Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16501
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 05, 2015 10:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043108
Тема| Балет, КНАТОиБ имени А. Малдыбаева, Премьера, Персоналии, Чингиз Айтматов, Талант Осмонов
Автор| Анастасия Карелина
Заголовок| Явление «Манкурта»
Где опубликовано| © Вечерний Бишкек
Дата публикации| 2015-04-21
Ссылка| http://members.vb.kg/2015/04/21/kultur/2.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В Кыргызском национальном театре оперы и балета имени Абдыласа Малдыбаева в минувшие выходные состоялась премьера модерн–балета “Манкурт”. Спектакль по мотивам знаменитого произведения классика отечественной литературы Чингиза Айтматова “И дольше века длится день”, положенного на музыку Калыя Молдобасанова, поставил заслуженный артист Кыргызской Республики Талант Осмонов.

Для солиста кыргызского балета, ведущего мастера сцены и главного балетмейстера театра нынешний спектакль особенный еще и потому, что именно его он готовится представить на суд своих преподавателей в Академии русского балета имени Вагановой — в настоящий момент Талант Осмонов оканчивает учебу в магистратуре, и “Манкурт” станет его дипломной работой.

Либретто нового балета заслуженного деятеля культуры Кыргызской Республики Марклена Баялинова в редакции Таланта Осмонова и заслуженного деятеля культуры Тимура Саламатова. Кстати, Осмонов еще и художник по костюмам в спектакле, а также в одном из составов исполняет партии Дононбая и главного героя Жоломана. Художником–постановщиком стал Асангул Байгазиев, дирижером–постановщиком — Нурматбек Полотов.

В модерн–балете авторы заняли как ведущих артистов Кыргызского национального театра оперы и балета, так и их будущих коллег — учащихся Бишкекского хореографического училища имени Базарбаева. Главные партии в первый премьерный день исполнили Эльмира Кабатай кызы (Найман–эне), Александр Брюханов (Дононбай), Канат Надырбек уулу (Жоломан–манкурт). Зрители, которых в зале было, увы, не так много, принимали артистов очень тепло.

Публика ранее уже имела возможность оценить работы Таланта Осмонова — “Алкоо”, “Пробуждение”, “Мгновение сердец”, “Навека”, “Будущее в настоящем”, “Олицетворение”. Двуактный “Манкурт” продолжает тенденцию рассмотрения важных вопросов бытия посредством возможностей современной хореографии. Знаменитое произведение Айтматова в новой яркой сценической интерпретации бишкекчане приняли замечательно, тем более что актуальность поднимаемых классиком и его последователями проблем сегодня видна как никогда.

По окончании представления всех задействованных в спектакле артистов и большую часть постановочной группы пригласили на сцену. Затем на подмостки вышел премьер–министр Кыргызской Республики Джоомарт Оторбаев, который, как выяснилось, тоже присутствовал на премьере. Оторбаев заявил, что авторами было создано выдающееся произведение, которое нужно обязательно снять, чтобы потом показать по телевидению и выпустить на DVD. Заметил премьер– министр и то, что государству нужно уделять культуре больше внимания и оказывать посильную помощь.

Фото Темира СЫДЫКБЕКОВА


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 22, 2015 10:29 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16501
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 22, 2015 10:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043109
Тема| Балет, Национальный академический Большой театр оперы и балета Беларуси, Персоналии, Яна Штангей
Автор| Наталья СТЕПУРО
Заголовок| Маленький лебедь, который стал королевой
Где опубликовано| © РЭСПУБЛIКА - Новости Беларуси
Дата публикации| 2015-04-01
Ссылка| http://respublika.sb.by/kultura-12/article/malenkiy-lebed-kotoryy-stal-korolevoy.html
Аннотация|



«Яна, ты же знаешь про «Лебединое озеро»?» – в один прекрасный день неожиданно спросила заведующая балетной труппой Татьяна Шеметовец.

«А что я должна знать?» — стала теряться в догадках Штангей. Все ее мысли тогда были заняты новой партией в «Спящей красавице». Ну, вообще-то про балет Чайковского она знала все: прошла через кордебалет, потом танцевала сольные партии лебедей.

«Через месяц у тебя Одетта-Одиллия», — не верила своим ушам Яна. Двойной шок: мало того что главная роль в постановке, так ее еще надо подготовить за месяц! То время молодая балерина помнит плохо, готовилась, как в тумане. Вечером нашла видео «Лебединого озера», включила — и сразу слезы на глазах: поняла, что не готова к этой роли не только морально, но и физически.

Она не стала отказываться от шанса, о котором мечтают практически все балерины, но получают только избранные. Работать, стараться и еще раз стараться – приблизительно таков девиз Яны. И она пахала в балетном классе изо дня в день. Премьера тоже прошла, как в тумане. Говорит, тряслась так, как ни на одном, даже самом ответственном конкурсе.

А конкурсов в жизни молодой танцовщицы было немало. Первый серьезный – в Варне. Шесть классических вариаций и два современных танца – такая нагрузка ложилась на каждого участника. Добавим сюда тридцатиградусную жару и открытую сцену. Яна, чуть не падая в обморок, выступила достойно, стала дипломантом.

Вообще, конкурсы она любит. Говорит, они полезны и для тех, кто высоко задирает голову, подчас опуская их на землю, и для тех, кто сомневается в своих способностях, демонстрируя их истинный уровень. Хорошей школой для Штангей стало танцевальное «Евровидение-2013». Свою Эсмеральду она подготовила на десять баллов. А вот с современной интерпретацией было сложнее. Яна к тому времени уже стопроцентно утвердилась в выборе в пользу классики, поэтому несколько лет вообще не занималась contemporary. Но это было условием участия, и девушка согласилась на эксперименты. Боль в мышцах, синяки на ногах – вот их итоги. Результат пусть и не блестящий, но достойный. Яна Штангей останется в истории как первая представительница Беларуси на танцевальном «Евровидении».

Хотя она совсем не белоруска. Родилась в Харькове, там же в четыре года пошла в хореографическую школу. Мама повела ее за компанию с подругой, которая мечтала о том, чтобы ее дочка стала балериной. Но когда девочке исполнилось десять, родительница Штангей решила, что изнурительные ежедневные батман тандю ребенку ни к чему. После начальной школы она хотела, чтобы дочка занялась исключительно общеобразовательной программой, но свое веское слово тогда сказал папа: «Яна продолжит заниматься балетом!»

А через пять лет они уже на семейном совете решали дальнейшую судьбу дочери. Девять классов окончены, в балетной школе тоже выпускной. Наиболее вероятным вариантом было продолжение учебы в Киевском хореографическом училище. Но Янин педагог Татьяна Черкасова предложила попробовать поступить в Минск, дескать, там школа посильнее.

Сегодня девушка с улыбкой на устах вспоминает попытки покорить белорусскую столицу:

— Чтобы стать учащейся колледжа, мне пришлось трижды показываться минским педагогам. Помню, накануне первой поездки в Минск, гуляя по Харькову, сбила себе на ноге палец. Он так опух, что пуанты не могла надеть. В больнице надо мной поколдовали, но это не помогло. То есть мой первый просмотр оказался неудачным, нам предложили через несколько недель приехать на общий экзамен. Мы так и сделали, я порепетировала, была отлично готова, а вечером перед экзаменом чем-то отравилась. Второй просмотр вообще не состоялся. На счастье, для тех, кто претендует на платное отделение, через несколько дней был еще один шанс. Его-то я уже не упустила.

Буквально через полгода Беларусь и ее главный театр стали для Яны родными. Благодаря студенческому билету, который давал возможность бесплатно посещать спектакли, она постоянно бегала в Большой. «Щелкунчик», «Сильфида», «Лебединое озеро»… Она мечтала выйти хотя бы в кордебалете. Поэтому на третьем курсе с удовольствием согласилась на стажировку.

Сегодня она уже солистка Национального академического Большого театра оперы и балета Беларуси, исполняет партии Одетты и Одиллии.

Плисецкая любит повторять, что «Лебединое озеро» — это лакмусовая бумажка для любой балерины, там никуда не спрячешься, все как на ладони: и техника, и драматический артистизм. Про большой успех Яны Штангей говорить пока рано. Плисецкая тридцать лет танцевала этот балет, белорусская исполнительница — только пару раз. Но нет сомнения, что это интересное новое имя на белорусской сцене. А может, и не только на белорусской…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16501
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 13, 2015 12:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043110
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Беседу провела Камилла Урманова
Заголовок| «Поставить ʺГамлетаʺ в Большом – от таких предложений не отказываются!»
Где опубликовано| © журнал MusicuM
Дата публикации| 2015-04-28
Ссылка| http://musicum.pro/radu_poklitaru/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Знаменитый монолог «Быть или не быть» перевели на «язык тела» – 11 марта в Большом театре прошла премьера балета «Гамлет» на музыку Д. Шостаковича. Придумали спектакль три человека: британский режиссер, основатель театра «Cheek by Jowl» Деклан Доннеллан; его бессменный сценограф Ник Ормерод; хореограф – художественный руководитель труппы «Киев модерн-балет» Раду Поклитару. Этот триумвират сложился 11 лет назад. Тогда Доннеллану предложили поставить в Большом театре оперу, а он захотел попробовать свои силы в балете. Для того чтобы хореографическая составляющая не пострадала, вместе с британскими мэтрами пригласили работать молодого балетмейстера Раду Поклитару. Рискованный проект удался – творческая группа нашла общий язык, а постановка балета «Ромео и Джульетта» на музыку Прокофьева получилась хотя и неоднозначной, но громкой. О новом спектакле «Гамлет» мы поговорили с Раду Поклитару накануне премьеры в Большом.



- Почему Гамлет? Как появился этот проект?
- Сергей Филин – художественный руководитель балета Большого театра – поклонник нашей с Декланом и Ником постановки «Ромео и Джульетта». И он решил повторить этот опыт еще раз: та же самая команда и снова Шекспир. Кстати, выбор для балета совсем неочевидный. «Гамлет» – одна из самых интеллектуальных пьес, и это минус. Для балета больше подходят эмоциональные вещи. Три с половиной года мы потратили на то, чтобы найти всё самое эмоциональное, что есть в пьесе Шекспира.

- И о чем получилась история?
- Мы замыслили наш спектакль о потерях. О том, как неудачно и плохо мы устроены. Очевидно, когда Бог создавал человека и его способность переживать потери, он был не «в ударе». Гамлет теряет отца, в какой-то степени мать, свою девушку, свое место в жизни, которое ему полагается по праву. Он теряет, теряет, теряет… Про потери Гамлета и про потери каждого из нас – наш спектакль.

- На репетиции вы сказали артисту, что у Гамлета перед смертью наступает просветление. Почему?
- Наверное, каждый поймет это по-своему. Мне кажется, что только в конце своей жизни Гамлет способен принимать смерть, и это его освобождает – он становится свободным человеком.

- Как пришла идея поставить «Гамлета» на музыку Пятой и Пятнадцатой симфоний Шостаковича? На репетиции я услышала, как вы сказали: «Я с этой музыкой уже живу три года».
- На первом этапе, когда мы только начинали придумывать наш спектакль, мы написали очень подробное либретто, самое подробное в моей жизни, где посекундно выстраивали весь балет. Музыки не было. Потом Большой театр вел переговоры с различными композиторами – нашими современниками на предмет сочинения специальной партитуры. К сожалению, хорошие композиторы «расписаны» на много лет вперед: отказался один, второй, третий… Мы поняли, что это тупиковый путь Найти музыку в какой-то мере помогло мое хобби. Я обожаю собирать грибы и каждый сезон походов за грибами посвящаю какому-то большому разделу в мировой музыке. Предположим: все симфонии Бетховена или Моцарта. Незадолго до этого я, отдыхая в Юрмале, переслушал все симфонии Шостаковича. Вдруг я понял, что искать нужно там. Мы сразу исключили из списка программные симфонии, потому что «Бабий Яр» или «1905 год» вряд ли стоило использовать в качестве основы для «Гамлета». Случилось чудо: оказалось, что для первого акта идеально подходит Пятая симфония, а для второго – Пятнадцатая без первой части. И слава Богу, что никто не согласился писать музыку для балета, потому что получился бы саундтрек, а так Дмитрий Дмитриевич – первичен, наше либретто вторично, и в этом есть свои плюсы.

- Работать в триумвирате – это трудно. Три яркие личности – как вы делите полномочия?
- У нас же уже был опыт. Главное – доверять друг другу. Деклан не ставит хореографию. Он очень много работает с актерами над образами, намного более подробно и систематично, чем мог бы это сделать я. Уверен, что актерская база, которую ребята из Большого получили во время работы над «Гамлетом», им пригодится в работе над всеми другими образами в театре. Они уже точно не будут такими, какими были до этого спектакля.

- Вы много ставите на разных сценах. Чем выделяется труппа Большого театра?
- Конечно же, по количеству талантов на квадратный метр сцены Большой театр не имеет себе равных. Единственная проблема, с которой мы столкнулись, – очень плотный график спектаклей, что влияет на количество репетиций. Учитывая, что у нас было только восемь недель, – это достаточно нервно. Но по своему опыту скажу (а у меня это уже 37-й спектакль): хореографу всегда не хватает одной недели.

- Какой стиль общения с артистами предпочитаете: либеральный или диктаторский?
- Меня насмешили недавно артисты, которые работали со мной во время постановки «Ромео и Джульетты» 11 лет назад. Они запомнили одну мою фразу. Тогда я сильно на них кричал и злился, и они спросили, почему я так нервничаю. «Стану знаменитым – стану проще», – ответил я. Надеюсь, я стал проще. Существует куча эффективных способов добиться своего, не повышая голоса. Например, очень хорошо работает шутка. Я и над собой люблю пошутить.

- Как вы попали в балет?
- У меня на самом деле не было вариантов, потому что и папа, и мама были ведущими артистами балета, оба стояли у основания молдавского балета. Папа окончил Вагановку в Санкт-Петербурге у Александра Ивановича Пушкина – педагога, у которого учились и Рудольф Нуреев, и Михаил Барышников. Мама училась в Перми у Екатерины Гейденрейх – основателя пермского хореографического училища. Гены у меня хорошие.
Меня в 4 года привели в балетный зал, поставили к станку и сказали, что я люблю балет. Я был мальчик послушный – с тех пор люблю балет. Скоро будет 40 лет. Но блестящих балетных данных у меня не было, возможно, если бы были, я бы не стал хореографом.

- Значит хореографом вы стали, чтобы не быть рядовым танцовщиком?
- Мой танец был точно не искусством категории А: я был неплохим характерным танцовщиком и очень неплохим актером. Мое амплуа – злыдни и злодеи. Но главным толчком послужило то, что, когда я танцевал в Белорусском театре оперы и балета, меня два раза в год пытались забрать в армию. Моя мудрая жена сказала: «Сейчас объявляют набор в консерваторию на 1-й курс по специальности хореограф. Поступай туда. Как раз закончишь, будет 28 лет – никто тебя в армию не возьмет». Я поступил, и каким-то волшебным образом все пошло так неплохо, что я стал хореографом.

- Я видела на репетиции, как вы читали партитуры. Для того что бы учиться в консерватории на хореографическом, это умение необходимо?
- Конечно. У нас для особо продвинутых было чтение партитуры. Но еще в бытность мою учеником пермского училища я четыре-пять часов проводил за фортепиано, потому что мне безумно нравилось читать с листа ноты, играть разные «балетики». Сейчас это у меня ушло, но, тем не менее, умение читать партитуры осталось. И мне это очень помогает.

- Что вы прежде всего цените в исполнителях?
- Координацию, эмоциональную выразительность и отсутствие актерских «зажимов». На кастинге мы вначале занимаемся уроком классического танца, чтобы проверить, насколько адекватно ребята могут воспроизвести те или иные движения, – всё равно у меня база классическая. На втором этапе мы танцуем хореографию, прямо здесь же мною сгенерированную с какими-то актерскими задачами: рожаем детей, смеемся, плачем, кричим. Артисты балета практически не умеют делать этого. Они привыкли быть немыми на сцене и с большим трудом издают какие-то звуки. А для меня это – не замена хореографии, но дополнительная краска.

- Кто для вас ориентиры в хореографии?
- Есть люди, пред чьим талантом я преклоняюсь, но с годами пики вершин меняются. В юности это был Морис Бежар, и как хореограф и как беллетрист – он потрясающе писал. У него есть книжка «Мгновение в жизни другого», советую прочитать всем. У Бежара прекрасное образование. Его отец был философом, и, видимо, этот философский склад ума передался сыну по наследству.
В более поздние годы это был Матс Эк со своими совершенно революционными спектаклями. Из последних открытий – люди, которые уже младше меня. Есть такой молодой хореограф, очень популярный на Западе, – Александр Экман. Я рад, что предстоит проект в Пражском национальном театре, где три хореографа будут ставить одноактные балеты, в том числе Экман и я.

- Как часто вы ставите спектакли, изменяя «Киев модерн-балету»?
- Я очень выборочно отношусь к принятию предложений, потому что понимаю, что если буду принимать все предложения, то придется «Киев модерн-балет» закрыть. Но быть хореографом церемонии открытия и закрытия Олимпиады в Сочи или поставить «Гамлета» в Большом театре – от таких предложений не отказываются. Поэтому я здесь!

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16501
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 16, 2015 9:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043111
Тема| Балет, Ла Скала, Персоналии, Тимофей Андрияшенко
Автор| Андрей Шаврей
Заголовок| Родившийся в Риге артист балета Тимофей Андрияшенко в Ла Скала: «Прекрасно, что такая возможность в 20 лет!»
Где опубликовано| © FOCUS.LV.
Дата публикации| 2015-04-20
Ссылка| http://ru.focus.lv/kultura/teatris/rodivshiysya-v-rige-artist-baleta-timofey-andriyashenko-v-la-skala-prekrasno-chto-takaya-vozmozhnost
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Photo source: Teatro alla Scala и пресс-фото.

Новость из разряда неординарных: родившийся в Риге и работающий уже несколько лет в Италии артист балета Тимофей Андрияшенко, принятый в прошлом году в труппу балета прославленного миланского театра La Scala, станцевал на великой сцене ведущую роль принца Альберта в балете «Жизель». Артист ответил на несколько вопросов FOCUS.LV.

Но сперва информация для размышления. Около двух лет назад Тимофей получил первую премию XII Московского международного конкурса артистов балета и хореографов (один из трех ведущих конкурсов в мире) среди юношей в младшей группе. К тому времени уже почти пять лет Тимофей жил и учился в итальянской Генуе, где кстати, его учителем стал некогда ведущий солист латвийского балета Андрей Румянцев.

"Танцевать я начал в четыре года и еще с детсадовской группой народного танца объездил массу фестивалей, - рассказал FOCUS.LV Тимофей. - А что до поступления в Рижское хореографическое училище, то, конечно же, желание было далеко не мое, а родителей. Мне жутко не хотелось в балет, т.к. совершенно не знал, какая жизнь меня после этого ожидает! Я увлекался каратэ, волейболом и подводным плавание. Но потом многое переменилось. Знаете, я как-то даже не задумывался, что балет займет столь важную роль в моей жизни. С каждым новым днем и с каждой очередной победой в конкурсах я все лучше и лучше понимал, что балет станет моей жизнью. Должен признаться, что балет был для меня, скажем так, даже мучением – до тех пор, пока не осознал свой потенциал и не понял, кем бы я мог в результате стать. Как только это осознал, выходы на сцену стали намного более интереснее и эмоциональнее. Сейчас балет – это для меня все, без него уже никак!»

В 2011 году Тимофей оказался на конкурсе в Сполето, это недалеко от Рима. На том конкурсе взял Гран-при. И там же познакомился с директриссой замечательного небольшого частного хореографического колледжа, которая предложила учиться у нее.

«Вообще-то там плата за год обучения 16 тысяч евро, но она мне предложила заниматься с ней бесплатно. Это предложение, разумеется, меня сразу заинтересовало. Пару месяцев мы переписывались и созванивались. В результате я приехал в Италию на месяц и так там и остался".

- В Италии вас называют Тимо. Тимо, в Ла Скала это у вас первая сольная роль?

- Сольные я уже исполнял в балетах «Щелкунчик» (хореография Начо Дуато) и в Cello Suites (хореография Хайнца Шперли). А вот такая ведущая роль, в знаменитом балете – первая. Это было трудно – все время оставаться в образе, но при этом самое прекрасное – это осознание, какая возможность мне предоставлена в 20 лет!

После спектакля к нам подошла Карла Фраччи. Она уже давно не работает в театре, поздравила меня с Николеттой Манни, танцевавшей Жизель (она моя партнерша и является в театре примой).

- На бескрайних просторах фейсбука я видел вашу фотографию с истинной звездой мирового балета, премьером Ла Скала Робертом Боллом, который и сам в Ла Скала танцевал принца Альберта!

- Болл сейчас не видел, как мы танцевали, он был на репетициях в парижской «Гранд-опера», но перед этим часто давал дельные советы во время репетиций в зале.

- Года два назад, помню, вы приезжали в родную Юрмалу, смотрели вечер балета в «Дзинтари», стоя с коллегами по РХУ в самом конце зала. Год назад вам уже не давали прохода в «Дзинтари»… Когда увидим вас на родине не только в жизни, но и на сцене?

- О будущем говорить не хочу. Время покажет. А насчет Риги… Просто не знаю даже, когда в отпуск приеду, тем более не могу говорить о каких-либо выступлениях.

- В любом случае – удачи вам и до встречи в Латвии!

ДРУГИЕ ФОТО ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3000

СообщениеДобавлено: Вт Дек 08, 2015 2:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043112
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Валерия Муханова
Автор| Маша Ворслав, Фотографии: Егор Слизяк
Заголовок| Один день с первой солисткой балета
От утренней разминки до вечернего спектакля

Где опубликовано| © Wonderzine
Дата публикации| 2015-04-14
Ссылка| http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life/205255-ballet
Аннотация|



Работа балерины — одна из самых романтизированных, где высокое искусство и боль преодоления идут рука об руку. Первые ассоциации с ней — забинтованные ноги, бесконечные репетиции, строгая диета и вместе с тем наряды невозможной красоты и нечеловеческая грация. Всё это вместе создает портрет не очень земного существа и потому вызывает еще больше вопросов, смешанных с восхищением. Чтобы их разрешить, мы провели целый день с солисткой Московского академического музыкального театра им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, а также исполнительницей главной роли в балете «Золушка» Валерией Мухановой.

Служебный вход в Московский академический музыкальный театр имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко (МАМТ) находится в узкой улочке, которая выходит на Большую Дмитровку. Дальше всё сложнее: после пропускного пункта можно ткнуться в лифт без намека на навигацию или выйти на лестницу, которой линейность маршрута вообще не свойственна. К счастью, в лифте мне повезло встретить статного и убийственно спокойного мужчину, подсказавшего, что балетные размещаются на пятом этаже. С этого момента я непроизвольно вытягиваюсь по струнке: к концу дня мне захочется ходить так всегда, а в идеале — вернуться на пятнадцать лет назад и не забрасывать кружок танцев.

Пятый этаж, как и любой другой в здании, представляет собой короткий коридор с множеством ответвлений в конце, которые каким-то образом пронизывают здание. Здесь расположены женская и мужская раздевалки, репетиционные залы и огромный цех для подготовки декораций. Валерия быстро проводит нас по нему, с сожалением отмечая, что балет надеялся урвать этот светлый зал для репетиций, но теперь тут вырезают из пенопласта, клеят и шьют всё то, что зритель видит из зала.

Лера, как она просит себя называть, работает в МАМТ семь лет — она пришла сюда сразу после академии Натальи Нестеровой, в которой проучилась, как и обычные школьники, 11 лет. Танцы пришли в ее жизнь раньше балета: в пять лет родители превентивно отдали ее в студию, чтобы девочка не тратила времени на дурные компании. «У меня в семье никто не танцует, так что сначала родители подумывали о художественной или спортивной гимнастике, но потом остановились на чём-то среднем», — делится девушка. Там педагоги разглядели талант и посоветовали родителям отдать ребенка в балет. Можно сказать, карьера балерины началась с 7 лет: пока сверстники уделяли учебе 5–6 часов в день, будущие балерины проводили в академии большую часть дня, перемежая уроки математики и русского с утренними и дневными репетициями.

«Несмотря на то, что я обучалась в специализированном заведении, мои балетные перспективы никто из семьи серьезно не воспринимал, пока я не перешла в театр. Это не удивительно, потому что из всех моих одноклассниц, кажется, я одна стала балериной. Не потому что остальные были не способны. Моя хорошая подруга с идеальными данными выпустилась и решила вместо карьеры строить семью, так что сейчас она мама прекрасных детей», — рассказывает Лера.

Невозможно не задать вопрос о карьере после родов — такое серьезное и длительное испытание, как беременность, казалось бы, не должно пройти бесследно для организма, которому всегда нужно быть крепким и гибким. Лера отвечает, что, конечно, большинство артисток возвращается в театр, а беременность не означает конца карьеры: «Всё зависит от организма, его способности к регенерации и желания. Но мне кажется, реальную жизнь и театр трудно совместить: мы все сюда попадаем сразу после учебы, проводим много времени вместе и постоянно учимся. Никто не задумывается о возрасте тех людей, с которыми общается, и из-за этого кажется, что время в театре течет по-особенному, это влияет на тебя и придает характеру некоторую инфантильность».

Легкомысленной, впрочем, работу балерины не назовешь. Каждый день в 11 утра начинается экзерсис, то есть разминка всех мышц. Она длится чуть больше часа, а потом, как правило, у артистов начинаются репетиции текущего репертуара. Бывает так, что балерина не занята в ближайших спектаклях и у нее много свободного времени после утренней тренировки. Им каждый распоряжается по-своему, чаще все репетируют самостоятельно, но руководство театра вправе отпустить артиста на сторонние спектакли или гастроли — так он сможет заработать опыт, деньги и не проводить время впустую.

«У нас требовательная работа, она, как говорила моя преподавательница в академии, не терпит конкуренции ни с чем. Это действительно так: режим дня полностью подчинен тренировкам, так что по-настоящему устать можно еще утром после серьезной репетиции. А выходные у нас бывают во вторник, так что провести время с небалетными друзьями в субботу тоже трудно. Но иногда, конечно, нужно и отдыхать. При моральной усталости мне помогает на день абстрагироваться от балета, за это время получается перезагрузиться. Я люблю рисовать и сейчас часто срисовываю — времени пока хватает только на самостоятельное обучение».

На вопрос, не чревато ли оставлять тренировки на целый день, Лера отвечает, что нужно слушать свое тело и давать ему отдых, если требуется. Когда она только пришла в театр, то, как и любая начинающая балерина, опиралась на помощь тренера: те не указывают, но делятся бо́льшим опытом, которого пока не хватает юному артисту. Педагогов в МАМТ немного: пять женщин и трое мужчин на более чем 100 солистов и артистов балета. Причем мужчины тренируют мужчин, женщины — женщин. «Мужской и женский танец различаются. У парней больше прыжков и силовых элементов, потому что они не танцуют на пуантах, а девушки, я бы сказала, ювелирничают. Нам важны руки, пластика стоп, и вообще мы больше про нюансы», — объясняет Лера.

В день перед выступлением она занимается немного: генеральная репетиция, на которой прогоняли весь спектакль, прошла вчера, а сегодня надо постараться накопить силы. На короткую репетицию после экзерсиса приходит дирижер спектакля и вместе с несколькими артистами прогоняет трудные для них моменты. Кое-что солисты просят играть побыстрее, другое — медленнее. «Да, конечно, правильнее было бы танцевать в том темпе, в котором написана партитура, но иногда она слишком сложна для движения. Балет — это искусство, конечно, но здорово, что все мы люди и можем договариваться», — разъясняет Лера после отрепетированной «вертушки».

На следующий день мы встречаемся за три часа до концерта — этого времени хватает, чтобы нанести макияж, сделать прическу и отрепетировать прямо на сцене самое сложное. К этому моменту Лера уже разогрелась. На ней теплая одежда и смешные чуни, которые носят все солисты после утренних репетиций, отчего коридоры наполняются милым шарканьем. Одежда позволяет мышцам не остыть до начала спектакля, так что в гримерный зал Лера направляется в трениках и жилетке.

Комната, где наводят красоту, похожа на рядовую парикмахерскую рубежа нулевых: теплый свет, ряды кресел напротив зеркал и тонны косметики и париков. На весь театр работает несколько гримеров и парикмахеров, все — женщины разных возрастов и, видимо, увлечений. На один макияж и прическу уходит примерно по часу, работы много, так что поговорить мастерам удается только с балеринами. Отовсюду доносится small talk: «Спрашивает у меня, разве мне можно тортик. Да я ем больше, чем моя мама, конечно, можно». Обсуждают костюмы.

В парикмахерском кресле Лера достает косметичку с шиньоном — он сегодня не понадобится — и разглядывает коробку со сверкающими шпильками и тиарами. Корону выбирают минут пятнадцать: «Не хочу как елка». Нужно, чтобы тиара была красивой, но не слишком богатой и сочеталась с заколкой, которая придерживает прическу сзади. После того как волосы начесаны, забраны в гладкий пучок, а боковые пряди завиты в букли, Лера садится к гримеру. Макияж делают быстрее: видно, что для определенных ролей он более-менее одинаков. Золушке не надо, как феям, выбеливать лицо и рисовать его заново, так что визажист быстро рисует черные угловатые смоки, привычным движением отмеряет от полуметровой ленты накладных ресниц необходимые сантиметры и подчеркивает брови. Начало седьмого, у Леры как раз остается время, чтобы прогнать кое-что прямо на сцене.

Задворки сцены огромные, гулкие и, кажется, уходят ввысь в никуда. Тут уже полутемно, потому что электрики настраивают свет: только за кулисами становится понятно, как сложны все световые схемы, которые во время спектакля воспринимаются как то, что само собой разумеется. Павлин, шахматные фигуры, витые кареты — в сумерках декорации, которые тут расставлены, выглядят еще величественнее. Кроме них здесь же разложен реквизит вроде вееров, который понадобится солистам, и установлен поддон с канифолью, в который периодически опускают пуанты и чешки начинающие прибывать артисты. Почти все уже в костюмах и в трениках поверх них, громкоговоритель угрожает, что спектакль не начнется, пока макияж не будет полностью готов (невидимый голос обращается при этом почему-то к мужчинам).

Постепенно кулисы наполняются щебетом и суетой: девушки с закрытыми вуалью лицами репетируют поступь, сверкающая с ног до головы фея бухается на свободный кусок пола и начинает неестественно выгибать ноги, дирижер, на этот раз в лаковых туфлях и костюме, чмокается с солистками и с кем-то беседует. Периодически кто-то подбегает к будке звукорежиссера и запускает руку в пакет с орешками. Звукорежиссер с приближением семи часов всё больше командует и даже на кого-то справедливо ругается: «Сережа, на таких спектаклях надо ставить табличку для особо тупых, что там ходить нельзя». Через пять минут после семи наконец срабатывает: первые солистки быстро выходят на сцену, мелкая суета успокаивается, пока они не вернутся, шумно дыша. За ними уходят и возвращаются другие партии артистов, и так несколько часов с перерывом на короткий антракт.

Зазор меж декорациями, откуда смотришь на всё действие, периодически ослепляют прожекторы и отблески платьев, и мимо проскакивают люди, одетые совсем не как маглы. Здесь слышатся кулуарные разговоры, несмешные шутки и жалобы, и в этот момент понимаешь, что несмотря на свою недоступность, артисты балета — живые люди, которые просто очень много работают. Они тоже сомневаются, переживают и боятся, но трудятся так усердно, что для многих человеческих слабостей часто не остается ни места в их голове, ни времени. И именно это всегда будет дистанцировать их от всех остальных и придавать балету тот флер, за которым зрители приходят в театр.

ФОТОГАЛЕРЕЯ по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16501
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 30, 2016 12:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043113
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Галина Петровна Кекишева
Автор| Надежда Хорхордина
Заголовок| Душой исполненный полет
Навсегда

Где опубликовано| © журнал «Консул» № 1(39) 2015
Дата публикации| 2015 (подписано в печать 15.04.2015 г.)
Ссылка| http://www.magazineconsul.ru/archive/39/mezhdunarodniy-proekt/dushoi-ispolnenniy.html
Аннотация| Юбилей


Галина Кекишева на сцене Кировского театра в роли Снегурочки в хореографической миниатюре «Снегурочка» на музыку С. Прокофьева. 1963. Из архива Г. П. Кекишевой

Жизнь на сцене

В оркестровой яме музыканты проиграли блиста­тельные пассажи из предстоящего акта, гобой дал протяжное жалобное «ля» для настройки инструмен­тов. В зале погас свет, стих легкий шум. Театр при­готовился к чуду, которое всегда являет балет. Вот под аплодисменты идет дирижер, а в этот момент артистическую ложу занимают самые придирчивые постоянные зрители. Их святая обязанность — за­метить даже незначительные шероховатости в дви­жениях и пластике танцовщиков, чтобы на после­дующих занятиях отработать до совершенства не со­всем удачное па или штрих. Строгие хозяева ложи — педагоги-репетиторы балета.



Эти, как правило, элегантные, с большим вкусом одетые артисты не часто становятся героями и пе­чатных, и электронных СМИ. Такая их «скупость» по­нятна: об этих людях много писали и говорили, когда они блистали на сцене, теперь же они за кулисами. При этом, однако, именно они сегодня готовят до­стойную замену, сохраняя и развивая непревзой­денные традиции русского хореографического ис­кусства. Во многом благодаря им Россия по-прежнему «в области балета впереди планеты всей».

Галина Петровна Кекишева — педагог-репетитор балета Мариинского театра. Она потрясающе инте­ресный человек. Ее жизнь богата встречами с за­мечательными людьми, впечатлениями, тонкими наблюдениями. Галина Петровна работала с такими балетмейстерами, как Федор Лопухов, Петр Гусев, Василий Вайнонен, Вахтанг Чабукиани, Ростислав Захаров, Константин Сергеев, Юрий Григорович, Олег Виноградов. Танцевала в одних спектаклях вместе с Инной Зубковской, Ириной Генслер, Ольгой Ис­кандеровой, Ириной Колпаковой, Нинелью Кургап­киной, Ольгой Моисеевой, Аллой Осипенко. Эти артисты своим безукоризненным мастерством по­корили мир, с их именами Кировский балет стал символом совершенства танцевального искусства.

Имея аналитический ум, Галина Петровна увле­кательно рассказывает о людях, событиях. При этом рисует полную и красочную картину повествования. Где бы это ни происходило: в родном театре или в странах за морями-океанами. С гастрольными по­ездками она объехала практически весь мир.


Репетиция: подготовка исполнительниц партии Китри в балете «Дон Кихот» солисток Мариинского театра Валерии Мартынюк (вверху) и Надежды Батоевой (внизу). Фото: Ирина Селиванова

Галина Кекишева пришла в Ленинградский театр оперы и балета имени С. М. Кирова в 1948 году после окончания балетного училища на улице Зодчего Рос­си в классе знаменитого педагога Агриппины Яков­левны Вагановой. На этой сцене Галина Кекишева со свойственной только ей пленительностью и утон­ченностью создала целую галерею запоминающихся образов. По рисунку танца испанская крестьянка Паскуала в «Лауренсии» непостижимо далека была от Бе­лой кошечки в «Спящей красавице», а уж тем более от Кривляки в «Золушке». Совсем разные краски тре­бовались для создания образов Тао Хоа в «Красном маке», Нуне в «Гаянэ» и Лиззи в «Тропою грома» и мно­гих, многих других спектаклях.

Героини Кекишевой были неотразимы, потому что балерина в совершенстве владела пластикой тела, а выразительные, в пол-лица, глаза придавали ее ис­полнению, мимике неповторимый шарм. Ее танец буквально струился, когда одно движение органично перетекало в другое, создавая своеобразную канти­лену. Именно такой «музыки тела» с богатой нюанси­ровкой требовала от своих учениц Агриппина Яков­левна Ваганова, и в этом уникальность ее методики. На выступления Галины Кекишевой любители балета шли так же, как и на ведущих солистов, которых в труп­пе театра в то время было целое созвездие. Среди них было много воспитанников знаменитого педагога.


В репетиционном зале труппы Джулии Мун «Юниверсал балет компани».
Сеул. 1993. Из архива Г. П. Кекишевой


Каждый спектакль для молодой танцовщицы ста­новился настоящим праздником, но самыми счастли­выми вечерами были те, когда она танцевала Паскуалу в «Лауренсии». В гримерке она пела и хотела только одного — танцевать. В 60-е годы прошлого века на «Ленфильме» сняли фильм-спектакль «Спящая красавица» с замечательными Аллой Сизовой и Юри­ем Соловьевым в главных ролях. Партию Белой ко­шечки исполняла Галина Кекишева. Присутствовав­ший на премьере фильма в Ленинграде известный американский импресарио Сол Юрок в знак восхи­щения исполнительницей партии Кошечки поцеловал балерине руку. В те годы этот фильм стал подарком балетоманам всего Советского Союза.

Педагогом-репетитором Галины Кекишевой в годы ее сценического расцвета была легендарная Е.М. Люком. Елена Михайловна знала Мариуса Пе­типа, работала с Михаилом Фокиным. Под ее руко­водством готовили партии многие мастера хорео­графии Кировского театра, в их числе была и Гали­на Кекишева. Волшебство русского классического балета, которое характеризуется одной фразой — Пушкина «душой исполненный полет», ставшей де­визом на столетия, передавалось, как говорится, из рук в руки. Дома у Галины Петровны на самом видном месте висит портрет E. М. Люком с надписью: «Любимой ученице Галюше Кекишевой».

Жизнь для сцены

В 1971 году Галина Петровна в последний раз вышла на сцену в «Щелкунчике» в партии Куколки.

По иронии судьбы с этой же роли начиналась ее сценическая жизнь. Известный балетный критик, узнав, что балерина переходит в статус педагога-репетитора, искренне воскликнула: «Вы в такой форме, что еще десятилетие можете смело радовать публику!». Но шаг был сделан без колебаний. На свой первый урок классического танца Галина Петровна шла с легкой душой, напевая, как совсем недавно ходила танцевать в спектаклях. Такое вну­треннее состояние она старается поддерживать, занимаясь со всеми своими учениками — и за­служенными артистами, и только что вышедшими из стен балетного училища. Теперь она их готовит для сцены.

Далеко не каждая, даже самая выдающаяся, бале­рина по окончании сценической карьеры может стать педагогом-репетитором. И примеров тому тьма. Здесь дело не ограничивается лишь тем, чтобы подготовить к спектаклю юную танцовщицу. Молодой артистке надо помочь развить творческое мышление, воображение и способность к импровизации. На сцене всякое слу­чается, танцовщик лишь один из участников творче­ского процесса. Уметь контактировать со всеми — тоже наука, наука жизни, которую выпускники училищ постигают вместе с педагогом-репетитором уже в теа­тре. Галина Петровна вводила в сольные партии став­ших известными балеринами Татьяну Васильеву, Мар­гариту Кулик, Ольгу Лиховскую, Людмилу Семеняку, Аллу Сизову, Татьяну Терехову.

А сколько такта, мудрости и характера надо, чтобы работать с уже состоявшейся балериной, любимицей публики! Уметь убедить звезду в правильности того или иного жеста, поворота головы, темпа исполнения и при этом соблюсти установки балетмейстера, будь то спектакль в оригинальной постановке позапрошло­го века или же амбициозно современной.

Николай Цискаридзе, нынешний ректор Академии русского балета им. А.Я. Вагановой, в одном интер­вью журналу «Русский базар» поделился своим впе­чатлением о хорошей атмосфере, которая его окру­жила в Мариинке, что очень важно для артиста.

И подчеркнул: «...в Петербурге есть педагог, которо­го я обожаю, Галина Петровна Кекишева, она явно чистая “вагановка”. Кекишева одна из немногих балерин, относящихся к эпохе Агриппины Вагановой. Будучи ее ученицей, передает следующим поколени­ям танцовщиц методику Вагановой в ее правильном исполнении.

У педагога-репетитора задачи многогранные и от­ветственные. Отработка текста, рисунка, стиля и чи­стоты исполнения движений партий солистов, малых ансамблей, кордебалета, видение ошибок и недо­статков исполнения и умение их исправить, чтобы добиться нужного результата. Сейчас Галина Петров­на в основном работаете недавними выпускниками Академии. Молодежь нынче растет быстро. Это во времена ее молодости даже талантливой бале­рине приходилось годами ждать, когда ей дадут ве­дущую партию. Наш век скоростей и в Мариинку принес зримые перемены. Три сценические площад­ки, частые премьерные спектакли, гастроли по все­му миру требуют не только высочайшего мастерства всей труппы, но и строгой дисциплины, постоянного напряжения. Много работать приходится всем. Мо­лодежь готовится к спектаклям тоже в ускоренном темпе. Время не делает скидок даже на то, что ба­лерина — штучное изделие.

Сейчас бывшие театральные воспитанницы Гали­ны Петровны обучают новые поколения классиче­скому русскому балету за пределами России. Елена Панкова и Елена Козьякова в Германии, Татьяна Васильева в Испании. Филиппинка Лиса Макуха создала в Маниле свой балет с классическим ре­пертуаром, заодно и школу, в которой сама препо­дает. А в Сеуле Кекишева в буквальном смысле по­ставила на ноги балетную труппу «Юниверсал балет компани» Джулии Мун.


Сценическая репетиция: подготовка исполнительницы партии Одетты в балете "Лебединое озеро" солистки труппы «Юниверсал балет компани» Ю. Ми
Сеул 1999 г. Из архива Г. П. Кекишевой


Сеульский период — это особая страница в жиз­ни Галины Петровны. Два-три месяца она занима­лась с корейскими танцовщиками, а затем на не­продолжительное время прилетала в Петербург. И так семь лет, начиная с 1993 года. После гастро­лей труппы в США в феврале 2000 года авторитет­ный американский журнал «Дане Мэгэзин» писал: «Стиль труппы — это русский стиль, точнее, кировско-русский стиль, а восхитительная Галина Кекишева, бывшая балерина Кировского театра, является в на­стоящее время педагогом труппы. И этот стиль не рабское подражание, а замечательно и ярко про­явленная индивидуальность».

Стремление найти, подчеркнуть и развить инди­видуальные черты балерины при непременном и безукоризненном исполнении классики — это стиль работы педагога-репетитора Галины Петров­ны Кекишевой. Не только свой опыт, глубокие и все­сторонние знания вкладывает Галина Петровна в формирование индивидуальности каждой юной танцовщицы, но и душу. Ее радуют выступления Ва­лерии Мартынюк и Надежды Батоевой. У них рас­ширяется классический репертуар, они успешно овладевают пластикой и ритмами современных по­становок.

Человечество, как известно, развивается по спи­рали. То, что сегодня выходит из моды, а зачастую агрессивно вытесняется ультрасовременным, через определенное время станет востребованным и ак­туальным. К счастью, традиции, созданные нашими гениальными танцовщиками, бережно сохраняются и передаются. За тысячелетия своего развития че­ловечество пока еще не лишилось души. Во всех театрах мира «Лебединое озеро» собирает полные залы. «Душой исполненный полет» по-прежнему вол­нует и восхищает человека.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16501
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 28, 2016 6:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015043114
Тема| Балет, Азербайджан, Персоналии, Гамэр Алмасзаде
Автор| Магеррам ЗЕЙНАЛ Баку
Заголовок| ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОД СЛАДОК
Как легендарная Гамэр Алмасзаде создавала в Азербайджане балетную школу

Где опубликовано| © журнал «Region Plus» (Азербайджан)
Дата публикации| 2015-04-21
Ссылка| http://www.regionplus.az/ru/articles/view/4316
Аннотация| Юбилей




Когда мы говорим о первом азербайджанском драматурге, режиссере, оперном композиторе, актере или редакторе первой в Азербайджане газеты, мы заранее знаем, что путь первопроходца труден. Но при этом он намного труднее, когда таким человеком становится женщина. Можно только представить, с каким общественным сопротивлением может столкнуться она на этом нелегком пути. Ровно сто лет назад родилась создательница азербайджанской балетной школы Гамэр Алмасзаде.


Ложь во благо

Сейчас можно сказать: "Во всем "виновата" мать!" Об этом говорит и сама балерина: "С самого раннего детства я, заслышав музыку, пускалась в пляс, и это с годами так хорошо стало получаться, что мама втайне от папы отдала меня учиться в частную танцевальную студию. Так, несколько лет мы объявляли папе, что "идем погулять", а сами отправлялись на занятия в школу танца".

Мать была акушеркой, и нет-нет да и крутилась в интеллигентной среде врачей. Отец же Гаджи Ага был обычным сапожником, у которого круг общения был совсем другой. Более того, он был верующим просто до фанатизма. Мать его боялась, но как всякая независимая женщина при суровом муже спокойно "плела интриги", лишь бы дети были счастливы.

Так вспоминала это время сама балерина: "Когда уже после революции открылось хореографическое училище, я стала заниматься с очень опытными педагогами, которые меня хорошо подготовили к выходу на сцену. Так я стала первой азербайджанской балериной. Все это происходило втайне от моего горячо любимого отца. Правоверный мусульманин, Гаджи Ага не мог себе даже представить родную дочь на сцене, одетую в слишком легкий, порой откровенный балетный костюм".

Театральная зараза

Говорят, что дурной пример заразителен. Так, наверно, думал и отец. В секрете от него Гамэр увела в балет и свою младшую сестру Аделю. А затем и брат ее Анвер, узрев успехи сестры, поступил в Художественное училище (сегодня им. Азимзаде). Самое интересное, что учебу Гамэр и в Баку, и затем в Ленинграде удавалось скрывать от отца на протяжении долгих лет.

Вот что говорит об этом Гамэр ханым: "Я упорно занималась, училась в Ленинграде у такого замечательного педагога, как Мария Романова, мама Галины Улановой. Папе, приехав в Баку, говорила, что учусь на инженера, а сама - снова на сцену. Вскоре я стала заслуженной артисткой республики, народной артисткой Азербайджанской ССР, а потом и народной артисткой СССР. Мама была в восторге от моей работы балетмейстера, педагога училища, наставницы будущих балерин театра".

Семья просила всех друзей и знакомых скрывать от отца, чем занимаются его дети, и это продолжалось достаточно долго. Однако со временем к отцу стали подходить с поздравлениями даже посторонние люди, просто знакомые и соседи, те, кого забыли предупредить, или те, кто просто не смог сдержаться. "Он делал вид, что с радостью принимает поздравления, а сам негодовал, бушевал, устраивал маме бурные сцены".

На тот момент Гамэр уже было 30 лет, она имела всесоюзную известность и даже преподавала в Баку, а в театре получала только главные роли.

Прыжок Гюльянаг

Отец время от времени собирал домочадцев, выстраивал их и спрашивал, чего это они все, как один, помешались на этом своем театре. Но вода точит камень, под напором домашнего (и общественного) мнения сапожник Гаджи Ага сам собрался в театр, где никогда в жизни раньше не был. Он очень стеснялся, что оказался в обществе культурных людей, да и очень не хотел, чтобы его узнали, и потому взял билет на место в самом дальнем ряду. В тот день шел балет "Девичья башня", который, кстати, специально для Гамэр написал ее муж Афрасияб Бадалбейли (одному Богу известно, какую профессию придумали для него родственники Гамэр, когда она выходила за него замуж).

"Когда наши билетерши сказали мне об этом, я испугалась, что он ворвется на сцену и устроит грандиозный скандал. Но нет, он посмотрел весь спектакль, а когда героиня - Гюльянаг, то есть я, спрыгнула с вершины башни в море, он разрыдался так, что ничего не подозревающие соседи по креслам стали утешать его, убеждая, что это сценическая игра, - вспоминала позже балерина. - Узнав об этом, я после спектакля боялась идти домой, а когда все же переступила порог, папа бросился меня обнимать: "Какая же ты замечательная артистка!".

С тех пор врать Гаджи Аге перестали, он был человеком скромным и простым (что, конечно, было видно), и потому не хвастался высокими званиями дочери, а просто стал искренне радоваться ее успехам, ее трудолюбию и всегда с гордостью говорил об этом.

Учителя и ученицы

Вместе с Гамэр в театральной школе Ленинграда занимались такие легендарные балерины, как Галина Уланова и Татьяна Вечеслова. А преподавала ей мать Улановой, легендарная балерина, солистка знаменитой Мариинки, блистательный педагог Мария Романова.

Сама Гамэр ушла со сцены вовремя, ей было всего 35, а для балерины, в отличие от драматической актрисы, это уже серьезный возраст. "Пусть зритель запомнит меня молодой! - говорила она по этому поводу. - Пока я была в форме и всем нравилась, я танцевала, а как только почувствовала, что мне тяжело, тут меня уже не могли уговорить остаться, я была уверена, что поступаю правильно".

Надо отдать ей должное и в том, что она подготовила себе достойных преемниц, таких, как Лейла Векилова, Рафига Ахундова, Тамилла Ширалиева. Она давала уроки и в других странах, а в 1970 году под ее руководством был создан Иракский ансамбль народного танца.

На сцене Гамэр Алмасзаде исполнила главные партии, наверное, во всех известнейших постановках: тут и "Лебединое озеро", "Дон-Кихот", "Щелкунчик", "Семь красавиц", "Жизель". Но, конечно же, ее главная роль - это та самая партия Гюльянаг. И, возможно, потому в эти дни, к столетнему юбилею великой балерины, Азербайджанский государственный театр оперы и балета ставит именно "Девичью башню". Как сообщили в пресс-службе театра, главные роли в спектакле сыграют великолепные актеры Гюльагаси Мирзоев и Анар Микаилов, а роль Гюльянаг исполнит прекрасная балерина Тамилла Мамедзаде, блистательно дебютировавшая 8 лет назад в балете "Кармен-сюита". Дирижером постановки является профессор Джаваншир Джафаров. Вот она - азербайджанская школа балета, преемница Алмасзаде.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Страница 8 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика