Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-07
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 5, 6, 7 ... 10, 11, 12  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 13, 2007 7:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071401
Тема| Балет, БТ, Класс-концерт, Персоналии,
Авторы| Александр Фирер
Заголовок| Пиршество в Большом//
В "Класс-концерте" Михаила Мессерера выступят все звезды

Где опубликовано| "Российская газета" (Федеральный выпуск) N4414
Дата публикации| 20070714
Ссылка| http://www.rg.ru/2007/07/14/messerer.html
Аннотация|


Фото: Дамир Юсупов/Большой театр

В Москву для возобновления в Большом театре знаменитого спектакля Асафа Мессерера "Класс-концерт" приехал его племянник, известный педагог-балетмейстер Михаил Мессерер. Он представитель знаменитого балетного клана, имена которого - Суламифь и Асаф Мессереры, Майя Плисецкая - неразрывно связаны с Большим театром. Накануне премьеры балета, которая состоится 14 и 15 июля на Новой сцене Большого театра, Михаил Мессерер дал эксклюзивное интервью "Российской газете".


Российская газета | Вы уехали из СССР и с тех пор стали известным на Западе педагогом-балетмейстером. С какими труппами вы работали?

Михаил Мессерер | С большинством. Помимо балета театра "Ковент-Гарден" и Английского национального балета давал мастер-классы в парижской "Гранд-Опера", Американском балетном театре, в балете Монте-Карло и в Австралийском балете, в Датском королевском и Шведском королевском балетах, театре "Колон" Буэнос-Айреса, балете Бежара, в Берлинском, Мюнхенском и Штутгартском балетах, оперных театрах Рима и Флоренции, неапольском "Сан-Карло", балете Марселя, Будапештской опере, в труппе Матса Эка в том же Стокгольме, во многих других труппах - к примеру, я постоянный приглашенный педагог-балетмейстер театра "Ла Скала". Но Большой театр - это моя первая любовь.

РГ | В Москву вы приехали возобновлять балет...

Мессерер | Несколько лет назад ко мне обратился худрук балета Большого театра Алексей Ратманский, который знал, что я восстанавливал этот балет на Западе. Он считает, что этот исконно московский спектакль - идеальная форма представления для того, чтобы одновременно труппу держать в форме и дать труппе возможность этой формой блеснуть. Но я бы не стал называть "Класс-концерт" Асафа Мессерера в полном смысле балетом. Это скорее класс на сцене, разогрев перед последующими балетами. Любой артист балета по всему миру каждое утро становится к палке и под придирчивым взором педагога-балетмейстера выполняет ряд обязательных движений - от простейших базовых элементов до труднейших виртуозных движений в конце класса. A подсмотреть балетную кухню, кирпичики-элементики интересно не только для балетоманов, но и просто для зрителей.

РГ | О классе вашего знаменитого дяди ходят легенды ...

Мессерер | Асаф Михайлович с его щадящими, но очень полезными для тела танцовщиков и удивительно логичными экзерсисами, с его мягким, но авторитетным голосом, со всем его интеллигентным обликом привносил в класс радостную, мажорную тональность. Это превращало тяжкий и кропотливый балетный труд в удовольствие, в увлекательное исследование артистами собственных танцевальных возможностей.

РГ | И какова история появления этого спектакля?

Мессерер | "Класс-концерт" - один из серии сочинений на тему балетного урока. Первым делом вспоминается "Консерватория" Бурнонвиля 1848 года. Ровно через сто лет, в 1948 году, были поставлены знаменитые "Этюды" Ландера, а еще через 10 лет появился "Класс-концерт". Парижская опера привозила "Этюды" в Москву, и москвичам показалось поразительным, что "Этюды" очень напоминали прославленные ежегодные экзаменационные уроки-демонстрации выпускных классов Мессерера. Директор школы Большого Элла Бочарникова и худрук балета Большого театра Леонид Лавровский попросили Мессерера создать "наш ответ Чемберлену". Но если в своих "Этюдах" Ландер не обязательно придерживается порядка класса, то Асаф Мессерер решил показать на сцене полный урок и соблюсти порядок движений как у станка, так и на середине. Зритель видит именно то, что ежедневно можно увидеть в балетном классе. И после "Класс-концерта" трудно вспомнить какое-либо движение балетного экзерсиса, не показанное в этот вечер. В спектакле даже есть момент поливки пола: в то время, когда ставился спектакль, полы в залах были деревянные, и кто-то из младших раза два-три за урок поливал пол водой из леек, ибо на сухом полу заниматься скользко. Сегодня этого почти нет, так как в большинстве залов - линолеум, но этот элемент я хотел бы сохранить в спектакле, как это было у Асафа Михайловича. Правда, могу открыть секрет: лейки будут пустыми. Мы только сделаем вид, что поливаем...

РГ | В спектакле заняты и ученики балетной школы?

Мессерер | В "Класс-концерте" будут заняты учащиеся Московской академии хореографии. В этом спектакле заметна идея о связи театра со школой. В то время, когда балет ставился, школа находилась напротив Большого театра, за ЦУМом. Мы, ученики, знали артистов, артисты знали всех нас. Недавние выпускники бегали к своим школьным учителям делать урок вместе с учащимися. Урок в театре в 11 часов, и многие спешили на урок в школу к 9 утра. Скажем, Елизавета Павловна Гердт преподавала и в Большом театре, и в школе, так же как и Асаф Мессерер, Марина Семенова, Суламифь Мессерер. Тогда не казалось странным, что ученик приходил посмотреть репетицию, и не было зазорным артисту порепетировать с девочкой, которая только заканчивает школу. Я сам танцевал в "Класс-концерте" в самой первой постановке, когда мой дядя Асаф Мессерер создал его для школы Большого, сначала дав спектаклю название "Урок танца". Работать он начал в 1959 году, а премьера была в 1960-м. Я тогда учился в первом классе школы и был среди четырех или пяти мальчиков у станка, которые делали простейшие движения. Через несколько лет этот спектакль переставили на труппу Большого, сменив название на "Класс-концерт". В дальнейшем "Класс-концерт" неоднократно восстанавливался Асафом Мессерером для многочисленных поездок балета Большого театра за границу: зарубежные импресарио неизменно требовали его включения в программу гастролей. Речь идет о конце 70-х. В то время в театре фактически было три труппы: Юрия Григоровича, Майи Плисецкой и Владимира Васильева. Спектакль обычно брала на гастроли труппа Плисецкой. Из-за гастрольного графика нам, артистам, часто приходилось подменять друг друга. Мы знали все движения, и это очень помогло мне в дальнейшем восстановить этот балет. Я запомнил практически все варианты и версии Асафа.

РГ | В этом спектакле всегда танцевали звезды?

Мессерер | Собрать в этом спектакле огромное количество звезд всегда удавалось, хотя тут много не натанцуешь: чтобы показать как можно больше солистов, приходится делить между ними комбинации. Но при этом ни Владимир Васильев, ни Николай Фадеечев, ни другие выдающиеся танцовщики не стеснялись показаться в этом спектакле в одном-двух движениях, ибо считалось за честь явить себя частью великой труппы Большого театра. Юрий Владимиров выходил на свой знаменитый "револьтад", а Саша Годунов исполнял двойные "ассамбле" в разделе прыжков... Вспоминая, например, как Михаил Лавровский замечательно исполнял "сиссоны" с поворотом в воздухе и продвижением вперед по диагонали, я сейчас выбираю танцовщика, которому это движение тоже идет.

РГ | Что-то приходится менять в сегодняшней постановке?

Мессерер | Моя роль в постановке - не "самовыразиться", а восстановить балет Асафа Мессерера. В театре считают, что "Класс-концерт" - один из "винтажных" спектаклей советского периода, и сейчас мы с танцовщиками Большого работаем в стиле ретро. Интересно, что когда после побега из СССР я приехал в Англию, то от знаменитой Нинетт де Валуа услышал в классе требования, которые до этого встречал на уроках Елизаветы Гердт и других старых российских педагогов. В конце 1970-х в России многое стало забываться - требования к чистоте позиций, мелкой технике, постановке стоп, мягкости "плие". Сегодня, работая с артистами Большого, прошу вернуть утерянное - работу всего корпуса, ступней, пластические нюансы, детали, женственность, музыкальность движений, жестов и связок, добиваюсь чистоты канона.

РГ | При каких обстоятельствах вы остались за границей?

Мессерер | В 1980-м моя мама Суламифь Мессерер преподавала балет в Токио по контракту от советского министерства культуры, а я приехал туда на гастроли с труппой Большого. В этот момент мы и приняли решение вырваться из СССР: прыгнули в такси и поехали в американское посольство. Политического убежища не просили: сказали просто, что хотели бы работать на Западе. Но в Советском Союзе наш шаг все равно был расценен как политический, и в условиях "железного занавеса" мы потеряли возможность даже на общение с родственниками. Лишь позже, когда это стало возможно, я приглашал Асафа Мессерера в Америку на педагогические семинары. Там я с трепетом показал ему видео своих возобновлений "Класс-концерта". Cистема Асафа Михайловича мне особенно близка, так же, как и метод моей мамы - Суламифи Мессерер, они учились у Василия Тихомирова, оба выросли на репертуаре Александра Горского.

РГ | Что все-таки изменилось в современном балете?

Мессерер | Существует мнение, что облик балетного класса не меняется уже несколько столетий и балету не нужна машина времени, чтобы увидеть, что делали танцовщики в классе в 1825 году или в 1925-м. Но также есть мнение, что за последние лет сорок балетная техника достигла невероятного прогресса. Я бы сказал, что сегодня усилились требования к чистоте танца, линий, движения стали более острыми, резкими - в том смысле, как это слово употребляется в фотографии. Но техника не изменилась так сильно, как, скажем, в спорте: вместо двойных туров в воздухе мне не приходится ставить тройные или четверные. Форма пируэта стала значительно лучше, но их количество не увеличилось: Геннадий Ледях, премьер 1950-х годов, в "Пламени Парижа" делал тринадцать пируэтов - я лично видел. Асаф Мессерер делал восемь двойных туров в воздухе в темпе вправо и сразу за этим восемь влево. Сейчас мало кто может к такой виртуозности приблизиться.

РГ | На нынешней премьере нас ожидает уникальная возможность сразу увидеть всех звезд Большого?

Мессерер | В возобновленном "Класс-концерте" великолепно танцуют примы и премьеры театра, ведущие солисты. И, конечно, знаменитый женский кордебалет Большого. Для зрителя это настоящее пиршество - увидеть в одном спектакле сразу столько любимых артистов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25527
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 14, 2007 1:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071501
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Гуданов Д.
Авторы| Елена Чибисова
Заголовок| Дмитрий Гуданов: Принц для Золушки
Где опубликовано| Ваш досуг
Дата публикации| 20070712
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/article/21362/
Аннотация|

Большой театр закрывает сезон. Обходиться без него будет труднее, чем без горячей воды. Это минус. Афиша финальной недели очень привлекательна. Это плюс.

А в «Золушке» после перерыва, вызванного травмой, выходит чистокровный принц Дмитрий Гуданов. Это уже по разряду восклицательных знаков.

Премьер Большого балета ответил на вопросы «ВД».

Что произошло на том апрельском «Лебедином»? Из зала казалось, что вы заканчиваете спектакль в полуобмороке.

Не хочется об этом вспоминать. Вообще-то боль – это часть профессии, но чтобы она отправила тебя в нокаут… такого со мной не случалось. Даже не помню, как довел спектакль до конца. Помню, как стоял в кулисе и боялся выйти на сцену – смогу ли потом с нее уйти?

Ну ладно, это все позади. Спасибо потрясающему врачу Алексею Александровичу Балакиреву, который поставил меня на ноги (в буквальном смысле) за достаточно короткий срок, так что в июне я уже вышел в «Шопениане» А теперь - «Золушка», которой я ждал целый год.



«Золушка» относится к балетам, в которых музыка «больше» сюжета. Насколько постановке Большого удалось преодолеть этот дисбаланс?

Мне кажется, спектакль дает абсолютно «незамыленное» прочтение, не разрушающее и не игнорирующее фантасмагоричность музыки Прокофьева.

В нем есть и шалость, и даже хулиганство, но есть и космичность, возможность оторваться от земли, почувствовать любовь, которая происходит за пределами быта – в мечте, в волшебной реальности.



Что в прошедшем сезоне стало главным для вас лично?

Конечно же, премьера Misericordes Кристофера Уилдона. Это хореограф новой волны, очень востребованный и признанный на Западе и впервые ставивший в России. Его балет мистичен, загадочен и вроде бы бессюжетен (хотя сам Уилдон сказал, что это самый сюжетный из его спектаклей).

Мне он дорог тем, что ставился на меня, - в балете далеко не всем звездам доводится работать с постановщиком в таком соавторстве. Это всегда очень ценный опыт, так что я считаю, что в этом сезоне мне повезло.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25527
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 14, 2007 2:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071502
Тема| Балет, БТ, Персоналии, А.Мессерер, М.Мессерер
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Большой театр: Все к палке!
Где опубликовано| Ваш досуг
Дата публикации| 20070712
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/article/21401/
Аннотация|

Большой театр не собирается делать никаких поблажек ни себе, ни зрителю: на макушке лета он выдает еще одну премьеру. «Класс-концерт» – образец балета о балете.



Каждое утро артист балета встает к станку – обыкновенной палке у зеркала в репетиционном зале, и проделывает тот же набор движений от простого к сложному, что и его коллеги два с половиной века назад. Это консервативное занятие зачаровывало не одно поколение чувствительных натур, в том числе и хореографов. Так на свет появлялись балеты о балетном классе. Самый заслуженный из них – «Консерватория» Бурнонвиля, самый известный – «Этюды» Ландера, который ныне исполняет труппа Мариинского. У Большого театра здесь есть собственное ноу-хау.

В шестидесятых свой «Класс-концерт» поставил здесь самый авторитетный в то время педагог Асаф Михайлович Мессерер, на урок которого ходили все – от замухрышек кордебалета до амбициозных звезд. Такой класс был достоин того, чтобы его вывели на сцену во всей красе, и Мессерер, в отличие от предшественников, досконально сохранил в нем собственный аутентичный «порядок слов». Но он был знающим нужды сцены профессионалом, а потому еще и драматизировал класс сугубо балетным способом – дал каждому артисту именно ту комбинацию движений, которая получалась у него просто блестяще. Артист – всегда нарцисс, поэтому в этом кратком опусе в тренировочных трико старались мелькнуть все «золотые звезды» легендарных лет Большого балета. Премьеру театр показывал на гастролях в Америке, и очевидцы говорят, что зал просто стонал от восторга.

Этот примечательный опус теперь восстанавливает в Большом Михаил Мессерер, наследник знаменитой династии и племянник Асафа Михайловича. Благополучный беглец, он уже четверть века преподает классический танец по уникальной семейной методике в Ковент Гарден, Американ Балле Тэтр, Ла Скала, компаниях Матса Эка и Бежара – пожалуй, нет статусной балетной труппы, где бы не пригодились его педагогические умения. Да и «Класс-концерт» он с успехом воспроизводил несколько раз и уверяет, что получил одобрение самого автора. Михаил Мессерер успел школьником участвовать в том давнем легендарном спектакле, много раз видел его с разными артистами.

В работе с нынешней труппой Большого (а участвуют в постановке все сливки) он делает то же, что и его предшественник – дает артистам выгодные сольные вариации. Правда, вместо трико теперь костюмы от Игоря Чапурина, и молодая поросль удивит пока скорее техничностью, чем особой статью, хотя кто знает, кто знает... Это ведь издержки нормального театрального процесса и косвенные свидетельства того, что спектакль скорее жив. Говорят, труппа стонет и ноет, поскольку требования у Мессерера-младшего строги и неукоснительны к исполнению. Значит, нам будет, что посмотреть.

В один вечер с «Класс-концертом» идут два других премьерных спектакля этого сезона, достойных внимания вне зависимости от объединений.



Изысканные Misericordes («Милосердные») сделаны специально для театра молодым успешным британцем Кристофером Уилдоном, который очень трепетно относился к этой работе, несколько раз менял ее название и, в конце концов, поставил балет с мягким саспенсом.

Каждое сочетание тел в нем похоже на таинственный знак, а общая аура выдает истого британца, помешанного на атмосфере старинного замка и вписавшего похожую историю в интерьер Большого.

Третий спектакль вечера – классика американского модерн-данса, «В комнате наверху» Твайлы Тарп.



Существование на сцене Большого этой одноактовки, вообще-то, сродни грому среди ясного неба. Наши лебеди-виллисы очень стараются соответствовать моменту и бойко вытачивают спортивные прыжки и поддержки, в которых на момент создания не было ни пафоса модерна, ни задора нонконформизма – «В комнате наверху» просто изъяснялись другим языком.

Так что общая история складывается интересно, и ее нужно смотреть и смотреть, хоть два дня подряд. Будете присутствовать при рождении новой легенды – современной труппы Большого балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25527
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 8:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071601
Тема| Балет, БТ, Класс-концерт, Персоналии, Асаф Мессерер, Михаил Мессерер
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Тело техники
Балетная труппа Большого театра показала свой коллективный портрет
Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 20070716
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2007-07-16/72812/
Аннотация|


В спектакле на балетную тему танцовщицы чувствуют себя уверенно.
Фото: AP. MIKHAEL METZEL


Последнюю премьеру сезона – балет «Класс-концерт» Большой театр выпустил как раз в середине лета. «Класс-концерт» – это театрализованный показ балетного класса (утренней тренировки, которую танцовщики и балерины во всем мире делают каждый день). Спектакль был поставлен в 1962 году, его сочинил Асаф Мессерер – прославленный советский танцовщик и педагог. «Класс-концерт» сделан на сборную музыку четырех композиторов (Глазунов, Лядов, Рубинштейн, Шостакович) и изначально предназначен для лучших танцовщиков: там нет кордебалета. Используя возможности премьеров и балерин своего времени, хореограф создал коллективный портрет труппы Большого театра в ее лучших проявлениях. Теперь племянник Асафа Михайловича, педагог балета Михаил Мессерер восстановил и отредактировал спектакль для звезд нового поколения.

О Мессерере-старшем современники вспоминали: он «настраивал мышцы артистов, как скрипку». Мессерер-младший тоже мастер своего дела – он дает балетные классы от Парижа до Токио и от Буэнос-Айреса до Лондона. Возобновляя опус предшественника, постановщик хотел совместить азарт и порыв с исполнительской точностью и музыкальностью. И, вслед за автором, создать впечатление, будто зритель на спектакле подсматривает за секретами профессии.

В «Класс-концерте» все построено по схеме балетного класса. Сначала упражнения у палки, потом па на середине, женские танцы на пуантах, мужские вращения, группа маленьких прыжков, потом – больших, разнообразные поддержки в дуэтах… Казалось бы, что проще для артиста: ни тебе сюжета, ни игры, ни психологии, просто делай то, чему учили в балетной школе. Но горе тем исполнителям, которые свысока взглянут на «Класс-концерт» – он необычайно коварен. Этот бессюжетный балет переполнен «коронками» (так на профессиональном жаргоне танцовщики называют коронные номера премьеров и балерин, провоцирующие аплодисменты). По идее артистам должно быть удобно, потому что и хореограф в свое время думал о возможностях конкретного исполнителя, когда ставил головоломные комбинации, и «возобновитель» – о нынешнем уровне техники и психофизике артистов Большого театра. Но «Класс-концерт» беспощадно высвечивает профессионализм. Когда танцевали Мария Александрова и Наталья Осипова, Марианна Рыжкина и Иван Васильев, Вячеслав Лопатин и Андрей Меркурьев (перечислены далеко не все имена героев коллективного балета), спектакль себя полностью оправдывал: зрители видели мощный гимн классическому танцу. Но на премьере было видно, что некоторым танцовщикам проще красиво расправить плечи, чем правильно закончить прыжок, а некоторым балеринам легче зазывно улыбнуться, чем точно свертеть фуэте.

Балет по-своему парадоксален: это кухня и парадная гостиная одновременно, театральное закулисье и нарядный фасад в одном флаконе. Авторы «Класс-концерта» стремились воссоздать атмосферу рабочих будней, незаметно переходящую в праздник. Вот прима-балерина нежится в руках партнера, а балетные детишки-приготовишки подглядывают, зажав ладонями открытые от восторга рты. Вот они же «поливают» из лейки якобы деревянные полы: так было во времена Асафа Мессерера, хотя сегодня танцуют на линолеуме. Несомненное сходство «Класс-концерта» с физкультурными парадами советских времен и пионерский беспримесный оптимизм не мешают удовольствию от возобновленного балета. Ведь спектакль и задуман как парад балетной виртуозности. Она нарастает постепенно, «подкрадывается» мелкими шажками, как клевета в знаменитой арии дона Базилио из «Севильского цирюльника», чтобы в конце концов разразиться громовым апофеозом.

Модельер Игорь Чапурин, которого Большой определил в сценографы «Класс-концерта», одел исполнителей в производственные балетные костюмчики (трико-маечка и трико-юбочка), раскрасив их в ярко-зеленое и ярко-синее. Артисты вертятся и прыгают на черно-коричневом фоне, прорезанном, как и положено в балетном классе, зеркалами. Удачным чапуринское решение не назовешь. Мрачность задников совершенно не свойственна светлым репетиционным залам балетных классов, броские цвета трико не всегда выигрышно подают особенности мужских фигур, а главное, этот томный гламур чужд по-хорошему прямолинейной хореографии.

Худрук балета Большого театра Алексей Ратманский уверен, что постановка «Класс-концерта» – вклад Большого театра в разрешение мирового репертуарного кризиса: «Везде показывают одно и то же, если речь идет о спектаклях с классической техникой. История советского балета дает огромные возможности для разнообразия репертуара». Балет уже везут на августовские гастроли Большого театра в Лондон. Как и в Москве, «Класс-концерт» покажут в один вечер с двумя одноактными балетами в постановке современных хореографов Европы и Америки. Возникающее сравнение советского балета середины прошлого века и рефлексирующих западных опусов наших дней может поведать о времени и о разнице ментальностей больше, чем пухлые тома историков.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25527
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 8:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071602
Тема| Балет, БТ, Класс-концерт, Персоналии, Асаф Мессерер, Михаил Мессерер
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Премьера московского класса
Большой театр восстановил легендарный спектакль Асафа Мессерера
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 20070716
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2007/07/16/129279
Аннотация|

Под занавес сезона Большой театр вернул на сцену одноактный балет “Класс-концерт” — один из хитов своего “золотого века”. Михаил Мессерер вместе с художником Игорем Чапуриным через полвека после премьеры представили спектакль Асафа Мессерера ностальгическим портретом московского балетного стиля.

“Класс-концерт” — единственный в истории отечественного балета парад-алле. Его участники — десятки мастеров первого ряда: Плисецкая, Максимова, Бессмертнова, Васильев, Лиепа, Фадеечев, Годунов и многие другие. Все они оттачивали мастерство на уроках прославленного балетного педагога Асафа Мессерера. Такого скопления виртуозов не видел ни один балетный зал. Ресурсы учеников Мессерер соединил с авангардной западной модой: в конце 1950-х на гастролях парижской Opera был показан новенький балет Харальда Ландера “Этюды” на музыку Карла Черни — гимн профессионального мастерства, поставленный с аскетичным шиком new look.

Асаф Мессерер не стал придумывать сложную форму спектакля — ему было достаточно выпустить на сцену свою гвардию в черно-белых костюмах, похожих на репетиционную форму. Зато с мастерством гениального педагога он подарил каждому участнику индивидуальную комбинацию движений, в которой тот был непревзойден. Когда состав “Класс-концерта” менялся, Мессерер трансформировал спектакль, чтобы каждая звезда светила и сияла собственным неповторимым блеском.

Восстановить “Класс-концерт” автоматически невозможно: нужна ювелирная работа по подбору комбинаций новым виртуозам. Михаил Мессерер, приглашенный для возобновления в Большой, достаточно хорошо знает его труппу и досконально — спектакль, в котором участвовал с младших классов балетной школы. Продолжатель знаменитой династии не раз адаптировал “Класс-концерт” к возможностям театров и балетных школ в Лондоне, Стокгольме и Милане.

Большинству солистов спектакля досталось по одной комбинации движений, но многие запомнились не меньше, чем в коронных ролях: Мария Александрова идеальными дугами выписала полеты двойных ассамбле на руки Руслану Скворцову, Владимир Непорожний отмерил точнейшие двойные туры в воздухе, Наталья Осипова в два прыжка перемахнула через всю сцену, Иван Васильев взбил воздух мощнейшими двойными кабриолями, Андрей Болотин буквально завис над землей в филигранных антраша, Светлана Захарова томно “пропела” движения адажио на музыку Шостаковича из кинофильма “Овод”.

Мессерер-младший позволил блеснуть в спектакле и тем, у кого еще не было шанса запомниться значительными ролями: Вячеславу Лопатину, Егору Хромушину, Владиславу Лантратову. Важным педагогическим приемом стало привлечение учеников Московской академии хореографии. Сейчас они выглядят отстающим звеном, но выступление на одной сцене с мастерами может восстановить ослабленные связи театра с его школой.

Безграничные возможности для демонстрации исполнительской маэстрии оказались самой эффектной, но не самой неожиданной стороной премьеры. Спектакль, который Игорь Чапурин стилизовал под фотографию, тонированную сепией, предъявил редкое мастерство в сочинении танца, которым владели мастера драмбалета. До этого воспоминание о нем поддерживалось только “Ромео и Джульеттой” Леонида Лавровского — гальванизированный труп постановки долго сохранялся с почтением, но утратил привлекательность. Получасовой балет Асафа Мессерера продемонстрировал уникальное разнообразие возможностей хореографа. В результате “Класс-концерт” представил московский стиль в том виде, которого публика ждала от каждой балетной премьеры, хотя знала его только по легендам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25527
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 8:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071603
Тема| Балет, БТ, Класс-концерт, Персоналии, Асаф Мессерер, Михаил Мессерер
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Урок любви к балету
Последняя премьера Большого театра в этом сезоне
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20070716
Ссылка| http://www.vremya.ru/2007/123/10/182559.html
Аннотация|



В 1963 году знаменитый танцовщик-виртуоз, ставший великим, подготовившим «мужскую революцию» в Большом балете педагогом, Асаф Мессерер поставил одноактовку «Класс-концерт» в главном театре страны (за два года до того первый вариант спектакля был сделан для училища). Жанр «балета о балете» был тогда совершенно нов для советского театра, увлеченного непременным рассказыванием сюжетов. В «Класс-концерте» же никаких любовных историй или героических деяний не было -- на сцене был воспроизведен ежедневный утренний урок балетных артистов. Не буквально, естественно, -- в рафинированном и поэтизированном виде. Этот урок -- этот спектакль -- впервые в СССР заявил о том, что балет сам по себе любовная история и героическое деяние и в разукрашивании не нуждается.

Спектакль имел успех, западные импресарио часто покупали его гастроли, но надолго он в Большом все-таки не задержался: Юрий Григорович выстраивал монолит своего репертуара, и мессереровский «Класс» в новую театральную политику никак не вписывался. Когда Михаил Мессерер, племянник хореографа, в начале восьмидесятых оставил страну и карьеру танцовщика в Большом театре и стал не менее известным на Западе педагогом, чем его дядя, он воспроизвел «Класс-концерт» в нескольких труппах, в том числе в Королевском балете Великобритании и в шведском Королевском балете. В России возобновлять «Класс-концерт» собирались к юбилею Майи Плисецкой (это все одна семья, Асаф был дядей знаменитой балерины, Михаил ее двоюродный брат), но прошлой осенью что-то не сложилось и премьеру перенесли на июль. Теперь сыграли в полном блеске.

Удивительно, но под конец сезона в спектакле совсем не было усталости. Должно быть, свой уникальный педагогический талант (есть педагоги, выматывающие учеников, есть -- придающие им сил, и Асаф, по рассказам, был именно из таких) хореограф перелил и в спектакль. В «Класс-концерте» стройная и гуманная логика: есть время для показа виртуозных трюков и время для передышки, время для пафоса и время для юмора.

Выстроен «Класс-концерт» именно в порядке класса: сначала артисты занимаются у станка, затем следует экзерсис на середине зала; маленькие прыжки и заноски сменяются большими прыжками; и, конечно, никуда не деться от фуэте. Музыка, как это часто бывает в балетном классе (ее подбирает концертмейстер), собрана из сочинений нескольких композиторов (Анатолий Лядов, Антон Рубинштейн, Александр Глазунов, Дмитрий Шостакович). Но в композиции есть и внесенный мотив взросления, вырастания -- не только движения усложняются, эти самые все более сложные па выходят выполнять сначала совсем крохи-первоклассники, затем более старшие ученики и ученицы и, наконец, артисты Большого театра.

Маленькие игровые интермедии становятся отличной рамкой для все нарастающего пафоса Большого балета: вот крохотные девчонки, столпившись в углу, подглядывают за взрослой парой, стройно и нежно выстраивающей дуэт. Парочка так увлечена собой и своим танцем, что вовсе не замечает эту стайку с восторженно-благоговейными личиками, а меж тем одна из малышек аж на колени опустилась: ну вот он, вот он, балет, ох, и неужели лет через семь ей тоже вот так удастся? Обыграна хроника урока -- «перемена туфель» (это когда танцовщицы надевают пуанты) становится веселой суетой девчонок с пуантами в руках. Есть даже обязательная поливка пола (чтобы ноги не скользили по дереву, его надо увлажнять, и делают это с помощью обычной садовой лейки; другое дело, что нынче в театре танцуют уже на линолеуме и воды в лейках, конечно, нет, но артисты старательно показывают движение).

И меж этих сценок легкая демонстрация виртуозности, аккуратности, азарта. Кидающие батманы у станка танцовщицы еще не всегда синхронны (каждая, должно быть, видит себя балериной), но чем сложнее движение, тем лучше оно получается у артистов. Говорят, что балетные артисты -- всю жизнь ученики; так и есть; но здесь, в эти июльские дни, артисты Большого добавили в спектакль какой-то особенный оттенок возвращения в счастливую раннюю юность. Той, что у них, возможно, не было -- конкурентная борьба в школе способна уничтожить любую радость жизни. Той, что где-то внутри все-таки жива.

Вдруг позабыла про фирменную мощь и испанский зной, стала какой-то невесомой и будто хохочущей в воздухе Мария Александрова. Наворотил такой набор трюков высоко над землей, что просто заставил вспомнить о своем великом однофамильце юный честолюбец Иван Васильев (в результате не все было сделано чисто, но зал взвыл, как на стадионе). Махнула рукой на приобретаемые в последнее время королевские манеры и тоже стала играть в балет как в азартную игру Светлана Захарова. Михаилу Мессереру, двадцать с лишним лет назад покинувшему Большой балет, удалось при восстановлении спектакля 1963 года добиться того, чего многим постановщикам в театре на последних премьерах не удавалось: одновременно свободы артистов и их высококачественной работы. То есть театр выпустил образцово европейский спектакль. Ну что ж, будет не стыдно повезти в августе на лондонские гастроли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25527
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 8:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071604
Тема| Балет, БТ, Класс-концерт, Персоналии, Асаф Мессерер, Михаил Мессерер
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Открытый урок танца
// Большой театр восстановил "Класс-концерт" Асафа Мессерера
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20070716
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=782697&NodesID=8
Аннотация|


В демократичном «Класс-концерте» смогли блеснуть даже артисты, обычно остававшиеся на втором плане.
Фото: Михаил Логвинов. Увеличение по клику.


Под занавес сезона на Новой сцене Большого театра прошла последняя балетная премьера. "Класс-концерт", поставленный знаменитым педагогом Асафом Мессерером в 1963 году и сошедший с московской сцены три года спустя, восстановил племянник автора Михаил Мессерер. ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА решила, что этот "Класс" полезен артистам любого класса.

Свой "Урок танца" лучший педагог Москвы Асаф Мессерер поставил в балетном училище в 1960 году в пику французам. Через год после того, как Парижская опера показала Москве "Этюды" Харальда Ландера, в которых датчанин воспел ежедневный тренаж, московская балетная школа дала свой "ответ Чемберлену". А еще через три года школьный "Урок" перекочевал на сцену Большого и стал называться "Класс-концерт". Асаф Мессерер значительно усложнил его заключительную, виртуозную часть, позволив высказаться талантливой молодежи: Владимиру Васильеву, Екатерине Максимовой, Михаилу Лавровскому, Наталье Бессмертновой, Нине Сорокиной, Юрию Владимирову, Марису Лиепе -- словом, тем, кто обеспечил Большому театру "золотой век" на следующие два десятилетия. Этот парад-алле на первых же гастролях покорил Америку и без малого два десятилетия оставался востребованным экспортным продуктом. В Москве же его судьба не сложилась -- в 1966 году он исчез с афиши.

Спустя сорок лет Большой возобновил мессереровский "Класс" по схожим причинам: во-первых, в труппе появилось поколение, которому есть что показать публике, во-вторых, театру не помешает очередной гастрольный хит. Третий мотив не столь очевиден, но не менее важен: похоже, худрук труппы Алексей Ратманский хотел представить и зрителям, и своим артистам старомосковскую школу, какой она была до того, как многолетние правители Софья Головкина и Юрий Григорович трансформировали ее по своему вкусу. Возобновить "Класс-концерт" он пригласил племянника автора -- Михаила Мессерера, педагога с мировой репутацией и бывшего солиста Большого, в 1980 году сбежавшего на Запад прямо с гастролей театра. Дядин балет он ставил много раз по всему свету.

На московской премьере "Класс-концерта" особо пытливые зрители пытались выведать у балетных старожилов, так ли танцевали 40 лет назад. Кто-то посетовал на отсутствие женского фуэте по диагонали, кто-то припомнил мужской трюк, которого теперь не делают. Но для целого это никакой роли не играет. Во-первых, именно в 1960-х годах были изобретены движения, которые и сегодня заставляют ахать зал. А во-вторых, московский "Класс-концерт" изначально сконструирован как сборный домик, который можно строить для большой и малой сцены, для выдающейся труппы и просто грамотной. Сам автор легко, в зависимости от имеющихся в его распоряжении артистов, заменял трюки и целые комбинации. Потому что класс Асафа Мессерера, без малого 70 лет учившего самых именитых солистов Большого, основан на ненасилии.

Звучит это странно. Общепринятое мнение (утвердившееся не без стараний самих артистов), что балет -- каторга, из которой произрастает цветок искусства, гениальный педагог опровергал всю свою жизнь. "Если есть во мне педагогический апломб, то он для меня в удовольствии",-- признавался этот скромнейший учитель танцев. Повседневный класс Асафа Мессерера с короткими, логичными, удобными и очень танцевальными комбинациями нежил и одновременно воспитывал балетные тела. А остроумные сочетания па превращали урок в занимательную игру.

Все эти качества унаследовал его театральный "Класс-концерт". Нет в нем ни научной основательности, ни претензий на балетмейстерское самовыражение. В уроке точно соблюдена последовательность движений, но все делают то, что у них получается лучше всего. Детям поручены азы станка и середины, а балерины встают к палке, только чтобы похвастать линиями адажио. Лишь немногие па -- маленькие прыжки, большое jete, первые вскоки на пуанты -- исполняет кордебалет. В основном это класс солистов.

Несмотря на отсутствие четырех главных премьеров и трех балерин, труппа Большого с заданиями 40-летней давности справилась -- и с обязательной программой, и с эксклюзивными трюками. Причем на первый план вышли те, кто обычно обделен зрительским вниманием -- внешние данные не позволяют им рассчитывать на роли принцев. Андрей Болотин изумительно -- вольно, широко, отчетливо -- отбил серию из дюжины entrechat-six. Денис Медведев и Вячеслав Лопатин превосходно исполнили целую гроздь сложнейших комбинаций. Егор Хромушин оказался единственным, кому покорилась диагональ из восьми двойных туров в воздухе. Ожидаемый триумф ждал юного виртуоза Ивана Васильева -- его двойные кабриоли назад, усложненные двойные assemble в положении Пизанской башни и роскошный круг jete c фуэте в attitude были не только феерически высоки, но и вполне академичны по форме -- за какой-то месяц постановщик успел привить всей труппе вкус к старосветской элегантности.

Балеринская ставка была сделана на Светлану Захарову. Статусная прима легко расправилась с центральным адажио и сольной вариацией, но на фуэте совершенно неожиданно сорвалась -- 16 штук открутила легко и бестрепетно, усложнив их двойными, а на 20-м вдруг сошла с пальцев и, решив не рисковать, заменила остаток фуэте вращением по диагонали. Главными героинями стали обладательницы лучших прыжков. Точная Мария Александрова великолепно исполнила серию своих jete. Отчаянная Наталья Осипова, сиганув в гигантском па-де-ша, не закрепила позу в воздухе, смазав эффект и от этого прыжка, и от совершенно мужского двойного сотбаска.

Кульминацией "Класс-концерта" стали безумные поддержки эпохи бури и натиска 1930-х годов, совсем исчезнувшие из балетного обихода. И лихая двойная "рыбка", и подброс балерины в воздух в арабеске, и еще что-то отчаянно невиданное были исполнены четырьмя парами одновременно, после чего вся труппа вместе с детьми выстроилась в ликующую финальную группу. Этот типично советский парад достижений, слегка показушный, бесхитростный, азартно-залихватский, связанный круговой порукой и общими корнями, и стал главным завоеванием Большого. В мессереровском уроке московский театр осваивает старомосковский стиль. Неизвестно, проживет ли нынешний "Класс-концерт" дольше своего предшественника на московской сцене -- слишком уж много звезд надо собрать в один вечер. Но даже если этот сувенир предназначен только на экспорт, знание собственной родословной никому не повредит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 11:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071605
Тема| Балет, балет "Москва", "Ходжа Насреддин", Персоналии,
Авторы| Борис ТАРАСОВ
Заголовок| ХОДЖА - НЕ ХАНЖА//
В образе, созданном Вячеславом Пегаревым, он озорной и искренний

Где опубликовано| "Россия" (Москва) № 27
Дата публикации| 20070705
Ссылка| http://www.russianews.ru/archive/pdfs/2007/27/11-27-2007.pdf
Аннотация|


Восток - дело не только и не столько тонкое, сколь малопонятное. Разобраться в том, что происходит на сцене без программки, да и с ней тоже, в состоянии, наверное, лишь авторы феерического балета в двух отделениях "Ходжа Насреддин", но никак не зрители, побывавшие на премьере.
Недавно в разговоре художественный руководитель балета Большого театра Алексей Ратманский сказал мне, что 1960-е годы были очень плодотворным временем для балета. Оттепель, мол, то, се... "Ходжа" мне об этом напомнил. Впечатление было такое, как будто сказочным образом жизнь за стенами театра замерла и повернулась вспять. То, что написал композитор Павел Турсунов, поставил хореограф Эдвальд Смирнов и нарисовали художники-постановщики спектакля Варвара Лотова и Екатерина Афанасенкова, возможно было только тогда, в советское время, в 60-е. Как будто не создавали свои шедевры Григорович и Вирсаладзе, как будто не ставили балетов Боярчиков, Бежар, Пети, Ноймайер, тот же Ратманский. Как будто не оформляли спектаклей Мурванидзе, Мессерер, Розе, Версаче.
Балет "Ходжа Насреддин" напоминает прежде всего "датский" спектакль, который сваяли к очередному празднику очередной среднеазитской республики СССР. Сюжет - о борьбе угнетенного народа Востока против эмира и его приближенных, слегка разбавленный лирическими (невнятная любовная линия Ходжи и Гюльджан) и "комическими" эпизодами. К последним, вероятно, нужно отнести и сексуальные игры Осла с Зеленщицей, после которых у последней появляются трое маленьких монстров с длинными ушами.
Но не все так отстало, как может показаться! Оттепель же на дворе (не забывайте)! Хитроумный постановщик "осовременивает" древнее предание такими "супермодными" приемами, как рапид (восставшие крестьяне бьют своих угнетателей в замедленном темпе, в том же темпе прожигатели жизни катаются по полу и разевают рты в безмолвном крике), непосредственное общение с залом и живое слово. Да, да - Осел в тюрьме говорит, невнятно и с природным восточным акцентом, пережевывая "актуальный" текст со "смелыми" политическими аллюзиями. Не пропустим и появление на базаре неизвестного географам среднеазиатского города русской матрешки и человеко-ножниц, а также мобильники в руках расстающихся Ходжи и Гюльджан, и цветастых наклеек на чемоданах Ходжи и Осла.
Оттепельная смелость проявляется и в ярком социальном пафосе балета: весь народ - бараны, а таковыми их сделали стригущие их шерсть угнетатели-олигархи. Здесь уместно вспомнить об удачной актерской работе приглашенного солиста Дениса Акинфеева - его Эмир точен, конкретен и смешон. Хорош и Андрей Холин. Он нашел себя в двух схожих, но, по прихоти постановщика, разных ролях - Джафара-стригаля и Директора рынка. Запоминаются также Татьяна Фатт, Ольга Кузнецова и Екатерина Сороколетова, солирующие в характерных партиях гурий и свиты Эмира.
В первый день премьеры самого Ходжу танцевал еще один приглашенный солист - Морихиро Ивата. С легкостью справляясь с техническими неудобствами и маловыразительными трюками партии, японец Ивата не проник в загадочную восточно-азиатскую суть роли "весельчака" Насреддина. Ему было неинтересно и скучно на сцене. Так же, как, впрочем, и зрителям. Скучала и Гюльджан Елизаветы Небесной. Танцовщица старалась и выжимала из невнятной пустоты партии хоть что-то. В этом ей активно помогал Сергей Сатаров - Отец Гюльджан. "Проснулась" Елизавета Небесная только на второй день, когда роль Ходжи танцевал Вячеслав Пегарев.
Хочу сказать, что вопреки невыразительной хореографии Эдвальда Смирнова, вопреки его шантанным подтанцовкам и травматичным, но неинтересным поддержкам, в балете случились два Образа, две актерские удачи. Первый из них - Ходжа Вячеслава Пегарева. Его юный и озорной герой искренен, непосредствен и открыт. Каждую секунду сценического времени танцовщик выразительно органичен. Ему интересно существовать в роли и ему веришь. Первая сольная партия Славы Пегарева обернулась крупной удачей для него.
Вторая удача балета - Зеленщица в исполнении Софьи Гайдуковой. Она, конечно, сама виновата в том, что оказалась соблазненной Ослом - нельзя быть столь соблазнительной, милой и кокетливой, нельзя так заботливо кормить здоровенного Осла (Бахтияр Салиев) и романтично слушать его признания. Да и танцевать так - легко и совершенно, тоже нельзя. В этом спектакле. Все равно, что метать бисер... Вон до чего доводит! Если серьезно, танец Сони Гайдуковой напомнил опять же 60-е - стилем, техникой и лукавым шармом давно ушедших прима-балерин.
Отдельное слово необходимо сказать об оркестре, собранном с миру по нитке Константином Кримцом. Обещанные в афише "восточные мелодии и джазовые интонации" были достойны "неподражаемой хореографии" Эдвальда Смирнова. Действительно, такому подражать никто не решится.
Перенесясь в балетные 1960-е, очень хотелось вырваться на свободу и глотнуть свежего воздуха наших 2000-х. С балетной периферии - в сегодняшнюю столицу. Можно, конечно, спорить и не соглашаться, что Москва сейчас в авангарде хореографии. Но то, что балет "Москва" с "мировой премьерой" застрял в советской провинции - сомневаться не приходится. И немалая заслуга в этом балетмейстера Смирнова, уведшего классическую и современную (получавшую когда-то "Золотые маски" именно за современные постановки) труппы в прошлое. А ведь с прошлым нужно расставаться смеясь. Жаль, у Смирнова этого не получилось.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25527
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 1:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071606
Тема| Современный танец, Чеховский феститваль, Персоналии, Пина Бауш
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Взгляд на любовь из окна автобуса
Где опубликовано| "Россiя" (Москва) № 26
Дата публикации| 20070712
Ссылка| http://www.rgz.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=7350&Itemid=75
Аннотация|


Фото из архива Чеховского театрального фестиваля

В рамках Чеховского театрального фестиваля прошли выступления Театра танца из Вупперталя. Глава этой труппы Пина Бауш - одна из самых знаменитых хореографов и режиссеров планеты. Постановки этой женщины сделали немецкий промышленный город всемирным центром искусств и местом паломничества театралов.

В начале XXI столетия полюбить сверкающие юмором опусы Пины способен даже завзятый театральный консерватор, воспитанный на “Лебедином озере”. На ее спектаклях много смеются и часто аплодируют. Но понимание пришло не сразу. Бауш с улыбкой вспоминает, как сходил с ума интендант вуппертальского театра, когда в ранних спектаклях она ошеломила резкой сменой привычек – отказалась от классических па и пуантов в пользу техник современного танца, внесла в сценическое движение современный бытовой жест, добавила к безмолвному балету разговоры. Это было ново даже для Германии, хотя эта страна, в отличие от России, имеет непрерывную, с 20-х годов прошлого века, традицию современного танца.

Первые работы Бауш серьезно переполошили зрителей, тем более что молодая Пина исправно следовала тогдашним “правилам приличия” европейских художников. Дочь владельца ресторана, по рождению принадлежавшая к так называемой мелкой буржуазии, она делала то же, что и другие: протестовала против главного зла современности - тотального отчуждения людей друг от друга. Ее ранние постановки “Контактхофф”, “Кафе “Мюллер”, “Гвоздики”, версия “Весны священной” на музыку Стравинского – едкие картинки обывательской жизни и прославление естественных человеческих радостей, примятых, по Бауш, лицемерием цивилизации.

“Мазурка фого” (“Огненная мазурка”) была сделана в 1998 году. Спектакль входит в цикл, придуманный в честь разных городов земного шара. В Вуппертале есть спектакли о Риме, Будапеште, Гонконге и Сеуле. “Мазурка”, навеянная Лиссабоном и культурой Португалии, как пирог патокой, пропитана тягучими ритмами тамошних песен-фадо и знойной музыкой Кабо-Верде.

Вникая в иные культуры, Бауш изо всех сил стремится уйти от туристских штампов. Она делает “снимки” иной ментальности, очерки нравов, воспевающие человеческую разность и исполненные многонациональной труппой. Перед каждой постановкой Пина вместе со своими артистами живет в избранном городе, бродит по улицам, наблюдает за повседневной жизнью, разговаривает с прохожими. Форма ее спектакля тоже похожа на прогулку: Бауш не рассказывает конкретных историй, она предпочитает цепь картинок, на первый взгляд мало друг с другом связанных. Бауш всегда важны первичные стихии жизни – вода, земля, огонь, камень, переживания и встречи безымянных персонажей происходят на фоне киносъемок: бушующий океан, распускающиеся розы, бегущее стадо. В “Мазурке” лежит громадная каменная глыба, заменяющая декорации. На почве глыбы и рядом с ней – танец, резкий и пряный, похожий не телесную исповедь, но это лишь часть действия. Здесь люди ведут себя, как в жизни. Они произносят смешные, иногда фривольные, иногда грустные монологи (все – на русском языке!). Загорают, флиртуют, пьют кофе, кормят живую курицу, меняют походку в зависимости от настроения…

Бауш настаивает, что понимать эти житейские картинки следует совершенно свободно. На то и существует театральная метафора, чтобы каждый зритель выжал из нее собственные ассоциации.

Вот начало спектакля: девушка громко и сладострастно дышит в микрофон, в то время как толпа молодых людей носит ее по сцене на руках. Один из парней изо всех сил крутит в воздухе стул с сидящей девицей под ее пронзительные крики. Очень эротично. Но это не провокация, каких в современном театре развелось много, и не беспроигрышная эксплуатация “клубничной” темы. Это точное ироническое наблюдение за традиционным средиземноморским “преувеличением” в эмоциях и страстях.

В скетчах Бауш царит смешной абсурд, возникающий в гуще жизни: из чьей-то шляпы сыплется серпантин, килограмм сахара рассеянно насыпают в крохотную чашку, зеленое яблоко хватают ртом на излете прыжка, а вечерний туалет кроят из воздушных шариков. В руках людей мелькают предметы - бутылки с водой, женские сумочки, башмаки, снятые с собственной ноги, сдернутые с тела рубашки и пластмассовые ведра. Пробегают заполошные тетки в платках и нелепых париках, проплывают светские дамы в длинных платьях, мелькают босые ноги и туфли на высоченных шпильках. В пенистой ванне сидит улыбающаяся мулатка, кто-то кому-то кричит “Ты где? Я иду!”, парень рассказывает о черной фасоли, которую ему прислала бабушка из Венесуэлы, проститутка сообщает публике “вот такая работа”, женщина говорит о бывшей учительнице, которую ученики ненавидели и называли “рыбья морда”…

“Мазурка фого” - трагикомическое наблюдение за повседневностью, подсмотренной непредубежденным взглядом со стороны. Бауш исходит из простого, но не всем очевидного факта, что все люди – люди, и где бы они ни жили, их снедают одинаковые заботы и мучают сходные комплексы. В “Мазурке” кипит смесь местной экзотики и общечеловеческой психологии, красот страны и ее проблем. Этот спектакль – хорошее тонизирующее средство. Происходит ежеминутный слом настроений: из лирики тебя бросают в сатиру, из грусти – в пафос. И с изумлением понимаешь, что экзотическая неразбериха из португальской жизни, эти безымянные персонажи, нелепо страдающие от одиночества и, как дети, радующиеся возможностям контакта, – в сущности, рассказ про тебя.

Друг Пушкина, князь Вяземский, оставил меткое наблюдение: “Кто не был либералом в молодости, у того нет сердца. Кто не стал консерватором в зрелости, у того нет ума”. В “Мазурке фого” нет былой безжалостности, “нет чернухи”. Бауш больше никого не поучает и ничто не разоблачает. Она радуется, что в жизни можно смотреть на дорогу из окна автобуса, каждый день знакомиться с новыми людьми и до самозабвения танцевать самбу в доморощенном дансинге, сколоченном из досок на глазах у зрителей. Раньше Бауш боролась с отчуждением через ненависть. Теперь она делает то же самое с помощью любви.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11612

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 1:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071607
Тема| Балет, БТ, «Класс-концерт», Персоналии, А. Мессерер, М. Миссерер
Авторы| Майя Крылова. Фото: ИТАР-ТАСС
Заголовок| Адреналин
Где опубликовано| Газета
Дата публикации| 20070716
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2007/07/16/a_1919566.shtml
Аннотация|

Под занавес сезона Большой театр показал новый балет «Класс-концерт» – заряд советской повседневной бодрости в оформлении Чапурина.



Для человека, далекого от балета, название спектакля может показаться непонятным. Классный концерт? И в каком таком классе? В школьном, что ли? Но балетоман сразу поймет, что речь идет о балетном классе, о профессиональном тренинге мышц и навыков. Этот самый класс артист балета каждый день проделывает в репетиционном зале: сначала простейшими движениями разогревается у палки, потом переходит к более сложным упражнениям на середине, и под конец гоняет адреналин в прыжках и вращениях. Если делать класс не в полноги (такое бывает), к концу тренинга с человека выльется ведро пота. Тому, кто видел эту экзекуцию, смешны банальности, которыми журналисты потчуют исполнителей: ах, вам трудно, у вас строжайшая диета, ничего нельзя есть...

Да на класс уходит столько энергии, что после него хочется слопать огромный стейк. И запить пивом.

В общем, поэзии в классе мало, а труда много. И это главное препятствие, с которым в 1962 году столкнулся Асаф Михайлович Мессерер, знаменитый советский танцовщик и балетный педагог, когда решил превратить закулисный труд в сценическое искусство. Если кто и мог совершить превращение утенка в лебедя, то именно Мессерер. В Большом театре он разработал такой класс, что поработать телом сбегались самые знаменитые танцовщики и балерины. Родная племянница Мессерера, Майя Плисецкая, к примеру, занималась исключительно у дяди. На склоне лет наставник с гордостью вспоминал: «великие артисты повторяли мои движения своими прославленными ногами».

Задача, которую Мессерер себе поставил, не была новаторской. Идею театрализации класса уже использовали в Европе, еще в 19-м веке.



Но в Советском Союзе 60-х годов, за слегка приоткрытым «железным занавесом», при запрете на любое искусство, отличающееся от обязательных канонов «балета о чем-то» (утвержденных ЦК КПСС) - западные поиски были мало известны. Партийные боссы удивлялись собственной смелости, разрешая гастроли труппы заокеанского балетного диссидента - Джорджа Баланчина, который в своих «формалистических» постановках соединял танец и музыку в уединении, без декораций и сюжета. Создавая сходный по типу «Класс-концерт», Мессерер заполнил пустующую нишу советского бессюжетного балета и убрал определенный процент комплексов, снедающих наших хореографов: советские творцы, в отличие от масс, изредка бывали за границей, ходили там в театры, и знали, что сеют европейские и американские коллеги на профессиональной ниве.

Кстати, при всей легкости и лучезарности, «Класс-концерт», возможно, понравится не всем.

Для многих лицезреть бессюжетный танец - все равно, что рассматривать абстрактную живопись. В попытке ответить на вопрос «что бы это значило», начинает болеть голова. Жаль, если так случится, «Класс-концерт» - тот случай, когда содержание рождается непосредственно из формы. Причем богатство лексики приправлено особым, канувшим в Лету настроением, о котором помнят современники советской эпохи. В «Класс-концерте» заложен заряд повседневной бодрости без особых размышлений, ощущения жизни как праздника. Тогда такое настроение называлось пропагандой, теперь оно просто бодрит кровь.



Спектакль восстанавливал родственник Асафа Мессерера, Михаил Мессерер, педагог балета, преподающий по всему миру. Ему придали сценографа, кутюрье Игоря Чапурина, который, впрочем, не захотел вникнуть в особенности балета, соорудив черный фон с темными зеркалами и зелено-синие «производственные» одежды артистов. Для Чапурина «Класс концерт» - не просветленный наивный парад, а повод для интерьера модного ночного клуба. Зато племянник Асафа сумел уловить, что создатель «Класс-концерта» не был диссидентом, но ретроградом тоже не был. Он знал, что не бывает двух одинаковых танцовщиков, и техника балета о технике должна меняться во времени и пространстве. От соединения этих параметров родился нынешний «Класс-концерт», балет для «звезд», в котором явлена радость профессионала: оказывается, это такое чудо - привычные, до боли знакомые классические па!

И не надо душещипательных историй про любовь и разлуку, чтобы проявить красоту всех этих фуэте и арабесков, «кружевных» движений стоп и прыжковых каскадов. В комбинациях Мессерера торжествует азарт тренированных тел, правит бал виртуозность - от начальных приседаний у палки до дуэтов, в которых танцовщик поднимает танцовщицу на вытянутых руках, словно она пушинка, а не десятки килограмм живого веса. При этом то самое физическое усилие, от которого хочется стейков, совсем незаметно. Если конечно, танцуют мастера своего дела, а не работники сцены, получающие зарплату с помощью ног.

С 60-х годов уровень балетной техники неизмеримо возрос, а сборная музыка балета - Глазунов, Лядов, Рубинштейн и Шостакович - ритмически удобна для танцев, как игра тапера в балетном классе или мотивы производственной гимнастики, звучащие по радио в советские времена.

Спектакль прошлого века не просто отражает общественный оптимизм времени. В балетном плане этот танцевальный плакат рассчитан на тех, кому нравится работать танцовщиком. «Класс-концерт» - балет для честолюбивых артистов, ему идет на пользу, если исполнители используют хореографию для восхищения собственным умением: я и так могу, и этак. К счастью, многие «звезды» Большого использовали шанс и как следует дали жару. А тем, кто не мог довести свои па до блеска и не догнал бодрый градус музыки, придется учиться изображать удовольствие от танца. Именно это умение называется «артистизм».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11612

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 2:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071608
Тема| Балет, БТ, «Класс-концерт», Персоналии, М. Мессерер
Авторы|
Заголовок| Михаил Мессерер возвращает Москве московский балет
Где опубликовано| Jewish News
Дата публикации| 20070714
Ссылка| http://jn.com.ua/Culture/meserer_1407.html
Аннотация| Bynthdm.

Ведомости

Приглашенный педагог Королевского балета Великобритании, Мариинского театра, Opera National de Paris, American Ballet Theatre, труппы Мориса Бежара, театра La Scala, Токио-балета и многих других прославленных компаний Михаил Мессерер работает сейчас в Большом театре. Младший представитель династии Мессереров-Плисецких готовит восстановление знаменитого “Класс-концерта” своего дяди Асафа Мессерера. Премьера состоится 14 июля.


— Где вам приходилось ставить этот спектакль до Большого?

— Не думаю, что я смог бы вспомнить все детали балета, если бы не занимался им все эти годы. Впервые я восстановил “Класс-концерт” буквально через два-три года после того, как остался на Западе. Это было году в 1984, в Лондоне, для школы Королевского балета на сцене театра Covent Garden. В первом составе у меня выступала Дарси Бассел, которая впоследствии стала выдающейся английской примой, а среди самых маленьких детей, которые выполняют простейшие движения у станка, был Кристофер Уилдон — теперь главное светило в английской хореографии. Потом я восстановил спектакль в Стокгольме. Еще через пару лет сделал “Класс-концерт” для Милана, где он потом шел в разных версиях.

— А вы сами танцевали в “Класс-концерте”?

— Я танцевал в этом спектакле с самой первой постановки, когда Асаф Михайлович Мессерер поставил его для школы Большого в 1960 г. Я еще учился, когда “Класс-концерт” переставили на труппу Большого театра. Зарубежные импресарио непременно требовали, чтобы его привозили на гастроли, так что из-за гастрольного графика нам часто приходилось подменять друг друга и исполнители знали все движения друг за друга. Это очень помогло мне в дальнейшем восстановить этот балет.

— Считается, что за последние сорок лет балетная техника достигла невероятного прогресса. Вам приходится что-то кардинально усложнять в спектакле?

— Я бы сказал, что во многом улучшилась чистота танца, линий, движения стали более острыми, резкими — в том смысле, как это слово употребляется в фотографии. Но техника не изменилась так сильно, как она шагнула вперед в спорте. Мне не приходится, скажем, вместо двойных туров в воздухе ставить тройные или четверные. Форма пируэта стала значительно лучше, но их количество отнюдь не увеличилось: Геннадий Ледях, премьер 1950-х гг., в “Пламени Парижа” делал пятнадцать пируэтов — я лично видел. Асаф Мессерер делал восемь двойных туров в воздухе в темпе вправо и сразу восемь влево. Сейчас мало кто может к этому приблизиться.

— “Класс-концерт” был уникальным балетом: в нем одновременно можно был увидеть Плисецкую, Фадеечева, Максимову и Васильева, Лиепу, Бессмертнову и Лавровского, Сорокину и Владимирова, Адырхаеву, Годунова. Как удавалось собрать в одном спектакле огромное количество звезд?

— Конечно, в этом балете много не натанцуешь, поскольку принцип — показать как можно больше солистов, поэтому приходится делить между ними комбинации. Но при этом ни Васильев, ни Фадеечев, ни другие выдающиеся танцовщики не стеснялись показаться в этом спектакле в одном-двух движениях, ибо считалось за честь явить себя частью великой труппы Большого театра. Для зрителя же здесь пиршество — увидеть в одном спектакле сразу столько любимых артистов.

— Когда вы возобновляли спектакль за границей, вы консультировались с Асафом Михайловичем?

— Нет, в то время еще существовал железный занавес… Честно говоря, убегая, я не думал, что на Асафе Михайловиче отыграются. Народный артист Советского Союза, лауреат нескольких государственных премий. Но ему за нас досталось. Когда во время гастролей Большого мы с мамой [Суламифью Мессерер, балериной и педагогом Большого театра. — “Ведомости”] остались в Японии, он тоже был там. Его сразу же забрали в посольство, продержали там больше полутора суток, забыли покормить — а ему было почти восемьдесят — и отправили в Москву, хотя гастроли продолжались. Уже позже, когда это стало возможно, я пригласил Асафа Михайловича в Америку на педагогические семинары и там с трепетом показывал ему видео своих возобновлений “Класс-концерта”, смотрел он и мои уроки. Тогда Асаф подарил мне свою книгу, надписав: “Моему племяннику, талантливейшему педагогу”. Это он, пожалуй, сильно хватил через край — ведь он всю жизнь старался избегать обвинений в семейственности…

— Сейчас различия между западной и российской школами уменьшаются или увеличиваются?

— Школы сближаются. К примеру, много замечательных российских педагогов работает на Западе и передает свои знания западным танцовщикам. В связи с тем, что больше нет железного занавеса, глобализация коснулась и балета, доступно видео, западные артисты видят сильные стороны своих российских коллег, а российские танцовщики перенимают кое-что с Запада. Не всегда самое лучшее, к сожалению.

— Почему за рубежом так любят русских педагогов?

— Русский балет все-таки находится — это мое мнение — на высшей ступени развития, нежели балет на Западе. Со мной многие не согласятся, но я продолжаю так считать, объездив мир и поработав практически во всех крупнейших труппах. Лучше, чем в Мариинском театре, классику сейчас не танцуют нигде, даже в Париже. При этом петербургские балерины могут исполнять любой репертуар. Большой театр пока не может похвастаться такими разносторонними возможностями, но за последнюю пару сезонов он значительно вырос. Мне довелось посмотреть в исполнении труппы American Ballet Theatre спектакль Твайлы Тарп, и буквально через неделю я видел его же в Большом театре. На мой взгляд, артисты Большого театра исполняли этот балет лучше американцев. Американцы танцевали очень хорошо, но как масса. А в постановке Большого театра каждый танцовщик был индивидуален. Совсем другой по стилю балет — “Дочь фараона”, он требует строгой классической школы. И в Москве его танцуют восхитительно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11612

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 2:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071609
Тема| Балет, "Grazie Gianni con amore", Персоналии, М. Бежар
Авторы|
Заголовок| Морис Бежар поставил балет памяти Версаче
Где опубликовано| Lenta.ru
Дата публикации| 20070716
Ссылка| http://lenta.ru/news/2007/07/16/ballet/
Аннотация|



В миланском театре "Ла Скала" 15 июля 2007 года прошла премьера балета "Спасибо, Джанни, с любовью" ("Grazie Gianni con amore"), поставленного известным французским хореографом Морисом Бежаром. Первый показ спектакля был приурочен к десятилетию со дня убийства итальянского модельера, сообщает BBC News.
Джанни Версаче придумывал костюмы для балетов Бежара с 1984 года. В новый спектакль хореограф включил фрагменты из постановок, над которыми работал дизайнер: "Barocco Bel Canto" и "La Mort Subite". Часть костюмов для постановки "Grazie Gianni con amore" создала Донателла Версаче, сестра и муза покойного Джанни.
Гостями премьеры "Grazie Gianni con amore" стали Карл Лагерфельд, Клаудия Шиффер, Лиз Херли и другие знаменитости.
Джанни Версаче был застрелен в 1997 году возле собственного дома в Майами, Флорида, 28-летним серийным убийцей по имени Эндрю Кунанан. Кунанан через восемь дней после убийства Версаче покончил с собой. Модная империя модельера перешла к его сестре Донателле и брату Санто.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11612

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 2:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071610
Тема| Балет, БТ, «Класс-концерт»
Авторы|
Заголовок| Сегодня в Большом театре закрывается 231-й сезон
Где опубликовано| ТВ-3
Дата публикации| 20070714
Ссылка| http://www.tvc.ru/center/index/id/70701025890000.html
Аннотация|

Завершается он спектаклем не из текущего репертуара, а премьерой. Балетная труппа дает "Класс-концерт" в хореографии Асафа Мессерера. На этот раз, после долгого перерыва, балет на сцене Большого поставил племянник выдающегося мастера - Михаил Мессерер. Зрители особенно ценят этот спектакль за то, что обычно в нем, хоть ненадолго, появляются все звезды труппы. В каждый профессии есть то, что называется «кухней», черновой работой, тренингом - сфера, куда не принято допускать посторонних. Но оказывается, что и рутину профессиональных будней можно сделать праздником. Именно такую задачу с блеском решил в 1960 гений хореографической педагогики Асаф Мессерер.

Алексей Ратманский, художественный руководитель балета Большого театра: «Вообще часть жизни балетного артиста скрыта от публики. Тем не менее, каждый день начинается для артистов с 10-летнего и до пенсии с балетного урока. И выдающиеся хореографы обращались к этому жанру».

Подчеркнутый минимализм сценического оформления лишь оттеняет мастерство танцовщиков, демонстрирующих своего рода обязательные элементы, без освоения которых артиста балет никогда не состоится.

Светлана Захарова, солистка балета Большого театра: «Для зрителя это очень интересно, потому что многие поклонники и вообще любители балета очень интересуются самим процессом работы. Как это происходит в зале, как мы готовимся к репетициям, к спектаклям. Вот это показатель того, как мы готовимся. Ну примерно похоже».

В «Класс-концерте» прима Большого Светлана Захарова танцует в синем. Это цвет отдан подлинным звездам. Несмотря на подчеркнутую простоту костюмов, в них есть секреты. Например, сложнейший крой юбок, разлетающихся в танце особенно эффектно. И цветовое решение, и дизайн костюмов принадлежат модному кутюрье Игорю Чапурину.

Игорь Чапурин, художник-постановщик балета «Класс-концерт»: «Для нас первым цветом, появляющимся в этом балете, является белый. Это цвет чистоты, цвет детства. Затем появляется зеленый. Это цвет созревания. А потом синий. Убедительный цвет. Цвет стабильный, цвет брутальный».

Постановщик Михаил Мессерер когда-то танцевал в «Класс-концерте» своего дяди Асафа Мессерера. С тех пор он уже сам поставил несколько версий балет на самых известных мировых сценах. Приглашение возобновить спектакль на сцене Большого Мессерер получил несколько лет назад. И вот теперь - московская премьера.

Михаил Мессерер, балетмейстер-постановщик балета «Класс-концерт»: «Я сделал ряд версий на Западе. Они очень близки к тому, что вы увидите сейчас. Но я ставил их в чуть-чуть укороченном варианте, поскольку не было таких блестящих танцовщиков, каких мы имеем сейчас».

На оркестровом прогоне 18-летний Иван Васильев, новая звезда Большого, после нескольких удачных прыжков, видимо, получил травму. Поэтому , прихрамывая, только обозначал движения. В «Класс-концерте» он один из тех, кто демонстрирует лучшие образцы мужского танца.

Иван Васильев, солист балета Большого театра: «Мужчины как раз показывают здесь большие прыжки. Трюки, диагонали».

Впрочем, апофеоз заставляет забыть о предшествующих шероховатостях. Тяжкий ежедневный труд у станка оборачивается бравурным парадным финалом. «Кухня» профессии оказалась необычайно привлекательной.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20136
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 8:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071611
Тема| Балет, НГАТОиБ (Новосибирск),
Авторы| Марина ВЛАДИМИРОВА, специально для "Новой Сибири"
Заголовок| ЖАРКОЕ ДЫХАНИЕ СОВРЕМЕННОГО БАЛЕТА
Где опубликовано| газета "Новая Сибирь" № 27
Дата публикации| 20070706
Ссылка| public.ru
Аннотация|

ПОХОЖЕ, что с приходом одного из значительнейших танцовщиков современности Игоря Зеленского на пост артистического директора балету НГАТОиБ обеспечен не просто интерес, но и некоторая ажитация публики.
Драматургия балетного сезона сложилась в этот раз по нарастающей. Было много гастролей - в Лондоне, Китае. В мае на сцене Новосибирского оперного прошел вечер Игоря Зеленского, в конце июня, к занавесу сезона, сверкнул фейерверком вечер "Балет-гала".
Авторитет Игоря Зеленского в балетном мире куда как высок, это ясно и непосвященному. Именно ему мы обязаны присутствием той россыпи молодых талантов из обеих столиц и из-за границы, которая придала последнему вечеру балетного сезона драгоценный блеск. Его и вправду смогли бы оценить в любой крупной балетной столице.
Программа вечера оказалась составлена таким образом, чтобы остались довольны все - и ревнители классики, ценители чистых линий, и публика, жаждущая ощутить жаркий пульс остросовременного искусства. Отдавая должное классическому танцу, без которого невозможно то, что называется "школой", говорить хочется о балетах, которые Новосибирск видел первым или одним из первых в России.
"Гвоздь" вечера - балет Уильяма Форсайта In the Middle, Somewhat Elevated, название которого автор адаптировал для России: "Там, где висят золотые вишни". Впрочем, вишен, составивших декорацию на премьере балета в Париже в 1985 году, в Новосибирске видно не было. Вероятно, последует вздох разочарования: "Ну ничего себе современность - 1985 год!" Развивать провинциальный комплекс ("Как мы отстали от жизни") не стоит. Тем, кто балет видел, и в голову не придет, что ему скоро стукнет четверть столетия. К тому же премьера балетов Форсайта, мощным рывком двинувшего искусство танца в XXI век задолго до его начала, в наших столицах состоялась каких-то три года назад: в 2004 году их при участии хореографа поставили в Мариинском театре, а вскоре в рамках Пасхального фестиваля показали и в Москве. Так что, получается, что в российских масштабах мы увидели Форсайта одними из первых. In the Middle исполнили солистка Мариинского театра Виктория Терешкина и ныне солист Большого, а в прошлом артист той же Мариинки Андрей Меркурьев. Жесткое ритмичное электронное звучание в сочетании с непривычно раскрепощенной и вместе с тем полной внутреннего напряжения пластикой провоцировали выброс адреналина в кровь. Сложнейший в техническом смысле In the Middle не стал марафоном по преодолению физических препятствий - он естественно жил и жарко дышал агрессивной чувственностью.
Другим "старым новым" балетом стала для Новосибирска "Манон" в хореографии Кеннета Макмиллана (премьера 1974 года). После классически выверенных поз "Щелкунчика" танец Игоря Зеленского и Виктории Терешкиной - пожалуй, самой красивой пары вечера - был подобен свежему бризу. Сила и стать Зеленского в сочетании с невесомой грацией его партнерши как нельзя более удачно передали порыв Манон и де Грие.
Наряду с мэтрами были исполнены произведения совсем молодого хореографа: Эдвард Льянг, дебютировавший в этой ипостаси буквально два года назад, пожалуй, должен быть польщен вниманием нашего балета к своему творчеству. Месяц назад состоялась новосибирская премьера "Шепота в темноте", теперь же наши Наталья Ершова и Роман Полковников танцевали в балете "Издалека" на музыку Томазо Альбинони. В "Шепоте" Льянг играл с пространством - тьмой и светом, здесь он играет еще и со временем: все начинается с довольно продолжительного соло балерины в полной тишине, отчего время как будто замедляет ход, возникает ощущение ирреальности происходящего. Почерк Льянга узнаваем (порой он даже использует автоцитаты), балет "сочинен" и исполнен, что называется, на уровне, но гипнотического эффекта "Шепота" он не производит. Но сравнивать их, собственно, вряд ли возможно: слишком разная музыка, слишком разный изначальный эмоциональный посыл. Что касается балета на музыку американского минималиста Гласса, то впечатление от его майской премьеры и желание пережить его вновь было столь сильным, а вероятность его увидеть - столь призрачной, что когда стало известно о включении "Шепота" в программу Гала, радости не было предела. Даже если бы кроме него на закрытии сезона не исполнили бы ничего другого - праздник все равно бы состоялся.
Опасения, что эффект от второго исполнения не будет сравним с премьерным, к счастью, не оправдались. Музыка Гласса все так же завораживает, воздействуя бесконечными повторами и необычными тембрами на подсознание. Хореография - и, что здесь не менее важно, сценография - не дают шанса ни на мгновенье отвлечься от происходящего. Синхронные движения трех пар (Наталья Ершова, Анна Одинцова, Мария Шлемова, Роман Полковников, Илья Головченко, Андрей Матвиенко) рождают эффект многократного зеркального отражения; их независимые перемещения в пространстве создают ощущение эстетического хаоса, прекрасной неупорядоченности, присущей всему живому, гипнотизируют, погружая в пространство удивительно красивого ритуала. Хочется видеть этот балет в программе будущего сезона часто - он его, несомненно, украсит.
Теперь у н-ского зрителя появились некоторые представления о хореографии нашего времени. Балеты репертуара, написанные современным языком - "Золушка", Come in Кирилла Симонова и в первую очередь "Русские сезоны" Аллы Сигаловой, - оказались вписаны в контекст. Что, возможно, позволит скептикам взглянуть на них по-новому.
Первый год сотрудничества Игоря Зеленского и оперного театра закончился. Год этот - при том, что Зеленский активно работал с труппой лишь полтора-два последних месяца - был успешен: мастерство растет, кругозор артистов и публики расширяется. В дальнейших планах - премьера "Баядерки" будущей осенью. Но самое приятное даже не это. На вопрос, как часто будет он бывать в Новосибирске в будущем сезоне, Зеленский отвечает: "Корректней ставить вопрос иначе - как часто я отсюда буду уезжать!" Такое настроение дает повод для оптимизма.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25527
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 16, 2007 11:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007071701
Тема| Балет, БТ, Класс-концерт, Персоналии, Асаф Мессерер
Авторы| Ярослав Седов
Заголовок| Вместо балета - блеск буклета
Большой театр завершил сезон "Класс-концертом"
Где опубликовано| Газета
Дата публикации| 20070717
Ссылка| http://www.gzt.ru/culture/2007/07/16/220018.html
Аннотация|



В этом сезоне балет Большого театра приковал к себе всеобщее внимание, показав оригинальную версию реконструкции старинного балета «Корсар». Казалось бы, осталось лишь пожинать плоды этой огромной изнурительной работы, увидеть которую с интересом готовятся в Лондоне, Турине, Париже - и далее везде. Однако театру этого показалось мало. Он решил завершить сезон возобновлением «Класс-концерта» Асафа Мессерера - парадным вариантом обычного экзерсиса, который ежедневно проделывают все артисты «Большого балета».

Имя танцовщика, педагога, балетмейстера Асафа Мессерера и понятие «московский балет» - абсолютные синонимы. Ярких звезд, украсивших и развивших хореографическое искусство Большого театра, великое множество. Но не было другого человека, в чьей деятельности на протяжении чуть ли не всего ХХ века это самое искусство концентрировалось бы во всей полноте и фундаментальной основательности.

Танцу Асаф Мессерер учился у легендарных создателей московского балетного исполнительства. В 1918-1919 годах - в Москве в студии Михаила Мордкина, а в 1919--1921 годах - в Московском хореографическом училище у самого Александра Горского, настойчиво искавшего то сочетание академизма и виртуозности с живой эмоциональностью, которое и стало основой фирменного стиля московского балета.

По окончании школы Асаф Мессерер был принят в труппу Большого театра и до 1954 года оставался его ведущим солистом. Случай практически беспрецедентный, потому что заниматься балетом Асаф Мессерер начал в подростковом возрасте, когда иные уже заявляют о себе как мастера. А танцовщиком он стал не просто ведущим, но многоплановым. Ему была подвластна лирика благородных романтических принцев. Он был выдающимся виртуозом, обогатившим мужской танец новыми трюками. И он был ярким актером, создавшим множество запоминающихся комедийных и гротескных ролей: Китайский фокусник и Божок в революционном «Красном маке» (1927), гимнаст Тибул в «Трех толстяках» (1935), Принц в первой постановке прокофьевской «Золушки» (1945) и др.

Мессерер успешно ставил и сам: его феерическая миниатюра «Футболист» на музыку Александра Цфасмана имела сногсшибательный эстрадный успех. А его редакция классического «Лебединого озера», сделанная в 1937 году, стала именно тем протокольным фасадом советского искусства, который десятки лет демонстрировали всем без исключения высоким гостям СССР.

Однако главный вклад Асафа Мессерера в балет - это его уникальный класс. То есть система ежедневных упражнений, которая сформировала и поддерживала на протяжении многих десятилетий всех без исключения артистов Большого театра: от последней линии кордебалета до звезд первой величины. Преподавать Мессерер начал в 1921 году. С 1923 по 1960 год вел занятия в Московском хореографическом училище и воспитал множество выдающихся исполнителей. А параллельно с 1946 года и до последних дней жизни (Асаф Мессерер умер в 1992 году) ежедневно вел в Большом театре тот самый класс усовершенствования - так называлась эта работа по штатному расписанию.

Авторитет класса Асафа Мессерера был и остается непререкаемым: это одна из основ русского балета, подобно методике обучения, систематизированной в Петербурге Агриппиной Вагановой. Естественно, что с началом мировых триумфов «Большого балета» повсюду возник горячий интерес к этой закулисной кухне танцевального мастерства. В 1960 году Асаф Мессерер скомпоновал сценический вариант урока. Его опробовали в школе, а затем поручили труппе Большого театра и стали включать в программы зарубежных турне. Успех подогревался тем, что для звезд, состав которых постоянно менялся, Асаф Мессерер подбирал наиболее выигрышные комбинации, умело усиливая блеск виртуозных движений исполнительскими качествами артистов и, наоборот, подчеркивая индивидуальность наиболее подходящими артисту па.

В этом оказался и неявный парадокс проекта. Несмотря на то что разработанная Мессерером система казалась безусловной, как дважды два четыре, ее эффективность все же зависела от того, насколько талантливо она применяется. Нынешний класс-концерт повторяет прежнюю форму традиционного урока. Он привлекателен блеском сегодняшних звезд Большого, занятых в этом балете далеко не в полном составе. Но о таланте Асафа Мессерера, памяти которого, казалось бы, посвящена вся затея, в данном случае напоминает лишь буклет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 5, 6, 7 ... 10, 11, 12  След.
Страница 6 из 12

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика