Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2011-04
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 15, 16, 17
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 30, 2015 12:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011043212
Тема| Балет, БТ, История, "Легенда о любви", Персоналии, Майя Плисецкая
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Аве Майя
Где опубликовано| журнал "Баку" №2(22), стр. 62
Дата публикации| март-апрель 2011
Ссылка| http://baku-media.ru/files/pdf/77/index.html#/64/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Критики называли Мехмене Бану, созданную Майей Плисецкой, страстной, жертвенной, сомневающейся, импульсивной… И всегда – царственной. В специальном интервью журналу «Баку» Майя Михайловна рассказала о собственном ощущении этой роли.



Что вы чувствуете, когда слышите название балета «Легенда о любви»?

Радость. Это замечательный балет, один из лучших нашего времени. Премьера у в Большом театре была в 1965 году и с тех пор спектакль не сходит со сцены – это что-нибудь да значит. Воспоминания – только хорошие: выразительно, красиво, эмоционально. Захватывающий азербайджанский, точнее, турецко-азербайджанский колорит, ведь либретто написал Назым Хикмет. Либретто и музыка Арифа Меликова – яркая, ясная, живая - существовали вместе, были равны друг другу, а это случается нечасто. Все исполнители раскрывались в балете. Именно в «Легенде о любви» была одна из моих лучших ролей. Мехмене-бану была огромной драматической ролью, а не просто танцем. Потом Назым Хикмет написал либретто нового балета для меня, но вскоре умер и этот проект не состоялся. У меня, к сожалению, почти нет фотографий того времени, но чтобы представить себе, как это было, можно посмотреть документальный фильм «Аве Майя» - там есть фрагмент, где я танцую адажио из «Легенды о любви».

Были ли у вас какие-нибудь сложности при подготовке роли?

Проблемы? Нет! Это было счастье – сыграть роль, которой нет в истории человечества. Чтобы женщина отдала свою красоту – я такого не слышала ни в какие века. Подобная жертва – это невероятно. Невозможно представить такую ситуацию и такое решение. Я сыграла эту женщину как чувствовала: что она думала, какие терзания были в ее душе.

На сцене вы были на сто процентов Мехмене Бану или помнили о том, что вы Майя Плисецкая?


Майя Плисецкая в роли Мехмене Бану.Премьера в Большом театре. 1965 г.

Я никогда не была Майей Плисецкой. Выходя на сцену, я была Китри в «Дон Кихоте», Одеттой и Одиллией в «Лебедином озере», Мехмене Бану в «Легенде о любви». Их чувства, их истории, трагические или веселые – но не мои.

Наверно, очень тяжело каждый вечер проживать целую жизнь?

Любая работа тяжела, если делаешь ее по-настоящему.

Видели ли вы других исполнителей Мехмене Бану, и если да, кто был вам наиболее интересен?

На недавнем моем юбилее в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко соло Мехмене бану танцевала балерина из Мариинского театра Виктория Терешкина. Она замечательно исполнила этот монолог.

Как вам кажется, повлияла ли «Легенда о любви» на другие спектакли второй половины ХХ века?

Не уверена. Думаю, он стоит особняком. Балет совершенно уникальный.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 01, 2015 2:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011043212
Тема| Балет, БТ, История, "Легенда о любви"
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Сквозь камень
Где опубликовано| журнал "Баку" №2(22), стр. 58-61
Дата публикации| март-апрель 2011
Ссылка| http://baku-media.ru/files/pdf/77/index.html#/60/
Аннотация|

Поколения и поколения артистов танцуют «Легенду о любви». Привычное деление «в Мариинском – интереснее балерины, в Большом – танцовщики» и здесь оказывается верным.



В Петербурге публика рвется увидеть как танцует Мехмене бану Ульяна Лопаткина (особенно когда в роли Ширин оказывается восходящая звездочка Алина Сомова и напряжение соперничества звенит не только в сюжете). В Москве, где спектакль сейчас не идет – дожидается ввода в строй основной сцены Большого - балетоманы тоскуют по Николаю Цискаридзе, чей Ферхад настолько вдохновенен, что мог бы на досуге расписать три дворца и прорубить три скалы. История «Легенды о любви» продолжается. И очевидно, что это история преодоления и побед. Так было с самого начала. Назым Хикмет написал ее в тюрьме. В 1938 году знаменитого поэта турецкий военный трибунал приговорил к 28 годам заключения, обвинив в призывах к антиправительственному мятежу. И хотя Хикмет действительно был за смену правительства и поддержал бы революцию, суд был неправедным: в качестве доказательств подрывной деятельности фигурировали легально изданные книги его стихов, найденные у курсантов военного училища. Такой приговор мог бы сломить кого угодно – но не Хикмета: 36-летний поэт продолжал работать и в камере, даже перевел «Войну и мир». После парламентских выборов в 1950-м его выпустили. «Фархада и Ширин» он сочинил за два года до этого, на десятом году заключения.


Легенда о любви? Безусловно. Хикмет знал, что такое любовь – он был четырежды женат, и в одну из жен сумел влюбиться на расстоянии, отбывая срок. Но вместе с тем это и легенда о свободе. Именно свободу символизирует вода, путь для которой должен пробить в горе Фархад. Создатели балета под солнцем «оттепели» 1961 года чувствовали это кожей – а позже, встретившись с Хикметом, услышали от него подтверждение. Балет, ставший самым знаменитым произведением Арифа Меликова и лучшим творением Юрия Григоровича, возник, когда в обществе было столько надежд. Когда казалось, что пробить стену – возможно. Вот только его молодые создатели не знали еще, что с камнем порой справиться проще, чем с войлоком.


«Легенду о любви» приняли к постановке, балетмейстером был назначен Юрий Григорович – как и хотел Ариф Меликов, восхищенный предыдущей работой хореографа – балетом «Каменный цветок»). Артисты пылали энтузиазмом – даже те, кому явно не доставалась премьера, мечтали о работе в спектакле. Но Кировским театром тогда правил Константин Сергеев – в прошлом великолепный классический танцовщик, в момент подготовки «Легенды» главный балетмейстер театра, успешно редактирующий балеты Мариуса Петипа и менее успешно сочиняющий хореографию сам. И стала возникать такая знакомая, поколениями опробованная ситуация: совпадение репетиций. Артист выписан Григоровичем – а ему на то же время ставят репетицию в другой роли, о которой он всегда мечтал. Вроде бы случайная административная неразбериха – но работает прекрасно: актер не хочет упустить ни ту ни другую роль, постановщик ревнует, возникают ссоры. Результаты бывают разные: артист или уходит с новой постановки, навсегда разругавшись с ее автором, или вообще лишается обеих ролей. Так Рудольфу Нурееву одновременно с «Легендой» были выписаны репетиции «Лауренсии», и Григорович не захотел отпустить его. Скандал, крики несдержанного на язык танцовщика – и «Легенда» лишилась великолепного Фархада. Нуреев был не единственным, кого так подставили – на такую же ситуацию жаловалась Алла Сизова.

Несмотря на «войлочные» попытки удушения, «Легенда» все же вышла – и имела грандиозный успех. Ольга Моисеева стала Мехмене бану, и на сцене кипела смесь гордости и страдания; Ирина Колпакова в роли Ширин трепетала как весенние листья на ветру, Александр Грибов был в равной степени каменотесом и художником: в мужественном танце чувствовалась поэзия, созвучная музыке. Главный петербургский критик тех лет Вера Красовская написала: «Легенда о любви» - синтез открытий балета ХХ века, как «Спящая красавица» - синтез балетных открытий XIX столетия». Дмитрий Шостакович назвал «Легенду» «спектаклем высокой музыкальной и театральной культуры». Уланова пожалела о том, что уже не танцует.


Войлочное шуршание тем не менее продолжалось. Недруги не отрицали дарований постановщиков, но стали продвигать мысль о том, что этот балет – «не наш». Главным аргументом стал чрезмерный, по тогдашним представлениям, эротизм спектакля.


Посмотреть сегодняшним взглядом – ничего подобного, чистая графика, тонкий рисунок. Царица Мехмене-Бану, отдавшая таинственному волшебнику свою красоту в обмен на выздоровление сестры, навсегда завесившая лицо платком и затем безнадежно влюбившаяся в придворного художника, видит сны наяву, и страдальчески выгибается в мостик. Ее ни в чем не виноватая сестрица (разве ее вина, что увидев рядом нежную красавицу и суровую правительницу с закрытым лицом, художник выбрал первую?) тает в объятиях героя - тот поднимает девушку вниз головой, ноги ее раскрываются наверху в шпагате. Оба движения – будто набросок пером, танцующие линии. Но этот шпагат удостоился специального заседания Ленинградского обкома КПСС. Спасло спектакль только то, что он уже побывал на гастролях в Москве и там его видел Хрущев. Тогда генсек восторженно отозвался о балете – и на заседании один из артистов напомнил об этом. «Вам не нравится? А вот Хрущеву нравится!». Вопрос был исчерпан, заседание тихо закрыли.


История постановок «Легенды» в других городах и странах – это всегда история обновления балета. И чисто физического (Григорович выискивал в труппах талантливую молодежь, давал дебютантам шанс, и они его не подводили) и концептуального, идейного. Для театров постановка часто становилась окном в мир, доказательством, что балет может быть искусством вечным и вместе с тем остросовременным. Что можно работать с новыми авторами, не полагаясь только на Минкуса и Чайковского. Что музыка не обязательно должна быть служанкой артистов, требующих «тут помедленнее – тут побыстрее».


Шествие и Погоня – две грандиозные картины в балете – повлияли на огромное количество сочинителей танцев. В течение полувека и до сих пор то и дело можно видеть на разных сценах отблеск Шествия - монументальной закручивающейся спирали, величественной демонстрации власти. Шествие двигалось к дворцу, царица и ее сестра собирались взглянуть на то, как дворец расписывают – и все величие застывало, становилось неважным и ненужным, когда две девушки влюблялись одновременно в одного молодого человека.

Впечатленные хореографы пытались воспроизвести и Погоню – когда Фархад и Ширин пытаются сбежать от Мехмене бану (царица впала в мстительное безумие – быть может, Фархад полюбил бы именно ее, если бы она не потеряла свою красоту из-за счастливой соперницы). Но этот нервный темп, эти вскрики музыки, напряжение надежды повторить никому не удалось. На эти попытки Ариф Меликов смотрит просто: «Воруют у тебя? Ну и ладно. Хорошо, что не ты воруешь».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Янв 14, 2017 11:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011043213
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Николай Цискаридзе
Авторы| Записала Юлия Скляр / Фото автора
Заголовок| «Балет – это муштра». Интервью с Николаем Цискаридзе
Где опубликовано| журнал "Читаем вместе" № 4 (57)
Дата публикации| апрель 2011
Ссылка| http://chitaem-vmeste.ru/interviews/balet-eto-mushtra-intervyu-s-nikol/
Аннотация|



Блистательный балетный танцовщик, премьер Большого театра Николай Цискаридзе представил этой весной в «Московском Доме Книги на Новом Арбате» книгу «Николай Цискаридзе. Полета вольное упорство», в которой мировые знаменитости и известные лишь узкому кругу профессионалы делятся своими впечатлениями о личности Цискаридзе и о своей работе с ним. Эта книга – удивительное зеркало, в котором через призму личности знаменитого артиста балета видна его жизнь в искусстве, исполненная истинной красоты и драматизма.



Свою встречу с читателями Николай начал с объяснения того, почему в название книги вынесена цитата из стихотворения Бориса Пастернака «Август».

– На самом деле я хотел назвать книгу «Горе от ума» или «Против течения», но и то и другое название уже было использовано до меня, поэтому я остановился именно на этой строчке. Балет всегда связан с воздухом, с прыжком, а я в своем балетном полете всегда был очень упорным…

– Как родилась идея книги?

– Сейчас многие пишут. Однажды ко мне тоже обратилось издательство и предложило написать книгу. Я попробовал и понял, что мне это неинтересно, а главное, не хочется вставать в ряд людей, которые пишут непрофессионально. Театр – это производство, а закулисная жизнь любого производства содержит некрасивые истории. Описывать их, следуя правде жизни, мне не хотелось, а сочинять неправду – ниже моего достоинства. Поэтому я принял решение рассказывать только о тех событиях, которые приятно вспомнить, а их немного. В этой книге собраны рассказы моих коллег, статьи театральных критиков, которые пишут о балете на протяжении многих лет. Это очень уважаемые люди, потому я могу гордиться тем, что они уделили внимание моей персоне.

– Не было ли желания добавить в книгу скандальные подробности или пикантные истории, которыми грешат многие современные мемуары?

– Нет. Я не считаю это удобным. Недавно вышла книга одного из солистов Большого театра, который успешно выступал в 1960-х годах. С моей точки зрения, у него получилось омерзительнейшее произведение. Я не знаю, как с ним дальше общались люди, но я при первой же встрече высказал ему все свои претензии.

– С высоты Вашего прыжка как Вы оцениваете состояние нынешнего Большого театра?

– Театр нельзя отделять от тех процессов, которые происходят в стране в целом, и тем более в культуре. Мы живем в сложное время, когда все хотят свободы, а она, оказывается, благотворна далеко не для всех областей общества. Многие из сегодняшних проблем – следствие той самой свободы и разнузданности, когда все кажется возможным. К сожалению, я должен констатировать, что больше как зритель в Большой театр не хожу. Мне это очень обидно.

– Сможет ли читатель, прочитавший Вашу книгу, почувствовать аромат Большого театра?

– Он сможет почувствовать ту эру, которая ушла, эру Золотого века. Мне самому удалось войти в нее, как в последний вагон уходящего поезда, но я успел поработать со всеми великими мастерами этого великого театра. А во всем том, что делается в Большом театре сегодня, мне участвовать не хочется, да и сам театр уже не видит меня в своих премьерах.

– Сегодня, кроме того, что Вы являетесь замечательным актером, Вы еще и педагог, у Вас свой балетный класс. Как складываются отношения с учениками?

– Ужасно. К каждому нужно найти свой подход: кого-то пожурить, кого-то похвалить… Балетная жизнь, так же как и жизнь классических исполнителей, – это муштра: упал–отжался. Если ты не будешь соблюдать всех правил, выполнять всю нагрузку, ты никогда не станешь заметным исполнителем. Педагогика – очень трудная вещь, и я никогда не занимался ей по собственному желанию. Меня заставили мои собственные педагоги, потому что выяснилось, что кроме способностей к самому балету у меня еще есть способности к преподаванию балета. К тому же эта работа, за которую очень мало платят.

А еще я никогда не участвую в мастер-классах. Одно дело – показать своих учеников и похвастаться их умением, другое – собрать группу абсолютно незнакомых и неподготовленных людей и за несколько часов попытаться чему-нибудь их научить. Как ни старайся, любой мастер-класс – это халтура. Мои учителя – Марина Семенова и Галина Уланова – никогда бы не позволили себе опуститься до уровня халтуры и меня воспитали так же. Надо быть честным в своей профессии.

– Как Вам удается сохранять такую прекрасную форму?

– Вы мне льстите. Но на самом деле мне приходится постоянно двигаться: я все время танцую, репетирую, преподаю. И еще стараюсь придерживаться правила, предложенного в свое время Майей Михайловной Плисецкой – не жрать! Именно в такой формулировке, а я это очень люблю. Приходится все время себя контролировать.

– Расскажите о Ваших литературных пристрастиях

– Как ни странно, я очень неромантичный человек. А потому к поэзии отношусь достаточно спокойно. Читать люблю под настроение, чаще всего это книги из серии «ЖЗЛ» или классические романы. Современную литературу не люблю, потому что про коммунальную квартиру, пьяниц, проституток могу рассказать и сам, так как мне многое довелось повидать еще в детстве. Для меня, как для человека, находящегося внутри мира искусства, оно ценно именно своей способностью переносить человека в другую реальность, а не рассказывать о серых буднях.

– Недавно на экраны вышел фильм «Черный лебедь», повествующий о балете. Каково Ваше отношение к нему?

– Это, с моей точки зрения, очень плохой фильм со слабым сценарием и ужасным исполнением. Я не понимаю людей, которые его хвалят, хотя читал хвалебные рецензии известных в балетном мире специалистов. Я считаю, что этот фильм дискредитирует мою профессию.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 15, 16, 17
Страница 17 из 17

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика