Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
Украинская пресса - балет (до февраля 2004)

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Вс Фев 08, 2004 10:51 pm    Заголовок сообщения: Украинская пресса - балет (до февраля 2004) Ответить с цитатой

Здравствуйте все!

Предлагаю всем учасникам форума помещать в эту тему статьи, найденные в сети, об украинском балете, наших танцовщиках, хореографах (в том числе, покинувших родные пенаты)!

С уважением, Владимир
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Вс Фев 08, 2004 10:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ЗЫБУЧИЕ ПЕСКИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БАЛЕТНОЙ СЦЕНЫ

Как хотелось бы, прийдя со спектакля Национальной оперы, написать статью, переполненную восторженными балетными впечатлениями, впечатлениями от спектакля в целом, от того комплекса искусств, каким в силу своей синтетической природы обладает музыкальный театр, воздействуя на зрителя с особой силой. Может быть, поэтому во всех цивилизованных странах музыкальный оперно-балетный театр представляет собой вершину культуры нации, свидетельствуя о степени её духовной зрелости.
Но, к сожалению, к созданию этих заметок меня побудили отнюдь не возвышенные чувства и впечатления, а плачевное, даже позорное состояние балетной труппы нашей Национальной оперы – гордости нации, как пишут в витринных статьях. А не в витринных – честная, искренняя, настоящая критика практически отсутствует, хотя спектакли идут в течение сезона, как мимимум через день . И репертуар огромен, и количественно труппа большая. А если где и мелькнёт где-то альтернативное хвалебному, нелицеприятое мнение, оно игнорируется с безнаказанным высокомерием руководителями театрального процесса.
Показательно, что даже на балетном форуме в интернете последний сезон балет практически обходят молчанием – нечего сказать, не интересно, нет впечатлений. Ругать – доброжетательные зрители не решаются, ведь театр состоит из многих составляющих, и те, кто основные творцы его - артисты ни в чём не виноваты.
Но разрушительный процесс всё ещё ( до каких пор!) продолжается и спектакли, на которые раньше можно было попасть с трудом, сейчас часто проходят при полу-пустом зале. Постоянные поклонники, балетоманы практически не ходят – отговариваясь показательной формулировкой – «я балет люблю, поэтому в наш театр не хожу».
Посмотрев «Спящую красавицу» в постановки Донецкого театра , вдруг затеплилась надежда, а вдруг что-то можно изменить, вот ведь бывает по-другому, по-настоящему.
Такое убогое состояние балета трудно не связать с приходом на должность художественного руководителя балета три года тому назад В.Ярёменко. За эти годы в театре появился пошлый дух законов шоу-бзнеса, несовместимый с возвышенным искусством хореографии. В результате – это искусство оказалось вовсе уничтожено.
Периодически, в высших государственных кругах возникает вопрос – почему звёзды отечественного искусства блещут где угодно в мире, но только не здесь. Почему уезжает молодёжь, даже не пробуя реализоваться на родине. Но здесь-то и попробовать не дают. И дело не в деньгах и зарплате, наверняка, в Донецком театре она пониже, и намного, а в вероятной коррумпированности внутри художественного колектива, в алчности, подлости и пошлости его художественного руководства, которое способно только на одно - воспитать подобных себе аморальных артистов.

Вот со сцены и является жанр, где героинями становятся не сказочные принцы и принцессы, а акробатки с манерами потаскушек, вроде героинь мюзикла «Чикаго». Приговор однозначен - в шоу можно всё купить и сделать за деньги. В большом искусстве – нет. Может быть, это сознательная политика художественного
руководителя, может он всерьёз считает, что сейчас такое время и некоторой публике эта наглось, халтура, агрессивнойсть нравится. А другие – пусть не ходят .Другие пусть выискивают кассеты с записями звёзд Нью-Йоркского, а значит и мирового балета Ириной Дворовенко, которую в нашем театре называли «колченогой» и Максима Белоцерковского, Алиной Кожукару и Ивана Путрова – ведущих солистов Ковен-Гардена, пусть другие ещё помнят Леонида Сарафанова, Лену Горбач, Свету Толстопятову, Надю Гончар – это лишь те имена, кто успел блеснуть и показаться здесь. А сколько ребят покинуло – совсем не по большой охоте родину ещё совсем в юном возрасте, пройдя сумасшедшие конкурсы и влившись единственными представителями нашей отечественной хореографической школы в труппы Америки, Канады, Европы.
А как же те ребята, у которых нет денег платить в здешнем театре всем за всё, но у которых есть совесть и чувство собственного достоинства? Как быть артистом и тем более звездой без него? Эти ребята здесь просто пропадают. Где Костя Пожарницкий, единственный, кто сумел хоть как-то оживить мертворождённого постнавщиком В. Ярёменко «Петрушку» Стравинского. Где Вадим Буртан? »Венский вальс» - премъеру так же эпохи Ярёменко только и можно было смотреть, когда в спектакле танцевал он.
Зато ходят по сцене потярянные мальчики Гура, Тристан, Ищук, периодически натужно выделывая танцевальные па, вызывая жалость у зрителей, не понимающих, зачем их одиноких, неуверенных и неумелых выбросили на большую сцену. Зачем сцена отдана тем, кого тянут за уши и свободна от тех, кто своим танцем мог бы принести настоящую радость зрителям.
С девочками по-другому, девочки чувствуют себя уверенней, партий у них больше, роли разноплановей. Для такого «разного плана», видимо и была приглашена в театр 18-летння Яна Саленко. Балерина, не слышащая музыки абсолютно, даже случайно не попадающапя в неё – о каком художественном результате вообще может идти речь, даже если всё технически безукоризненно? Но ведь и это не так. Посмотрев музыкальнейший спектакль Писаревской труппы, возникает мысль, что от неё там просто избавились. Она просто не может там танцевать. А у нас может, причём сразу главные партии - Авроры, Клары, Белоснежки и еще, и еще . Так же стремительно заняла сцену Наташа Домрачева, которой всё по плечу, вернее, всё ни по чём. Ей, вообще. похоже, плевать и на образ, и на музыку, деже если это Чайковский. Страдает опять таки только зритель. За что? За то, что заплатил деньги и попал на «Дон Кихот» в исполнении Домрачевой, которая просто убивает наповал своим личным образом не только художественный образ героини, но и возвышенную душу всего спектакля. То, что зрители становятся невольными заложниками подобного псевдобалета, не волнует ни педагогов, ни тем более руководство. У них, похоже, совершенно другие, более земные интересы.
Разбираются что к чему на спектаклях, конечно, не все, но скучают все, и особенно дети, считая, что это искусство балета классического такое скучное. Не верьте! Это только сейчас театр находится в таком состоянии. Старшие помнят спектакли со Сморгачёвой, Хилько, Прядченко. Осталась королевой в театре Татьяна Боровик, к сожалению королевой - уходящей по возрасту, но не по мастерству и наполненности.
Некоторые спектакли спасает Елена Филипьева, единственная неуехавшая балерина мирового уровня. Созданные ею партии своебразны – она делает образ на техническом совершенстве. Бывает, этого мало – но всё же это настоящее мастерство. Нежнейшая Анна Дорош тонет, как и многие в зыбучих песках Киевской сцены.
Продолжают солировать «выдвиженцы» руководства Олеся Макаренко, о которой- то и писать неинтересно, не то что смотреть. Балерине, которая , не блестя абсолютно ни чем, станцевала в этом сезоне Одетту - Одилию в «Лебедином», партию, которую даже непревзойдённая Екатерина Максимова считала для себя недосягаемой . Или Наталья Мацак – с ужимками провинициальной опереточной дивы, о которой можно услышать в фойе в фойе от абсолютно посторонних людей «как же так, что в театре теперь такие примы?» .Эти люди наверняка не знают, что она фактическая невестка зав. балетной труппой Валентины Калиновской и что она ни одного дня не стояла в кодебалете – у неё это просто не получалось. Зато примой быть может, тем более, когда хореография упрощается под её (не)возможности совершенно бессовестно, когда после таких полуфабрикатных партий в прессе и по телевидению появляются циничные в своей безудержной хвалебности оценки из уст в том числе той же Калиновской? А публика? Публика всё съест и промолчит, потому что её мнение никого не волнует и театр не для неё. Театр для тех, кто в нем заправляет, для показательных концертов и спектаклей.
Да такие примы и премъеры. А где же остальные? Их не видно. Потому что, как говорят сами артисты –« просто так по способностям никто и не танцует и не работает». Просто так – можно и нужно, чтобы худо-бедно выжить в театре, терпеть беспредельные унижения и не становится не только звездой, но и не артистом, а забитым, запуганным, управляемым любым самодуром холопом, питающемся на гастролях «Мивиной», работающем ( это ведь балет) как каторжанин, в то время как администрация, без отрыва от стоек бара привозит себе за счёт чужого труда иномарки.
Отдельная тема – кордебалет. Кордебалет – это лицо театра и лицо это ужасно. Слаженность, красота, мастерство кордебалета полностью зависят от педагогов-репетиторов, ведь артисты все способные и самоотверженные профессионалы. Они могут! Они научены! Они хотят! Лицо же оказывается с каждым днём всё безобразнее, потому что тут уж ни за деньги, ни за уши целый коллектив не вытянешь. Нужна регулярная , кропотливая работа. Артисты же собираются чуть ли не в день, или накануне спектакля, который не шёл до этого несколько месяцев. Ставят новеньких, кого выхватят, которые даже порядка не знают, из выпихивают за 1-2 репетиции, методом живодёрского ученья плаванью в открытом море. Авось, научатся. Учатся только цинизму и устойчивому безразличию к халтуре , равнодушию к качеству спектакля, наивно полагая, что из зала ничего не видно. Видно всё из зала, даже в увеличении. Всё сказанное касается и балетных девертисментов в оперных ных спектаклях
И в заключении опять о художественном руководстве. Пока во главе труппы находится В.Яременко со своими вкусами, манерами, художественными и нехудожественными пристрастими, не имеющими ничего общего с настоящим искусством классической хореографии, любители балета и неиспоченные артисты будут страдать, созерцая и участвуя в кошмарных спектаклях. Если есть выбор , – артистам уезжать, а капризной публике со слабыми нервами не ходить в театр, не огорчаться, а смотреть записи балетов даже бывших своих, например постановщика с мировым именем Алексея Ратманского, который так хотел работать в своём родном Киеве. Конечно, он своим талантом, интелектом , профессиональной честностью помешал бы царящей здесь обстановке всеохватной серости, как и Вадим Писарев, создав в Донецке, а не в Киеве – балетную Мекку Украины.

(статью прислала Женя, автор аноним)
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл


Последний раз редактировалось: Владимир (Вс Фев 08, 2004 11:04 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Вс Фев 08, 2004 10:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Алексей Ратманский: "Григоровича снимать не буду"
К должности новый художественный руководитель балета Большого театра, 34-летний Алексей Ратманский приступит в январе. Сейчас он приехал в Большой, чтобы обсудить планы, о которых объявит в декабре, и познакомиться с труппой. О своей творческой программе Алексей Ратманский рассказал корреспонденту ГАЗЕТЫ Ольге Гердт.

- Что, на ваш взгляд, в балете Большого надо реформировать в первую очередь?
- Не могу сказать определенно потому, что я просто не видел все спектакли. А чтобы составить полную картину - тут обрывками не обойтись. Есть проблемы общие русской школы - недостаточная скорость ног, работа стоп в какой-то степени. Но, с другой стороны, есть достоинства, которых нет у других: прыжок, умение занять очень много пространства на сцене, эмоциональность исполнения. А проблемы театра? По моим впечатлениям, в репертуаре есть спектакли живые, есть еле живые и есть неживые.

- А что вы будете делать с «неживыми»? Мириться, реанимировать
или снимать?
- Буду анализировать, в чем проблема. Ведь практически все спектакли в репертуаре, как я понимаю, когда-то были событиями, поэтому дело, видимо, либо в качестве репетирования, либо в дизайне, либо в концепции. Все классические спектакли, я уверен, и глупо высказывать какие-то другие точки зрения, должны идти в Большом театре. Ведь он же Большой - самый большой классический театр в мире.

- Дирекция Большого пригласила вас в надежде на то, что вы обеспечите театру современную афишу. Как она должна выглядеть, чтобы театр достойно представлял себя в мире?
- Хочется избежать стандартного набора - Форсайт, Эк, Ноймайер, Килиан… Их ставят все труппы в мире, потому что это основные хореографы на сегодняшний день. Понятно, что их собственные труппы станцуют их балеты лучше, чем даже Парижская опера или Большой театр. Но артистам очень важно танцевать такую хореографию. И классику после этого они начнут танцевать по-другому. Наверное.

- То есть упор будет, скорее всего, на классику?
- На самом деле в Большом уже есть вся классика, кроме «Корсара». Все свои возможности руководителя балета я буду стараться использовать на то, чтобы делать новые, интересные для труппы и в других смыслах нужные постановки. Только время покажет, какие из них нужны театру, какие нет. В этом смысле должно быть право на ошибку.

- Означает ли это, что программный тезис «Большой - не место для экспериментов» будет меняться?
- Эксперименты обязательно нужны, но надо понимать, что тут двести двадцать человек классических танцовщиков редкой выучки и одаренности. И использовать этот потенциал на какую-нибудь просто театральную ходьбу смысла нет. Современная хореография в Большом должна быть сложной, динамичной, отвечать возможностям артистов. Или двигать их в каком-то важном направлении.

- Но двигаться в современном направлении артистам Большого трудно хотя бы в силу базового образования. Они не такие универсалы, как западные.
- А знаете, универсальность снижает стандарт. На мой вкус, лучше иметь блистательных классических танцовщиков, которые не могут танцевать модерн, чем средних универсалов, которые могут и то, и другое, и третье.

- Большие компании в мире давно уже интернациональны по составу артистов. Кроме Парижской оперы, которая только для французов, и Большого с Мариинкой - эти театры только для россиян. Есть смысл менять эту ситуацию в Большом?
- Я на своей шкуре испытал, что такое быть иностранцем в национальной компании. Ориентация всегда идет на национальные кадры - премьеру, например, в Датском Королевском балете при всей любви к иностранцам все равно всегда танцуют датчане. Наверное, в Америке только этого нет, а в Европе везде такая ситуация. Конечно, из истории балета мы знаем, что рывки происходили, когда итальянцы приезжали в Россию или русские во Францию. Но я лично очень рад, что в труппе Большого есть монолитность. Честно говоря, с трудом представляю, что в Большом будут танцевать люди из разных стран.

- Может, проблема в количестве денег?
- Ну почему. Есть иностранцы, которые готовы еще и заплатить, чтобы станцевать в Большом. И такое бывает.

- Мариинка, чтобы заинтересовать западных звезд, держит спектакли западного репертуара, тот самый стандартный набор - «Манон», к примеру, Баланчина…
- Западные звезды ведь могут танцевать «Жизель», «Лебединое», «Спящую». Вряд ли об этом надо думать. В первую очередь надо думать об артистах труппы, а среди них есть личности просто выдающиеся, ставить спектакли, в которых они проявятся. Конечно, любой худрук скажет вам то, что я сейчас говорю. Труднее эти намерения реализовать.

- Вот вам конкретное препятствие - известные своей капризностью звезды Большого. Вы будете принуждать их танцевать то, что они не хотят?
- Как хореограф я, конечно, всегда предпочту работать с человеком, который хочет работать. Но как директор я постараюсь следить, чтобы все артисты как-то развивали свой репертуар.

- А в канадском или датском балете, где вы танцевали, разве возможны ситуации, когда звезды капризничают?
- Нет, там это невозможно. Но если взять, например, Эвелин Харт, которую называют национальным достоянием Канады, - она, конечно, решает, что она будет танцевать, что не будет. Но у нее за плечами тридцатилетняя международная карьера.

- В структуре репертуара перемен не предвидится - спектакли не будут идти блоками, как на Западе?
- Нет, нет. Революций не будет.

- Советская классика тридцатых-сороковых годов - этот пункт будет как-то отражен в вашей программе?
- Обязательно. Мне это очень интересно независимо от того, удастся ли осуществить такие постановки в Большом театре. Хорошо бы возродить интерес к этим спектаклям, потому что проблема названий в больших театрах очень остро стоит сейчас вообще в мире - репертуар исчерпался немножко. Одни и те же балеты пятидесятилетних мэтров. А в спектаклях того периода, о котором мы говорим, во-первых классная хореография, во-вторых, это мастерски сделанные большие драматические спектакли, в которых у танцовщиков есть возможность развить характеры. Сейчас это редкость, в какой-то степени это может быть утеряно - ну, кроме Ноймайера, Эйфмана, может быть.

- Что будете делать с балетами Григоровича?
- Ничего. Снимать не буду. Все, что идет, оно идет. Это визитная карточка театра, это важно.

- Правда ли, что с новыми хореографами беда не только в России?
- Мне кажется, что хореографов, интересно работающих в классике и неоклассике, на сегодняшний день меньше, чем хореографов, работающих, например, в contemporary dance, в модерне. В современном направлении идет очень бурное развитие.

- В Большом нет практики, принятой в крупнейших театрах мира, - хотя бы раз в год давать возможность молодым хореографам показывать свои работы. В Большом театре когда-нибудь такая система будет?
- Будет. Мы как раз работаем сейчас над проектом, и, как только он примет формы какие-то, я о нем расскажу, но смысл в том, чтобы заявить русскую хореографию, дать возможность людям молодым с артистами театра сделать какую-то новую продукцию для Большого. Будет это регулярно или нет - зависит от первого результата, но даже если он будет не очень удачным, все равно смысл есть.

- Не боитесь вырастить себе конкурентов?
- Нет, пока у меня нет таких проблем.

- В Европе редко большие компании возглавляют балетмейстеры. Большой - исключение? Здесь нужен… духовный лидер?
- Господи Боже мой! Как это напрягает сразу! Нет, на роль духовного лидера, боюсь, я не гожусь. Буду просто художественным руководителем.

- Вы еще не вступили в должность, а уже поневоле оказались участником конфликта между Волочковой и Большим театром. Будет она работать в театре или нет - решать вам в январе. Чем вы будете руководствоваться, перезаключая контракты с солистами?
- Критериев много. Прежде всего человек должен быть профессионалом, но он должен быть и членом коллектива. Недостаточно иметь длинные ноги или другие какие-то прелести. Это комплекс качеств. Особенно в Большом театре, где есть какие-то сложившиеся требования к солистам.

- Вы умеет говорить «нет»?
- Помогает мне то, что я много ставил. Это меня закаляло, естественно. Всякий раз я находил все больше сил идти к результату независимо ни от чего. Приходилось говорить неприятные вещи артистам, но не ради того, чтобы доставить неприятность. Просто, когда идет постановка, все должно работать на результат.


От "Прелестей" до "Ручья"
Алексей Ратманский родился в 1968 году в Ленинграде. По окончании МАХУ - солист Национальной оперы Украины им. Т.Шевченко в Киеве. В 1988--92 гг. учился на балетмейстерском факультете ГИТИСа. В 1992--95 гг. - солист Виннипегского Королевского балета (Канада), с 1997 года - в Датском Королевском балете, где исполняет ведущие партии в балетах Баланчина, Бежара, Эка, Роббинса, Лифаря, Дуато. Первые хореографические работы - "Вываливающиеся старухи" (1991, НОУ, Киев), "Взбитые сливки" (1994, Виннипегский Королевский балет). В 1997 году Ратманский ставит "Прелести маньеризма" ( ГАБТ) по заказу солистки Большого театра Нины Ананиашвили. Позднее для нее и солистов театра - "Сны о Японии" (1998, Большой театр, удостоен премии "Золотая маска" ) и "Леа" (2001, Постмодерн-театр). После премьеры "Каприччио" (1997) в Большом Алексея Ратманского приглашают в Мариинский театр, где он делает четыре постановки - "Поэма экстаза", "Средний дуэт", "Поцелуй феи" (1998), "Золушка" (2002). Расставшись с Михаилом Шемякиным в процессе постановки "Щелкунчика" в Мариинском театре, ставит этот балет в Датском Королевском балете (2001). Среди других постановок Ратманского - Betwixt (1999, Датский Королевский балет), "К огню" (2002, New York City Ballet), "Жар-птица" (2002, Королевский Шведский балет), "Карнавал животных" (2003, Балет Сан-Франциско). В феврале 2004 года в Датском Королевском балете состоится премьера балета Алексея Ратманского "Анна Каренина".

Постановочную деятельность совмещает с танцевальной карьерой: получает в Датском Королевском балете уникальный для иностранца "пожизненный" контракт ведущего солиста. За вклад в культурную жизнь Дании возведен королевой Маргрете II в сан рыцаря ордена Датского флага.

После удачной премьеры "Светлого ручья" в Большом театре весной 2003 года приглашен возглавить балетную труппу. На этом посту Алексей Ратманский в январе 2004 года сменит нынешнего руководителя балета Бориса Акимова.


(http://www.gzt.ru/rub.gzt?rubric=reviu&id=37050000000007444)

(прислала Тата)
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Вс Фев 08, 2004 11:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

СТАРАЯ-СТАРАЯ СКАЗКА
Анна Веселовская


Иногда торжество лозунга «Лучшее — детям» сопровождает горечь. Ведь взрослые зрители тоже нуждаются в праздниках.

Всем, чем другие виды искусств богаты в меру — изяществом, иносказанием, образностью, балет насыщен с избытком, с двух-трехкратным преувеличением. Возможно, поэтому чистый продукт балетного театра — это предельно условный, витиеватый танцевальный язык, иллюстрирующий несколько тривиальных сюжетных изгибов. Собственно, это все (или почти все) впечатления после просмотра любого спектакля, не считая, конечно, главных — эмоционального подъема и восхищения от созерцания совершенного исполнительства, от красоты и пластичности тел, мерного, ритмичного движения множества рук и ног, от полетности и воздушности танца. И именно тогда, когда все это присутствует, банальные сказочные либретто дорастают смыслами, обретают философию, а танцевальный язык становится гениальным, рождая величественные арабески теней из «Баядерки» или пронзительную диагональ «Жизели».

Вопреки этой формуле, большинство киевских балетмейстеров, очевидно, не в силах избавиться от синдрома «идеологической значимости», унаследованного от советского искусства, продолжает средствами танца неуклюже пересказывать сюжет, а не разрабатывать новую хореографическую лексику. Буквально все балетные премьеры Национальной оперы последнего времени, за исключением работ заезжего Раду Поклитару, — это более или менее удачные попытки изложить ряд событий с помощью передвижений по сцене танцовщиков и перемен декораций, да и только.

«Лилея» Константина Данькевича, поставленная Валерием Ковтуном, не исключение. «Идейная» драматическая коллизия, потрясающей дороговизны декорации и костюмы, почему-то изготовленные в мастерских Санкт-Петербурга, обилие массовых сцен, подтанцовок и переплясов призваны заменить тут, собственно, авторский хореографический язык. Отважиться реконструировать в качестве советского раритета спектакль 1940 года в хореографии Галины Березовой Национальная опера не решилась. Постановщики избрали иной путь: кардинальной редакции музыкально-литературного винегрета, сварганенного шесть десятилетий тому композитором средней руки Данькевичем и до интеллектуального обморока перепуганным чекистами либреттистом Всеволодом Чаговцем.

Переписанная музыка «Лилеи» поражает преобладанием духовых и ударных инструментов в оркестровке, а начало второго действия теперь звучит как откровенный перепев бодрых маршей сталинских соколов, под который сельские хлопцы из Центральной Украины пляшут нечто очень похожее на гуцульский танец «Аркан». Либретто, несмотря на сокращения и упрощения, сохранило, однако, немыслимое количество искусственных сюжетных ходов, так что разобраться, где явь, где сон, где маскарад, а где реальность, и уследить за тем, кто в кого и во что превращается, практически невозможно. На сцене царит вакханалия стилей, школ, заимствований, цитат.

Достоинства хореографии Валерия Ковтуна исчерпываются, по сути, несколькими изящными лирическими адажио и вариацией главной героини, с обязательными кантиленными арабесками из кулисы в кулису. В остальных случаях оригинальное авторство балетмейстера приходится подвергнуть сомнению. Так, глядя на бесконечные линейно-круговые перемещения кордебалета, исполняющего бодрые казачки и хороводы, трудно удержаться от восклицания: «Да это же Вахтанг Вронский (постановщик «Лилеи» 1956 года. — А. В.)!». В другом месте обнаруживается очевидное цитирование неоромантической версии Анатолия Шекеры 1976 года, и уж совсем прискорбно наблюдать сцену русалок, являющуюся перелицовкой второго акта «Жизели» — те же па, только проще, те же умершие девушки, только с украинским колоритом. Словом, нынешнюю «Лилею» можно рассматривать как серьезную заявку на постмодернизм (правда, лишенный иронического подтекста) либо как попытку создать новый национальный балет, используя чужие, отработанные средства. Вероятно второе: в который раз прикрывшись именем Шевченко, постановщики проэксплуатировали спрофанированный миф, убогую байку о злых господах и добрых холопах, а роскошью и красочностью декораций и костюмов, созданных опять-таки под явным влиянием Александра Бенуа, намеревались закамуфлировать визуальную нелепицу и безвкусицу.

...Другую недавнюю киевскую балетную премьеру — «Маугли» Музыкального театра для детей и юношества в постановке Виктора Литвинова — артисты танцуют на небольшой и крайне неприспособленной для балетного спектакля сцене, в аскетичных декорациях и в функциональных, скромных костюмах. Эстрадная по тону музыка Александра Градского, к тому же дополненная вокальными номерами, спровоцировала балетмейстера к поиску нетривиальных пластических решений, а именно — обилию партерных, гимнастических сцен и движений. В то же время, решая задачу изображения на сцене не людей, а животных, Виктор Литвинов не стал имитировать в своей хореографии звериную пластику: танцевальная партия каждого персонажа, будь-то тигр Шер-Хан (Константин Гордийчук) или шакал Табаки (Константин Зубач), — прежде всего, проявление его характера, а потому любое сценическое движение — поступь, прыжок, верчение — воспринимается словно импульс души, внутренний жест живого существа.

Поучительная киплинговская философия стоицизма, важная для писателя идея мирного сосуществования природы и цивилизации, его уникальный неомифологизм — почти все это сохранилось в балетной сказке «Маугли», не превратившись, к счастью, в танцы милых зверюшек. Вместе с тем, адресованный детям спектакль максимально насыщен игровыми моментами: мартышки пляшут находчиво и остроумно, используя плетеные скамеечки; адажио Маугли и Девушки воспринимается не как любовный дует, а как игра подростков в прятки.

В общем, выходит, что в киевском балетном мире блюдут некогда популярный лозунг «Лучшее — детям»: подрастающему поколению — внятная современная постановка, а взрослым — обремененное помпезной роскошью эклектичное зрелище. Только жаль, что дети не могут получить такие же красочные программки с либретто и картинками, как в Национальной опере, а Музыкальный театр для детей и юношества — удобную сцену, респектабельно обустроенный зал и все прочее, доставшееся взрослым.

(прислала Женя)
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Вс Фев 08, 2004 11:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ДЕНИС МАТВИЕНКО
Очень грустная статья из газеты "Столичные новости" за прошлый год.
_____________________________________________
http://cn.com.ua/N212/culture/meeting/meeting.html

ВОЛЬНЫЙ СТРЕЛОК
Беседовала Ольга Лебедева


Танцовщик Денис Матвиенко предпочел карьеру «блуждающей звезды».
Уход молодых премьеров из балетной труппы Национальной оперы Украины приобрел в последние годы хронический характер. Алексей Ратманский теперь танцует на сцене Датского Королевского балета, Иван Путров — в лондонском театре «Ковент-Гарден». Недавно в санкт-петербургскую Мариинку перешел всего два года назад окончивший Киевское хореографическое училище и уже успевший завоевать не только престижные награды на международных балетных конкурсах, но и любовь столичной публики Леонид Сарафанов. Теперь он будет представлять в прославленном театре украинскую хореографическую школу вместо также экс-солиста Национальной оперы Украины, лауреата многочисленных конкурсов и любимца зрителей Дениса Матвиенко, последний год танцевавшего на сцене Мариинки. Работу в Санкт-Петербурге он завершил партией Принца в премьере «Золушки» Прокофьева (превосходную, по отзывам критиков, ее постановку осуществил в Мариинке Алексей Ратманский, чей талант балетмейстера дирекция киевских театров игнорирует столь же упрямо, как и солиста — его не приглашают в родной город ни в каком качестве). Денис вернулся в Киев, но связывать свои ближайшие планы с Национальной оперой, кажется, не намерен.

— Да мне никто и не предлагает. Кроме того, у меня до сентября все расписано: сплошная работа по контрактам.

— Значит, увидеть тебя на киевской сцене в спектакле или гала-концерте твои поклонники не смогут?

— Нет. В июле запланированы гастроли театра в Японии, художественный руководитель балета, Виктор Яременко, предложил мне в них участвовать, я согласился, но, увы, конкретно ни количества спектаклей, ни сроков выступлений, ни гонорара со мной до сих пор никто не обсудил. Зато рекламу и афиши с моим именем там уже дали. Мне звонят японские коллеги, спрашивают, действительно ли я приезжаю с киевским театром. А что им отвечать?

— Работа по контрактам изматывает, наверное, сильнее, чем выступления в репертуарных спектаклях?

— Конечно, тяжело. Но, с другой стороны, предоставляется больше возможностей танцевать разноплановые партии. То есть приобретаешь профессиональный опыт, а не только рекламу и заработок, что, конечно, тоже немаловажно.

— Что тебе дал год работы в Мариинке?

— За этот год я получил в репертуар столько новых интересных ролей, о которых в Киеве не мог бы и мечтать. Я танцевал «Золушку», «Корсара», «Сильфиду», «Дон-Кихота», «Изумруды» в «Драгоценностях», подготовил партию в «Шопениане», которую, к сожалению, не удалось показать публике, сделал «Тему с вариациями» Баланчина, работал над «Блудным сыном».

— В Петербурге много очень разных балетных коллективов; не хотелось ли тебе, скажем, выступить с труппой Бориса Эйфмана?

— Мне бы не хотелось работать в его театре, но станцевать в его спектаклях — очень. Кстати, в Вильнюсе идет «Красная Жизель», и мне, возможно, удастся там поработать.

— А в Большом театре?

— Я в свое время отклонил это предложение. Сегодня весь основной репертуар этого балета держится на Николае Цискаридзе, но для меня не совсем комфортна и атмосфера этого театра.

— Тебе пришлось уже поработать во многих труппах. Скажи, а вообще закулисная обстановка бывает дружественной и искренней, а не эгоистично-амбициозной?

— В принципе, атмосфера везде одинакова, но ранг, масштаб коллектива многие конфликты сглаживает. Чем провинциальнее труппа, тем больше в ней склок и тем заметнее в ней амбиции руководства.

— Знаю, что питерская критика и публика приняли тебя восторженно, но я слышала, что к украинским артистам там относятся с некоторой долей превосходства.

— Пару раз и я с этим сталкивался. Как только я был принят в труппу Мариинского балета, худрук предупредил, что мне нужно перестраиваться, потому как здесь свой особый стиль и правила. Я не стал этого делать, развивал свое актерское мастерство, партнерские качества, свое «я» — вот и все. Кому-то что-то доказывать ради славы или денег я не хочу. А о том, какой я артист, пусть судит зритель.

— Что изменилось, на твой взгляд, в Киеве за время твоего отсутствия — в театре, в зрителях?

— Я был на нескольких спектаклях, и меня неприятно удивили полупустые залы. И это при наличии рекламы, анонсов. Когда несколько лет назад мы с Леной Филипьевой выходили на сцену всего три-четыре раза в течение сезона, то знали: публика этого ждет. Это было событием, а не обычным спектаклем. Зритель должен успеть соскучиться по артистам, лицо театра не должно превращаться в застывшую маску. Ведь когда артист через день танцует однообразный репертуар, это что-то в нем убивает. Чудо превращается в рутину.

— Почти все наши балетные артисты — работоголики. Эту жажду к упорному труду, равно как и стремление к перфекционизму, им прививают здесь, дома, в хореографической школе, училище. Не обидно ли, что, вложив в воспитание высококлассных танцовщиков столько сил и души, наш театр так легко с ними расстается и не делает ничего, чтобы заинтересовать их работой в Киеве?

— Ну, раздаривать таланты — это старая наша традиция. Вначале вкладывают колоссальные усилия, чтобы вырастить и воспитать артиста, а потом делают все возможное, чтобы он поскорее отсюда уехал. Я не стремился к карьере «вольного стрелка»: для меня это сегодня необходимость. У меня теперь нет постоянной партнерши, и я репетирую и выступаю с разными примами. На самом деле, это довольно нестабильная участь. Я, кстати, предлагал Яременко в конце мая станцевать «Шахерезаду» на киевской сцене, но для меня места в репертуарном плане не нашлось.

— Не находится его, увы, и для новых балетмейстеров...

— А зачем их приглашать? Зритель так-сяк на спектакли ходит; к чему лишние хлопоты, затраты... Все-таки есть большая разница между людьми, думающими о судьбе театра или о самих себе. В свое время Анатолий Шекера все же был стержнем, вокруг которого вращались планеты, а теперь этой оси нет, и все планеты разбрелись в разные стороны, а кто-то и вообще изменил орбиту... Наверное, именно так заканчивается эпоха, просто не всем дано читать такие знаки.

(прислала Тата)
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Вс Фев 08, 2004 11:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

АЛЕКСЕЙ РАТМАНСКИЙ: НОВАЯ ВОЛНА ДЛЯ СТАРОГО БОЛЬШОГО

Наталия ЗУБАРЕВА


Слышали новость? С первого января 2004 года Алексей Ратманский приступит к обязанностям художественного руководителя прославленной балетной труппы Большого театра. Да, тот самый Ратманский — хорошо известный киевлянам превосходный артист балета, любимый и почитаемый публикой танцовщик-хореограф, автор двух десятков балетов и целой россыпи прелестных миниатюр. Ведь именно в Киеве, на сцене Национальной оперы Украины, на наших с вами глазах происходило превращение робкого ученика в самобытного художника.

Немудрено, что выбор пал на него, и кандидатура молодого артиста — бесспорного лидера сегодняшней русской хореографии — одобрена высокими инстанциями. Контракт с балетмейстером подписан на три с половиной года, решается вопрос о его переезде в Москву и получении российского гражданства (на сегодня Ратманский — гражданин Украины).

История Большого театра берет начало в XVIII веке. Он по праву может гордиться такими титанами хореографии, как Адам Глушковский, Исаак Аблец, Карло Блазис, Александр Горский, Касьян Голейзовский, Леонид Лавровский, Ростислав Захаров, Юрий Григорович. Эпоха этого последнего «мамонта» охватила десятилетия. Потом бразды правления взял в свои руки выдающийся артист ХХ века Владимир Васильев. Союз мастера и театра длился шесть лет… Вот уже второй год балетом Большого заведует Борис Акимов, в прошлом известный российский танцовщик, ведущий солист труппы. Скоро его сменит Алексей Ратманский — молодой мастер, яркий представитель новой волны, неугомонный генератор идей, влюбленный в классический балет.

Официальное предложение возглавить «козырную» труппу А.Ратманский получил незадолго до премьеры своего нового балета «Светлый ручей» на музыку Д.Шостаковича, которая успешно прошла на сцене Большого в апреле этого года. Успех был оглушительный — элита столичной критики писала об этом. Высшей похвалы были удостоены все: балетмейстер, исполнители и, естественно, композитор (в балете принято считать именно композитора автором). Музыка была написана Д.Шостаковичем в 1935 году. О трагических последствиях посещения балета «Светлый ручей» Сталиным сейчас широко известно: остракизм, которому подверглись авторы этого легкого и веселого спектакля — Д.Шостакович, Ф.Лопухов и А.Пиотровский, превратил жизнь выдающихся деятелей искусства в настоящий ад.

Прошло почти семьдесят лет. И вот наконец растоптанный когда-то шедевр предстал перед нами вновь — быть может, именно в той форме, о которой когда-то мечтали его создатели. Символично, не правда ли, что к возрождению балета причастен не кто иной, как Алексей Ратманский? Ему сейчас 34, Шостаковичу же тогда было 30…

Можно только восхищаться прозорливостью российских чиновников, которые решили вернуть к родным пенатам артиста, более десяти лет успешно проработавшего за рубежом. Сохранить выдающийся талант для отечества — это благородно! Достоин удивления, конечно, и тот факт, что самодостаточный и реализовавший себя во всех отношениях Алексей Ратманский решил вернуться. Это смелый поступок.

А теперь немного о биографии нашего героя. Родился он в Ленинграде, детские годы провел в Киеве. Учиться поступил в Московское хореографическое училище, позже — в ГИТИС. Получить работу в столице не удалось — ни один театр не взял юношу без московской прописки. В год чернобыльской катастрофы Ратманский вернулся к родителям в Киев, где сразу был принят солистом балета в Национальную оперу Украины. Пребывание артиста в Киеве в 1986—1992 и 1995—1997 годах сыграло немалую роль в его жизни и жизни театра. Без проблем был освоен обязательный, ставший привычным классический репертуар ведущего солиста балета — партии в спектаклях «Жизель», «Сильфида», «Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Спящая красавица», «Чиполлино», «Баядерка», «Тщетная предосторожность», «Дон Кихот». Под руководством Валерия Ковтуна произошло первое прикосновение к хореографии Дж. Баланчина («Аполлон Мусагет», «Тарантелла»).

Два года Алексей проработал с известной украинской балериной Ираидой Лукашовой, потом танцовщик попал в класс Аллы Лагоды, репетитора властного и активного. Три года под ее опекой не прошли напрасно: исполнительский талант Ратманского раскрепостился, расцвел и заявил о себе в полный голос. Именно А.Лагоде наконец удалось «пробить» запретные доселе ангажементы за рубеж. Она начала вывозить балетную молодежь на гастроли. Так перед Ратманским открылся мир.

Для концертов Алексей сочиняет свои первые хореографические опусы: конкурсный номер, «Дуэты-буфф», «Гавот», «Сильфиды-88». «Проба пера» удалась. Однажды Ратманскому предложено было поставить хореографический номер — для кого бы вы думали? — для Ковтуна и Таякиной! Напрасно не решился…

Алексей всегда стремился выступать на сцене как можно чаще: фестивали, конкурсы, гастроли, благотворительные концерты... Не в его правилах сидеть сложа руки. Появились награды: золото в Донецке (1987), золото и премия им. В.Нижинского в Москве (1992), звание заслуженного артиста Украины… Особенно важным для Ратманского в то время было признание в Москве на международном конкурсе им. С.Дягилева. Это означало приближение к мечте, к возвращению в альмаматер, стало первым шагом к штурму Большого театра! Тем более что в Киеве начинающий талантливый хореограф, как ни странно, никого не заинтересовал, напротив, к нему отнеслись с полнейшим равнодушием. Это подтолкнуло Ратманского к решительным шагам. С марта 1992 года Алексей выступал в качестве солиста балета Виннипегского Королевского театра в Канаде. Наконец-то артист, что называется, дорвался до первоклассной западной хореографии, принимал участие в постановках Э.Тюдора,
Р.Данцинга, Дж.Ноймайера, получил официальное право исполнять балеты Баланчина, ездил по всему миру с известной труппой — короче, заметно продвинулся вперед! Танцовщику был близок так называемый западный стиль в танце: корпус танцовщика свободный, повороты стремительные, техника виртуозная, импульсивная, «бисерная». Кроме того, у Ратманского появилась уникальная возможность показывать свои работы на ежегодных канадских фестивалях-смотрах. Это был мощный стимул, и жизнь обрела новый смысл.

Летом 1994 года Алексей приехал из Канады в Киев и великолепно выступил на конкурсе им. С.Лифаря в номинации «балетмейстер». На мой взгляд, Ратманский тогда был лучшим. Публика с восторгом приняла «Взбитые сливки» и «Романтический дуэт», которые остаются любимыми хореографическими номерами до сих пор. Их создателями были влюбленные — Алексей и Татьяна, его жена и партнерша (кстати, с Таней он познакомился в Киеве). Жюри, однако, первую премию решило никому не присуждать, а вторую разделили между А.Ратманским и С.Бобровым (ставленником Ю.Григоровича, председателя жюри). И все же лед тронулся — Ратманский начал получать заказы, легко и быстро рождались и воплощались в жизнь великолепные идеи. Долгое время излюбленным жанром молодого балетмейстера была хореографическая миниатюра — искрящаяся улыбкой, ясная и лаконичная. Муза Алексея изобретательна и остроумна. Казалось, автор боится утомить зрителя, наскучить ему. Балетные зарисовки воспринимались как яркие картинки, блестящий фейерверк. Вообще видеть танец в авторском исполнении — редкое удовольствие. Вспомните «Юрлиберлю», «Неприхотливые танцы», «Графику на синем фоне», «Утреннюю серенаду шута», «Бедняжек»… Кстати, известный петербургский балетный критик Вадим Гаевский назвал Ратманского постановщиком-«вольнодумцем» и заметил, что именно поэтому так сложно и драматично складывалась жизнь артиста.

Несмотря на то что Виннипегский театр был заинтересован в продолжении контракта с Алексеем, в 1995 году они с женой решают вернуться в Киев. Скажем прямо, для этого были веские причины: их звали, обещали поддержку и содействие, уверяли, что театру они очень нужны. Ратманские мчались в Киев воодушевленные. В этом же году Алексей замахнулся на большой балет. «Поцелуй феи» И.Стравинского и «Повозка папаши Жюнье» Р.Штрауса доказали, что хореограф вполне способен оперировать крупной формой. Но вскоре после приезда его ждало горькое разочарование… За два года танцовщик выходил на сцену Национальной оперы считанные разы, дважды представил «Вечер хореографии Ратманского». Афиши, правда, пришлось заказывать за свой счет и самому расклеивать их по городу. Да что там говорить: заслуженный артист не имел в театре даже собственных сценических костюмов! Когда же попытался отстаивать свои права, высокопоставленный чиновник от искусства бросил ему в лицо: «Театр без вас обойдется». Алексей понял, что в Киеве ему больше делать нечего.

С 1997 года Ратманский живет и работает в Дании, на родине Августа Бурнонвиля. За эти годы он вырос в одного из лучших исполнителей хореографии в неповторимом бурнонвилевском стиле. Театр заключил с ним пожизненный контракт. Там артист получил статус лучшего танцовщика страны, орден королевы, почетный титул. Ему были созданы прекрасные условия для жизни и творчества. В Дании появился на свет сын Алексея и Татьяны — Василий.

Недаром в интервью для «Зеркала недели» под выразительным названием «Имеем — не бережем, теряем — плачем», напечатанном 5 декабря 1998 года, артист сказал, что не держит зла на людей, заправлявших тогда в киевском оперном и поспособствовавших тому, что он вынужден был покинуть страну: «Ну, выжили еще одного артиста, подумаешь, велика беда! Я теперь благодарен им за это. В моей жизни все изменилось к лучшему».

«Датский период» оказался чрезвычайно плодотворным для Алексея и как для хореографа. В свободное от основной работы время он за шесть лет создал 15 эксклюзивных балетных спектаклей (уже не миниатюр!), из которых большая часть предназначалась для лучших балетных трупп России — Большого и Мариинки. География постановок такова: Москва — «Прелести маньеризма», «Сны о Японии», «Каприччо», «Леа» и «Светлый ручей»; Санкт-Петербург — «Средний дуэт», «Поэма экстаза», новая редакция «Поцелуя феи» (позволю себе напомнить читателям «Зеркала недели», что об этих спектаклях шла речь в упомянутом выше интервью. — Н.З.) и «Золушка»; Стокгольм — «Жар-птица»; Сан-Франциско — «Карнавал животных». Датскому Королевскому театру в Копенгагене повезло больше всех — кроме ранее увиденных «Сна Турандот», «Щелкунчика», «Болеро» и «Полета в Будапешт», зрителей ожидает еще одна премьера, которую можно назвать прощальным подарком хореографа: близится к завершению прелюбопытнейший проект, одобренный Майей Михайловной Плисецкой, — «Анна Каренина». О каждом из этих балетов найдется что сказать даже придирчивому критику! И где бы Алексей ни работал, о нем хранят самую добрую память. По словам того же В. Гаевского, хореограф умел зажечь и повести за собой труппу, и в каждом театре в него были просто-таки влюблены. Ратманским заинтересовались и в Нью-Йорке: он был приглашен провести мастер-класс в школе хореографов при «Нью-Йорк-сити Бэллей». Не правда ли, впечатляет?

Жаль только, что Украины нет в этом списке. Украины, с которой связывал когда-то свои первые творческие замыслы и надежды Алексей Ратманский, артист мирового масштаба, которого тут не приняли всерьез, не оценили, не захотели поддержать. Вот уж и впрямь не бывает пророка без чести, разве только в отечестве своем, как мудро отмечено в Евангелии. И больно думать, что ведь и сейчас из-за равнодушных чинуш наша страна теряет тех людей, которые могли бы составить славу нации...

(прислала Женя)
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Пт Фев 13, 2004 11:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно
10 дней, отпущенных музой-осенью на восхитительный звездопад, карнавал пластики, грации и красоты человеческого тела, на мистическое господство музыки и таланта, на восторги, цветы и аплодисменты, завершились. И горели звезды, и замирала мелодия - вместе с дыханием, долго и тревожно, и вздымались руки плавно и прощально у артистов, для восторженных аплодисментов - у зрителей...

Ладно, хватит лирики. Любая балерина, даже самая воздушная - все-таки человек, как ни странно, и у каждого танцовщика есть повседневная жизнь, где он ходит в джинсах и веселится с друзьями. И каждому воспарению на сцене предшествует огромная напряженная работа. Так что нашим звездам есть не только что показать, но и что рассказать... О себе, о фестивале, о таланте и курьезных случаях пришли поговорить артисты балета из разных стран во главе с Вадимом Писаревым в клуб Интеллигент при лицее Донецкого госуниверситета.
Начали с искусства. Самым значительным событием фестиваля была премьера балета Спартак , которая открывала праздник. Каждый должен бороться за свою свободу и независимость, - проводя параллели между временами, прокомментировал Писарев. - А мне как актеру это было очень интересно. Я начинал карьеру партией Красса и заканчиваю Спартаком, а Васильев, который исполнял эту роль, всегда был для меня кумиром. Кстати, тот финал, который мы придумали, - Спартак оживает на кресте и обращается к публике, потом крест уходит, а герой остается висеть в воздухе - глубоко символичен, и не случайны тут аналогии с образом Христа . Кстати, упомянутый легендарный Владимир Васильев приехал на закрытие фестиваля и сказал: несмотря на то что раньше никогда не любил гала-концерты, этот посмотрел с удовольствием, попросил каждого артиста расписаться на программке ( Раньше я никогда не брал автографы! ) и вручил Вадиму Писареву серебряную медаль с изображением его, Васильева, в роли Спартака. Вот вам еще одна временная аналогия...
У всех людей, добившихся успеха, непременно спрашивают об их философии: Как? Ну как вы так смогли? Что вам помогало? Когда я слышу музыку, я хочу выразить ее своим телом и танцем, вот и все , - говорит на это Вадим. - А талант? - Талант, - подхватывает солист национальной оперы Украины Николай Михеев, которого зрители могли увидеть в паре с Татьяной Голяковой на вечере современной хореографии и на закрытии фестиваля, - это природные данные, красота, но все это ничто без души. Талант - когда тебя волнует то, что ты делаешь . Сколько бы людей не было на сцене, глаз всегда останавливается на одном - вот это талант , - говорит (кивая в сторону Писарева, разумеется) солистка немецкой оперы Марина Антонова (она и ее партнер Гий Элбау из Франции показывали в последние два дня фестиваля волнующую композицию Исповедание душ и хореографию Петух на музыку Rolling stones ). А педагог латвийской балерины Линды Силиня (кто видел, тот не мог не запомнить ее номер Медуза ) Индра Лапшина по-учительски добавила: Талант - умение работать, взять самое главное из того, что тебе дают . Однако талантливый человек талантлив во всем, как говорится, поэтому, видимо, и возник вопрос о том, не планирует ли Вадим Яковлевич засесть за написание книги или поставить балет. На книги времени пока нет, ответил Писарев, и постановки как-то все же ближе, тем более что уже и опыт имеется - Пер Гюнт , Класс-концерт в Японии, отдельные номера... На фестивале, например, был новый номер с Лилией Подкопаевой и Жерлином Ндуди - зрелая сила, энергия юности и женская гибкость соединились в зажигательном танце Ритмы-2003 , с восторгом принятом зрителями.
После заседания клуба у Вадима образовалось несколько свободных минут, которые мы тут же заполнили.
- Как вам работалось с Подкопаевой? (К слову, на фестивале Писарев со сцены провозгласил, что отныне у Лилии начинается новая творческая карьера - она стала артисткой Донецкой оперы). -
Трудно ли ей было переквалифицироваться из гимнастки в балерину?
- Ну, она специально занималась, ходила у нас в балетный класс... И потом, она просто очень талантливый человек.
- Вы довольны работой труппы накануне завершения фестиваля?
- Все отмечают высокий уровень труппы, мы стали за последние годы еще на порядок выше. Это очень молодая труппа, приезжали директора театров, хореографы из Японии, Америки, и все удивляются этому.
- Прозвучала фраза, что вы завершаете карьеру...
- Ну как сказал, так и сказал, - улыбается Вадим. - Я как бы не заканчиваю, но в принципе... Посмотрим, как ноги будут...
- Расскажите немного о сыне (Андрей Писарев тоже был на фестивале, танцевал фрагмент из балета Пламя Парижа ), я видела его впервые. Очень похож на вас...
- (Улыбаясь) Он прилетел специально к нам на бенефис, уже 2 года живет в Штутгарте. Я считаю, чтобы встать на ноги, нужна самостоятельность, тут, конечно, мама и папа этому мешают. 17 лет ему, старается...
Он выиграл конкурс и получил транш на учебу от Европейского Союза, там очень хороший педагог. И дочь я не буду заставлять, пусть выбирает сама. Балериной быть тяжело. Я смотрю на свою жену - очень много жертв. Хотя у дочки хорошая стопа, хороший прыжочек. Ну, посмотрим...
Да, балериной, наверное, быть тяжело, хотя, глядя на парящие фигуры Нины Ананиашвили, Инны Дорофеевой, Сергея Филина, Артема Дацишина, Анастасии Волочковой, Лилии Мусоваровой, кажется, что этот дар - танцевать - им просто дан свыше, потому что они на самом деле неземные люди, слушающие музыку небесных сфер и питающиеся нектаром.
Огромные корзины заполнили сцену театра, особенно на бенефисе Вадима и Инны, который, несмотря на прощальную тональность, назывался 20 лет - это все-таки мало . Гениальную пару поздравила с юбилеем и главный редактор ДН Римма Филь. Вместе с цветами и дипломом редакции она преподнесла своё признание в любви Вадиму. Думаю, большая (и самая прекрасная) часть зала позавидовала ей в этот момент.
Зрители имели возможность насладиться не только кристально чистой классикой движения (спектакли Лебединое озеро , Дон-Кихот , Баядерка ), но и новизной и парадоксальностью новых веяний хореографии - например, в исполнении артистов из Чехии (приз зрительских симпатий на Евровидении) Моники Кандуковой и и Виктора Конвалинка, ( странный, дикий и в то же время нежный танец , - шептались зрители), юного Даниила Симкина из Германии - его Bit-dancing объединил и брэйк, и рэп, и балет (хореография отца Дмитрия Симкина, который вместе с Даниэлой Северьян из Бразилии запал в души балетоманов композицией Я ни о чем не жалею на песню Эдит Пиаф). И танец людей-змей Айдара Ахматова и Лилии Мусоваровой из Татарстана, и дикую пляску гостьи с Крита Натальи Крекоу дончане принимали на ура. Когда я рассказывала об этом по телефону сестре, которая живет в Германии, она сказала: Не может быть, высокое искусство по определению не может приветствоваться массами . - Но массы можно воспитывать , - возразила ей я. А за 10 лет можно получить не только общее образование...



Донецкие новости, № 641 от 16.10.2003
Ольга Склярук

(http://media.ukr-info.net/smi/view_article.cgi?sid=1&nid=659&aid=6881&view=1)

(прислала Tata)
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Пт Фев 13, 2004 11:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Духовна донька Плісецької
Так називають солістку балету Національної опери України народну артистку Олену Філіп’єву
Віра КУЛЬОВА

“Хрещатик”
ексклюзив




Олена Філіп’єва працює в Національному театрі опери та балету вже шістнадцять років. Чималий стаж як для балерини. Та коли дивишся на симпатичну брюнетку, не віриться, що за її плечима титанічна праця, майже двадцять років життя в гуртожитках, тренування до знемоги, стерті до крові ноги... Звичайна собі молода жіночка. Ось тільки очі — серйозні й глибокі — видають, що думано-передумано, пережито нею за ці літа ой як багато. Й створено образів стільки — на кілька артистичних кар’єр вистачило б. Утім, і винагороджено її за каторжний труд щедро: в двадцять три стала народною артисткою України, побувала чи не в усіх куточках світу, лауреат міжнародних конкурсів. Визнана балерина (сама Плісецька сказала, що на території колишнього СРСР і в Європі їй немає рівні...). Одна із засновників благодійного фонду підтримки оперного та балетного мистецтва “Прем’єра” імені Івана Козловського. Дивно. І як вона скрізь встигає?! Що ж це за феномен — Олена Філіп’єва? Отож, коли трапилася нагода познайомитися з балериною, негайно відклала всі справи.

Зустрілися ми напередодні від’їзду прими в Туреччину, на Міжнародний фестиваль балету. В парі з Максимом Мотковим вони підготували фрагменти з “Дон Кіхота” Мінкуса та “Кармен” Бізе. Одразу поскаржилася, що стомлена вкрай: мала тяжкий минулий сезон — нещодавно відбулася прем’єра “Лілеї” Данькевича. Болять ноги... Тільки б відпочити, а тут і відпустка — не відпустка. Має їхати, хоча хотілося б побути вдома, побачити батьків, брата, походити тими вулицями, які міряно-переміряно дитячими ногами.


“До нас зірки з неба впали”,— казали Оленині земляки про концерт її колег
Навесні цього року містечко поблизу Запоріжжя облетіла звістка — в Дніпрорудний їдуть столичні артисти. Афіші сповіщали: 10 квітня в Палаці культури відбудеться концерт солістів Національного театру опери і балету імені Тараса Шевченка. Люди ж одне одному переказували: трупу везе їхня землячка, Олена Філіп’єва. Донька відомих і шанованих Валерія Олеговича та Людмили Миколаївни, які все життя вчителювали в цьому краї, виховали не одне покоління фізкультурників. Усі нетерпляче очікували гостей. Були й тривоги. Господарі хвилювалися, чи сподобається у них розбещеним славою й закордонними гастролями танцівникам? Як їх ліпше прийняти? Де оселити митців? Певно, звикли до п’ятизіркових апартаментів. Олена ж переймалася іншим: чи зрозуміють мешканці загубленого в ковилах поселення великий балет? Адже “живцем” багато хто його і в очі не бачив. Та й по телебаченню рідко показують. Хіба коли стається щось непередбачуване... Скажімо, як під час ГКЧП. Цілий день тоді миготів на екранах “Танець маленьких лебедів”.

Концерт відбувся за аншлагу. Аплодували від душі, знову й знову викликаючи артистів на сцену. А ті старалися щосили. Щоб донести красу, щоб відчули неймовірне поєднання музики і рухів, дивовижну пластику тіла і душі. Не підвели Олену друзі: глядачі, може, й по-своєму трактували кожен образ, та вийшли із залу з переконанням: балет — це чудо. Майже побожно дивилися на тих, хто служить Терпсихорі, казали: “До нас зірки з неба впали”.


Мала бути гімнасткою, але танець заколобродив
Назва містечка, де народилася Олена, походить від слів “руда” і “Дніпро” — Дніпрорудне, бо розташоване на березі найбільшої ріки України. Споконвіку там селилися ливарники й ковалі. І нині майже в кожній тамтешній родині хтось добуває залізо. Оленин брат також шахтар. А представники цієї професії повинні мати гарт. Отож там чи не з часів козацтва панував культ сильного і красивого тіла. Спорт шанують і досі. У родині Філіп’євих — особливо: тато й мама займалися ним фахово, та й дітей змалку призвичаювали до тренувань. Викладали фізкультуру в школі, в технікумі. Мріяли, що донька піде в художню гімнастику, а син — у легку атлетику. Стрибки вгору і в довжину, біг, волейбол... Королева спорту. А дівчинка прагнула танцювати, тому булава, скакалка зі стрічками припадали в кутку кімнати пилом. Ноги ж починали рухатися самі собою, щойно чула музику. Будь-яку. Хоч куди б ішла, хоч би де була — витинала всілякі колінця. Якщо не насправжки, то подумки. Звертається хто — не зважає. Витає в небесах. Мов пороблено малій. Керівник хореографічного гуртка, куди віддали-таки дитину, порадив батькам поїхати до Києва. Мовляв, там є спеціальне училище при театрі. Тато дослухався його слів і повіз Оленку в столицю. Оселилися в готелі. Ясна річ, претендентка відповідної підготовки не мала. Знала кілька рухів з українських та російських танків.

Два тури здолала легко, а на третій попросили підготувати свій танець. Як це зробити — навіть не уявляли ні вона, ні батько. У пропахлому фарбою номері (якраз чепурилися до приїзду закордонних гостей на Олімпіаду-1980) склали сяку-таку композицію. З нею й виступила перед екзаменаційною комісією. Повернулися додому майже без надії: інші дівчатка робили чудернацькі па, вигинали руки, мов лебідь шию... А вона про балет тоді мало що знала. Та несподівано отримали виклик на навчання в Київське державне хореографічне училище. Так десятирічною потрапила в оспіване поетами місто.


Від потерчати до Жизелі
Поселили в гуртожитку при училищі. Кімната була величезна, на дев’ять мешканочок. Сумувала тоді страшенно. Коли навідував тато (а він “вояжував” чи не щовихідного), проводжала його в сльозах. Так хотілося додому... Та поступово звикла і, коли їхала на канікули, через два дні вже хотілося назад. Тепер скучала за подружками, бо жили дружно й весело. Ділилися переданими з дому гостинцями. Горіхи, яблука, цукерки — споконвічні дитячі радощі. Свято душі.

Класний керівник Ольга Михалевич робила все, аби вихованки почувалися добре. Часто збирала їх у себе на квартирі. Чаювали, обговорювали побачене, прочитане. Найбільшим щастям став театр. Уже тоді їх залучали у вистави. Пам’ятає, з яким пієтетом виходила на сцену в ролі потерчати з балету Скорульського “Лісова пісня”, як вальсувала у “Сплячій красуні” Чайковського. Аякже, поруч зі справжніми артистами!

На другому курсі почали репетирувати “Коппелію” Деліба. Зазвичай провідні партії виконували солісти театру, а тут раптом балерина захворіла. Запропонували спробувати Олені. Учениця мусила за два дні підготувати головну партію, інакше зривалася прем’єра. Юнка справилася. До слова, дуже старалася, бо в партері сиділи батьки. Нині вони часті гості в театрі. Обов’язково відвідують спектаклі, в яких грає донька.

Олена згадує свій дипломний іспит. Тоді трупа опери майже в повному складі подалася на гастролі в Японію. Балерина, яку запросили до Києва танцювати партію Жизель, не приїхала. Звернулися до вісімнадцятирічної випускниці... Три дні дали на підготовку. Вивчила партію й станцювала так, що багато хто досі пам’ятає її героїню. Вразили дивовижної краси величезні очі й сум у них неймовірний, вселенський. І дирекція одразу вирішила: Олена має залишитися у них солісткою. Як згадують, дівчина була аж надто серйозна, зосереджена і майже ніколи не сміялася. Колеги їй порадили навчитися... всміхатися.

Щоб відтворити характер героїні, треба дивитися партнерові в очі

Так після хореографічного училища потрапила в столичний театр опери і балету. Це було непросто. Щоб прописати артистку в Києві, за неї мали заплатити 25 тисяч карбованців. Оселилася в гуртожитку на Кавказькій. Жили за принципом: тісно, зате тепло. Сусідки всіляко допомагали юним балеринам, коли ті поверталися з вистав чи репетицій украй знеможені (купальники в один куток, пуанти — в інший), з єдиним бажанням — швидше дістатися постелі. Бувало, нагодують їх, порадять, як бути. Відтоді Олена приятелює з нинішньою солісткою опери Іриною Вежневець.

Добрим словом Філіп’єва згадує педагога Альвіну Кальченко. Кілька років учениця навіть жила у неї. Та й потім, коли отримала квартиру, інколи залишалася ночувати: кортіло поділитися з наставницею секретами. Могли проговорити цілу ніч. Або сиділи мовчки, налаштувавшись на одну хвилю.

Перетанцювала всі сольні партії, брала участь чи не в усіх спектаклях (неважливо, яка роль, головне, вийти на сцену, навчитися триматися на людях, сміливості набратися). Зрозуміла, з часом змінюєшся, щоразу переосмислюєш образ. Адже не можна танцювати завжди однаково. Навіть пластика стає іншою.

Пам’ятає, як готувала “Лебедине озеро” Чайковського. Технічно все ніби було гаразд, та осягнути внутрішній світ (такий різний!) Чорного й Білого лебедів тоді не змогла. Не перевтілилася в образи, не вжилася. Згодом помудрішала, дійшла думки — всьому свій час. Каже, що й Сильфіду освоїла не одразу. Спочатку треба було підготувати душу.

Знайти власний почерк допоміг партнер, народний артист України Микола Прядченко. Він навчав: “Техніка — то добре, це автоматизм. Дует же — передусім психологічний контакт. Дивися в очі, щоб душу побачити. Для глядачів неважливо, підстрибнула ти на сантиметр вище чи нижче. Вони мають відчути настрій. Зрозуміти, що тобі близька героїня”. Справді, можна відточувати техніку, а душа залишиться порожньою, розмірковує прима-балерина.

Цю істину педагог-репетитор Філіп’єва (згодом Олена закінчила Слов’янський університет) передає й учням. Вважає, що все буде гаразд, коли вихованці прислуховуватимуться до зауважень, намагатимуться виправити помилки.

Сама Кармен пальму першості одразу віддала киянці

Неймовірно тяжко далися перші гастролі. У Францію поїхала через рік після закінчення училища. Танцювали партію Жизель з колегою по черзі. Як зауважує нині, через день доводилося входити в роль — закохуватися й божеволіти. “На землю” повертатися було страшенно складно: “Уже давно антракт, а я не можу втриматися на ногах. Хитає”. Тепер адаптувалася, навчилася керувати почуттями.

Філіп’єва багато виступала в урядових концертах. Дуже вдячна Борисові Шарварку за те, що завжди запрошував її в свої грандіозні шоу-вистави. Балерину помітили: у 22 роки вже була заслуженою артисткою України, а ще через рік, у 1993-му,— народною. До слова, не чекала, що станеться це так швидко, адже зазвичай високе звання дають через п’ять літ. Дізналася про підвищення під час відпустки. Якраз варили з мамою варення, коли подзвонили з Києва і повідомили радісну новину.

Першу відзнаку (ІІІ премію) здобула в 1989 році на Міжнародному конкурсі в Москві. У 1994-му запросили на престижне змагання на честь самої Майї Плісецької. І ось всесвітньо відома балерина нагороджує переможців. Усіх відзначених назвала, а володарку головної (золотої!) медалі... забула. Як розповідає Ірина Вежневець, котра спостерігала за урочистостями по телебаченню, на екрані висвітилися Оленині очі. Повні сліз... Раптом Майю Михайлівну хтось запитав: “А кому ж “золото”? “Як кому? Звичайно, Філіп’євій!” — відповіла зірка. Потім сказала дівчині: “Оленко, всі судді одностайно віддали пальму першості вам”.

Потрапила киянка на конкурс “Майя” знову ж таки випадково (певно, у цій випадковості закладено закономірність): однокласник Віталій Бреусенко працював у Москві й запропонував виступити в парі. Спочатку злякалася — а раптом провалиться (бо готуватися було ніколи, відвели тільки два тижні). Адже... народна артистка України. Соромно буде. Та захотілося попрацювати з відомим педагогом-балетмейстером Олександром Прокоф’євим.

За словами Філіп’євої, фестиваль “Майя” багато що змінив у її житті. Коли знімали фільм про Плісецьку, яку часто називали Кармен, Олена виконувала роль фатальної жінки. Репетирувала з Самою. Спочатку то був суцільний переляк. Наша героїня згадує: “Коли сімдесятирічна балерина показала кілька па, я знітилася. Здавалося, що не зможу відтворити їх. Страшенно засоромилася”. У перший день прима їй зробила чи не тисячу зауважень. Коли назавтра зустріла дівчину в репетиційному залі, здивувалася: “Оленко, ви виправили всі помилки!” Майя Михайлівна високо оцінила талант нашої землячки: “На всій території колишнього Союзу і Європи немає такої балерини. Вона танцює серцем і душею. Іншої такої я не знаю”. Відтоді щира дружба єднає киянку з великою артисткою та її чоловіком Родіоном Щедріним.

На міжнародних конкурсах у Країні Вранішнього Сонця в 1996 та 1999 роках Філіп’єва посіла друге місце серед балетних зірок всесвітньої величини. Певно, могла б знайти затишніше місце, де більше платять. Тим паче, що в японському місті-побратимі Кіото не раз давала майстер-класи. Та звідусіль поспішає додому, у власну квартиру, яку дуже любить і прагне якомога краще облаштувати. Тож завше щось везе додому. На згадку. І обов’язково подарунки — друзям та рідним.

(http://kreschatic.kiev.ua/?id=2339&page=9)

(Прислала Lina)
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Пт Фев 13, 2004 11:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Впервые за время существования фестиваля вместо традиционного гала-концерта на открытии была представлена премьера грандиозного балета Арама Хачатуряна "Спартак". На Украине это непростое полотно оказалось по силам лишь двум театрам: Киевскому и Донецкому. Причем у нас спектакль шел и раньше, лет 16-17 назад. В главных партиях тогда блистали звезды 80-х годов Елена Зельдина и Александр Бойцов, а молодой Вадим Писарев буквально летал над сценой в роли Красса. В новой постановке Вадим Яковлевич создает сложный, драматический образ Спартака. Это непростая партия как в техническом и физическом отношении, так и в эмоциональном плане. Исполнитель должен иметь атлетическое сложение и выносливость. На удивление всем, обремененный массой организационных и административных забот Писарев продемонстрировал, как и много лет назад, отличные классическую технику и артистизм.

Не устает удивлять и Инна Дорофеева. Ее Фригия на редкость пластична, изящна, безгранично женственна. Сочетание слабости и трепетности с внутренней силой, которой пропитано каждое движение танцовщицы, делает образ особенно притягательным. Сумела не потеряться на фоне примы танцевавшая во втором составе Юлия Полгородник. По мнению многих специалистов, это лучшая после Дорофеевой балерина в Донецком театре. Творческое кредо восходящей звезды сочетание филигранной техники с темпераментом. Фригия в интерпретации Юлии сильная, порывистая, уверенная в себе, женщина-борец, под стать возлюбленному вождю восстания Спартаку.
"Экватор" фестиваля ознаменовался "Лебединым озером", жемчужиной классики, которая, подобно небу, каждый раз прекрасна по-своему. В образе главной героини предстала знаменитая Нина Ананиашвили. Великолепная танцовщица была признана в Нью-Йорке лучшей балериной мира по итогам 2002 года. И это вполне закономерно, потому что она является живым воплощением традиций классического русского балета. Одухотворенность танца, чистота линий, легкость, безупречная техника заставляют сравнивать Нину в роли Одетты-Одиллии с такими звездами прошлых лет, как Галина Уланова или Наталья Дудинская. Солист Большого театра народный артист России Сергей Филин выглядел в партии принца Зигфрида бледно. Зато как порадовал Жерлин Ндуди, с блеском станцевавший партию задорного шута! С улыбкой на лице 16-летний виртуоз порхал над сценой, с легкостью выдавая арсенал сложнейших элементов и каскады умопомрачительных прыжков. Хорошо, что Донецкий театр подписал с золотым медалистом "Евровидения-2003" контракт на 5 лет, иначе радовал бы наш юный земляк заокеанских балетоманов.
Бенефис народных артистов Украины Инны Дорофеевой и Вадима Писарева превзошел самые смелые ожидания. Семейный дуэт был в ударе. Отрывки из "Спартака" и "Вальпургиевой ночи", лучшие сольные номера из репертуара любимцев публики доказали, что настоящий талант не подвержен влиянию времени. Лирическая миниатюра "Март" на музыку Моцарта сменилась вдохновенным, утонченным "Лебедем" Сен-Санса. Гвоздем вечера был веселый "Экзерсис" (урок в балетном классе) с участием абсолютной олимпийской чемпионки по спортивной гимнастике Лилии Подкопаевой и премьера зажигательного номера, поставленного Писаревым, "Ритм-2003".
Предпоследний вечер традиционно посвятили современной хореографии. Модерн и авангард доступны более широкому кругу, нежели классика. Отсюда и бешеная популярность этих направлений, особенно на Западе. Фестивальный концерт стоил того, чтобы его посмотреть, хотя бы из любопытства. В программе оказалось несколько необычных номеров с изобилием неординарных хореографических находок. Но с балетом у них весьма отдаленное родство. "Медуза" юной латышки Линды Силиня это пластический этюд с элементами художественной гимнастики. "Петух" Марины Антоновой и Ги Элбау эстрадная миниатюра. "Кормите птиц" на финские народные мелодии в исполнении Дмитрия Симкина (Германия) и Даниэлы Северьян (Бразилия) идеально подходит под формат пантомимы на этническую тему. Светлым пятном вечера стал неоклассический номер "Дуэ" на музыку Моцарта в исполнении бывшей дончанки, а ныне солистки балета Национальной оперы Украины Яны Саленко и ее партнера Набухиро Терады. А закрылся фестиваль большим гала-концертом.



Донецкий кряж, № 661 от 17.10.2003
Ольга СТРЕТТА

(http://media.ukr-info.net/smi/view_article.cgi?sid=3&nid=661&aid=6927&view=1)

(Прислала Tata)
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Пт Фев 13, 2004 11:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Газета "Лондонский курьер", 16-30 ноября 2001 г.


Наташа Диссанаяке


ТАНЦОВЩИК ИВАН ПУТРОВ:
Я ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ДОМА И В ЛОНДОНЕ, И В КИЕВЕ…


Всё как у многих, да не совсем…
Ему 21 год, и он выглядит очень юным, почти подростком. Из-под спадающих на лоб завитков русых волос смотрят большие светлые глаза, такие, что писатели-"деревенщики" любили сравнивать с озерцами. На ум приходит еще одно сравнение: есенинская внешность. Имя у него тоже для русской внешности подходящее: Иван. А полностью: Иван Путров. Он киевлянин, живет в Лондоне уже почти пять лет. Если сопоставлять его пребывание в Британии с судьбами других наших соотечественников (хотя я по рождению москвичка, а все равно считаю киевлян своими соотечественниками, как бы ни обвиняли меня в политической некорректности), то ничего, казалось бы, эксклюзивного в его судьбе нет: приехал на курсы, затем поступил в учебное заведение, кончил, подписал контракт на работу и теперь вот работает. Всё как у многих, да не совсем. В той области, в которой работает он, пройти такой путь гораздо труднее: слишком большая конкуренция. Он, как видно, готов ее выдерживать. Место его работы - сцена Королевского театра Ковент-Гарден, и здесь 26 октября состоялось его первое выступление в роли Базиля - главной мужской танцевальной партии балета "Дон Кихот".

Папа с мамой спешат в Лондон
За день до премьеры была генеральная репетиция, на которую мне удалось попасть и встретиться с родителями Вани, специально прилетевшими из Киева ради знаменательного для сына спектакля. Мы сидим в Ковент-Гардене, в пятом ряду партера, со всех сторон окруженные фотографами, установившими штативы и нацелившими свои камеры на сцену. У папы, Александра Путрова, в руках тоже фотоаппарат, который стал для него не хобби, а профессиональной необходимостью после того, как он оставил сцену. Тут же сидит Наташа, его жена. Оба родителя были артистами балета в Киеве, но для сына балетной карьеры не планировали. Более того, папа даже надеялся, что сын выберет такую профессию, которой сможет заниматься долгие годы. "Ведь в училище, - говорит он, - ничему кроме танцев не обучат, а карьера танцовщика обычно заканчивается в 38 лет выходом на пенсию, когда человек в самом расцвете сил. Если заглянуть вперед, как он, спрашивается, будет содержать семью, молодую жену, детей?" Однако основным инициатором балетной карьеры оказалась мама и, когда сыну исполнилось 10 лет, отвела его в Киевское хореографическое училище, где он стал учиться у педагога Вадима Авраменко, а репетитором его был Народный артист Украины Николай Прядченко. Довольно скоро и папа увидел, что у сына явные способности, и согласился с женой, что стоит поощрять его. В свободное время Ваня, страстный болельщик киевского "Динамо", рвался на улицу гонять мяч, но родители стали запрещать это, так как удары часто приходились по ногам. Пришлось найти другое увлечение - компьютер: сначала игры, затем учил с помощью компьютера английский язык. А сейчас всю информацию достает через компьютер и пользуется электронной почтой.

Инициативу проявил Лондон
1996 год стал для Вани переломным: он поехал на конкурс в Лозанну и в возрасте 16 лет получил Первую премию. Приехавшая на конкурс директор Королевской балетной школы Мерл Парк пригласила его в Лондон - пока только на курсы. Он поехал, и ему очень понравился педагог - Герман Замуэль, из петербургского Малого оперного театра. По окончании курсов директор предложила Ване оканчивать школу в Лондоне. За лето он подучил английский и осенью участвовал еще в конкурсе Сержа Лифаря, где выиграл Золотую медаль. Так с двумя первыми премиями на своем счету он вернулся на учебу в Лондон. Жил рядом с училищем в английской семье, где относились к нему очень заботливо. "Я думала, что он поедет только на год, - говорит мама, - а потом вернется в Киев, но такой уж он целенаправленный, решил, что останется до выпуска".

Предложение было не одно
Когда в 1998 г. Ваня Путров закончил учебу, Киевский театр сразу пригласил его в свою труппу, где он смог бы с самого начала исполнять ведущие партии. Одновременно пришло и приглашение от художественного руководителя Королевского балета Энтони Доуэлла, но ведущие роли пока обещаны не были. Перед подобным выбором нередко оказываются талантливые выпускники. Ваня выбрал Ковент-Гарден, где предстояло "пробиваться".
Поселился в западном Лондоне в доме, который снимали вчетвером - он и его бывшие одноклассники. Весь день практически он стал проводить в театре: с утра обязательный ежедневный урок, затем репетиции, а вечером спектакль. Начинающим артистам балета приходится танцевать много, это они ведь заполняют планшет сцены в каждом спектакле, и на их фоне танцуют чередующиеся "звезды". Вырваться на ведущие роли - мечта каждого артиста балета. И для Вани она постепенно начала осуществляться. Он станцевал па-де-сиз в "Жизели", затем Бенволио в "Ромео и Джульетте", а прошлым летом - трогательного Беляева, своего ровесника, в балете "Месяц в деревне" по пьесе Тургенева, и фотографии его в этой роли появились в центральных газетах.

Об этой роли мечтает каждый танцовщик
Наконец пришла роль, к которой стремится каждый ведущий танцовщик, - Базиль в "Дон Кихоте". Репетиции вел новый худрук Королевского балета Росс Стреттон, а с партнершей Ване просто повезло: 19-летняя румынка Алина Кожакару училась, как и он, в Киеве и после конкурса в Лозанне тоже приехала в Лондон. Оба они прошли и киевскую, а английскую школу и понимают друг друга с полуслова, точнее, с полушага. В "Дон Кихоте" у них два ответственных дуэта. Вижу, как на генеральной репетиции они танцуют четко, акцентируя позы и остановки. Отлично проходит адажио. Дирижер, правда, перестарался и во время жете загнал темп, не дал зафиксировать эти очень хорошие жете. После репетиции, не уходя со сцены, Ваня выслушивает советы Стреттона: такова неукоснительная балетная традиция - исправлять малейшие шероховатости по горячим следам, сразу после исполнения.
Наконец наступила суббота 26 октября, и Иван Путров впервые вышел на сцену Ковент-Гардена в роли Базиля, требующей от танцовщика широты танца, высокого прыжка, мастерства поддержки и особой виртуозности. И зритель живо откликнулся на его танец, аплодируя ему и после дуэтов, и после вариаций, и после успешно выполненных туров. С юмором провел он и игровые мизансцены, и зал дружно смеялся над комичной сценой его мнимого "самоубийства". Через неделю он снова с успехом танцевал эту роль. Свершилось своего рода историческое событие: Иван Путров стал первым танцовщиком, который приехал из СНГ в Лондон не в качестве гастролирующего премьера, а начал свой творческий путь в Ковент-Гардене и вышел там на ведущие партии. Поэтому естественно, что с Лондоном он связывает свои дальнейшие планы.

И с бытом, и с компанией - все в порядке
Когда наконец мне выпала возможность поговорить с ним, захотелось узнать, насколько легко он адаптировался в новой для него стране. Спокойно и уверенно он ответил: "А что адаптироваться? К английскому образу жизни я привык и одиноко себя не чувствую". "И к еде английской привыкли?" - "Ну, это же здесь не проблема, к английской еде привык, особенно к фиш-энд-чипс. - И вдруг с энтузиазмом говорит: - Все-таки больше всего наши грибы люблю. Вот мама сейчас привезла маринованных. Я их и жареные, с пюре люблю, и мясо с пюре, как мама готовит".
Спрашиваю, есть ли у него компания. "Да, есть знакомые, друзья, в основном танцовщики". - "А девушка?" - "И девушка есть, она тоже танцовщица, Аликс Ньютон, только танцует она не в Ковент-Гардене, а в другой, гастролирующей труппе, и поэтому приходится иногда расставаться. Сейчас она на гастролях, и мы будем вместе только к Рождеству. Я ездил с ней на север, чтобы познакомиться с ее дедушкой, отставным капитаном Ньютоном." - "Ну, a пока ее нет, что делаете по воскресеньям?" - "Отсыпаюсь. Ведь мы работаем не 5, а 6 дней в неделю. Поэтому воскресенье - единственный день, когда можно отоспаться.- Вдруг он вспоминает: - Здесь же я постоянно в театре, и даже завести животных нельзя, а в Киеве были у меня два попугайчика "корелло", типа какаду… Однако есть у меня здесь дома кое-что, за чем я ухаживаю, - это комнатное растение. Привез с собой отросток из Киева и вырастил маленький колючий терновничек с зелеными лепестками, цветет один раз в год яркими красными цветами и называется "слезы Иисуса". Хотите, я вам весной тоже отросточек дам?"

Киев забыть нельзя
Спрашиваю, ездит ли он в Киев. Да, в Киев он ездит по меньшей мере раз в год, а то и чаще. Там он станцевал графа Альберта в"Жизели". Когда-то давно, еще мальчиком, он увидел видео с Михаилом Барышниковым, и этот танцовщик стал для него образцом. Именно с тех пор и мечтал станцевать Альберта. Готовил роль с балетмейстером-репетитором Ковент-Гардена Александром Агаджановым. Когда Ваня танцевал Альберта, в киевском театре был аншлаг. Кроме того, когда праздновалось 100-летие здания Театра оперы и балета им. Т.Г.Шевченко, Ваню пригласили участвовать в гала-концерте, где с Народной артисткой Украины Татьяной Белецкой он исполнил балет "Видение розы", когда-то поставленный для Нижинского.
"Так где же вы чувствуете себя дома?" - спрашиваю я его. - "И здесь и там, - отвечает он. - Но все же там так приятно, что вокруг все по-русски и по-украински говорят". - "Есть что-то, о чем вы скучаете, чего вам не хватает здесь?" - "Душевности, наверно. Например, здесь англичанин улыбается тебе, а ты не знаешь, что эта улыбка значит. Иногда это просто так, улыбка и всё. Люди в Киеве меньше улыбаются, но уж если улыбаются, сразу чувствуешь, что человек это сделал от души, что он доволен чем-то. Там легче понять, что человек думает или чувствует".

Сегодня он Базиль, а завтра Ленский
Значит, даже при успешной карьере и довольно легкой, особенно в таком возрасте и с такими данными, адаптации напоминают о себе незаменимые черточки той прежней жизни, с которыми не хочется расставаться. Ванин папа даже сказал мне: "Он тоскует по дому, я чувствую, что тоскует", - на что мама сразу возразила: "Нет, он очень настроен на работу, очень целеустремленный. Я очень беспокоилась, куда всё пойдёт, но он очень нацелен на работу". И с ней нельзя не согласиться. Он работает увлеченно. Нынешний год уже принес ему не только две ведущие роли, но и еще одну Золотую медаль - на Международном фестивале Нижинского. Сейчас он готовит две новые партии: Щелкунчика-принца в постановке Питера Райта "Щелкунчик" и Ленского в балете Джона Кранко "Онегин". Обе премьеры состоятся в декабре. Чувствуется, что в театре верят в него, и нам, наверное, не придется долго ждать, когда мы увидим его в роли, о которой он мечтал с детства, - графа Альберта в "Жизели" - теперь уже на лондонской сцене.

(http://www.mmv.ru/p/ballet/putrov.htm)

(Прислала Tata)
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Пт Фев 13, 2004 11:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Четверг, 19 апреля 2001 г., 16:22 GMT 20:22 MCK
"Золушка" становится лондонской примой



Балетный Лондон в восторге от новой примы

Юная румынская танцовщица Алина Кожокару, семь лет учившаяся в Киеве, стала примой-балериной Королевского Балета в Лондоне.
Новость об этом она узнала прямо на сцене Королевского оперного театра в Ковент-Гардене, после того, как с триумфом закончился балет "Жизель", в котором Кожокару исполняла главную партию.

По-детски непосредственное и обаятельное исполнение Кожокару вызвало восторг британских балетоманов. После того, как опустился занавес и Кожокару с коллегами вышли на аплодисменты публики, главный режиссер Королевского Балета Сэр Энтони Дауэлл объявил, что Алина заслужила право стать примой.

По его словам, он принял решение спонтанно, прямо во время спектакля.

Всего два года назад балерина начала работу в кордебалете театра. Она так выделялась своим талантом, что очень скоро ей стали давать сольные партии.



Алина солировала в "Щелкунчике" после травмы другой исполнительницы

Шанс на дальнейшее продвижение балерина получила, как это нередко случается в театральном мире, когда исполнительница главной роли в балете Фредерика Эштона "Симфонические вариации" получила травму.

Кожокару выступила вместо нее, после чего восхищенные критики сравнили ее с Марго Фонтейн.

Еще одну главную партию Алина с блеском исполнила в балете "Щелкунчик", после замены другой исполнительницы, которая получила травму. Балет записывала Британская радиовещательная корпорация Би-би-си.

Золушка из Бухареста

Кожокару, которая родилась в Бухаресте, семь лет училась в Киевском хореографическом училище. В 15 лет она заняла третье место на II Международном конкурсе балета имени Сержа Лифаря, а на следующий год стала лауреатом престижнейшего Международного конкурса артистов балета в Москве.

После успеха на конурсе Кожокару получила стипендию Королевской балетной школы в Лондоне, где проучилась полгода.

Затем она вернулась в Киев, где вступила в балетную труппу Киевского государственного театра оперы и балета имени Т.Шевченко.

В Киеве юная Кожокару исполняла главные партии в "Золушке", "Дон Кихоте" и "Лебедином озере".

Кожокару вернулась в Лондон с понижением, но быстро сумела его завоевать.

(http://news.bbc.co.uk/hi/russian/uk/newsid_1286000/1286084.stm)

(Прислала Tata)
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Владимир
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 5928
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Пт Фев 13, 2004 11:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"ЕЩЕ СТОЛЬКО НЕ СДЕЛАНО, ЧТО ВСЕЙ МОЕЙ ЖИЗНИ НЕ ХВАТИТ"
Галина ЦЫМБАЛ "Сегодня"

Легендарный украинский танцовщик Валерий Ковтун давно вошел во все мировые антологии и экциклопедии балета. Начав танцевать непозволительно поздно -- в шестнадцать лет, он закончил хореографическое училище за три с половиной года и еще учеником дебютировал в классическом балете "Лебединое озеро". Он -- лауреат Национальной премии им. Т.Шевченко, единственный танцовщик за всю историю украинского балета, получивший звание народного артиста СССР. Французская академия танца наградила его премией им. Вацлава Нижинского, как лучшего танцовщика мира. Валерий Ковтун объездил весь мир сначала как танцовщик, а теперь и как хореограф.
Его благородные принцы, перетанцованные во всех классических балетах, были почти идеальны. Сам он и в жизни похож на них: интеллигентен, мягок, доброжелателен. С ним просто. Не случайно он так легко "прижился" в Японии, работая уже лет десять в труппе "Очи Интернейшнл балет" (Нагоя). Параллельно Валерий Ковтун возглавляет балетную труппу Киевского музыкального театра для детей и юношества. А в свое время успешно руководил балетом Национальной оперы и ансамблем "Киевский классический балет". Как-то на вопрос "В чем состоит суть работы художественного руководителя?" он ответил: "В умении работать с удивительно тонкими и своеобразными личностями".
Его биография на первый взгляд достаточно удачная, но были в его жизни и очень тяжелые периоды. Вместе со своей блестящей партнершей и женой, народной артисткой СССР Татьяной Таякиной он пережил их достойно и мужественно, не растеряв ни жизненных сил, ни человеческого обаяния.
Вычислить сегодня Валерия Петровича и поговорить с ним оказалось большой проблемой, но "помогла" премьера его постановки балета "Лилея" в Национальной опере. Несмотря на огромную усталось, которая читалась только в глазах, он так же стремителен, активен, улыбчив -- он привык "держать спину".

"КРЕПОСТНЫЕ В УКРАИНЕ НИКОГДА НЕ БЫЛИ НИЩИМИ"
-- Валерий Петрович, вижу, у вас работы еще больше, чем в молодости?
-- До Нового года и дальше у меня нет ни одного нераспланированного дня, и о том, чтобы отдохнуть, и речи нет. Может, это хорошо, потому что мозги не застаиваются, что-то постоянно делают. Вот и снова премьера.
-- А как сегодня возникла "Лилея" -- один из первых украинских балетов?
-- В начале года меня пригласили директор и главный балетмейстер Национальной оперы и предложили работу над "Лилеей". Я сгоряча сказал: "Да". Во-первых, я получил премию Шевченко за исполнительскую деятельность и посчитал это как бы данью уважения самому Шевченко (балет написал композитор Данькевич по поэме Шевченко. -- Авт.). Так что эта работа -- не ради карьеры. Я сказал себе: "Если хорошо поставлю -- хорошо, плохо -- ну что ж, поругают. А может, научусь еще чему-то". Во-вторых, задумался: как же сегодня решать этот сложный материал -- с вилами и топорами, как раньше? Был чисто спортивный интерес: смогу ли я это сделать. Ведь сама поэма Шевченко маленькая, три странички -- о красивой украинке и ее трагичной судьбе.
-- Судя по всему, подготовка была солидная?
-- Пересмотрел все возможные и невозможные материалы, большую работу провели и с дирижером Алексеем Бакланом. Еще в последние минуты дописывали партитуру, ведь нет даже клавира. Мне сразу подсказали: "Посмотри другие произведения Данькевича, у него очень много хорошей музыки". Взяли две его симфонии, поэму "Тарас Шевченко".
-- В вашей творческой "компании" и известные театральные художники -- Ирина Пресс из Кишинева и Вячеслав Окунев из Питера, с которыми вы сделали уже не один спектакль. Но вот слышала мнения, что в вашей "Лилее" все крепостные уж больно чистенькие, нарядные.
-- Да, это художники мирового класса. Ведь на самом деле хороших музыкальных художников очень мало. У Окунева и Пресс и рука набита, и вкус отменный, и живопись хорошая, зрелищная -- то, что нужно публике. Что касается крепостных, то это у нас еще социалистическое мировоззрение, что они должны быть нищие, грязные, несчастные, в хусточках драных. Почему? Да крепостные в Украине никогда не были нищими: всегда хорошо одеты -- в натуральную шерсть, шелк, по три коровы, по два быка, да и золотишко водилось. И потом, никакой князь не мог позволить себе, чтобы его крепостные были нищими! Я пересмотрел все картины самого Шевченко -- ни одного бедного не увидел. Есть пьяница, да и тот чисто одет. В балете все должно быть красиво, а заземлять и показывать, что красивых людей и красивой любви не было... Все это было и до новой эры -- суть человеческая оставалась одинаковой всегда. Почему я должен кровь пускать? В поэме Шевченко этого нет.
-- Валерий Петрович, это ваше первое возвращение в киевский оперный спустя много лет отсутствия?
-- Да, кажется с 1986 года. Спектакли в моих постановках идут на сцене до сих пор: "Щелкунчик", "Лебединое озеро", "Баядерка" вывозятся за границу. Этот театр многое мне дал, и я здесь очень много сделал. И когда меня, спустя годы, снова пригласили, я освободился от всех других заказов.
-- А какой вы нашли труппу Национальной оперы, как работалось с ней?
-- Мне было легко -- суперпрофессионалы и солисты, и кордебалет. Я им говорил: "Мне нужно, чтобы глаза горели и спина была, как у артистов ансамбля Вирского. Они, когда украинский танцуют, прямо в зал смотрят. А почему вы стесняетесь смотреть публике в глаза?". Конечно, кое-что, как всегда, надо еще доделывать, исправлять. Зритель-то не придет второй раз на спектакль.
-- Я заметила, что вы вообще думаете о зрителе?
-- И только о зрителе. Я одной балерине сказал: "Ты такая скучная. Я бы 25 гривен не платил, чтобы на тебя смотреть". Но ведь действительно, работаем-то мы ради зала, а не только для критиков. У нас критики относятся всегда личностно: смотрят не просто на спектакль, а кто ставил, что ставил, учитывают все взаимоотношения. Это сразу читается в статьях между строк. Причем это все знают и понимают, и уже прежней цены критике нет.
-- Вспоминая период, когда вы были руководителем этой балетной труппы: удержать такую "глыбу" с такими спектаклями, в такой форме, осуществлять такие премьеры во время капитального ремонта театра! По-моему, это был просто подвиг.
-- Второй раз я бы в жизни не пошел: много сил, эмоций -- и часто зря. Выдержал на своем энтузиазме и фанатизме.

"Я ОБАЛДЕЛ ОТ ТАКОЙ ПОТРЯСАЮЩЕЙ ДИСЦИПЛИНЫ"
-- У вас была большая удача -- встреча с Майей Плисецкой. Как это впервые произошло?
-- После международного конкурса в 1973 году, где мы с Таней участвовали, а Плисецкая была в жюри. Тогда Большой театр уехал на гастроли в Америку, а у нее были заказаны съемки на телестудии и не оказалось партнера. Ей подсказали взять меня. И она позвонила вечером в Киев: "Можете прилететь завтра и сняться на ТВ в адажио из второго акта "Лебединого озера"?" -- "Могу". Я приехал на площадку, и мы отснялись за 30 минут. Сняли и дуэт из третьего акта "Лебединого". -- "Так, может, и "Гибель розы" снимем?" -- спросила Майя Михайловна. "Но я же совершенно не знаю хореографии", -- засомневался я. "Азарик вечером покажет кино, может, выучишь?". Мы сели с Татьяной, что-то записали, что-то запомнили. И наше счастье, что "Розу" записывали в пять приемов, так как я не смог даже порядок сообразить. А потом мы с Плисецкой много раз танцевали вместе на концертах, гастролях -- в Японии даже выпустили лазерный диск с записью нашего выступления.
-- Говорят, что у нее тяжелый характер...
-- Многие с ней не могут найти общий язык -- стесняются, не знают, о чем разговаривать, а она может говорить обо всем. У нее очень хорошие мозги, она остроумна. Ведь гениальность не только в исполнении, но и в личности. В одном интервью она сказала: "Я все могу в своей жизни, но не могу переделать свой характер. Это уже нереально". Недавно она мне говорит: "Валерочка, репетировать я еще могу, но урок давать и преподавать не буду -- не умею и не хочу". Представляете, она даже не расстраивается по поводу того, что обязательно это должна уметь. У нас с ней была исполнительская работа, потом гастрольная, киношная, а сейчас нас свела судьба и как хореографов. Нам предложили в Японии постановку мюзикла по опере "Аида" в театре-ревю "Девушки Такарасука" под Осакой. Это единственный в мире коллектив, где актрисы исполняют и мужские, и женские роли. Два зала на 2500 мест в Токио и Такарасуки. На эти спектакли стремятся попасть туристы всего мира, за год вперед уже нет ни одного места. Балетная труппа 42 человека. Своя школа с очень тщательным отбором: девушки должны уметь петь, танцевать, иметь определенный рост, фигуру, музыкальность. Я им показывал "в пол-ноги" -- а они сразу же делали все на 100% -- у них так положено. Я просто обалдел от такой потрясающей дисциплины -- у них секундная готовность. И за пять часов поставил фрагмент на семь минут.
-- А чем вы вообще в Японии занимаетесь?
-- Ой, там тоже много работы. Вот сейчас был фестиваль "Балерины ХХI века" в Нагоя. Потом в августе вместе с Татьяной мы были членами жюри Национального фестиваля артистов балета, на котором за четыре дня просмотрели около пятисот японских артистов. Председателем был Юрий Григорович, в жюри, кроме нас, -- знаменитые балерины Наталья Бессмертнова, Людмила Семеняка -- всегда только русские. В ноябре в "Очи Интернейшнл балет" я буду ставить "Баядерку". Сейчас вернулся из Словении, где поставил "Щелкунчик". А в конце года наша балетная труппа детского музыкального театра делится: часть едет в Германию с четырьмя спектаклями, а часть мужской группы -- в Японию на "Щелкунчик". То есть даже наша маленькая труппа на 60 человек будет практически в разъезде.
-- Так все-таки, вы больше здесь или в Японии?
-- Здесь. Там я просто больше успеваю делать -- другие финансовые возможности. Когда я ставил "Корсар", то попросил для "волн" летящую ткань. Мне предоставили сто выкрасок. Я выбрал, а через час уже точно заказанная ткань лежала в зале. Я хочу чего-то -- и это делается. Японцы считают, что так надо, и два раза не переспрашивают.
-- Судя по тому, что в Японии такое количество конкурсов, там, наверное, настоящий балетный бум?
-- Это, во-первых, балетный бизнес. Сейчас там очень много крепких артистов. В Японии за год гастролирует 33 балетных труппы со всего мира. Плюс свои спектакли. И все залы полные. Балет любят, на него ходят. Любят и оперу. Так, давали какую-то малоизвестную оперу Пуччини, билеты стоили дорого даже для Японии -- $58. И был аншлаг. Собрали лучшие голоса мира, лучший дирижер, оркестр, хор "Метрополитен Опера". И все хотели видеть эту оперу не на диске, пластинке или видео, а "живьем". Они смотрят, учатся, подражают, берут лучшее от всех театров. Принцип один: можешь -- ставь. Я там очень много сделал. Конечно, в творческом плане -- раздолье.

"ПРОБЛЕМА ОДНА: КАК ВЫВЕРНУТЬ ПЯТКИ И СДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ ПИРУЭТОВ"
-- Валерий Петрович, а как вообще стали хореографом?
-- Во-первых, в детстве любил кукольный театр, делал бумажных человечков. Потом, когда учился, сам себе поставил "Арабский танец" из "Щелкунчика". Привлекала к постановкам и директор хореографического училища Галина Кириллова. Закончил балетмейстерское отделение ГИТИСа. А теперь ставлю каждый год, каждый месяц и день.
-- Какой период в своей жизни вы считаете самым счастливым?
-- Я учился уже в зрелом возрасте -- и это самый счастливый момент в моей жизни. Все за тебя думают, а ты только учишься любимому ремеслу. Балет, я считаю, -- это ремесло, когда надо трудиться каждый день. Проблема только в том, как вывернуть пятки, сделать больше пируэтов. А вообще счастливый момент -- когда сам танцуешь на сцене, ни за кого не думаешь: пришел, порепетировал, ушел. А когда артист переходит в какое-то другое качество, появляется много других проблем, с которыми кто-то справляется, а кто-то эмоционально не выдерживает.
-- Ваша жена, великая украинская балерина Татьяна Таякина, сейчас директор хореографического училища. Она делится своими проблемами?
-- Да, ей эмоционально сложнее. Она меньше получает положительных эмоций: один или два выпусных концерта в год -- это для нее мало. У меня побольше пополнений, даже на тех же репетициях. И дети сегодня не очень послушные. Когда мы, ученики, шли по училищу и проходил по коридору педагог, мы все под стенку жались. Сейчас уже могут сшибить педагога с ног и не обратить внимания. Ей трудно во всех отношениях, она за все отвечает. Но вижу, что ей нравится. А потом, наша хореографическая методика неистребима. И самый малоспособный человек все равно профессионалом выпускается. И если даже он здесь не подходит -- садится в поезд -- и, смотришь, его уже взяли в труппу где-то за границей. Наши кадры все равно самые профессиональные. Но очень плохо, что уезжают звезды. Им там хорошо, ничего не скажу, но мы же их теряем. Большой театр уже сделал шаг вперед: чтобы кордебалет не убегал, сделали им такие зарплаты! Солисты получают за каждый спектакль отдельно, как за границей. Им уже не хочется уезжать из Москвы. Зачем? Уезжать, чтобы просто зарабатывать деньги, уже не хотят, так как те же получают здесь. Думаю, и у нас придут к этому.
-- Спустя время вы бы что-то поменяли в своей жизни?
-- Нет, думаю, так бы все и оставил. Это все мое, и мне кажется, я этим занимался и в прошлой жизни, а было бы еще две жизни -- я бы тоже этим занимался. Тут такое поле деятельности, столько еще не сделано -- думаю, что и всей моей жизни не хватит!
10.11.2003 | № 1600 | Полоса 11

(http://today.viaduk.net)

(Прислала Lina)
_________________
"Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут." © Льюис Кэрролл
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Yulia
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 15.11.2003
Сообщения: 287
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Ср Фев 18, 2004 12:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Киевский вестник», №73 (5857),
16 декабря 2003, с.4.
Ткаченко Юлия,
искусствовед


«ЦВЕТОК ПАПОРОТНИКА» НАШЛА…НАЦОПЕРА!

Архаику и современность, танец и пение, «фольклорные» ритмы и ауру классического театра удалось синтезировать на премьерном спектакле фольк-оперы-балета Евгения Станковича “Цветок папоротника” в постановке хореографа Аллы Рубиной и художника Ирины Давиденко с участием коллектива хора им.Гр.Веревки.

В ноябре с.г. на сцене Национальной оперы Украины в рамках юбилейного концерта Национального заслуженного академичного украинского народного хора Украины имени Григория Веревки состоялась премьера фольк-оперы-балета “Цветок папоротника”. Традиционная программа хора, отмечающего свое 60-летие и 70-летие художественного руководителя Анатолия Авдиевского, была представлена в первом акте концерта, однако она лишь предваряла давно ожидаемое событие в театральной жизни – премьеру фольк-оперы-балета.
И это - первая реализация давнишнего замысла, да еще на сцене Нацоперы - какой прорыв! В конце 1970х – начале 1980х годов Евгений Станкович написал фольк-оперу на либретто О.Стельмашенко, в которой народные национальные мотивы органично воплощаются в экзальтированных формах музыки ХХ века. Конкретный сюжет отсутствует, и вокально-оркестровые сюиты передают «универсальные» мотивы взаимоотношений между людьми и природой.
В советское время композитор Евгений Станкович, хореограф Анатолий Шекера и художник Евгений Лысик горели идеей воссоздания древнеславянского ритуала на центральной сцене страны, однако их обвинили в национализме и, естественно, постановку не «пустили». Единственное, что сохранилось, - это киносъемка одной из репетиций да несколько аутентичных костюмов (присмотритесь к хору) из коллекции, которую собрал по украинским селам Е.Лысик.
Сегодняшняя актуальность свободы и национальной самоидентификации заставляет искать, экспериментировать, но на деле редко удается выйти на уровень, о котором с такой страстью говорим… Так, в репертуаре Нацоперы Украины (помимо классики) хоть и есть спектакли на украинскую тематику - однако исполнены в классической «пуантельной» манере («Лилея», «Лесная песня», «Викинги»); или в ритуальном ключе - однако без элементов национальной культуры («Весна священная», «Петрушка»). Общая «попсовость» украинской культуры, непонимание богатейшей истории и культуры своего народа провоцируют появление таких курьезных явлений, как «Лилея» на пуантах (постановка В.Ковтуна), – очередной спекуляции на «репертуарной» классике. Пробить эту корку «нафталинной» конъюнктуры способна только сильная личность. Это удалось сделать хореографу-постановщику Алле Рубиной.

Она приблизилась к главной задаче композитора – передать суть ритуального действа, то есть загипнотизировать, «посвятить» зрителя-участника, спровоцировать «выброс» его дремлющей энергии. Испытания, искушение (ведьмы), жертвоприношения (огонь), затем единение (мужское-женское), очищение (вода) и, наконец, Воскрешение - вот основные узлы «вечного» сюжета этой постановки.

А.Р.: Я не преследовала цели воссоздания украинской аутентичности. Скорее, это напоминание об ответственности человека перед Космосом, создание метафоры Универсума. И это замечательно легло на украинский материал.

Ночь на Ивана Купала…Праздник православного Рождества Святого Пророка Предтечи и Крестителя Господнего Иоанна сублимирует языческий обряд Купалы. Древний народный праздник включает множество своеобразных ритуалов, естественно связанных с танцами и песнями. На протяжении веков обряд менялся, вносились коррективы; но в целом можно отметить несколько наиболее характерных эпизодов: и сегодня девушки ищут цветок папоротника (символ счастья); пускают венки по реке в поисках своих суженых; сжигают чучела «Купалы» и «Марены» и прыгают через костер. Но главным событием «купальской» ночи являются оргии-луперкалии в честь Матери-Природы.
Главное действо иллюстрируется оригинальной символикой и наполняется новыми образными параллелями. Задача воплощена артистами народно-сценического танца (коллектив хора им. Гр.Веревки). Тело классического танцора способно исполнять сложнейшие технические приемы. Однако в этом спектакле, исключающем балетную натренированность, артист – как инструмент хореографа – становится реальным участником реального ритуала. И главный замысел автора реализуется уже не просто «пластическими метафорами», а освобожденной энергией танцора-жреца, танцора-творца.
Эффект усиливается множеством сценографических находок при общем лаконизме художественных средств. Особо удачны лодка-сплетение мужских тел, хоровод-костер из красных лент вокруг Великой Матери, шифоновый небесноглубой ручей, белые ленты-весла.
В “Цветке папоротника” Алла Рубина продолжает развитие ритуальной тематики, обращение к которой прослеживается уже в балетах «Майская ночь» (Киевский государственный академический музыкальный театр для детей и юношества, 1996), «Весна священная» (Харьковский академический театр оперы и балета им.Н.Лысенко, 1999), «В ночь на Купала» (Харьковский академический театр оперы и балета им.Н.Лысенко, 2000) и др.. В репертуаре Национальной оперы Украины пока нет ни одного ее балета, а «Весна священная» в постановке Раду Поклитару, и «Петрушка» - в исполнении Константина Пожарницкого, спасшего В.Яременко (хореография) и М.Левитскую (сценография) от повторного провала, - это спектакли, которые даже сегодня, в эпоху тотальной свободы, так редки в череде «золушек», «маш» и «знаменитых балерин»! И как своевременно появление «Цветка папоротника» - своеобразного анонса грядущего Возрождения ТЕАТРА.

А.Р.: Миссия Художника в широком смысле слова – творить свет. Но как это сложно сегодня, когда культура лишена не только финансовой, но даже просто моральной поддержки! Несмотря на это я не могу не работать, ибо чувствую и понимаю свою Миссию.

«Цветок папоротника» Евгения Станковича в пластической реализации хореографа Аллы Рубиной предрекает явление Нового Зрителя, нового Национального театра страны с древней историей и культурой, которые безошибочно идентифицируют наше искусство как Украинское.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика