нее засматривалась. Моё новое приобретение, черно-белая фотография Хозяйки Медной горы, не входила в сравнения. Я просто каменела перед сверкающей, в пайетках и каменьях, Хозяйкой, с её обольстительной надменностью в выражении лица, и той затаившейся, подкрадывающейся тенью, угрозой, что чуть моргни, и окажешься (закрывала глаза) среди "теней безмолвных, светлых и прекрасных". Музыка ведь не говорит конкретным словом, так вот и Хозяйка Медной горы, она уводила в глубины Русского балета. Тогда как сам Русский балет стал ассоциироваться с именем — Григорович.

В истории ювелирного искусства известны "Магические часы". Магия их в том состояла, что не было видимой связи между движением стрелок и потайным механизмом; стрелки, словно по волшебству, передвигались в центре прозрачного кристалла. Эти часы — эмблема Картье — появились в 1912 году, тогда как вложенный в них потайной механизм был создан шестидесятью годами ранее.

Я знаю теперь, что значит ход "Магических часов".

6 декабря 2016 года Мариинский (Кировский с 1935 по 1992) театр дал премьеру "Каменного цветка". Возобновленную версию в редакции Юрия Григоровича. За день до премьеры в доме на Петроградской стороне я встретилась… с Аллой Осипенко. Непревзойденная исполнительница Хозяйки Медной горы, балерина идеальных форм, сегодня она — эмблема "Каменного цветка". И как будто бы шестидесяти лет не прошло. В движеньях балерины — графичность "Каменного цветка"…. Мы пьем обжигающий воспоминаньями чай, на столе — цветы, фрукты; кошка Тиша, совсем с балетной грациозностью, лапой пытается извлечь из вазы виноградину … Мы говорим о Григоровиче.

"Часто можно услышать, — передаю рассказ Аллы Осипенко, — что "Каменный цветок" мой любимый спектакль. И действительно так. Этот балет принес мне столько радости, успеха даже… но не меньше и горестных минут. Во всем последующем репертуаре я уже не могла, к сожалению, дотянуться до тех высот, что были достигнуты в "Каменном цветке".

Григорович? Всего на несколько лет старше нас, солистов, а я Юру помню еще по эвакуации училища под Пермь, Молотов тогда. Он был в старших классах, и нам, мелким, казался совсем дяденькой. Ведь он тогда едва не сбежал на фронт! Лодку, на которой он с приятелем переправлялся через Каму, успели перехватить.

Да… Неуемность фантазий Григоровича просто истязала нас. Часами он мог повторять одну и ту же позу, поддержку, движенье… он добивался от нас идеального, с его точки зрения, исполнения. А ведь пластика в "Каменном" была ни на что непохожей! Абсолютно оригинальной. Но как Григорович сам показывал блестяще! Никто из нас не мог так повторить, и он, наверное, обижался. И мы сами на себя обижались… Год почти репетировали. В училище, в условиях квартиры… И так сдружились за это время! Была такая атмосфера творчества, удивительная! Такая, наверное, была лишь в мастерских эпохи Возрождения… О себе, собственном успехе никто не думал тогда. Все мысли: лишь бы спектакль получился! лишь бы спектаклем Григорович был доволен…"

Я знаю теперь, что значит премьера "Каменного цветка".

Спектакль был назначен на семь часов вечера. К театру приехала без десяти минут шесть. Сам воздух вокруг Мариинского театра — в зарницах приближающейся легенды. Они сжимают, берут Театральную площадь в кольцо. Перед парадным, действительно, весь город — из желающих попасть на премьеру. Еще раз посмотрела на часы на руке. Стрелки дернулись и… стали двигаться в разные стороны.

Рождение балета из духа музыки.

С первым звуком увертюры балета (Сергей Прокофьев — композитор) оркестр Мариинского театра взял тот обертон, возвышенность и непокорность которого — подсказка: маэстро в зале! Юрий Григорович сидел в кресле ложи дирекции, за голубой с золотой бахромой драпировкой….

Сверкнул камнями-самоцветами задник сцены. Хозяйка Медной горы ящеркой соскользнула со скалы, внеся тревогу…. И фантастически-сказочно, как это бывает в ночь на Ивана Купалу, стал раскрывать свои лепестки "Каменный цветок". Контраст из прозрачности белых ночей — адажио Катерины с Данилой-мастером, гротеска — раззудись плечо! размахнись рука! — ухаря Северьяна и почти забытой кутерьмы стихийного ярмарочного веселья: с бесчисленными лавками и лакомствами, медовухой и балаганами, калачами и каруселями, дрессированными медведями и плясками-гаданьями цыган. Внезапно мистерия оборвалась. В — мгновенье. В статуарность Хозяйки Медной горы как апофеоз триумфа.

Мне было уютно в лоне гипнотически-обволакивающего действа. Flebile dolcezza или "блаженство слез" — секрет композиторов Неаполитанской школы XVII века и Григоровича — защищало от прямого воздействия Русского балета как откровения красоты… Я долго не могла покинуть ложу. Как знать, возможно, пережила одно из наивысших — влияющее на судьбу, вне сомнения — наслаждений. Зрительный зал уже совсем опустел, только в кулуарах театра еще раздается шорох эха аплодисментов, с которыми, как с "требованием веры", публика вызывала Григоровича на сцену. Где-то на уровне люстры театра с водящими хоровод ангелами и музами овеществлялась поэзия:

Душа моя — Элизиум теней,

Что общего меж жизнью и тобою?..


P.S. На балетах Юрия Григоровича взросла моя дочь. Но что я могла ей рассказывать о значимости маэстро, если он творец "золотого века" Большого театра? Разве, мне было важно подчеркнуть, что была восхитительная плеяда артистов, которые, под летящими через оркестровую яму на сцену гвоздиками, совершали еще одно действие из поклонов и реверансов; что Григорович вернул Большому театру его сакральность, церемониал парадного спектакля. И если в романовской России такой давали в честь помазания на царство, то с Григоровичем он стал неизменной частью дипломатического протокола, спектаклем для глав зарубежных государств во время визитов в СССР. Я думала: открываю какие-то мимолетные нюансы… Минувшим летом мы побывали, наконец, на "Иване Грозном", балете Юрия Григоровича. Очень важном балете, если учесть… Еще на первом курсе МГИМО в задании "провести интервью с воображаемым персонажем", для дочери "персонажем" стал Иван Грозный, "наш Ванечка"… А прошло с тех пор уже десять лет. И вот мы — в Большом. Что-то решительно невозможное происходило в зрительном зале. Каждый выход звонарей, каждая вариация артиста, не говоря уже о сцене взятия Грозным Казани, сопровождались ревом, стоном, бурей аплодисментов. С занавесом публика вообще потеряла контроль. Свист, гомон, топот, смех, слезы… Партер был на три четверти из иностранцев, и мы стали свидетелями, как они пританцовывали между рядами кресел, обнимали друг друга, подпрыгивали… Покидая театр, еще под действием ликований, дочь произнесла: "Пока идут балеты Григоровича, будет жива Россия".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Янв 02, 2017 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123202
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Ольга Шаблинская
Заголовок| Юрий Григорович: жизнь запомнилась как нескончаемая работа, полная радости
Где опубликовано| © Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52
Дата публикации| 2016-12-28
Ссылка| http://www.aif.ru/culture/person/yuriy_grigorovich_svoyu_zhizn_ya_zapomnil_kak_odnu_neskonchaemuyu_rabotu
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

2 января всемирно знаменитый балетмейстер отпразднует 90-летие.


Юрий Григорович. © / Александр Поляков / РИА Новости

Право на правду

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Юрий Николаевич, некоторые ваши коллеги стараются жить сугубо в своём мире искусства... А вам удаётся отделить себя от политических реалий?


Юрий Григорович: Я и не пробую это делать - меня волнует, что происходит вокруг и что будет с нашим земным шаром. Особенно страшно, когда наши ценности, то, что мы наработали веками, на что жизнь положили, ставится уже даже не под сомнение, а под угрозу уничтожения. Мы всё время должны от кого-то или от чего-то защищаться, доказывать свои права на место на этой Земле, право на своё понимание жизни. Была ли когда-то ситуация простой для России? Нет, по-моему. Сегодня думаешь, что нет ничего тяжелее. Но наступает завтра - и всё вчерашнее кажется всего лишь ночным кошмаром. Уверен, что выстоим мы и сегодня.

- Часто говорят: искусство выше политики, оно объединяет народы. Но вдруг это только мечта?

- Уверен, культура действительно объединяет страны. В Японии, сколько раз ни покажи «Лебединое озеро», все билеты будут проданы. В Лондоне, сколько раз ни покажи «Спартака», то же самое. Не припомню за полвека ни одного турне, а их было около 100, чтобы наш балет не приняли. Были попытки сорвать гастроли, облить грязью в печати, устроить демонстрации перед театром. Более того, в отечественной прессе пытались дезавуировать наш успех за границей, но всё это было неправдой. Не верьте!

Проверить делом

- В прошлом нашем интервью вы сказали, что ребёнок уже во чреве матери сучит ножками. Получается, сначала было не слово, а движение... Так?

- Я считаю, что жест - и яркий, энергичный, и сдержанный, экономный - тождествен высказыванию. Жест считывается порой без звука, без слова, вне определённой среды, художественной или бытовой. Это не значит, что на сцене жест должен существовать вне музыки, ритма, литературной или смысловой основы. Если всё это подключить к жесту - получается театр. Если проигнорировать, отключить - получается так называемый современный танец. Почувствуйте разницу!

- В 1995 году из-за конфликта с Минкультуры вы ушли из Большого. Балеты Григоровича начали стремительно убирать из репертуара. Больно было, что «убивают дитя»?

- Некоторые балеты исчезали на сцене Большого театра, но восстанавливались на других сценах. «Золотой век» сразу пошёл в Краснодаре. «Иван Грозный» - в Парижской опере и в Кремлёвском балете, там же - «Ромео и Джульетта» и «Корсар», а «Каменный цветок», самый первый из моих больших балетов, спустя 50 лет возродился сразу в четырёх театрах: в Москве, Красноярске, Краснодаре и сейчас в Питере, в Мариинском. Я ставлю там, где меня о том просят, и стараюсь не поддаваться чувству обиды или обделённости. Мне гораздо интереснее проверить собственную хореографию в другом времени, а значит, в другом культурном контексте, и по­смотреть, что будет.

- Юрий Николаевич, 2 января вам 90. Не пугает такая цифра?

- К юбилеям стараюсь относиться философски. Они время от времени призывают к ответу: что сделал, что хотел бы переделать, что запомнил и зачислил в свой, как теперь модно выражаться, шорт-лист. Я не из тех, кто забывает или перечёркивает прошлое. В нём было столько высокого - высоких отношений, высокой любви, настоящего творчества. Мои дорогие учителя в Академии на улице Росси: Агриппина Ваганова, Владимир Пономарёв, Александр Пушкин.

Они помнили балеты Мариуса Петипа в их, можно сказать, чистоте и передавали нам как самое дорогое в жизни. Собственно, это и была их жизнь - при школе. Над их комнатами располагался репетиционный класс, и они слушали, угадывали по топоту десятков ног, как идёт процесс. Затем был Мариинский театр (тогда Кировский), Большой театр...

Особое ощущение родства - через Школу русского балета - дарили балетные эмигранты в Европе и Америке. Кого только не было у нас за кулисами: Вера Каралли, Бронислава Нижин­ская, Серж Лифарь, Леонид Мясин, Георгий Баланчивадзе. Они носили в себе русский балет и, когда мы приезжали, тянулись к нам. Судьба сводила меня с Игорем Стравинским, Марком Шагалом, Дмитрием Шостаковичем, Арамом Хачатуряном. Я периодически подумываю о том, как записать, зафиксировать это.

Важную роль в моей жизни сыграл художник Симон Вирсаладзе.

А из самых дорогих встреч, конечно, - с балериной Наталией Бессмертновой.

- Ваша жена и соратница...

- Меня часто просят сказать о ней что-то, а я не могу - не знаю, что нужно выделить. Это и была сама жизнь, не делимая ни на какие периоды (Наталия Бессмерт­нова была женой Григоровича с 1968 г., в 2008 г. она скончалась. - Ред.).

Жизнь - она и есть жизнь. В «Щелкунчике», «Лебедином озере», «Спящей красавице», «Жизели» с наступлением утра брезжит надежда. Не всегда можно вернуть утраченное, а точнее, и вовсе нельзя. Но что-то подобное просветлению или раскаянию на героев нисходит. Свою жизнь я запомнил как одну нескончаемую работу, полную любви и радости. Сегодня я особенно стремлюсь фиксироваться на том позитивном, что жизнь мне дала. А всё дурное, мелкое, случайное, что путалось под ногами, надо стирать и не тащить за собой в вечность.

---------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nata Blovatskaya
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 15.01.2014
Сообщения: 441
Откуда: Бишкек, Киргизия

СообщениеДобавлено: Вт Янв 03, 2017 12:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123203
Тема| Балет "Щелкунчик", Юбилей
Автор| Анна Михайлова
Заголовок| Многоликий Щелкунчик: главной зимней сказке 200 лет
Где опубликовано| © РИА Новости - МИА "Россия сегодня"
Дата публикации| 2016-12-30
Ссылка| https://ria.ru/culture/20161230/1484814390.html
Аннотация|

Многоликий Щелкунчик: главной зимней сказке 200 лет
Анна Михайлова, специально для МИА "Россия сегодня"

Самая известная новогодняя история – "Щелкунчик и мышиный король" вышла в свет в декабре 1816 года. За два столетия легендарное произведение Эрнста Теодора Амадея Гофмана превратилось в кино, мультфильм, балет и даже оперу. Кажется, ни одна театральная афиша не обходится зимой без этой сказки, на которую стремятся попасть не только дети, но и взрослые.

Сказка сказок

Свою рождественскую феерию 30-летний Гофман сочинил для детей друга, Юлиуса Хитцига. Имена первых слушателей, Мари и Фрица, увековечены на страницах этой волшебной истории, а в добром крестном Дроссельмейере легко угадывается сам автор. "Щелкунчик" был напечатан в сборнике "Детских сказок Карла-Вильгельма Саличе-Контессы, Фридриха де ла Мотт-Фуке и Э. Т. А. Гофмана".

Эта книга считается первым собранием детских романтических произведения в немецкой литературе. Хотя надо сказать, что оригинальный сюжет сказки был отнюдь не таким праздничным, каким мы привыкли воспринимать его сегодня. Перед тем, как попасть в Марципановый замок, героев Гофмана ждало множество мрачных сюжетных перипетий, из которых набрался бы полноценный материал для современного ужастика. Тем не менее, книга имела успех.

В 1818 году сказка легла в основу уже совсем недетского по смыслу произведения Эрнста Морица Арндта "Крысиный король Бирлиби". В этой короткой сказке, занимающей буквально пару страниц, нет Щелкунчика, зато детально прописан отрицательный герой – Крысиный король, которому противостоит простой немецкий крестьянин.

Куда более безобидную адаптацию сказки в 1844 году сделал Александр Дюма-отец. Французскому читателю был чужд мистицизм и мрачность немецкого романтизма, поэтому у версии Дюма больше сходства с "Тремя мушкетерами", чем с оригиналом Гофмана. Тем не менее, именно эта бравая приключенческая история послужила основой для либретто хореографа Мариуса Петипа, из которого родился великий балет Чайковского.

Балет на все времена

Премьера третьего балета Чайковского в хореографии Петипа – "Щелкунчик" – состоялась на сцене Императорского Мариинского театра в декабре 1892 года. Произведение новаторское, в первую очередь, за счет сложных музыкальных образов, далось композитору нелегко. Петипа заказал Чайковскому красивую рождественскую сказку, но перспектива сделать музыкальную "конфетку" Петра Ильича не привлекала. Отсюда уникальное сочетание сладостной праздничности и драматичной серьезности в этом балетном шедевре.

С ростом патриотизма в начале Первой мировой войны сюжет "Щелкунчика" русифицировался. Так Мари стала Машей, а Фриц, будучи отрицательным героем, по сей день носит немецкое имя. В 1919 году балет вошел в репертуар Большого театра, а с 1966-го закрепилась традиция ежегодного исполнения "Щелкунчика" 31 декабря. Именно тогда вышла ставшая классической для русской балетной сцены версия Юрия Григоровича. В ней главной героиней становится Маша, партию которой блистательно исполнила тогда прима Большого Екатерина Максимова. Григорович рассказал не просто новогоднюю сказку, а историю превращения ребенка во взрослого человека, на пути которого встречается множество опасностей.

Из зарубежных "Щелкунчиков" стоит отметить версию Джорджа Баланчина 1954 года, которая до сих пор входит в репертуар Нью-Йорк Сити Балет, и постановку Рудольфа Нуриева в Королевском балете Стокгольма в 1967 году. Примечательно, что оба танцора сами исполняли роль Дроссельмейера, а Нуриев еще и выступал в партии Принца, своей потрясающей "летучестью" задав планку, которую сегодня может взять далеко на каждый премьер.

Щелкунчик запел

Традиции традициями, но творчество не стоит на месте. Где есть музыка Чайковского, там может быть не только балет, но и опера. Во всяком случае, так решили режиссер Алла Сигалова и художник Павел Каплевич, которые поставили в 2014 году в московском театре "Новая опера" своего поющего "Щелкунчика". На музыку балета были положены стихи. Революционный шаг нисколько не повредил имиджу самого популярного новогоднего спектакля. Будучи выпускницей Вагановского училища и преданной фанаткой балета, Сигалова очень бережно отнеслась к первоисточнику.

Щелкунчик в массы

Вполне естественно, что с появлением кинематографа популярная детская сказка стала объектом интереса режиссеров и аниматоров. Первопроходцем ожидаемо стал Уолт Дисней. В 1940 году его студия выпустила мультфильм "Фантазия", состоявший из девяти фрагментов, в которых классическая музыка сочетается с анимационным сюжетом. "Щелкунчик" стал жемчужиной этого сборника. Дирижером планировали пригласить самого Тосканини, но в итоге с этой задачей прекрасно справился британско-американский маэстро Леопольд Стоковский.

С тех пор кинематографисты не раз возвращались к классическому сюжету. В 2011 году Андрей Кончаловский выпустил полнометражный художественный фильм в формате 3D. Режиссер признался, что работал над этим замыслом 40 лет. Картина была снята с поистине голливудским размахом. Съемки велись в Великобритании и Венгрии, а бюджет ленты составил 90 миллионов долларов. Тем не менее, фильм с большим количеством спецэффектов и американскими актерами в российском прокате не окупился.

Сегодня "Щелкунчик" по-прежнему остается востребованным сюжетом и актуальным источником вдохновения. Например, во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства открылась выставка "Щелкунчик. Музей Чудесной Реальности". Посетители надевают специальные браслеты с орешком — ключом в мир Щелкунчика, благодаря которому они "открывают" около сорока объектов выставки. Здесь есть и пряничный домик, и мышиная нора и волшебный мостик с досками-клавишами.

Этой зимой в Москве можно посетить одноименную выставку на ВДНХ, ледовое шоу и даже мюзикл на льду. Не говоря уже о целом ворохе балетных постановок, билеты на которые, правда, давно раскуплены.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Янв 03, 2017 11:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123204
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Мария Александрова
Автор| Инна Логунова / Фото: Ярослав Клоос
Заголовок| Балет: Без слов. Эксклюзивное интервью с примой Большого театра Марией Александровой
Где опубликовано| © «Post@-Magazine»
Дата публикации| 2016-12-26
Ссылка| http://posta-magazine.ru/culture/interview-with-maria-alexandrova
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Что такое балет? Красота в движении. Мысли и чувства, высказанные универсальным языком тела. Ощущение праздника и волшебства, которое дарят нам музыка и танец. Поэтому в канун Нового года мы в который раз обращаемся к балету.



Прима Большого театра Мария Александрова,

ставшая героиней нашей праздничной fashion-съемки, рассказала Posta-Magazine о новом спектакле, цене слов, «своих» и «чужих» и самом важном в жизни.


Мы встретились с Марией Александровой за несколько дней до премьеры «Калигулы» в Московском Губернском театре. В постановке режиссера и хореографа Сергея Землянского по мотивам одноименной пьесы Альбера Камю прима-балерина Большого театра играет жену Калигулы Цезонию, которая в своей любви к нему готова принять всю кровь, что тот проливает ради собственного удовольствия. Она равнодушно наблюдает за убийствами и бесчинствами мужа, чудовищная изобретательность которого, кажется, не знает границ. Она не может сравниться в жестокости с Калигулой, о котором Сенека говорил, что природа создала его «затем, чтобы показать, на что способны безграничная порочность в сочетании с безграничной властью», но она принимает правила опасной игры, которая в конце концов приводит ее к гибели.

Цезония в исполнении Марии Александровой — властная, надменная, чувственная. Ее образ складывается из скупых отточенных движений, едва заметных поворотов головы и быстрых взглядов — на контрасте с развязностью Калигулы. Она создает тревожное напряжение одним своим появлением на сцене.

Наблюдая за Александровой на премьере, я вспоминала наш с ней разговор, когда она сказала, что обязательно стала бы драматический актрисой, если бы не выбрала балет. Она органична в любом образе, будь то угловатая ученица в «Уроке» Флиндта, безумная Жизель или гордая и самодостаточная Кармен. С такой же легкостью она преображалась во время нашей съемки: была то смешливой девчонкой, то женщиной-вамп, то комичной нэпманшей из рассказов Зощенко.

В ней есть внутренняя сила и мудрость взрослый женщины — и при этом какая-то детскость, которая выражается в умении ценить пустяки и радоваться мелочам. А за простотой в общении чувствуется сложная личность с принципами. Которую очень интересно раскрывать.

Инна Логунова: «Калигула» — пластический, а не хореографический спектакль. Чем заинтересовала эта форма? Ведь технически для вас это гораздо менее сложная задача, чем балетная постановка.

Мария Александрова:
По двум причинам. Во-первых, потому, что это так или иначе продолжение театра — который мне как человеку, который всю жизнь проводит на сцене, интересен во всех формах. Вторая причина — Сергей Землянский.

— Вы с ним раньше работали?

— Да, впервые мы встретились в 2009 году — он ставил номер для моего творческого вечера. Потом на протяжении довольно долгого времени в работе мы не пересекались. Три года назад я попала на его «Даму с камелиями» в Театре Пушкина и следом на «Демона» в Театре Ермоловой — невероятно сильные спектакли, которые меня задели за живое. А в прошлом году я буквально за два дня «влетела» в его «Ревизора» все в том же Ермоловском и была просто ошеломлена Сережиным талантом. Я получила колоссальное удовольствие от участия в этом спектакле — от самой постановки и от команды, это был глоток невероятного позитива. Из тех моментов, которые остаются с тобой на всю жизнь. Поэтому, когда Сережа позвонил мне пару месяцев назад и предложил принять участие в новом спектакле, я, не задумываясь, согласилась — и только потом начала задавать вопросы: что, где, почему?

— В спектакле вы выходите на сцену вместе со слабослышащими актерами — вам легко было найти общий язык с ними?

— Мы с ними общаемся как со слышащими и говорящими, в этом смысле нет никакого осторожничества. На репетициях они нам помогали, когда по ходу действия приходилось использовать язык жестов. Мы тоже им что-то объясняем, показываем. У нас сложилась удивительная атмосфера в команде: все понимают друг друга буквально с поворота спины. Было немало комических ситуаций. Например, однажды ребята, усевшись в углу, оживленно общались на своем безмолвном языке, и тут Сережа поворачивается к ним со словами: «Ну что вы разгалделись?»

— Вы говорите, что в пластическом или танцевальном спектакле не связаны речью, голосом. И все же — хотелось бы попробовать себя в драме?

— Конечно. Меня часто спрашивают в интервью: если не балериной, кем бы я стала. И я всегда отвечаю: драматической актрисой. Сцена — мир, в котором мне очень интересно, где нет границ и все возможно. Мне там хорошо.

— Лучше, чем в обычной жизни?

— Не то чтобы лучше, скорее, понятнее.

— А что интересно — перевоплощение?

— Сам шаг на сцену. Да вообще все интересно. Даже как светит луч. Или не светит, когда он тебе так нужен — и как ты из этого выкручиваешься. В моей балетной профессии не всегда возможно перевоплощение, порой оно просто недосягаемо, потому мы все-таки очень связаны физической составляющей. А образ складывается из разных вещей — репетиций в зале, взаимодействия с партнером, из того, как садится костюм.

Я всегда выхожу на сцену, когда мне есть что сказать. Именно поэтому мне также интересны неклассические спектакли, в которых у тебя нет определенного набора движений, за которые можно спрятаться. Если в балете ты иногда можешь выключить душу и полностью уйти в телесное воплощение, то здесь нужно изначально быть духовно наполненным, иначе ничего не получится.

— Как-то, вспоминая детство, вы говорили, что еще ребенком поняли, что «балет научит вас жизни». Самое главное, чему он вас научил?

— С одной стороны, он меня оградил от огромного количества непонимания, с которым мы сталкиваемся в этой жизни. С другой — дал ощущение своего мира и призвания, того, что у меня есть собственный путь. Отношению к людям и пониманию того, что все мы разные — не плохие и не хорошие, просто у каждого своя пьеса. И что мне всегда нравилось в балете — так это возможность обходиться без слов.

— Почему вам легче без слов? Вы не производите впечатление замкнутого человека.

— Потому что слово для меня очень важно. Если человек сказал, значит должен сделать. Я не люблю слов, за которыми ничего нет. Я уже девочка взрослая и людей сужу по поступкам. В этом отношении балет мне понятен. Я не спорю, может не получиться, роль может не сложиться, но ты пытаешься, то есть все равно остаешься человеком дела.

— О балете часто говорят как о закрытом мире, вещи в себе. Ваш ближний круг — это тоже преимущественно балетные люди?

— Разные. К счастью. Другое дело, что круг этот небольшой. В этом смысле я не очень общительный человек.

— Мы все интуитивно разделяем людей на своих и чужих. Я не говорю о симпатии или неприязни. Просто с одними возникает душевная связь, а с другими... А другие — всего лишь статисты в нашей жизни. Вот ваш человек — он какой?

— Талантливый. Умный. С юмором. Верящий в доброту. Пусть он ошибается, порой зацикливается на каких-то своих дрязгах, но все-таки это человек, который верит в любовь. Который умеет работать и ценить то, что имеет сейчас. Не растрачивающий себя по мелочам.

— Самая большая ценность в жизни?

— Нельзя сказать одним словом. Человека определяет умение любить, умение смотреть на жизнь через это слово.

— Насколько для вас важны признание, слава?

— Признание и слава никогда не были моей мечтой. Я всегда хотела, чтобы было интересно.

— Что, даже в училище, скажем, пятнадцатилетним подростком? В этом возрасте, мне кажется, многие грезят о славе.

— Нет, не было такого. Никогда не мечтала о деньгах, славе и величии. Сколько себя помню, всегда говорила: не хочу быть первой, хочу быть лучшей. И всегда верила в любовь.

— У каждого есть свои страхи, которые нам приходится преодолевать. Как вы справляетесь со своими?

— А я несусь на паровоз. Понимаю, что боюсь — и договариваюсь с собой, говорю: да, на пути возможна какая-то потеря, но приобретаю я гораздо больше. Со страхом в принципе можно бороться лишь двумя способами: либо бежать навстречу, либо от него.

— С чем в людях вы не готовы мириться?

— С ложью.

— Кто ваши кумиры в балете?

— У меня никогда не было кумиров, как-то с самого детства я на все имела собственное мнение. Но всегда с большим уважением относилась к таланту, сильной личности, индивидуальности — потому что именно такие люди движут этот мир. А подражать я никогда хотела.

— Но так или иначе на вас повлияли учителя, ведь это неизбежно...

— Все мои педагоги в училище в той или иной мере оставили свой отпечаток. Благодаря одним у меня отличные руки, другим — хорошо поставленное в профессиональном смысле тело, третьим — актерская индивидуальность. Мне повезло, что педагог, с которым я работала в театре, Татьяна Николаевна Голикова, никогда не мешала проявлению этой индивидуальности. Наверно, ей что-то мешало во мне, но она крайне деликатно и грамотно поправляла меня и вела вперед, за что я ей очень благодарна.

— Вы счастливый человек?

— Да.

— Что делает вас счастливой?

— Очень многое... Но прежде всего — я иду дорогой любви: занимаюсь любимой профессией, работаю в любимом театре, у меня есть любимый и любящий человек. И мне интересно.

----------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nata Blovatskaya
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 15.01.2014
Сообщения: 441
Откуда: Бишкек, Киргизия

СообщениеДобавлено: Пн Янв 09, 2017 7:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123205
Тема| Балет, КНАТОиБ им. Малдыбаева, Персоналии, Зарина Мухаметшина
Автор| Александр Шепеленко
Заголовок| Озаряющий свет танца
Где опубликовано| © «Слово Кыргызстана»
Дата публикации| 2016-12-13
Ссылка| http://slovo.kg/?p=78483
Аннотация|

Зарина Мухаметшина — одна из настоящих, подлинно ярких и устойчиво светящих звезд современного отечественного балета. Без ее Марии, Алиман, Жизели, Найман эне, Никии, Кончиты и Фригии сложно представить афишу Национального театра оперы и балета имени А. Малдыбаева. Танец Мухаметшиной привлекает внутренней сосредоточенностью и самозабвенной погруженностью в мир создаваемого на сцене образа. И когда балерина как бы чуть отстраняется в нем от заполнившей театральный зал публики, она кажется еще загадочней и глубже.



Как правило, в балет приходят в детском возрасте или вообще не приходят. Во всяком случае, у Зарины служение искусству Терпсихоры началось именно так. Заметив гибкость, пластичность и музыкальность дочери, родители решили отдать ее учиться балетному искусству. Отец отвел семилетнюю девочку в Бишкекское хореографическое училище, но так как туда принимали только после третьего класса обычной школы, юное дарование оставили заниматься на подготовительном отделении. А потом она плавно вошла в коллектив учащихся и успешно завершила учебу. В 18 лет ее приняли в балетную труппу Национального театра оперы и балета имени А. Малдыбаева.

Ее сценическое открытие для балетной публики произошло, когда молодой балерине доверили партию Девушки в «Шопениане». И она проявила себя в ней как балерина, для которой классический танец — естественная сценическая среда, а его живой язык и есть та трепетная нить, что связывает исполнительницу со зрительным залом.

Разумеется, контуры танцевального рисунка закладывали в исполнение и режиссер-постановщик, и педагоги-репетиторы. И это придавало исполнительнице смелости, чтобы использовать в партии богатые образные возможности академической танцевальной лексики, многозначность ее интонационных красок и выразительных средств. Героиня в исполнении Мухаметшиной удачно, как отметили тогда ее творческие наставники, сконцентрировала в себе лучшие качества русской балетной школы: чистоту, академичность, строгость форм в сочетании с поэтичной атмосферой и легкой воздушностью танца.

Исполнительские возможности танцовщицы расширялись с каждой новой партией, в каждом новом исполнении балерина преодолевала рамки какого-то определенного амплуа. В творчестве Мухаметшиной зрителей привлекал скорее сам танец, а не те образные творческие смыслы, которыми обычно наделяются балерины ради доказательства их исполнительского мастерства. От партии к партии внутренние переживания и содержание танца становятся у балерины естественным, но отнюдь не единственным выражением чувств.

Большим творческим успехом можно назвать и выступление Зарины Мухаметшиной в роли княжны Марии в «Бахчисарайском фонтане» Б. Асафьева — одной из любимых сценических работ артистки. В исполнении этой партии балерина обрела удивительную интонационную свободу движений, что придало ее танцу особое эмоциональное звучание. Танцуя с Зариной, ее партнеры, а это, как правило, лучшие солисты отечественной балетной школы, становятся вдохновеннее, содержательнее и глубже.
И тогда сценический дуэт вдохновенным танцем озаряет сцену истинным светом любви, возвышая все вокруг и согревая зрителей, делая их чище и лучше. В танце Марии Мухаметшиной присутствуют эмоциональный подъем, душа, чувственность пластики, которые в сочетании с изысканной техничностью создают ту волшебную силу искусства, которой балерина постоянно притягивает поклонников своего дарования.

В Жизели артистка представляет воплощение незащищенной юной души, которую можно так легко ранить ложью, что та ценой молодой жизни отказывается понимать этот лживый мир. В танце Мухаметшиной органично и безупречно сливаются технические, психологические характеристики самой партии и ее индивидуальность, что кажется, будто образ героини создан для его исполнительницы. В этой партии Зарина Мухаметшина воплощает как бы симбиоз танцевальной классики с живыми человеческими эмоциями.

В копилке знаковых работ Мухаметшиной особое место занимает и партия Никии в «Бядерке» — «народном» балете Л. Минкуса. Артистка станцевала Никию как девушку с сильным характером и достоинством, способную на смелый поступок и вместе с тем трогательную и нежную, искренне влюбленную и верную своему выбору. Ее исполнение отличали свобода, естественность и изысканный красивый танец.

Огромным подарком для балерины, по ее собственному признанию, стала постановка на сцене родного театра российским режиссером А. Куликовой современного балета А. Рыбникова «Юнона и Авось», в котором она исполнила заглавную партию Кончиты Аргуэльо — юной дочери коменданта Сан-Франциско, пылкую возлюбленную русского графа Николая Резанова. Этот спектакль приглашенный режиссер ставила специально в расчете на хореографический талант Зарины Мухаметшиной. И режиссерский выбор оказался весьма точным. В сложном образе трепетной героини балерина гармонично соединила грациозность, изящную пластику и глубокий драматический дар танцовщицы. Ее Кончита полна нежности, молодости и красоты.

Партия дала балерине прекрасную возможность полностью раскрыться, она грациозна и пленительна в движениях. В этом балете музыка как бы воедино сплелась с душой исполнительницы и выплеснулась на сцене волшебным чудом творчества.

Недавно в театре оперы и балета прошел один из его лучших балетных спектаклей «Спартак» А. Хачатуряна. Его знаменитая постановка осуществлена замечательным кыргызским балетмейстером, народным артистом КР, лауреатом Госпремии СССР Ураном Сарбагишевым, к сожалению, уже ушедшим из жизни. Партию Фригии в балете блестяще исполнила одна из ведущих солисток балета Зарина Мухаметшина. Ее исполнение было насыщено страстным драматизмом, танцевальной отточенностью и искренностью сценического проживания, которые дарили публике душевную экспрессию и заставляли по-новому прочитывать смысл знакомых движений. Создавая на сцене образ Фригии, балерина ярко показала любовь и отчаяние, страх за любимого и боль разлуки. А последняя сцена спектакля, когда Фригия находит любимого убитым, потрясает накалом трагичности и драматизма. В зале не осталось ни одного равнодушного зрителя. Балерина сумела заставить публику сострадать горю своей героини, зримо передав боль невосполнимой утраты.

В одухотворенном танце Зарины Мухаметшиной, отличника культуры КР, мастера сцены, ведущей солистки Национального театра оперы и балета имени А. Малдыбаева, в артистическом арсенале которой сегодня свыше 20 заглавных сценических партий, всегда присутствует душа, хотя балерина и прячет свою чувствительную пластику в плотную привычную ткань балетной классики. По признанию артистки, ей импонируют трагические роли, но она охотно берется за исполнение партий иного плана, вдохновенно воплощая героинь из произведений национальной, русской и мировой хореографии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Янв 12, 2017 12:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123206
Тема| Балет, фестиваль «Дягилев P. S.», Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Автор| Ирина СОРИНА / Татьяна БОЛОТОВСКАЯ
Заголовок| «Я разумом пессимист, а сердцем – оптимист»
Где опубликовано| © Газета для пассажира «Стрела»
Дата публикации| 2016-12-15
Ссылка| http://gazetastrela.ru/2016/12/15/ya-razumom-pessimist-a-serdcem-optimist/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

На фестивале «Дягилев P. S.» состоялась российская премьера художественного фильма «Полина: станцевать свою жизнь», созданная французским хореографом Анжеленом Прельжокажем: захватывающая история молодой балерины, мечтающей танцевать на сцене Большого театра. Мы поговорили со знаменитым танцором об этой и других его работах.



– Ваш первый опыт работы в кино посвящен русскому балету. Почему?

– Я связан с Россией, с российскими художниками и российским народом. Когда мне было 10 лет, подруга дала мне почитать книгу. В ней я увидел фотографию Рудольфа Нуриева. Она показалась мне настолько красивой, что захотелось танцевать. Я вернул книгу и спросил: «А где ты занимаешься танцами?» Она сказала, что берет уроки у пары русских эмигрантов, Сержа и Мари. В то время я занимался дзюдо. И вот я надел кимоно, черную футболку и пошел с ними знакомиться. Потом научился танцевать, стал танцовщиком и счастлив.

Позже я создал балет на музыку композитора Игоря Стравинского. Это была «Свадебка». Я выбрал русскую версию названия без перевода, потому что мне показалось, что по-русски это звучит потрясающе. Стало ясно, что надо прекратить заниматься отдельными проектами и пора создавать труппу. В этом смысле для меня был образцом Сергей Дягилев. Рудольф Нуриев пришел на показ «Свадебки» и пригласил меня на обед. Я почувствовал себя десятилетним мальчиком, который находится рядом со своим идолом. Рудольф предложил мне создать балет для Парижской оперы, директором которой в то время был. Этим балетом стал «Парк», идущий сегодня в Мариинском театре. Как вы видите, в течение всей своей творческой деятельности я чувствовал неразрывную связь с русской культурой.

– Вы и с балетом Большого театра, о котором идет речь в фильме, знакомы не понаслышке.

– Несколько лет назад я посетил Большой. Они хотели, чтобы мой балет шел в их репертуаре, и я специально приехал, чтобы лучше познакомиться с труппой, – я всегда думаю, какой именно балет подойдет для конкретного коллектива. И был очарован уровнем профессионализма танцовщиков, их личностными качествами и общим духом, который отнес не столько к театру, сколько к самой России. Поэтому я предложил им взять не уже готовый балет, а поставить новый. Я говорю об «Апокалипсисе». Это была своего рода авантюра. Моим условием было: 10 российских и 10 французских танцовщиков. В Западной Европе, с одной стороны, царит современный танец, с другой – академизм. Мы часто импровизируем, и актеры, танцовщики копируют друг друга. И я предложил артистам Большого театра поимпровизировать. Они стали делать невероятные вещи, то, чего никогда не делали ранее. По идее мы должны были привнести новое, но получилось наоборот. Русские танцовщики оказались очень креативны. И этот обмен обогатил мою труппу. Она эволюционировала после завершения этого проекта.

– В чем отличие российских артистов балета?

– Понятно, что у танцовщиков разных стран свои особенности. Но русские меня особенно трогают. Я это говорю не потому, что беседую с вами. Нет. У них большая эрудиция. Чувствуется, что они много читают, прекрасно образованны, подпитывают себя литературой, музыкой…

«Не превращать человека в предмет»

– А насколько вам важна духовная составляющая танцовщика? Между техничным артистом и духовно развитым, образованным кого вы выберете?

– Когда мне нужно набрать новых людей, я не ищу хорошего танцовщика, я ищу интересного человека, который хорошо танцует. Потому что, когда ты ищешь хорошего танцовщика, у тебя в голове уже сформирован определенный стереотип. А я ищу личность. Когда ставлю спектакль и актер выходит на сцену, я хочу, чтобы зрители почувствовали, что на сцену вышел не танцовщик, а человек с большой буквы. А потом уже пусть обратят внимание на то, как он танцует.

– Вы выработали свой, абсолютно оригинальный стиль хореографии. Не хотите его как-то назвать и обучать ему, подобно Охаду Нахарину, руководителю танцевальной труппы «Батшева», с его стилем гага, который в Израиль приезжают учить звезды мирового балета?

– Спасибо за ваши слова. На самом деле в Экс-ан-Провансе, в городе, где мы работаем, год назад открылся курс «Введение в профессию». Ежегодно мы теперь принимаем 12 танцовщиков – выпускников хореографических школ. И в течение года они с нами занимаются, чтобы перейти на ступень «ученик высшего учебного заведения» в статусе профессионала. Также происходит переход от статуса «студент» к статусу «артист». И меня очень интересует, как помочь молодым людям стать настоящими артистами.

– Поскольку ваши балеты – о любви, то нельзя не спросить: что, на ваш взгляд, самое главное в отношениях между мужчиной и женщиной?

– Уважение! Двум любящим людям, вне зависимости от пола, необходимо прежде всего уважать целостность другого человека. И очень важно постараться понять, кто перед тобой, какая любовь ему нужна. Самое главное – не превращать человека в предмет, то есть не обращаться с ним, как с игрушкой. Только тогда можно построить отношения. Иначе это будет игра на одной стороне поля, использование другого человека для решения своих психологических проблем. Но это большая тема, и за короткое время на данный вопрос не ответишь.

– Однако уже из этого ответа видно, насколько вы в теме, к тому же ваши балеты полны чувственности…

– Безусловно! Моя работа связана с чувствами. Как можно избежать чувственности, сексуальности, когда работаешь с телом? Тело – это наш орган чувств. Такой же, как осязание, обоняние. Даже если само сочинение балета, выстраивание композиции в чем-то сродни математике, все равно мы отображаем чувственность.

Интеллект тела

– В одном из интервью вы сказали, что есть люди, наделенные интеллектом тела. Что вы вкладываете в это понятие?

– Мне кажется, что движения тела можно сравнить с музыкальной партитурой. Прежде всего я имею в виду координацию и музыкальность. Это не касается музыки в чистом виде. Интеллект тела проявляется в способности тела подчинять тихую неслышную музыку.

– Это можно как-то развить обычному человеку?

– Возможно. Но это связано с постоянной работой, тренировкой мозга, который дает посыл телу, каждой его частичке. Нужно постоянно разучивать новые движения, совершенствоваться – подобно тому, как музыкант изучает нотную грамоту.

– У вас есть балет, посвященный эмигрантам. В связи с последними событиями у нас много говорят, что в Европе хотят отгородиться от приезжих.

– Я сам эмигрант. Я не могу сказать: «Закрывайте границы! Стройте ограждения!» Я не вправе это говорить. Конечно, я понимаю все сложности, которые с этим связаны, – и финансовые, и многие другие. Да, к нам приезжают как достойные люди, так и отвратительные персонажи – террористы. Но это для нас испытание, которое нужно пройти с честью и не закрываться при этом. Общеевропейские ценности прошли испытание на прочность. Чем больше страданий, тем лучше понимаешь это.

В противном случае, наоборот, больше пропасть и, может быть, больше насилия и терактов. Год назад в Александринском театре прошел вечер моей хореографии.

Я посвятил его всем жертвам взорванного российского самолета и всем людям, погибшим в Париже в теракте 13 ноября 2015 года.

– Может ли искусство помочь стать людям лучше?

– Очень бы хотелось, но не уверен. Я разумом пессимист, а сердцем – оптимист.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Янв 24, 2017 3:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123207
Тема| Балет, Московский государственный театр «Русский балет», Персоналии, Вячеслав Гордеев
Автор| Веркашанцева Наталия
Заголовок| Вячеслав Гордеев: "Величие нашего балета - в классике"
Где опубликовано| © "Страстной бульвар, 10" Выпуск №4-194/2016
Дата публикации| 2016 декабрь
Ссылка| http://www.strast10.ru/node/4092
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Московскому государственному театру «Русский балет» исполняется 35 лет. Все эти годы им руководит народный артист СССР Вячеслав Гордеев. Премьер Большого театра, танцевавший практически все ведущие партии репертуара, блистательно представляя русский балет на самых престижных сценах мира, на пике карьеры он неожиданно для всех возглавил ансамбль «Классический балет» при Московской областной филармонии.

- Это действительно было неожиданно, - рассказывает Вячеслав Михайлович. - Я уже был народным артистом СССР, солистом Большого театра. Женился на Надежде Павловой. Мы были очень востребованы. Колесили по миру. Наш дуэт называли «надеждой и славой русского балета». И тут мне предлагают возглавить ансамбль Ирины Викторовны Тихомирновой, которая тяжело заболела. Долго сомневался. Но в конце концов согласился: предложение возглавить творческий коллектив давало большую возможность для художественного самовыражения. Стал увеличивать труппу, в которой было всего 16 человек, расширять репертуар. Когда на нашей афише появился спектакль «Лебединое озеро», мы стали именоваться Московским областным театром «Русский балет». Все эти годы театр удерживает заявленные позиции: на нашей сцене практически весь русский репертуар. Если не полностью спектакль, то хотя бы фрагменты.

- Ваша афиша свидетельствует о том, что театр принял за основу классическую концепцию...

- Действительно, в нашем репертуаре «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Коппелия», «Щелкунчик», «Жизель», «Дон Кихот» и другие жемчужины классического наследия. Что касается хореографии, ставка была сделана на Мариуса Петипа, Льва Иванова, Александра Горского, Василия Вайнонена, Леонида Лавровского. Не были забыты лучшие страницы постановок Михаила Фокина, Джорджа Баланчина, Агриппины Вагановой, Хосе Лимона, Вахтанга Чабукиани, Ростислава Захарова, Игоря Чернышова. Однако, насыщая афишу «Русского балета» классическими спектаклями, позволяем себе дерзость экспериментов, поиск современных хореографических форм. Сочиняя собственные хореографические опусы, я всегда держу открытыми двери и для других балетмейстеров. Свою сцену мы предоставляем не только именитым мастерам, но и выпускникам ГИТИСа, Московской академии хореографии, которые реализуют в нашем театре свои представления о балетном искусстве.

- Как вам удается осуществлять такие масштабные постановки, располагая труппой всего в 60 человек?

- Да, 60 человек - не 250, как в Большом театре. Но при этом мы «тянем» большой репертуар. Нашим балеринам приходится переодеваться по пять-шесть раз во время представления, чтобы показать спектакль без купюр. Если это «Лебединое озеро», то на сцене у нас, как полагается, 24 лебедя. Если «Спящая красавица», то присутствуют все основные сцены, поставленные Петипа. Конечно, спектакли идут в моей редакции, ибо время не стоит на месте. Да и нынешние зрители не могут позволить себе сидеть в театре по пять часов. Темп жизни не позволяет. Трудности, которые нависли над нами, заставляют нас двигаться быстрее. Поэтому я делаю свои спектакли более динамичными.

- Ваш театр, имеющий подмосковную прописку, получил широкое международное признание. Гастроли в ФРГ, США, Италии, Испании, Франции, Великобритании, Португалии, Австрии, Ирландии, Швейцарии, Бельгии, Индии, Непале, Мексике, Индонезии, Австралии, странах Персидского залива можно назвать триумфальными.

- Самим себя хвалить не с руки, но вот что писала о нашем театре зарубежная пресса. Английская газета «Вестерн Морнинг Ньюс»: «Редко кому выпадает удача лицезреть современный талант России в таком блеске, как это было вчера в Пейтоне, где выступала одна из ведущих русских трупп. Артисты «Русского балета» танцевали с такой энергией и силой, словно перешагнули через границы музыки и танца - этой энергии так часто не хватает западному балету». Солидарная с ней «Ивнинг Эко» сообщила о том, что «взволнованная публика в театре «Павильон» отказывалась отпустить труппу «Русского балета» со сцены, требуя бис за бисом после запоминающейся программы... как и следовало ожидать от артистов, воспитанных в лучших советских школах, их танцы были блестящими. «Русский балет», великолепно выступивший, в роскошных костюмах, по праву должен быть назван одной из лучших трупп, какие мы когда-либо видели...».

В 1991 году наш театр назван журналом «Джорнэл» витриной балетных талантов, а Ассоциация западноевропейских импресарио удостоила нас звания «Лучший балетный коллектив Европы». Труппа награждена золотыми медалями итальянских городов Ченто и Мирандолы. Несколько городов Франции, США и Мексики избрали артистов «Русского балета» своими почетными гражданами. К наградам прибавился немецкий приз «За самую грандиозную постановку «Спящей красавицы». Есть в нашем «иконостасе» и российская театральная премия имени Федора Волкова.

- В последнее время международная политическая ситуация изменилась. Вы почувствовали перемену в отношении западных зрителей к вашему театру?

- Нисколько! В Германии, например, вот уже три десятилетия нас встречают как старых друзей. В этом году юбилейные - 30-е гастроли. Как и в прошлые годы - аншлаг и овации, несмотря ни на какие санкции.

- В вашем театре встал на крыло японский танцовщик Морихиро Ивата, снискавший славу «летающего японца», а совсем недавно на вашей сцене дебютировал американец Джулиан Маккей. А ведь театр называется «Русский балет»...

- Мы называемся «Русский балет» потому, что привержены нашей великой классике, традициям, бережно сохраняем шедевры русского хореографического наследия, но двери театра открыты для всех талантливых исполнителей. Поэтому в нашей труппе вы можете увидеть артистов из Японии, Италии, Кореи, Монголии, Америки, Австралии.

- «Блистательна, полувоздушна, смычку волшебному послушна», - писал поэт о балерине Истоминой. Искусство балета действительно - полетно, как «пух из уст Эола». Но стремясь ввысь, артист балета все же падает на землю.

- Магия танца приходит на сцену рука об руку с тяжелым трудом. Балет жесток изнанкой. Он требует огромных жертвоприношений - невероятной трудоспособности, творческой дисциплины, преданности искусству. Вот сейчас мои артисты придут на класс, и мы начнем заниматься - несколько часов, до седьмого пота. Одежду можно будет буквально выжимать.

- И все-таки люди влюбляются в балет, посвящая ему жизнь, как это сделали вы. Как начался ваш роман с балетом?

- Однажды посмотрел по телевизору «Ромео и Джульетту» с Галиной Улановой. И попросил маму записать меня в секцию хореографии тушинского Дворца культуры. Хотя был обычным мальчиком и любил бегать с друзьями во дворе. После четвертого класса собрался поступать в суворовское училище. Документы были собраны. Меня по-военному коротко подстригли. Мы с мамой шли по Пушечной улице из «Детского мира», куда заглянули за покупками, и увидели объявление хореографического училища о дополнительном наборе в группу для особо одаренных детей. Я уговорил маму пойти туда. Мы сдали документы и стали ждать своей очереди. Желающих было 600 человек. А взяли троих. Так я попал в хореографическое училище. Ну а дальше все уже зависело от моей природы и меня самого. С детства я был упертый и занимался практически всеми видами спорта. Был готов к любым нагрузкам. Оставался после занятий и до 9 вечера занимался балетной подготовкой. Кто-то из педагогов сказал, что от водяного массажа худеют ноги. И я начал себя «сушить». По часу массировал каждую ногу в душевой. Или, например, прыгал со стула на стул. Норма - 1000 прыжков. Я измерял все сотнями и тысячами. Это сейчас сократился до десятков. Когда с мамой ездил в Евпаторию, ставил перед собой задачу проплыть два-три километра. И в течение дня эту дистанцию преодолевал. Для того чтобы подрасти, а я думал, что от моркови растут, поставил перед собой задачу - каждый день съедать по два килограмма моркови. И ел - до боли в челюстях. Вроде бы глупость, но на самом деле - невероятная целеустремленность. Хотел победить.

- И победили. Ваше имя стало синонимом русского балета. И когда вы были ведущим артистом Большого театра, и когда создали свой театр «Русский балет». Чем ознаменован нынешний, юбилейный сезон вашего театра?

- Полным ходом идет работа над спектаклем на музыку Оффенбаха «Веселье и одиночество» про Тулуз-Лотрека. Я его начал ставить три года назад, но дело практически не двигалось: не было финансового обеспечения. Спектакль о парижском веселье должен быть ярким, необходимо создавать костюмы с картин и эскизов Тулуз-Лотрека, а это не дешево. Но сейчас появилась возможность продолжить работу более интенсивно. Планирую также большой проект с Николаем Гришко - полнометражный балет «Дон Кихот» с моей хореографией и его костюмами. Сейчас «Дон Кихот» у нас в репертуаре идет как балетная сюита в одном действии. Буду ставить в своей редакции, максимально сохраняя хореографию Петипа и Горского.

В ноябре совместно с Московской областной филармонией «Русский балет» проводит I Международный фестиваль искусств «GLORIA ТВОРЦУ», где я выступаю в качестве художественного руководителя. Этот праздник охватывает две площадки: в Москве - сцену Губернского театра и в Сергиевом Посаде - Дворец культуры им. Ю. Гагарина. Творец в данном случае - это каждый, кто причастен к чуду рождения искусства: артисты балета, музыканты, художники.

- Наш балет всегда был впереди планеты всей. На каком месте он находится сейчас?

- Вчера я встречался с Еленой Анатольевной Чайковской, которая воспитывает чемпионов по фигурному катанию. Она тоже преподает в ГИТИСе, где я заведую кафедрой хореографии. Мы разговаривали о том, что утратили свои позиции в спорте, в фигурном катании, в частности, где мы тоже были впереди планеты всей. Все потому, что не было поддержки на государственном уровне. В итоге нас стали оттеснять. Такая же ситуация сейчас в балете. Государство выделяет деньги практически только Большому и Мариинскому театрам. Ну, может, еще Новосибирскому и Екатеринбургскому. Господдержка крупных театров - это хорошо. Но не они делают балет в нашей стране. Не эти несколько «внекатегорийных» театров. Да, они хорошие. Но не они создают общую картину! Русский балет на свои вершины поднимался с низов - от народа. Раньше ездили по городам и собирали самых талантливых людей. И сейчас нужно собирать. Либо это будут дети, которых надо учить балету, либо это будут балетмейстеры, которых надо учить ставить балеты. Правильно говорят: талантам надо помогать. У кого-то больше жизненных сил, они сумеют добиться цели. А некоторые талантливые люди так и будут прозябать где-то, и мы их никогда не увидим. И это ужасно. Из-за недостатка внимания к балету многие уехали за сладкой жизнью на Запад. В ведущих театрах Европы художественные руководители в основном - наши соотечественники. Многие возглавляют балетные школы в Германии, Австрии, Великобритании.

- Неужели все так плохо?

- Да, над нашим балетом нависла серьезная угроза. Вы знаете, сколько в Москве драматических театров? А я вам скажу: 87. А сколько балетных? Раз, два и обчелся. А у какого из балетных театров есть помещения? Только у Большого и Музыкального имени Станиславского и Немировича-Данченко. Нам 35 лет. Все это время мы делим сцену с Московским губернским театром. Во всем мире мы считаемся одним из лучших театров. А в Китае - лучшим. У нас там бывает больше 40 выступлений. Тогда как Большой приезжает на 3-4 выступления. И другие также. Максимум - на восемь. В Германии, куда начали выезжать, когда там еще Владимир Путин работал, даем 40 выступлений. Но в своей стране, создается такое впечатление, мы не очень нужны. Иначе, почему у нас до сих пор нет своего здания? Хорошо хоть балетные залы есть, которые я сам, кстати, оборудовал. Раньше это были декорационные помещения.

- И все-таки в классике мы по-прежнему лучшие...

- Лучшие. Но нас ругают за то, что современный балет у нас не так продвинут, как на Западе. Искусство балета, я напомню тем, кто не знает или забыл, - это прекрасное искусство. А где прекрасное искусство, которое мы порой видим в хореографии Запада? Наше искусство - светлое. Мы шли от сказки, чтобы сделать реальную жизнь красивой. Современные западные балетмейстеры на сцену выносят быт, вплоть до унитазов. Я не против, пусть люди высказываются в этом направлении. Но величие нашего балета не в современном танце, а в классике. Ни один театр мира не сможет поднять такой спектакль, когда на сцене одномоментно присутствует более ста артистов балета. Когда роскошные костюмы, когда потрясающие декорации. Разве могут западные театры похвастать подобным? И потом - у нас репертуарный театр. Мы сегодня можем показать один спектакль, завтра - другой. Они прокатывают постановки блоками. Дадут десять представлений и списывают спектакль. Разве это хорошо для публики? Успел - посмотрел. Не успел - извини. А у нас есть силы, чтобы держать спектакль в репертуаре год и больше. И постановочная часть у нас хорошая, и кордебалет, уж не говоря о солистах. Хотя труппу в балете делают не солисты, а кордебалет.

- ?

- Да, я не оговорился. Труппу в балете делает кордебалет, а в опере - хор. Кордебалет на один день не собирается. Это солиста можно пригласить из любого театра. А кордебалет или хор - не-е-е-т. Их не пригласишь. Их надо собирать и день за днем, год за годом репетировать. Чтобы они четко, в одну линию работали. Вот в чем достоинство театра! В нашей труппе едва ли не каждая балерина может исполнить знаковую партию, а завтра раствориться в кордебалете.

- А молодежь сегодня стремится в балет?

- К сожалению, особенно не стремится. Невыгодно сейчас в балете работать. Не престижно: зарплаты маленькие. Вот я сегодня с утра позанимался, потерял два килограмма. Но мне это надо для поддержания тонуса. А молодым для чего работать до седьмого пота? Для того чтобы получать зарплату в 30 тысяч рублей? Попробуй, проживи в Москве на эти деньги. А у меня все артисты - приезжие. Общежитие есть, но оно не решает всех проблем. После спектакля люди возвращаются домой к полуночи. Но если мы даем представление где-нибудь в Луховицах, то они ночуют в театре. А куда деваться? Автобус всех не развезет. А на такси денег нет. И все-таки я считаю, что у «Русского балета» ситуация не так плоха по сравнению с глобальной ситуацией в балете. Когда декан в ГИТИСе получает 15 тысяч рублей, а профессура - восемь, это просто неприлично. Как можно жить на эти деньги? Педагоги, имея по полставки, бегают с работы на работу - в три места. Так же нельзя! И ведь никто из власть предержащих не озаботился этой темой.

- В отличие от тех, кто не желает обременять себя решением проблем российского искусства, в частности, балета, вы много делаете для его продвижения и популяризации. Создали благотворительный фонд, приобщающий детей к искусству балета, на своем участке земли в Подмосковье начали строить школу балетного танца.

- Я всегда мечтал открыть свою балетную школу. Ведь накоплен огромный сценический и жизненный опыт. Но именно теперь, понимая, что особой помощи ждать неоткуда, приступил к строительству. Для этого выделил землю на своем дачном участке в городе Королеве. Думаю, что школа станет не просто образовательным учебным заведением, а духовным и культурным центром региона.



Фото с сайта театра
-------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Янв 30, 2017 1:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123208
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Дарья Павленко, Александр Сергеев
Автор| Ирина Сорина
Заголовок| Па-де-де длиною в жизнь
Где опубликовано| © «Невский Театралъ» №11(33) декабрь 2016
Дата публикации| 2016 декабрь
Ссылка| http://n-teatral.ru/pa-de-de-dlinoyu-v-zhizn/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Со времен триумфа Максимовой и Васильева почти не слышно о звездных балетных семьях. однако они есть. Наш корреспондент побеседовал с супружеской парой солистов Мариинского театра: она – прима, заслуженная артистка РФ Дарья Павленко, он – солист, лауреат театральной премии «Золотой Софит» этого года Александр Сергеев.

– Даша, вы москвичка – и оказались в Санкт-Петербурге…

Д. П. Меня не приняли в Московское хореографическое училище. Сказали: «Несценичная внешность». По-моему, эта причина была надумана. Я не очень расстроилась – мы сразу поехали в Ленинград, и в Вагановское училище меня взяли без всяких вопросов.

– Как рано вас стали выделять в училище, сразу ли поставили в центр, в первый ряд?

Д. П. В первом ряду я стала танцевать только на выпускных курсах, когда нас взяла педагог Елена Викторовна Евтеева. Она в меня поверила и много занималась со мной. Благодаря ей я стала что-то собой представлять. До этого я была очень средненькой.

А. С. Я же всегда был в первых рядах (смеется). Правда, мне совсем не нравилось, что меня привели в балет. Но куда мне было деться? Мама – заслуженная артистка России Валентина Климова – ведущая балерина труппы великого Леонида Якобсона. Папа тоже в прошлом солист театра Якобсона и уже почти тридцать лет преподает в Академии актерское мастерство. У меня не было другой дороги. Сейчас я очень благодарен родителям, что сделали за меня этот шаг. Но надо признаться, что поначалу мне было очень тяжело. До балета я долго занимался тхэквондо. К десяти годам мышцы уже были сформированы иначе, и все тело работало по-другому, пришлось перестраиваться. Адаптировался только с третьего класса, и все пошло нормально. Но я хотел танцевать не классику, а характерные народные танцы и современную хореографию. И эти партии я сразу получил, придя в театр. Об этом можно было только мечтать!

– Но вы же прекрасный классический танцовщик!

А. С. Классика пришла позже – «Жизель», «Ромео и Джульетта», «Лебединое озеро», «Щелкунчик». Я трезво оцениваю свои физические данные и не считаю себя эталонным принцем. Мне больше нравится танцевать злую фею Карабос в «Спящей красавице», нежели принца Дезире. Хотя недавно у меня была премьера Голубой птицы в той же «Спящей красавице», и мне понравилось. Но все равно не люблю танцевать принцев, – во-первых, мне не нравятся эти партии сами по себе, а, во-вторых, я просто мучаюсь физически. С б?льшим удовольствием я танцую в балетах Ратманского – «Золушке», «Коньке-горбунке», «Анне Карениной».

– Даша, вас тоже сразу после училища пригласили в Мариинский театр, и очень скоро вы стали танцевать главные партии.

Д. П. Ну как скоро… Тогда всех брали только в кордебалет, это не обсуждалось. Первые четыре года я отработала там, но при этом мне давали пробовать сольные вещи. На второй год работы, это был 1998 год, приехал Ратманский (российский балетмейстер, последние годы работающий в Нью-Йорке. – Прим. ред.) и поставил тройчатку «Поцелуй феи», «Средний дуэт» и «Поэму экстаза». И вот, наверно, с этого момента у меня началась светлая полоса.

– Мне запомнился спектакль «Манон», где вы танцевали вместе с Николаем Цискаридзе.

Д. П. Мне многие говорили об этом спектакле, который я поначалу очень не хотела танцевать. Махар Хасанович Вазиев (тогда возглавлял балет Мариинского театра, ныне руководитель балета Большого театра. – Прим. ред.) уговаривал меня очень долго. Цискаридзе тоже уговаривал. Я все сомневалась, так как не видела себя в нем. Мне казалось, что Манон – легкомысленная дурочка. На сцене я всегда изображала большое драматическое страдание, а тут какая-то финтифлюшка. Станцевала я этот спектакль всего дважды. Но почему-то от моей Манон у многих осталось сильное впечатление.

– Даша, вы попали в «золотой период» балета Мариинского театра – конец ХХ – начало ХХI века – и по составу, и по репертуару он был лучшим в мире.


Аполлон

Д. П. Согласна. Но, оглядываясь на то время, я понимаю, что делала недостаточно. Могла бы больше. Жалела себя и не ценила, что имела. Но мне очень повезло. И время, и место – все совпало. В тот момент действительно было много нового, развивался наш вкус, мастерство – мы танцевали балеты абсолютно разной стилистики. Для любого творца, каким бы искусством он ни занимался, необходимо развиваться в разных стилистических направлениях, не только в классике. Так в Эрмитаже, например, рядом с прекрасными коллекциями классических произведений устаивают выставки современного авангарда. Это очень развивает.

А. С. Я тоже застал года четыре этого золотого времени. Очень важно, когда чувствуешь, что ты «в центре вселенной», что при твоем участии формируется что-то новое, возникают новые направления, имена. Никто тогда еще особо не знал ни Мирошниченко (ныне возглавляет балет Пермского оперного театра. – Прим. ред.), ни Дэвида Доусона (один из самых знаменитых и востребованных хореографов мира. – Прим. ред.), даже на Западе. А их уже пригласили ставить на нас. Мы понимали, что принимаем непосредственное участие в событии исторического значения – конкретно на нас здесь и сейчас делается хореография. Для артиста это бесценное ощущение. Это же чувство мы испытали два года назад, когда участвовали в постановке балета «Гэтсби».

– Балет «Великий Гэтсби» – проект Дениса Матвиенко, к которому он привлек ведущих артистов балета Украины и Мариинского театра. Музыку написал Константин Меладзе, а поставил его знаменитый американский хореограф Дуайт Роден. Но постановочный период, проходивший в Киеве, совпал с небезызвестными событиями. Не страшно было ехать туда?

А. С. Сомнения были.

Д. П. Была непростая политическая ситуация.

А. С. Это был самый разгар внутриукраинского конфликта – сентябрь – октябрь 2014 года. Непростое было время, мы очень сомневались, ехать или нет. Но в результате пребывание в Киеве стало одним из самых приятных событий в нашей жизни за последние годы.

Д. П. Нам хочется донести до всех, что люди, которые там живут, не ненавидят русских, за полтора месяца пребывания в Киеве мы ни разу не столкнулись с неприязненным отношением к себе. Наша дочь пошла там в детский сад. Для нас это было удивительно приятное время. Не только благодаря творческой составляющей, но и благодаря общению.

– Расскажите о работе с Дуайтом Роденом.

Д. П. Саша работал с Дуайтом Роденом раньше, когда создавалась программа Дианы Вишневой «Красота в движении». А я встретилась с ним в работе впервые и очень боялась. Я не была с ним знакома, и мне он казался этаким «крутым дядькой». И мы еще никак не могли определить, кем я буду – фифой Джордан, или Миртл – абсолютно оторванной от жизни барышней.

А. С. После первой же репетиции Дуайт сказал, что Даша будет Миртл.

Д. П. Первая репетиция у нас была поздно вечером. Я жутко волновалась. После репетиции Дуайт сказал: «Спасибо. Очень хорошая работа». И все. Я подумала, что я ему не понравилась. Прихожу домой, рассказываю об этом Саше, и он мне говорит: «Это он очень много сказал. Значит, это было хорошо». Дуайту было очень сложно в условиях, в которых мы работали. Зарубежные хореографы привыкли к определенному уровню организации. К сожалению, было много сложностей и с проекцией, и с костюмами, и с кордебалетом. А также с музыкой, когда прямо в зал приносили новые написанные куски, и нужно было по ходу это все адаптировать. Либретто, сочиненное Дуайтом, в результате претерпело сильные изменения. Но мы поддерживали его как могли. И мне кажется, он был доволен. Во всяком случае, мной и Сашей он был точно доволен (смеется).

А. С. Я знал, что Даша – это его формат. У нее говорящая пластика тела. Не голая форма, а именно пластика через экспрессию. Ему это очень-очень нравится.

Д. П. Дуайт дал мне очень большой толчок для того, чтобы снова поверить в себя и сделать, например, очень важную для меня партию. Ничего сложнее я не танцевала в смысле актерской работы – я говорю об Анне Карениной в одноименном балете Ратманского в Мариинском театре.

– Саша, вы занимаетесь продюсированием?

А. С. Мне это нравится, и, мне кажется, у меня это получается. Меня давно привлекала эта деятельность. Но обычно приходилось помогать организовывать банальные гала-истории. Большой продюсерский дебют состоялся у меня с Катей Барер. Катя – моя подруга, наш друг семьи, она живет в Москве и всю жизнь занимается фотографией, модой, рекламой и изобразительным искусством. Мы решили объединить наши компетенции и сделать что-то интересное. И вот 14 февраля в Театре эстрады в Москве мы выпустили проект «Танцы о любви». Взяли звезд Мариинского театра и постарались показать то, что в Москве еще не видели – в первом отделении был Раду Поклитару «Двое на качелях» с Игорем Колбом и Кристиной Шапран. Во втором отделении – любовные дуэты из разных спектаклей и номера, например: “Keep Calm” Володи Варнавы, который исполняли Максим Зюзин и Злата Ялинич. Со Светой Ивановой мы съездили в Нью-Йорк к Лару Любовичу и выучили дуэт из его «Отелло». Также восстановили и показали давно не шедший «Романс» Брянцева на музыку Свиридова. Юра Смекалов исполнил свой номер «Расставание» в паре с Леной Евсеевой.

– Почему не в Санкт-Петербурге?

А. С. Московский театр эстрады – дружественный нам зал, они заранее предложили выбрать дату, и мы выбрали День всех влюбленных, чтобы вечер можно было привязать к определенной тематике. Кстати, в следующем году мы повторяем вечер «Танцы о любви», но уже на сцене РАМТа. Будет новая программа.

– Премьерой последнего сезона был балет Раду Поклитару «Симфония в трех движениях». Расскажите, пожалуйста, об этой работе.

А. С. Всем очень нравилось репетировать, мы делали это с удовольствием. На самом деле, я давно обратил внимание, что мужской кордебалет обожает тяжелые простые танцы. Например, шествие в «Легенде о любви», татарский танец в «Бахчисарайском фонтане». Они не сложные технически – не надо в белом трико тянуть ножку, делать два тура (прыжок в два оборота. – Прим. ред.) или десять пируэтов. Но они тяжелые. Так как было с «Весной священной» Панфилова в 1997 году – труппа начала вдруг работать по-настоящему. Также как с бешеным удовольствием все танцуют «Весну священную» Саши Вальц. Я как-то, когда сам не танцевал, пришел посмотреть и увидел, что все самоотверженно потеют и трудятся по-настоящему.


«Медный всадник»

– Другой премьерой сезона был балет «Медный всадник» на музыку Глиэра. Саша, вы в нем исполнили главную партию – Евгения, за которую получили премию «Золотой Софит» в номинации «лучшая мужская роль в балетном спектакле».

А. С. Партия Евгения получилась очень насыщенной и эмоциональной. Хореограф Юра Смекалов к тому, что было у Захарова, добавил «текста» в третьем акте, и для артиста, исполняющего Евгения, весь акт – как моноспектакль, мы вообще со сцены не уходим! Это тяжело, но роль очень интересная! И очень приятно, что номинационный совет и жюри разглядели и отметили моего Евгения!
-------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 02, 2017 11:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123209
Тема| Балет, Киргизия, Персоналии, Наталья Сомова, Сергей Мануйлов (МАМТ)
Автор| Анастасия КАРЕЛИНА. Фото Даниля УСМАНОВА
Заголовок| Рождество на пуантах
Волшебная сказка от российских звезд

Где опубликовано| © "Вечерний Бишкек"
Дата публикации| 2016-12-30
Ссылка| http://members.vb.kg/2016/12/30/rojdes/1.html
Аннотация|



В последнее воскресенье уходящего года кыргызстанские поклонники балета рукоплескали московским звездам — Наталье Сомовой и Сергею Мануйлову. Солисты Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича–Данченко вышли на сцену вместе с учащимися Бишкекского хореографического училища имени Чолпонбека Базарбаева в легендарном «Щелкунчике».

Этого праздника жители кыргызской столицы очень ждали. За полчаса до начала перед центральным входом в Кыргызскую национальную филармонию собралась толпа людей, жаждущих зрелища. И их можно понять. Организатор события — общественный фонд “Белый лебедь” — сумел договориться о том, чтобы главные партии в балете Петра Ильича Чайковского исполнили прима–балерина и ведущий солист Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича–Данченко. Сергей Мануйлов в нашем городе уже выступал и сейчас поспособствовал тому, чтобы и его коллега по театру Наталья Сомова также прилетела в Бишкек и стала главной героиней этой новогодней сказки.

Гости прибыли в Бишкек рано утром. Бессонная ночь в самолете, немного отдыха в гостинице — и вот они уже на Большой сцене филармонии репетируют вместе с ребятами из БХУ. Когда в зал входили зрители, артисты все еще продолжали повторять свои партии за закрытым занавесом.

Московские гости вышли на сцену, и уже в конце первого действия спектакля Наталья и Сергей исполняли в “Щелкунчике” партии Маши–принцессы и Щелкунчика–принца. Все остальные роли в этом ярком музыкальном произведении, созданном по мотивам философской сказки Гофмана, были отданы мальчикам и девочкам из Бишкекского хореографического училища. Танцевали дети из разных классов и с курсов БХУ. И для них уже сама возможность работать в одном спектакле со звездами — большой подарок и прекрасный пример того, чего можно добиться упорным трудом.

Публика приняла “Щелкунчика” на ура. Да, были некоторые технические накладки и неточности, которые зрители в зале, естественно, заметили. Но впечатления в целом это не испортило. В итоге публика уходила домой в отличном настроении. Да и московские гости, судя по всему, остались довольны тем, как прошел спектакль.

Магия «Щелкунчика»
Премьера балета “Щелкунчик” состоялась 6 декабря 1892 года в Санкт–Петербурге на сцене Мариинского театра. Либретто на основе сказки Эрнста Теодора Амадея Гофмана “Щелкунчик и Мышиный король” написал гениальный Мариус Петипа. Музыку — Петр Чайковский. Зрителей покорила эта волшебная история, случившаяся в канун Рождества.

Главной героине сказки Маше крестный дарит странную игрушку — Щелкунчика. В волшебную рождественскую ночь девочка видит сон, в котором все знакомое ей преображается до неузнаваемости. Появляются мыши под предводительством Мышиного короля. Елочные игрушки оживают и становятся солдатиками, которых Щелкунчик ведет в бой с хвостатым нашествием. Сама Маша становится принцессой, а Щелкунчик превращается в прекрасного принца.

Балет “Щелкунчик” и в наши дни остается одним из любимейших спектаклей зрителей по всему миру. В новогодние и рождественские дни он вновь идет на подмостках театров разных стран. Кыргызстан — не исключение. И детям и взрослым хочется верить в сказку, в то, что добро восторжествует и чудеса возможны.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 10, 2017 1:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123210
Тема| Балет, Гастроли в Риге, Персоналии, Светлана Захарова (БТ)
Автор| Текст: Варя ГОНЧАР Фото: Roberto RICCI, Иван ВАРШАВСКИЙ
Заголовок| Cветлана Захарова: «Большой театр — огромная страна»
Где опубликовано| © журнал Status Рига, с. 25-27
Дата публикации| 2016-2017 зима
Ссылка| https://issuu.com/spotlightmedia/docs/status-2016-04-issue/26
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Если жизнь киноактера обычно на виду у зрителя, то закулисье артистов балета — это тайна, загадка. Светлана Захарова, прима Большого театра и миланского театра «Ла Скала», в декабре впервые побывавшая в Латвии на гастролях, рассказала нашему журналу о том, из чего рождается балет и что собой представляет «сердце» Большого театра.

Светлану Захарову называют абсолютной примой — она никогда не бывала на вторых ролях. Еще учась в Киевском хореографическом училище, получила приглашение перейти учиться в Академию русского балета им. Вагановой, причем сразу на выпускной курс. По окончании Светлана Захарова была немедленно зачислена в труппу Мариинского театра. Спустя семь лет, в 2003 году, перешла на службу в Большой театр. С 2008 года Светлана — первая иностранная этуаль «Ла Скала». В Ригу Светлана Захарова по приглашению компании Art Forte привезла свой новый проект Amore — три одноактных спектакля о любви.

У Светланы нежный, хрустальный голос, мягкие интонации, и сама она — словно фарфоровая. Воздушная, волшебная, легкая. Однако в процессе разговора ты начинаешь чувствовать: за этой легкостью стоит железный характер и несгибаемая сила воли.

Вы как-то сказали, что балет — это женственное искусство, но не совсем женское. Какими чертами характера должна обладать балерина, чтобы в нем состояться?

Балет требует огромной отдачи — сил, энергии, эмоций, в этом плане он не женский. Хотя и очень женственный — но это уже на сцене, когда танцуешь. Нужно доводить технику до такого состояния, чтобы не видно было этой трудной работы, чтобы осталась одна легкость. Конечно, на это уходит очень много сил и эмоций. и человек должен быть прежде всего целеустремленным. Такой вид искусства требует особого отношения к себе: серьезного, жесткого, порой жестокого. и требовательного — к окружению. Ведь окружающие начнут подстраиваться, видя, как ты относишься к себе и своей профессии.

Вы — прима в театре и при этом счастливая жена и мать. Скажите, вы в театре и вы дома — это два разных человека?

Если разделять, то я бы сказала: на репетициях и вне репетиций. Вне репетиционного зала я другая, конечно. Что меняется? меняется отношение к себе. В зале нельзя себя жалеть. В зал нельзя заходить с мыслью, что что-то болит, что ты чувствуешь усталость. Тогда уж лучше не идти, а остаться дома, пойти погулять. и только приведя свое состояние в порядок, отправляться в балетный зал. Но бывает, что приходишь очень усталой, а твой педагог, как хороший психолог, тебя потихонечку накручивает— и вдруг все проходит. Хотя сначала казалось, что нет ни сил, ни эмоций.

Мой педагог Людмила Ивановна Семеняка в такие моменты говорит: «Ну, давай попробуем, надо это проверить, то проверить». и ты как-то сам по себе заводишься: пианист играет, на тебя смотрит педагог, рядом партнер — приходится собраться. Но это все приходит с опытом.



СЕРДЦЕ БОЛЬШОГО

Недавно довелось увидеть Людмилу Ивановну в фильме «Большой Вавилон», который снял Марк Франкетти о Большом театре. Вам довелось посмотреть картину? Каковы ваши впечатления?


Да, я фильм посмотрела. Не то чтобы у меня сложилось к нему негативное отношение, но мне показалось, что этот фильм неправильный, он не о Большом театре. Фильм должен был показать жизнь Большого театра, но при этом не показал ее совершенно. Отразил жизнь нескольких артистов, которые не являются ведущими. Какие-то комментарии артистов, которые, знаете, как разговоры на кухне, не несут важной информации... Так что фильм мне не понравился, он не раскрыл суть и сердце Большого. мне показалось, что фильм, скорее, скандальный и что этим очередным скандалом создатели картины хотели прославиться. Хотя я хорошо помню: они долго снимали, подходили ко всем артистам, и ко мне подходили. Но я интуитивно почувствовала, что мне не хочется с ними общаться, потому что фильм будет не о том.

А что собой представляет сердце Большого театра? Если бы вы снимали такую картину, что бы вы показывали?

Наверное, это репетиции, во время которых происходит откровение. Порой на спектакле артист не может выразить того, что испытывает на репетициях: это особое состояние. Еще это закулисная жизнь во время спектакля: вы представляете, как это, когда артист после сложной вариации заходит за кулисы, как он дышит? Это сочетание того прекрасного, что зритель видит на сцене, с тяжелым трудом.
Зритель ведь не знает, как происходит подготовка спектакля, сколько людей задействовано, чтобы выпустить один 2,5-часовой спектакль. и художники по свету, и костюмеры, и гримеры, и рабочие сцены, которые ставят гигантские декорации, и педагоги, и артисты — это же огромная страна! Страна, которая в один вечер выпускает спектакль.



БАЛЕТ + КИНО

В прошлом году в Большом театре состоялась премьера балета «Герой нашего времени», где вы исполнили партию Княжны Мэри; режиссером был Кирилл Серебренников. Расскажите, какие у вас впечатления от работы с театральным режиссером?


Сегодня я уже точно могу сказать, что это было здорово и интересно. Это большая помощь хореографу. Но, честно говоря, для нас, балетных, такой проект всегда непривычен. Возможно, еще и потому, что Кирилл Серебренников такой необычный, нестандартный. Когда нам объявили, что он будет ставить как режиссер, а хореографом при этом будет Юрий Посохов, я и многие мои коллеги крайне удивились. Нам тогда казалось, что это два совершенно разных полюса, которые вместе вообще не должны никогда даже встретиться. Казалось, они живут настолько разной жизнью — и думают, и дышат совершенно по-разному! Когда к нам пришел в репетиционный зал Кирилл, весь такой свободный, труппа на него смотрела с недоумением. Он, кажется, немного волновался, пытался быть «своим парнем», но нашего артиста ничем не взять. До того момента, пока мы не увидели, что происходит на сцене и как под его руководством рождается спектакль. Юра Посохов ставил хореографические моменты, и когда уже вся хореография была поставлена, мы вышли на сцену — и тут...

Понятно, что работа Серебренникова началась еще до хореографической постановки, но для меня она открылась, когда мы вышли на сцену. Тогда одни моменты начали соединяться с другими: кто как появляется, кто из какой двери выходит, где должен стоять, как что одно с другим должно быть взаимосвязано. Нас было два состава, и когда один находился на сцене, другой должен был сидеть в зале и все запоминать. Я сидела, смотрела и все больше и больше впечатлялась работой Кирилла. Надо признать: он потрясающий, уникальный режиссер. Думаю, ему было непросто с нами работать, но я восхищалась им, а он нами. Нам говорят: «Повторите с этого места». И мы в полную ногу все на 100% повторяем и повторяем. Он восклицал: «Ну не надо на полную ногу-то, я просто попросил повторить! Как вы так все танцуете и танцуете в полную силу!». а мы так привыкли. и он нами восхищался. а я — им. Я видела, как из хореографических моментов рождается спектакль. и хотя Юра Посохов один из моих любимых хореографов, без Кирилла было бы не так интересно. Кирилл направлял точно и правильно. Я рада, что в конце сезона у нас в Большом состоится премьера: этот же тандем — режиссер Кирилл Серебренников, хореограф Юрий Посохов — и композитор илья Демуцкий будут ставить балет «Нуриев». Надеюсь, это будет очень интересно!

Вы сами хотели бы попробовать на себе роль театральной актрисы или сняться в кино?

В кино я хотела бы сняться, я давно об этом думала. Даже Станислава Говорухина просила: «Будете снимать — возьмите меня, я хоть просто с зонтиком пройдусь!». А он мне всегда отвечает: «Ты слишком худая!». Он любит другой типаж русской женщины — «кровь с молоком».

Светлана, несмотря на опыт и лавры, волнуетесь ли вы перед выступлением?

Всегда!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 16, 2017 11:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123211
Тема| Балет, IV Международный форум «Балет XXI век» (Красноярск)
Автор| Людмила Лаврова
Заголовок| МЕЖДУНАРОДНЫЙ БАЛЕТНЫЙ ФОРУМ «БАЛЕТ XXI ВЕК» В СИБИРИ
Где опубликовано| © газета "Новый Петербург" № 46
Дата публикации| 2016-12-04
Ссылка| "Новый Петербург"
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В Красноярске завершился IV Международный форум «Балет XXI век». В рамках этого крупномасштабного и представительного форума проходил международный конкурс артистов балета «Гран-при Сибири», в котором дипломантом стал выпускник Академии русского балета имени А. Я. Вагановой Сергей Крылов, в настоящее время являющийся солистом Санкт-Петербургского государственного театра балета имени Леонида Якобсона.

IV форум «Балет XXI век» был посвящен 125-летию со дня рождения композитора-классика Сергея Сергеевича Прокофьева и грядущему 90-летию выдающегося хореографа, воспитанника ленинградской школы русского балета, Народного артиста СССР, президента Международного союза деятелей хореографии Юрия Николаевича Григоровича. Юрий Николаевич должен был возглавлять жюри конкурса «Гран-при Сибири», но по ряду причин не смог приехать в Красноярск и жюри возглавила тоже легендарная личность – экс-директор балета Град Опера и действующий директор балетного фестиваля в Каннах Брижит Лефевр. Госпожа Лефевр – в прошлом балерина и актриса, установила рекорд по длительности непрерывного руководства лучшей балетной труппы Франции – 13 лет. В Красноярске Брижит Лефевр вызвала большой интерес прессы и балетных специалистов, с ней была организована встреча в Красноярской краевой библиотеке, её приглашали на многочисленные интервью, а в перерывах между турами балетного конкурса, проходившего в Красноярском государственном театре оперы и балета, знаменитую французскую гостью окружали учащиеся Красноярского хореографического училища и любители балета, и она со всеми очень демократично общалась, а её автограф-сессии продолжались до тех пор, пока последний желающий не получал заветную подпись. Среди других членов жюри – такие крупные имена, как Вячеслав Гордеев, Народный артист СССР, в прошлом — премьер Большого театра и художественный руководитель его балетной труппы, а сейчас – художественный руководитель Московского областного государственного театра «Русский балет», художественный руководитель Бостонского балета Микко Ниссинен (США), тоже в своё время учившийся в Ленинградском хореографическом училище имени А.Я. Вагановой, Турсынбек Нуркалиев, директор балетной труппы Государственного театра оперы и балета «Астана-Опера» (Казахстан), Зейнеп Судал Саадет, хореограф, художественный руководитель Международного фестиваля балета в Бодруме (Турция) и другие известные в мире деятели хореографии.

Лауреатами конкурса в старшей возрастной группе среди девушек стали Мидори Терада (Япония) — I премия, Елена Свинко (Красноярск, Россия) — II премия, Екатерина Байбаева (Йошкар-Ола, Россия) — III премия. У юношей I премию поделили Коя Окава (Япония) и Юрий Кудрявцев (Красноярск, Россия), II премия у Серика Накыспекова (Казахстан) и Дмитрия Дьячкова (Красноярск, Россия), III премия также поделена между двумя участниками – Маратом Сыдыковым (Кыргызстан) и Фарухом Садыркуловым (Кыргызстан). Лауреатами конкурса в младшей группе среди девушек стали Анастасия Белоногова (Красноярск, Россия) – I премия, Анастасия Платонова (Якутск, Россия) – II премия, III премию поделили Елизавета Мартынова (Уфа, Россия) и Анастасия Шевцова (Красноярск, Россия). У юношей места распределились так: I премию поделили – Денис Захаров (Москва, Россия) и Марк Чино (Москва, Россия), II премию жюри не присудило, а III премия досталась Федерико Тоселло (Италия). Были также вручены специальные премии, а всем участникам III тура – дипломы.

Но конкурс «Гран-при Сибири» – только часть форума, в рамках которого силами балетной труппы Красноярского государственного театра оперы и балета были показаны первое действие из балета «Каменный цветок» в хореографии Юрия Григоровича и сюита из балета «Золушка» в постановке художественного руководителя Красноярского оперного театра Сергея Боброва, оба балета – на музыку Сергея Прокофьева. В «Каменном цветке», либретто которого создано женой композитора Мирой Мендельсон-Прокофьевой и Леонидом Лавровским по мотивам уральских сказов Павла Бажова «Малахитовая шкатулка», — великолепные декорации и костюмы Народного художника СССР Симона Вирсаладзе – одни только искусно подсвеченные «малахиты» завораживают взгляд. Что же касается хореографии, то это словно энциклопедия русских танцев, облеченная в балетную «форму». Солисты красноярской балетной труппы Георгий Болсуновский (Данила-мастер), Елена Лапина (Катерина), Мария Литвиненко (Хозяйка Медной горы) и Кирилл Литвиненко (Северьян) и артисты балета отлично справились с особенностями хореографии «Каменного цветка» и были вознаграждены громом аплодисментов так же, как и солисты в «Золушке» – Екатерина Булгутова (Золушка), Юрий Кудрявцев (Принц), Мария Литвиненко (мачеха). Анастасия Осокина и Надежда Панфилова (сестры). А в день открытия форума в качестве пира души Красноярский театр показал балет «Ромео и Джульетта» в постановке Сергея Боброва и тоже, разумеется, на музыку Прокофьева (Джульетта – Екатерина Булгутова, Ромео – Юрий Кудрявцев, Тибальд – Кирилл Литвиненко, Меркуцио — Даниил Костылев).

В рамках форума состоялись также показ документального фильма о Прокофьеве, творческие встречи, мастер-классы, телемост с Францией с участием гостей форума и многое другое. В частности, научно-практический семинар «Год Сергея Прокофьева. Мосты культуры» прошёл в Зале торжеств Красноярской государственной филармонии. На семинаре выступили главный редактор журнала «Балет» Валерия Уральская (Москва), рассказавшая о балетах Сергея Прокофьева; профессор Красноярского государственного института искусств Людмила Гаврилова с докладом «Сергей Прокофьев и музыкальный театр»; преподаватель Красноярского колледжа искусств Любовь Лаврушева с презентацией «Балеты Прокофьева в Париже в 20-е-30-е годы XX века» и другие известные представители мира музыкальной культуры.

Финальным аккордом масштабного Балетного форума стал большой гала-концерт лауреатов и дипломантов Международного конкурса балета «Гран-при Сибири». Победители творческого состязания исполнили самые яркие танцевальные номера, с которыми они выступали во время конкурсных просмотров, а члены жюри уже в качестве зрителей любовались ими и, очевидно, были горды своим выбором.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Фев 26, 2017 11:39 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 26, 2017 11:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123212
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, АлексеЙ Мирошниченко
Автор| Екатерина Нечитайло
Заголовок| Золушка: коктейль Молотова (Пермь, Пермский театр оперы и балета)
Где опубликовано| © Портал Субкультура
Дата публикации| 2016-12-22
Ссылка| http://sub-cult.ru/teatr/reports/7454-zolushka-koktejl-molotova
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В хореографии Алексея Мирошниченко и под управлением Теодора Курентзиса в Пермском театре оперы и балета состоялась премьера балета «Золушка».



«А когда пришло время быть свадьбе, явились и вероломные сестры, хотели к ней подольститься и разделить с ней ее счастье. И когда свадебный поезд отправился в церковь, сидела старшая по правую руку, а младшая по левую; и вот выклевали голуби каждой из них по глазу. А потом, когда возвращались назад из церкви, сидела старшая по левую руку, а младшая по правую; и выклевали голуби каждой из них еще по глазу», - говорится в финале одного известнейшего текста, адресованного юным. И это не сценарий фильма ужасов: так, на секундочку, заканчивается милая и добрая «Золушка» братьев Гримм. Вариант Шарля Перро чуть оптимистичнее (он оторвался в «Красной Шапочке», где все умерли), но безусловного доверия не внушает. Ситуация с башмачками, которые были у девушки не то стеклянными, не то золотыми, не то хрустальными, не то алмазными, не то деревянными, но обшитыми мехом, до сих пор остается туманной. У Базиле Зезолла и вовсе убивает Мачеху крышкой сундука, берет в сообщницы свою няньку, теряет галошу на платформе с подошвой из пробки. Одним словом, стабильности от бродячего сюжета уже несколько столетий ожидать не приходится. В 2016-м же году всем чудесам пришел конец: хореограф-постановщик Алексей Мирошниченко, дирижер Теодор Курентзис, художник Альона Пикалова, художник по костюмам Татьяна Ногинова, что рождены, чтоб сказку сделать былью, создают на сцене Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского коктейль некислого замеса, в котором исторические факты смыкаются с долей выдумки, музыка Прокофьева очищается от волшебного флера, гимн балету смешивается с персональными историями, суровая действительность приправляется горсточками юмора. Вы думали, это «Золушка» в Перми, а это - оттепель в городе Молотов.



«Золушка» Ростислава Захарова, что увидела свет в 1945-м году в Большом театре, была так или иначе связана с победой в Великой Отечественной войне: балет - феерия, сила и волшебство, торжество всего белого и доброго над всем черным и злым. Рудольф Нуриев в 1987-м переносил место действия в Голливуд, где юная девочка с метлой, окрыленная мечтами, пыталась добиться успеха. У Маги Марен (1985) все танцовщики Национальной лионской оперы работали в уродливых масках, Фея расхаживала с мечом, в партитуру были вставлены записи детского лепета; швейцарец Хайнц Шперли в 2000-м селил персонажей в современный балетный класс, куда приезжал в поисках партнерши молодой Фредерик; в новосибирской постановке Кирилла Симонова (за которую Теодор Курентзис в 2007-м получил Специальный приз жюри «Золотой маски» - за яркое воплощение партитуры С.С. Прокофьева) дело разворачивалось в предвоенные годы, ломаная пластика превалировала над плавностью, героиня ехала на бал на волшебном Единороге. В гротескном спектакле Алексея Ратманского (2002) герои обитали не то в мейерхольдовских 20-х, не то в бродвейских 50-х, все начиналось с танца парикмахеров, феями времен года были панковатые мужчины с разноцветными ирокезами. Главный балетмейстер Пермского театра оперы и балета Алексей Мирошниченко, выступающий автором либретто нового опуса, дает для ориентира следующие координаты: 1957-й год, Москва - Мадрид - Молотов, Фурцева, Григорович, Всемирный фестиваль молодежи и студентов. В некотором царстве, в Советском государстве жила-была балерина Вера Надеждина (Инна Билаш): техничная, сдержанная, правильная. Детей у нее не было, но была работа в Главном театре страны, где ставили «Золушку». Здесь эксцентрично выделывают па Ольга Свистокрылова (Лариса Москаленко), Ирина Шенешкина (Ляйсан Гизатуллина), Олимпиада Присядкина (Елена Хватова), творит дядя Яша - Яков Фейман (Александр Таранов) - обувных дел мастер, постановку осуществляет заслуженный Хореограф (Герман Стариков), на роль Принца приглашен этуаль Парижской оперы Франсуа Ренар (Никита Четвериков), в которого влюбится товарищ Вера. Министр культуры, глянув зорким глазом, передоверит бразды правления юному балетмейстеру Юрию Звездочкину (Денис Толмазов), Ренара, разумеется, вышлют из страны за неблагонадежность, спектакль «Cinderella» поедет на зарубежные гастроли, что пройдут с огромным успехом. Надеждина еще немного потанцует, будет обвинена в шпионаже, предстанет перед лицом общественности, а потом бдительные органы госбезопасности отправят ее в город Молотов (с 1957-го года - Пермь). Чтобы искать там безоблачное небо, ощущать на своих плечах невыносимо светлое будущее, менять сердце на пламенный мотор.

Легендарный главный занавес Большого Федора Федоровского из гобелена с золотой и шелковой нитью, у работников сцены на одежде надпись «Главный театр СССР», Хрущев стучит ботинком по трибуне (он это делал в 1960 - м, но не в этом суть). Начнем с того, что новый спектакль Мирошниченко - штука довольно хитрая, владеющая редкой силой бесспорно оправдать балетную пантомиму, называемую Шостаковичем «разговором глухонемых». Место действия - очаг культуры, где порой шибко громко не поговоришь; действующие лица - танцовщики, которым чаще проще жестом, чем словом, да чиновники, умеющие так указать направление движения, что мало не покажется. Художник Альона Пикалова обозначает несколько пространств, в - на фоне - которых разворачиваются события далекого 57-го года. Все начинается, напоминая «Консерваторию» Августа Бурнонвиля, с балетного класса со станками, окнами, кремовыми стенами. Труппа оттачивает переходы в позиции, стройно осуществляет повороты, слаженно кидает батманы. Здесь позже состоится художественный совет по приему и оценке проделанной работы, пройдет товарищеский суд - хоровод над Верой, выдаст свой движенческий монолог Фурцева (Дарья Зобнина) в зеленом костюме. Сурово грозящая кулаками в потолок, монументально прыгающая с ноги на ногу, кружащаяся рьяно и смело. Сюда же порой шкандыбает Фей в точном и емком исполнении Александра Таранова. Он - сгорбленный седой мужичок, ковыляющий в полуприседе, вскидывающий руки, нежно прижимающий к сердцу пуанты; добрый гений, которого почти все шпыняют; мастер своего дела, что может по искренним просьбам трудящихся сотворить чудо. Второй акт - спектакль Звездочкина - разворачивается в декорациях шикарной залы с аркой, лестницей, позолотой. Рококо, театр в театре, дорого-богато. Дамы и кавалеры с «домами» на головах блистают в многочисленных проходках, гарцует Принц - Ренар - Четвериков, широко улыбается Золушка - Надеждина - Билаш, аккуратно выполняя очередной па-де-баск. А за кулисами, выведенными на авансцену, все несколько иначе: он тяжело дышит, она еле сгибает ноги от усталости, они взаправду влюблены друг в друга. Журналисты фотографируют, дежурят врачи, все держат под контролем органы безопасности. В третьем же акте тут как тут капиталистическая заграница с броскими поп - арт щитами, зонтами, уличными кафе, навесами, хаммамом, где демонстрируют гимнастические умения парни в набедренных повязках. Отсюда, с гастролей, в которые поехал Главный театр страны, все участники повезут, вызывая в зале радость узнавания, люстры, торшеры, ковры, одежду. Здесь и прикиды поменяют: со спокойных на кричащие. Надо сказать, что художник по костюмам Татьяна Ногинова создала для этого спектакля огромный гардероб, которому обзавидовался бы всякий советский человек: тут вам и такое платье, и блузочка этакая, и юбочка сякая, и рубашка растакая, и галстучек, и туфельки, и свитерок. Главное, чтобы был тот размерчик.

«Башмачки только тогда имеют смысл, когда они – пара», - писал Прокофьев о своей «Золушке». В этом спектакле связь музыки и действия - идеальные отношения супружеской четы: партнеры совершенно равноправны, образцово свободны, но объединены общей идеей, заинтересованы не в успехе, но друг в друге. Видят заноски и батри, слышат затакты, идут рука об руку, дышат вместе, не развлекаются «нежданчиками» ради остроты отношений. В исполнении Курентзиса и оркестра MusicAeterna до боли знакомое звуковое полотно, сотканное из контрастов, выглядит максимально свежо, современно, близко. Пластично. С партитуры, которая является одной из тех, что можно назвать «балетным» балетом, где есть и вариации, и гавот, и паспье, и мазурка, и уроки танцев, и па - де -де, и бурре, и сцена бала, позволяющая развернуться фантазии любого постановщика, убран налет сказочности, иллюстративности, снята прикладная функция. Они будто слегка посмеиваются над чопорными танцами, прописанными автором, позволяя себе шалости с темпами, заранее вытрясают из всех вальсов пыль, как из шали, утрируют бойкий Марш из «Любви к трём апельсинам», под который по авансцене вышагивают гэбисты. Оркестровая яма пышет звуками, помещая всех собравшихся в самую гущу событий, не изображает восторженное чувство предощущения, но выстраивает его скрипичными переливами, погружает в переживания, скрупулезно вырисовывая персональные музыкальные темы героев. А во фрагменте «Полночь» и вовсе складывается ощущение, что ты оказался внутри часового механизма в Новогоднюю ночь. Скажем, в Кремлевских курантах за полторы минуты до боя: взволнованный вальс сходит на нет, тремоло нарастает, флейты взвизгивают, медь раскатисто возвещает об окончании безудержного веселья, ударные холодно и безжалостно отсчитывают секунды, напряженно чеканя приговор, в котором говорится о крахе былого, о наступлении нового. А на сцене в этот момент доблестные сотрудники органов госбезопасности разнимают беззащитную пару влюбленных из разных стран. На фоне празднующего руководящего состава, в такт поднимающего бокалы за то, что Советский Союз впереди планеты всей. И в спорте, и в балете, и в труде, и в проявлении бдительности.

Пермская «Золушка» - даже не «балетная драма в трех действиях», о чем любезно сообщают афиши, украшенные советским плакатным шрифтом, а настоящий фильм, где танец и музыка являются основными выразительными средствами. Парные крупные планы персонажей сменяются масштабными массовыми выходами, мизансцены, наполненные многочисленными деталями, хочется разглядывать на паузе, переходы от картины к картине происходят так ладно, что порой не видна монтажная склейка, звуки кажутся эксклюзивными и «родными». Хореография Мирошниченко, пронизанная прыжками, рондами, аттитюдами, поддержками «из тех времен», порой кажется простоватой, но это впечатление обманчиво, с кондачка ее явно не возьмешь: то, что выполняется с легкостью, требует, как завещал нам советский спорт, огромных эмоциональных усилий и физических затрат. От обилия фуэте кружится голова, как от новогоднего шампанского, всем героям сочувствуешь так, будто они твои давние товарищи, общая атмосфера схожа с настроением лент «Высота» и «Девушка без адреса»(обе, кстати, вышли на экран в 1957 - м году), в которых отразилось мироощущение эпохи оттепели — времени надежд, оптимизма и уверенности в том, что страна идет по правильной дороге. Недетская «Золушка» пронизана светлой ностальгией, но лишена архаики, наполнена иронией, но не переходит в язвительность, застрахована от умильности, но не гнушается узнаваемых шуток в духе «чей туфля?». Она легко могла бы объединиться в дилогию с балетом «Условно убитый», назвав себя «Безусловно живая». Мирошниченко, беря в собеседники Прокофьева и Курентзиса, рассуждает лирическим языком о прекрасной эпохе, организует шиворотнавыворотную сказку, создает не взрывоопасную смесь, а опьяняющий оптимизмом коктейль, отвечающий ГОСТу, что объединяет сказку и быль, переплетает суровую реальность и воздушный балетный мир, спаивает Молотов и Пермь, примиряет хорошее, необходимое и лучшее. И успех этих процессов, как сказал бы Гагарин, находится в интересах всего человечества.


Фотографии Антона Завьялова
-----------------------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 08, 2017 6:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123213
Тема| Балет, Театр им. Леонида Якобсона, Премьера, Персоналии, Жан Гийом Бар
Автор| Вита ЧУШКИНА
Заголовок| Красота требует…
Где опубликовано| © Санкт-ПетербургскиЙ музыкальный вестник
Дата публикации| 2016-12-28
Ссылка| http://nstar-spb.ru/musical/print/article/krasota-trebuet/?sphrase_id=94102
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Труппа Театра им. Леонида Якобсона показала премьеру балета «Спящая красавица» на сцене БДТ им. Георгия Товстоногова. Новый спектакль получился очень ладным. Он выточен балетмейстером Жаном Гийомом Баром идеально по размерам и возможностям труппы. Он красив благодаря оформлению Ольги Шаишмелашвили. Он хорошо (неожиданно хорошо) станцован.

Это не экспериментальный проект, скорее в точности наоборот — Театр им. Л. Якобсона рассчитывал получить и теперь обладает «классической» постановкой, отвечающей зрительским ожиданиям. По всем признакам балет ориентирован на кассу. «Спящая красавица» уже одним названием и упоминанием о Чайковском на афише становится необычайно привлекательна для туристов; спектакль идеален для семейного просмотра. Но классическая «Спящая красавица» — балет коварный, для артистов чрезвычайно сложный, изматывающий и требующий безошибочного исполнения, идеальной выучки и опыта закалки классикой. Это балет о труппе, на который руководитель театра Андриан Фадеев едва бы решился, не будь уверен в силах своих артистов. Так что под видом чисто коммерческого предприятия перед нами иное — презентация Фадеевым результатов пятилетней работы на посту главы балета: его труппа в полной комплектации (от премьеров до кордебалета), в прекрасной форме, в красивом обрамлении спектакля.

Когда в 2011 году Фадеев в расцвете артистических сил, в 33 года, оставил сцену Мариинки ради руководства Театром им. Л. Якобсона, едва ли кто-то ожидал, что ему столь хорошо удастся эта новая роль. Вот уже несколько лет театр выпускает премьеры, на которые хочется ходить, потому что это предвещает новые, интересные впечатления (что при недавнем состоянии балета в Петербурге казалось чудом). Фадеев привлекает к работе начинающих балетмейстеров и предоставляет им карт-бланш на постановку. Театр получает оригинальные спектакли, а не перекупает старые. Репетировать классический репертуар, вести уроки Фадеев приглашает в том числе экс-артистов Мариинского: здесь работают Юлия Касенкова, Дарья Павлова, Никита Щеглов, Сергей Вихарев. У него отличный кордебалет, в лучших петербургских традициях. Фадеев прикладывает усилия, чтобы отношение к его театру менялось, чтобы его артисты танцевали всё лучше и лучше. (Говорят, на репетициях он невероятно требователен и строг.) Последние пять лет труппа наращивала силы, училась исполнять разную хореографию. И вот подобралась к Эвересту балетной классики, к «Спящей красавице».

Работавший над новым спектаклем Жан Гийом Бар — хореограф в России почти неизвестный, но с безупречным для этой постановки танцевальным прошлым: некогда этуаль Парижской оперы, достигший вершины карьеры благодаря партии Дезире в «Спящей красавице» Рудольфа Нуреева. Для Нуреева, как известно, танцевавшего этот балет в Кировском театре в Ленинграде, он был основой балетмейстерских фантазий. Так что право такого «породистого балетного француза», как Бар, вмешиваться в историю «Спящей красавицы» на русской сцене не вызывало сомнений. Не в пример тем, кто в России страстно негодует о загубленном наследии Петипа, балетах, исковерканных за советские десятилетия разнообразными переделками (павших «до положения безотказной девушки», как писала критик Юлия Яковлева), Бар заявил, что совершенной считает мариинскую версию Константина Сергеева и в своей работе будет опираться на нее. Объем вмешательств в «канонический текст» он свел к минимуму, а необходимые, с его точки зрения, перемены провел аккуратно, мягко вписав в музыку.

В своем балете Бар уделил больше внимания рассказыванию сюжета. Поэтому цитаты «из Петипа» все-таки пришлись впору: так, первое действие открывает пантомимная сцена вязальщиц. В новом спектакле появляется предпролог, в котором Флорестан выгонят Карабос из ее замка и присматривает себе в жены красавицу, будущую мать Авроры. Карабос мстит вовсе не за то, что не была приглашена на праздник, а за ту давнюю обиду. И нарисована не средоточием зла (кстати, у Бара эта роль отдана танцовщице), а оскорбленной женщиной и, кстати, одной из фей. Она, поднявшаяся на пуанты под стать фее Сирени, изъясняется резко, батманами, и похожа на Королеву в «Алисе» Кристофера Уилдона, хоть и не столь харизматична. Что касается хореографии, новые штрихи в большинстве своем сделаны сообразно численности и составу труппы. В Вальсе цветов и Сарабанде сокращено число танцевальных пар, упразднены «детские» выходы, феи выходят в сопровождении кавалеров. Эти и все другие точечные метки новой редакции пропадают в бездне многочисленных версий балета, кажутся давно где-то и когда-то уже случившимися. Но Театру Якобсона это «среднестатистическое», почти мариинское, кажется, и было нужно.
Приладив балет к труппе, Бар, однако, не стал облегчать хореографию хрестоматийных сцен. Исполнительница Авроры должна провести труднейшее Адажио в первом акте, собрав от женихов положенное количество цветочков. На своих местах дуэты и вариации героев сказок (за исключением сцены Людоеда с Людоедкой и Мальчика-с-пальчик с братьями, зато есть танец Золушки с Принцем), фей и драгоценностей. Исполнителю Дезире предписано в вариации танцевать травмоопасные кабриоли вперед и с правой и с левой ноги, серию двойных туров en l’air, причем одинаково хорошо en dehors в обе стороны. Выстраивая спектакль адекватно возможностям труппы, Бар понимал, что на сегодняшний день возможности эти очень высоки.
Сравнение с Мариинским, постоянное в разговоре о премьере и о буднях труппы, всплывает навязчиво. Но оно не случайно — над Театром им. Л. Якобсона постоянно нависает тень гиганта. Андриан Фадеев, в интервью заверяющий в том, что его театр к уровню Мариинского балета даже не стремится, хитрит. Вся стратегия его руководства труппой свидетельствует об обратном. Высокая планка обеспечивает высокий результат.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17005
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 18, 2017 3:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2016123214
Тема| Балет, театр «Астана Опера», Персоналии, Айгерим Бекетаева
Автор| Беседовала Дана АМЕНОВА
Заголовок| Прима-балерина театра «Астана Опера» Айгерим Бекетаева: «Балет стал смыслом моей жизни»
Где опубликовано| © газета «Вечерняя Астана»
Дата публикации| 2016-12-24
Ссылка| http://vechastana.kz/intervyu/1006214-prima-balerina-teatra-astana-opera-aygerim-beketaeva-balet-stal-smyslom-moey-zhizni/?sphrase_id=1714197
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Эта обаятельная, целеустремленная девушка с раннего детства усердно трудилась, чтобы воплотить мечту и стать балериной. В свои 25 лет она является лауреатом международных конкурсов, лауреатом премии Фонда Первого Президента РК в области культуры и искусства, примой столичного театра «Астана Опера». Сегодняшняя гостья «Вечерней Астаны» - известная казахстанская артистка балета Айгерим БЕКЕТАЕВА - откровенно рассказывает о закулисной жизни и обратной стороне самой грациозной и изящной профессии.

- Айгерим, расскажите, с чего начинался ваш путь в ведущие солистки балета.

- После третьего класса мама привела меня поступать в Алматинское хореографическое училище имени А. В. Селезнева. Тогда я не ставила перед собой цели непременно поступить, мы просто хотели попробовать свои силы, попытать счастья. В результате, поступив туда, я восемь лет провела в стенах учебного заведения. Ежегодно там проводились традиционные отчетные концерты. На такой творческий вечер однажды приехал главный балетмейстер Национального театра оперы и балета имени Куляш Байсеитовой Турсынбек НУРКАЛИЕВ. После окончания концерта я получила приглашение поработать в Астане. Переехала в столицу и три года прослужила в театре им. К. Байсеитовой. В 2013 году открылся театр «Астана Опера», в который я перешла по конкурсному отбору на должность ведущей солистки. Сейчас работаю под руководством нашей наставницы, художественного руководителя балетной труппы театра Алтынай Асылмуратовой. В общем, балет стал смыслом моей жизни.

- С каким спектаклем вы выступили недавно в Большом театре Беларуси? И что планируете показать на предстоящих гастролях в России?

- Наш театр и Большой театр Беларуси подписали меморандум о сотрудничестве с целью обмена опытом между ведущими солистами. В Минске мы показали спектакль «Лебединое озеро» Петра Чайковского, где со мной танцевал наш новый солист Олжас ТАРЛАНОВ. Он приехал из Мюнхена, работал девять лет в Германии, а недавно вернулся на родину. В феврале 2017 года мы со всей балетной труппой поедем на гастроли в Санкт-Петербург, где выступим в легендарном Мариинском театре. Это очень ответственно. В культурной столице России мы представим балет «Собор Парижской богоматери» М. Жарра в постановке Ролана Пети, премьера которого у нас состоялась в прошлом сезоне. Хочу поблагодарить наше руководство за предоставленную возможность прикоснуться к этому шедевру. Наш репертуар пополнился еще одним сокровищем мировой хореографии. Это дало нам возможность освоить уникальный хореографический стиль выдающегося балетмейстера ХХ века Ролана Пети. Я буду исполнять роль Эсмеральды. В ее образе мне интересно передать зрителям эмоциональную и техническую часть.

- В знаменитом спектакле «Лебединое озеро» какая из героинь вам больше импонирует?

- Этот спектакль заслуживает особого внимания, поскольку надо показать белую и черную лебедь. Одетта мне ближе по характеру и по внутреннему миру. А Одиллия интересна тем, что дает новые эмоции, ведь хочется попробовать себя и в противоположной роли. На самом деле этот спектакль сложен тем, что в других постановках ты передаешь единственный образ, а здесь героини по характеру и по внешности совершенно разные.

- Работая с известными постановщиками, случается, что вы меняете хореографию под себя?

- Мне интересно работать с разными балетмейстерами, перенимать ценный опыт, брать от них что-то. На сегодняшний день я являюсь приглашенной солисткой театра Бориса Эйфмана. Мы вместе гастролировали в нескольких городах Англии, Венгрии, объездили всю Испанию. Ранее они не приглашали иностранных артистов. Это говорит о том, что казахстанский балет уже не уступает российскому или европейскому

- У вас не возникало желания попробовать себя в других видах танца, помимо классического балета?

- На сегодняшний день в репертуаре нашего театра, помимо шедевров мировой балетной классики, есть сов­ременные и неоклассические спектакли, такие, как «Роден», «Собор Парижской богоматери» и другие. Я сейчас нахожусь в состоянии поиска, когда интересно все. Хотелось бы попробовать себя в разных образах в новых постановках, которые идут по всему миру, но все-таки придерживаюсь классических рамок.

- Что помогает вам виртуозно делать фуэте или совершать высотные прыжки на сцене?

- Для того чтобы зрителям все виделось легко и непринужденно, мы проводим много часов в зале, оттачивая каждое движение. Задача ведущего солиста в том, чтобы, держа образ, он вынес всю хореографическую технику, плас­тику так, как было задумано балетмейстером. Каждым своим движением солист раскрывает образ своего героя, его чувства и эмоции. В балете существуют специальные жесты, которые передают сюжетную линию. А внутреннее состояние открывает возможности сделать сложные элементы. Актерское мастерство и хореографическая техника совместно помогают нам воплотить нужный образ. Каждый раз, когда выходим на сцену, мы все стараемся прив­нести свои эмоции.

- Чем жертвует женщина, выбирая профессию балерины?

- Наверное, в первую очередь, детством. Все дети играют, а ты не можешь, надо заниматься. Хотя, если профессия человеку нравится, то он ничем не жертвует. При желании все можно успеть сделать. В балете нужно быть трудолюбивым. Иногда бывает трудно заставить встать себя утром и повторить все элементы заново. Такой ежедневный труд не каждый выдержит, но мне помогает любовь к балетному искусству.

- Правда ли, что балерины постоянно придерживаются диет

- Я всегда считала, что я не склонна к полноте. Тем не менее необходимо питаться натуральными продуктами, поддерживать себя витаминами. Мама часто перемалывает мне сухофрукты. Существуют определенные суточные нормы, которых мы придерживаемся. Я ем все, что требует организм, не ограничивая себя. Пос­ле отпуска, когда полностью расслабляешься, приходить в форму достаточно непросто, но я никогда не держала никаких диет. Я могу за троих съесть! (Смеется).

- Как вы думаете, что значит балет для современного общества?

- Что приятно, сейчас у нас появились преданные пок­лонники. Мне бы хотелось, чтобы зрители не стеснялись выражать собственные эмоции, делились впечатлениями, которые они получают от спектакля. Аплодисменты и слова благодарности, которые они говорят нам после окончания спектакля, - это та оценка, ради которой мы усердно работаем. Нам также интересно узнать, понравился ли сегодняшний образ или нет. Было бы здорово пообщаться с ними по этому поводу. Мне кажется, мы со временем придем к тому, что должен быть налажен контакт между зрителями и артистами. Например, активные московские, петербургские зрители знают солистов по именам, могут даже рассказать, у кого из исполнителей что не получилось.

- Вы ровесница независимости, что вы можете сказать о развитии казахстанского балета за двадцать пять лет?

- Я родилась в замечательное время, в год, когда наша страна обрела независимость. Просмат­ривая архивные видео, слушая наших руководителей, рассказы своих родителей, бабушек, дедушек, понимаешь, как им было тяжело. Какие раньше были сложные времена, был холод и голод. Я родилась ровно двадцать пять лет назад и счастлива, что в наше время открываются большие возможности
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 6 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика