Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-06
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 12, 13, 14  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11251

СообщениеДобавлено: Чт Июн 07, 2007 3:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060709
Тема| Современный танец, Kibbutz Contemporary Dance Company, "Экодум", Персоналии, Р. Беер.
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| РАМИ БЕЕР: "Зритель не должен иметь страховки"
Где опубликовано| Культура
Дата публикации| 20070607
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=714&rubric_id=204&crubric_id=100431&pub_id=846308
Аннотация|

О спектакле "Экодум" израильской труппы "Кибуц" (Kibbutz Contemporary Dance Company), которая уже в четвертый раз и с неизменным успехом выступает в России, газета писала в одном из последних номеров прошлого года, когда автору этих строк посчастливилось увидеть премьеру в Израиле. Брутальная энергия, безудержная фантазия автора, похожая на космический лабиринт, наделяет спектакль почти первородной силой эмоционального воздействия. Каждую сцену можно интерпретировать как угодно, но желание это возникает по прошествии времени, а по ходу спектакля не возникает никакой нужды разгадывать знаки-эпизоды, из которых состоит "Экодум", как, впрочем, и каждая работа руководителя труппы Рами Беера.
Ткань спектакля соткана феноменальной техникой исполнителей, ошарашивающими аттракционами света и густым напором авторских смыслов, множеством пластических тем. Обнаженная рыжеволосая девушка бьется под мандариновым деревом в прозрачном кубе-аквариуме - там где должны быть корни. От каждого, как в рапиде, движения ее согнутого тела раскачиваются ветви дерева. Яростно марширует толпа, поглощая всех, кто встречается на пути, подчиняя своей механической силе даже инакомыслящих. То возникает ритуальное африканское соло гуттаперчевого артиста. Двух изысканных девиц в черных блестящих париках весело катят по сцене смешные мужички. Вдруг потянет Востоком: в большой позолоченной раме трое парней в халатах с ориентальной вязью узоров, с летными шлемами на головах и с лампами-керосинками в руках зайдутся в странных широких, безудержных славянских движениях. И тонкая, почти хрустальная, завораживающая красота разольется тихой печалью финала, когда начнут падать снежные хлопья, огромные и пушистые - как в рождественском детском сновидении. В этом сне танцует девушка, а сцена постепенно заполняется фигурами в развевающихся плащах с капюшонами. Снег везде: летит с небес, поднимается от движений с земли. От красоты перехватывает дух. Все, кого видим, - просто люди. Без национальных, временных, религиозных отличий. Всем им коротать отпущенный судьбою путь на одной планете. И только они в ответе за то, какой их общая жизнь будет, - агрессивно-воинственной или снежно-прекрасной...
С Рами БЕЕРОМ мы встретились перед спектаклем, который единственный раз - к сожалению - был показан Москве.

- Как в вашу жизнь, протекающую в тихом кибуце Западной Галилеи, вошел танец?
- С самого раннего возраста танцевал, танец - первое, что я помню. Всегда чувствовал, и сильно, внутреннюю потребность танцевать, как чувствовал связь между музыкой и движением: звучали мелодии, и я не мог не двигаться.
- Где вы получили профессиональное образование?
- Родился в кибуце Гаатон в семье музыкантов. Получил музыкальное классическое воспитание, занимался по классу виолончели. Дома до сих пор часто играем: две сестры - на скрипках, папа - на альте, я - на виолончели. Такой семейный струнный квартет. В нашем кибуце был популярен танцевальный ансамбль, который создала и возглавляла известный хореограф Юдит Арнон. Она и начала опекать меня с самого раннего детства. Позже говорила, что сразу увидела во мне потенциал и подталкивала к занятиям танцем. Я с удовольствием это делал.
- Осенью прошлого года мне посчастливилось увидеть ваш спектакль "Экодум" на фестивале в Израиле. Тогда возникли разночтения в названии. Что такое "Экодум"?
- Название состоит из двух слов, и каждое имеет несколько трактовок. "Эко" ("Eko") - это и "эхо", и "экология". "Дум" ("Doom") - "конец света", некое глобальное разрушение, "катастрофа".
- Ваши спектакли состоят из пластических эпизодов, которые внешне кажутся никак не связанными между собой. Вы же, как автор, всегда избегаете ответов на вопросы типа "О чем ваш спектакль?", "Какова идея спектакля?". Почему? - В моих спектаклях, как правило, нет сюжетного рассказа, но назвать их абсолютно абстрактными тоже было бы неправильно. В каждом есть маленькие истории, зарисовки из жизни. Просто мне неинтересно говорить о том, что происходит, напрямую. Вот я и даю возможность каждому увидеть свое. Спектакль приглашает зрителя в странствие, путешествие. Оно начинается в тот момент, когда в театре гаснет свет и я протягиваю каждому зрителю конец веревки, держась за которую, он отправляется в путь, а я его страхую. Но только в первые минуты. Потом выпускаю край своей веревки и оставляю зрителя одного, дальше он идет самостоятельно. Мне кажется, что спектакль дает ему возможность увидеть происходящее на сцене по-своему, через свои ассоциации, свой личный опыт, свои воспоминания. И таким образом через спектакль зритель возвращается к себе, своему прошлому и настоящему.
- Как рождается мир ваших спектаклей? Все они очень красивы. Один из московских критиков точно назвал ваш "Экодум" "снежным шоу".
- Создаю на сцене мир многослойный: движения актеров, музыка, оформление сцены, предметы реквизита, свет, текст, костюмы. Все вместе выстраивается в определенную вселенную, которая и передает месседж (хотя это слишком высокое слово). Но тем не менее каждый компонент работает на это послание.
Я не умею и не могу работать так: сегодня - над движениями, завтра - над светом, потом - над костюмами. Для меня в работе важна целостность. Мыслю единым образом, единой движущейся картинкой - и все, из чего состоит спектакль, появляется одновременно. По-моему, это работает на близкую мне цель: чтобы зритель увидел себя через спектакль.
- Но сами-то вы вкладываете в каждый спектакль какой-то свой смысл?
- Конечно, когда делаю спектакль, то что-то определенное имею в виду, но это исключительно мои личные и очень конкретные ассоциации. И к зрителям они отношения не должны иметь. Поэтому не могу сказать, что меня радует, когда зритель подходит со словами: "Я понял, ты это имел в виду и то-то хотел сказать". Отвечаю бесстрастно: "Нет, это увидел ты". Каждый по-своему придает значение увиденному.
- "Кибуц" - это тот же коллектив, который основала Юдит Арнон?
- Да, это тот ансамбль, где я начинал танцевать еще мальчиком. Возглавляю его последние 11 лет. Мы стали немного другими: при Юдит труппа придерживалась репертуарной политики, приглашались разные хореографы, а сегодня я все ставлю сам. И, конечно, танцовщики за эти годы сменились.
- Как вы набираете в труппу?
- Провожу ежегодный кастинг. На показы приезжают танцовщики даже из других стран, которые уже имеют какую-то профессиональную базу. Но у многих еще нет опыта. Для меня не важна внешность - ведь многие стремятся создать ансамбли из одинаково высоких красавиц, похожих на моделей. Мне нужны индивидуальности. Если в ком-то вижу неповторимость, то возьму его даже без должного мастерства. Такие случаи не редкость. "Новобранцы" занимаются в нашей второй молодежной труппе, а через два года, выйдя на нужный профессиональный уровень, переходят в основной состав.
- Первые танцовщики коллектива работали на полях и лишь в свободное время танцевали. Сейчас, конечно, нет?
- Да-да, я тоже работал, ухаживал за садами. То, что это было, - факт нашей истории: сначала поработай, потом - потанцуй. Думаю, что для нашего коллектива важно, что я родился и вырос в этом кибуце. Это накладывает отпечаток на режиссуру, на стиль, да на все! Сегодня актеры занимаются исключительно искусством, живут в этом кибуце. То, что мы находимся вместе, рядом с природой, среди зелени, в тишине, далеко от города, конечно, накладывает отпечаток на дух ансамбля.
- Где расположен ваш кибуц?
- В восьми километрах от границы с Ливаном, на севере Израиля.
- Как рождаются спектакли?
- Это процесс сложный и очень длинный. Черпаю идеи и вдохновение из разных источников. Сейчас мы разговариваем, а я отмечаю, как падает луч солнца на эту ветку, а тень - на ваше лицо, под каким углом открыта эта дверь, откуда тянет прохладой, развеивая жару. Все это дает впечатления для новых работ. Но больше всего вдохновляет музыка. Когда слышу мелодию, то воспринимаю ее как законченную движущуюся цветную картинку. Так вот, всегда прихожу на репетицию с готовой идеей и увидев картинку. Но не описываю ее, а только обозначаю тему, смысл, отправные точки, прошу актеров импровизировать. Потом делаю микст из того, чего хотел, и того, что понравилось из предложенного артистами, что оказалось тем единственным, что мне нужно для воплощения задуманного. Люблю иногда прийти с каким-нибудь предметом и прошу обыграть его. Потом на хаотичные фантазии артистов навожу фокус, резко обозначая то, что нужно.
Кроме музыки, нахожусь под влиянием архитектуры, живописи, скульптуры. И - природы разных стран.
- Как вы относитесь к классическому балету?
- Как художник, решил идти по своему пути, но тем не менее нередко основой моих движений являются позы и движения из классического балета. Люблю и классическую музыку, и классический балет.
- Рабочий день в каждой танцевальной труппе начинается с утреннего урока. Какой экзерсис выполняют ваши артисты?
- Классический, который ведет приглашенный балетный педагог. Иногда, но очень редко, классику заменяет модерн-урок. Классическая техника, на мой взгляд, идеально подготавливает к танцу, необычайно улучшает возможности тела и надолго сохраняет в хорошей форме.
- Как вы можете охарактеризовать положение современного танца в Израиле?
- Безусловно, современный танец в Израиле переживает расцвет. Приятно видеть, сколько видов и направлений современного танца представлено множеством израильских коллективов, и каждый хореограф идет по своему пути.
- В мире заслуженно знамениты два - ваш "Кибуц" и "Батшева". Какие отношения между вашими труппами?
- Безусловно, это совершенно разные коллективы, работающие в непохожих стилях. Мы говорим на разных танцевальных языках, но между нами хорошие отношения. Если есть соперничество, то это положительное и творческое соревнование.
- Вы культивируете свое "деревенское" положение, гордитесь тем, что работаете вдали от города, "Батшева" "прописана" в центре Тель-Авива. Разница ощутима?
- Думаю, что это в принципе важно, но не могу точно заверить вас в том, что если бы "Батшева" творила на природе, то их спектакли были бы другими. Что касается меня, то для меня как для художника важно жить и работать там, где родился, создавать спектакли в родном кибуце.
Вы знаете, если говорить о месте, то, думаю, что место оказывает сильное влияние не только и не столько на эстетику труппы, сколько на зрителя. Публика кибуца сильно отличается от городских зрителей. Вот это точно.
- В кибуце у вас свой театр?
- Есть специально построенное здание, но не для больших показов, а для репетиций. Там мы делаем декорации, шьем костюмы, готовим премьеру, представляем ее нашим зрителям, а потом путешествуем с новым спектаклем по миру.
- Любит ли ансамбль гастролировать, или жизнь в кибуце милее?
- Мы любим гастроли, путешествия, но нам всегда радостно возвращаться домой. Нам нравится Москва, и мы любуемся ее быстро меняющимся обликом.
- Честно говоря, тот месседж, о котором вы говорили в начале беседы, посылаемый вашими спектаклями, весьма пафосен и даже плакатен. Например, в "Экодуме" это призыв к каждому человеку своей жизнью спасти мир от разрушения. Вы действительно верите в волшебную силу искусства?
- Во-первых, это не мое послание, а то, что увидели вы. Другие, поверьте, с вами не согласятся. Вы бы, наверное, удивились, если бы я сказал, что танец способен повлиять на политику. Конечно, нет. Но уверен, что танец, движение и музыка как искусства универсальные, безусловно, могут создать более тесные связи между разными народами, религиями, языками. Считаю, что танец может сделать этот мир лучше и повлиять на людей.
- Вы производите впечатление философа, созерцателя, говорите так тихо и ровно. А в работе со своими артистами вы такой же спокойный или все-таки деспот, как большинство хореографов?
- Демократии в нашем коллективе нет, но тем не менее я не диктатор и не тиран. Стараюсь быть внимательным ко всему, что говорят актеры, прислушиваюсь к их проблемам и по возможности помогаю им, но решение принимаю только я сам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11251

СообщениеДобавлено: Чт Июн 07, 2007 3:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060710
Тема| Балет, «Бенуа де ля данс», Парижская опера, Персоналии, А. Летестю
Авторы| Екатерина БЕЛЯЕВА
Заголовок| АНЬЕС ЛЕТЕСТЮ:
"Звание Этуали помогает перешагнуть амплуа"
Где опубликовано| Культура
Дата публикации| 20070607
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=714&rubric_id=209
Аннотация|Интервью

Представительная делегация танцовщиков Парижской Оперы приезжала в Москву на "Бенуа де ля данс". Видимо, этот пятнадцатый праздничный для премии год останется в истории как год французов. Семь парижских этуалей одновременно оказались в Москве во главе с бессменным худруком труппы Брижит Лефевр - пятеро из них уже были лауреатами Бенуа, а двое получили премии в этом году. Великолепная Аньес ЛЕТЕСТЮ победила в номинации "Лучшая танцовщица", хотя из-за травмы выступить в концерте не смогла. Но таким звездам, как Аньес, подтверждать рекорды на месте вовсе не обязательно, в России ее отлично знают по ежегодным выступлениям на фестивале "Мариинский" и по многочисленным записям (официальные DVD с "Бриллиантами" Баланчина, "Лебединым озером" Нуреева, "Пахитой" Лакотта, кроме того, снят фильм о ее творчестве).

Мы воспользовались приездом балерины в Москву, чтобы побеседовать о ее интересной и долгой карьере в Парижской Опере.
- Расскажите о ваших встречах с Рудольфом Нуреевым. Я слышала, что вы в определенной степени обязаны ему своей привязанностью к танцу.
- Пожалуй. Мне очень приятно говорить об этом человеке, хотя я бы не сказала, что хорошо его знала. Однажды в раннем детстве я переключала телевизионные каналы и случайно напала на "Лебединое озеро". Очень красивые люди - мужчина и женщина - танцевали прекрасный дуэт. Особенно он был хорош - пылкий, темповой, с романтическим взором, словом, настоящий принц. Мама сказала мне, что это знаменитые танцовщики Рудольф Нуреев и Марго Фонтейн. Я тут же забыла эти имена, но движения под музыку стали моим основным времяпрепровождением. Наша семья жила в пригороде Парижа, рядом нашлась какая-то школа танцев, куда родители отдавали слишком резвых детей. Попала туда и я, но школа сильно разочаровала меня - мне совсем не понравились упражнения в группе, какие-то однотипные батманы у палки. Но, наверное, я чем-то выделялась среди других девочек, так как очень быстро педагоги посоветовали родителям переехать в Париж и отвести меня в Школу при Парижской Опере. Данные подошли - меня взяли. Началась серьезная жизнь. Настало время, когда работа в коллективе начала доставлять удовольствие - ведь мы принимали участие в спектаклях Оперы и школьные спектакли показывали во Дворце Гарнье. В 16 лет меня взяли в кордебалет, и наступил сущий кошмар. Я думала, что забуду все па де де, все сольные вариации, которые выучила в школе. К тому же я была на голову выше своих коллег - не в любой ряд поставишь. Все говорило за то, чтобы мне давали танцевать соло. Если бы еще Нуреев был в форме и как раньше ходил на все репетиции кордебалета, чтобы найти там талантливого, на его взгляд, мальчика или девочку и сделать на свой страх и риск звездой, мне бы не пришлось так долго маяться в корде. Хотя и времени у него не было, чтобы толком меня рассмотреть. Я пришла в театр в 1987-м, а в 1989-м он уже не был директором. И все-таки мне достался кусочек права называться "цыпленком" Нуреева. Мы встретились, когда экс-директор вернулся в Оперу как хореограф - ставить "Баядерку". Случайно пересеклись на автостоянке возле Оперы, он подошел ко мне и сказал, что я должна танцевать у него Гамзатти. По рангу я не могла претендовать на такую большую роль, требовалось повлиять на руководство. Кроме того, в Опере тогда репетировали премьеру "Жизели" Матса Эка, и я была в той группе кордебалета, которая репетировала не "Баядерку", а "Жизель". Нуреев добился, чтобы меня перевели к нему. Так я станцевала первую балеринскую партию, задолго до того как стать этуалью.
- Почему Нуреев подошел к вам?
- Он объяснил почему. Оказалось, что он специально отсматривал блок "Дон Кихотов" (в Париже идет редакция Нуреева. - Прим. ред.), чтобы выбрать артистов на "Баядерку". Я танцевала Повелительницу дриад и понравилась ему. Вообще-то Нуреев был не самым приятным человеком на свете, но одна отличная черта покрывала с лихвой многие недостатки. Он всегда и все говорил прямо в лицо, не лукавил. И умел держать слово, если давал. Такая прямота не свойственна французам - мы предпочитаем обхождение, манеры, красивую игру. Это не про Рудольфа, правила хорошего тона он не усвоил. Но его прямота меня подкупала.
- Насколько мне известно, "Жизель" Матса Эка вы все равно станцевали и даже считаетесь одной из лучших исполнительниц роли.
- Станцевала и до сих пор танцую. Но тогда-то речь шла не о главной роли. Я репетировала шестерку виллис - помните, там такие высокие злобные барышни в медицинских халатах. В начале 90-х это был невероятный авангард - мы считали за честь получить такую роль. Парижской Опере повезло с Эком - балет не репетиторы переносили, а сам гениальный Матс с нами работал. Он - невероятно симпатичный человек, интеллигентный и по-настоящему добрый и щедрый.
- "Жизель" Эка вы не побоялись сочетать с классической "Жизелью".
- Я ничего не боюсь на сцене. Мышцы, естественно, болят, когда из середины XIX века в конец XX прыгаешь. Когда шла премьера Эка, я танцевала виллису, и параллельно выходила в партии классической Мирты. Эта тренировка запомнилась на всю жизнь.
А чтобы получить роль Жизели Перро, мне пришлось ждать достижения ранга этуали.
- Как это ждать? У нас Светлана Лунькина, которая вместе с вами получила приз Бенуа, станцевала "Жизель" в 18 лет, хотя Большой театр считается достаточно консервативным заведением и любит играть по правилам. Жизелей всегда много в театре.
- В Париже тоже иногда совсем молоденькие танцуют "Жизель", да и "Коппелию", если амплуа позволяет. При моем росте - метр восемьдесят - Жизель не идет сама в руки. И не только рост мешает. Я не могу изображать бедненьких, несчастненьких, вызывающих жалость девочек, у меня нет комплекса жертвы. Это не мои ощущения. Я собиралась что-то менять в самом образе Жизели. И чтобы смело ломать амплуа и делать то, что ты хочешь, нужно было стать этуалью. Этуали в Парижской Опере - как верховные боги на Олимпе - обладают божественной властью. Они имеют возможность пожелать чего-либо и попробовать. Если не выйдет, то время, проведенное в репзале, никто не посмеет считать бессмысленно потерянным. Этуаль вместе с пожизненным званием получает право на участие в любом спектакле и во всех премьерах театра, и еще - время на осмысление своей работы... Не знаю, как другим, но последнее для меня - высшая привилегия. Это помогает держать баланс. Когда я готовилась к "Жизели", то не пожалела времени и перекопала массу материала. Успокоилась, когда увидела Дастина Хофмана в "Человеке дождя". Аутизм - вот что было нужно моей Жизели. Я попробовала демонстрировать безумие через неузнавание, через полный уход в себя, через отстранение. Мне кажется, я сумела сделать что-то очень индивидуальное, личное в этой роли. Я пыталась остаться в рамках традиции, но физически я не в состоянии принять вид жертвы. Меня приводит в шок этот переодетый Принц своим предательством. Я воспринимаю это там как предательство всего человеческого рода. Такой ход больше оправдывает контраст между первым и вторым актом. Жизель в деревне все любят, жалеют, держат в неведении, берегут, зная про ее больное сердце, и она привыкла, что люди такие. И этот Принц совершает лишь проступок в глазах многих, но для Жизели-то это полный крах. Чтобы не видеть этот новый мир с предательством, она уходит в себя, закрывает себя от мира. Во втором акте она существует уже в другом измерении.
"Жизель" Матса Эка я обожаю. Это очень умная на психологическом уровне постановка. И язык ее очень музыкален, тут выделяются какие-то акценты в традиционной музыке, какие не замечаешь в классической постановке. Эк идет дальше простой рефлексии, он рассказывает совсем другую историю, используя аналогичные термины, но принадлежащие современному языку. В первом акте он делает Жизель деревенской юродивой, а во втором акте больной делают трепанацию черепа, меняется ее сознание дурочки на более сложное путем полной очистки дефектов мозга. Героиня становится разумной, но теряет гармонию с самой собой.
- Не смущает тот факт, что приз Бенуа получили не за авангард, а за архаику - за старинные "Миражи" Лифаря.
- Да неважно, за что наградили. Скорее всего - по совокупности. Люблю, когда балетные люди со всего мира собираются вместе на общий корпоративный праздник. Отметили меня призом - вдвойне приятно. Я рада за моего партнера Эрве Моро, который также получил приз Бенуа. Он - отличный танцовщик, прекрасный, надежный партнер, хотя еще совсем молодой. Репетиции и спектакли "Дамы с камелиями" с ним - лучшее воспоминание прошлого года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11251

СообщениеДобавлено: Чт Июн 07, 2007 3:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060711
Тема| Балет, Премии, «Светлый ручей», Персоналии, А. Ратманский
Авторы| Ян Смирницкий
Заголовок| Похвала от папы Башмета
Ратманский заработал на кондиционер.
Где опубликовано| Московский комсомолец
Дата публикации| 20070607
Ссылка| http://www.mk.ru/blogs/MK/2007/06/07/culture/261561/
Аннотация|



Тот получил, этот получил... Кого удивишь сейчас бесконечным валом наград и премий, которые сыплются каждый год по дюжине на брата, и зачастую на одних и тех же людей. Однако есть данность: само имя Башмета случайные люди не окружают, и если от его фонда вручается в этом году Премия имени Шостаковича – и не музыканту, как прежде, а впервые балетмейстеру Алексею Ратманскому, – значит, есть для этого серьезные основания…
Впрочем, сам Юрий Абрамович на вчерашней церемонии в Большом театре был, как всегда, весел и ироничен:
– Что такое премия? Это как похвала мамы в детстве. Алексей сейчас на подъеме: вот тут говорили, что он и "Золотую маску" недавно получил, и в Лондоне его критики отмечали. Главное, что Ратманский – человек творческий, и тем приятнее его поощрить… Что касается денежного эквивалента (25 тысяч долларов), то Алексей задумал купить себе машину. И обратился ко мне за советом. Я сказал: машина должна быть обязательно новой и обязательно с кондиционером. Но этих денег не хватит на ту машину, которую хочет Алексей…
Потом добавил, что это вопрос дальнейшей работы фонда с учредителями-спонсорами. Конечно, Ратманскому уже вряд ли прибавят, а вот последующим лауреатам – может быть. На этом церемония и завершилась, не считая двух-трех теплых фраз от Швыдкого, который учил публику уважать мэтров:
– Премию имени Шостаковича фонд Юрия Башмета присуждает… А кстати, вы можете хлопать, слыша такие имена – Шостакович, Башмет, чего там… (аплодисменты в зале). Да, кстати, сейчас в зале вместе с нами Ирина Антоновна (вдова Шостаковича).
И снова зал заходится оглушительной овацией.
Сам Ратманский в черном костюме и со своим фирменным тонким черным галстуком был предельно скромен и малословен. Дело сделано: из трех балетов Шостаковича к столетию композитора Ратманский поставил два – "Болт" и "Светлый ручей". Последний, уже четырехлетней выдержки (премьера была в 2003-м), нам и предлагалось посмотреть. Ведь Алексей всегда делал ставку на молодежь:
– Перед вами сейчас выступят все наши лучшие молодые звезды – звезды завтрашнего дня. Надеюсь, вам понравится…
Понравилось: легкие зарисовки-фантазии из мифического быта советского колхоза пролетели на одном дыхании, раз двадцать прерываясь аплодисментами после каждой виртуозной партии Екатерины Крысановой (Зина), Андрея Меркурьева (Петр), Натальи Осиповой и Яна Годовского (классические танцовщики)…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11251

СообщениеДобавлено: Чт Июн 07, 2007 7:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060712
Тема| Балет, Премии, «Светлый ручей», Персоналии, А. Ратманский
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Алексей Ратманский награжден за балеты о заводе и колхозе
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20070607
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3105030/
Аннотация|

В Большом театре состоялась церемония вручения премии имени Дмитрия Шостаковича. Приз, учрежденный Благотворительным фондом Юрия Башмета, получил художественный руководитель Большого балета, танцовщик и хореограф Алексей Ратманский.

Вручая награду, Юрий Башмет, единолично выбирающий победителя, сказал, что не стесняется давать премии своим друзьям. Тем более что Ратманский молод, хорош собой и везде признан. "Творческого человека надо хвалить, — подчеркнул Юрий Абрамович, — а поругать он и сам себя поругает".

Ранее премии имени Шостаковича были удостоены скрипачи Гидон Кремер, Виктор Третьяков, Анна-Софи Муттер, Максим Венгеров, виолончелистка Наталья Гутман, певцы Томас Квастхофф и Ольга Бородина, пианист Евгений Кисин, дирижер Валерий Гергиев и искусствовед Ирина Антонова.

Единственным лауреатом, не имеющим непосредственного отношения к музыкальному исполнительству, до сей поры была директор Пушкинского музея госпожа Антонова. С появлением в лауреатском списке Алексея Ратманского фонд решительно заявил о расширении творческих взглядов. Очевидно, не за горами признание заслуг живописцев и архитекторов, актеров и режиссеров. А там, возможно, дойдет очередь и до деятелей шоу-бизнеса. Правда, им еще надо доказать свою причастность к великому имени Шостаковича.
Ратманский это сделал — поставил два балета композитора. Большой театр ныне осеняет его личный "серп и молот": балет о колхозе "Светлый ручей" и балет о заводе "Болт". Первый — очень удачный — постоянно присутствует в афише. Его же показали на торжественной церемонии. Кстати, это было единственное мероприятие фонда, где на сцене не сыграл председатель. Альтист Башмет не вписался в "Светлый ручей" по простой причине: в роли музыканта в либретто заявлен гармонист.

Премия имени Шостаковича пополнит внушительный список наград худрука Большого балета. Среди них несколько "Золотых масок", приз "Бенуа де ла данс" за постановку балета "Анна Каренина" в Королевском Датском балете, а также сан рыцаря ордена Датского флага за вклад в культуру Дании.

Большинство этих отличий не имеет денежного выражения, а у премии имени Шостаковича оно есть — 25 тысяч долларов. На вопрос "Известий", как лауреат собирается распорядиться деньгами, господин Ратманский ответил, что купит машину, так как устал от давки в метро. "А как же пробки?" — заволновались было журналисты, но их пыл охладил господин Башмет. Председатель философски заметил, что на хорошее авто с прибамбасами и кондиционером этой суммы все равно не хватит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11251

СообщениеДобавлено: Чт Июн 07, 2007 7:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060713
Тема| Балет, МТ, БТ, "Кармен", Персоналии, У. Лопаткина
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок|
Где опубликовано| Timeout
Дата публикации| 20070607
Ссылка| http://www.timeout.ru/text/show/6259/
Аннотация|



Лучшие партии Ульяны Лопаткиной - партии зимние, прохладные, надменные. Она выходит в баланчинских "Бриллиантах", постановке про русский императорский балет, и шествует по сцене медленно-величаво: та страна, про которую она рассказывает, никогда никуда не торопится, дороги вечно заметены снегом. Ее Одетта, белый лебедь, в десятки раз убедительней Одиллии - лебедя черного: очевидно, что Лопаткиной все эти хлопоты возбуждаемой страсти кажутся ненужной суетой. Она не обделена любовью: корзину цветов после спектакля всегда обеспечит муж-бизнесмен. Но она считает естественным, что ей поклоняются, - она лучше всех в России танцует "Лебединое озеро", значит, она первая балерина страны.
Однако это "белое" амплуа, этот холод и величие балерине, появляющейся на сцене шестнадцатый сезон, кажется, начали надоедать. Она стала искать что-то новенькое - и где ей искать, как не в репертуаре предыдущей отечественной дивы, Майи Плисецкой? Так месяц назад появилась в списке ролей "Гибель розы" Ролана Пети, а теперь Лопаткина дебютирует в московской "Кармен-сюите".
Прима привезла с собой и своего Хозе - рослый красавец Иван Козлов работает в театре Бориса Эйфмана и к экстремальным перегрузкам привычен, то есть ей не придется думать о том, удержит ее партнер или нет. Она сможет полностью сосредоточиться на том, как нагло и мягко Кармен должна выставлять вперед бедро, как одной усмешкой заставить всех мужиков на сцене распустить слюни и позабыть про свои должностные обязанности. Пойдет ли ей красно-черный наряд так же, как идет белый, станет ли роль для нее "своей" или останется одиноким экспериментом, для балерины не так уж и важно - место в истории балета этому вечеру уже приготовлено.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11251

СообщениеДобавлено: Чт Июн 07, 2007 8:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060801
Тема| Балет, БТ, «Корсар», Персоналии, Ю. Бурлака
Авторы| Варвара ВЯЗОВКИНА.
Заголовок| Интервью с постановщиком балета Корсар
Старинный сериал со спецэффектами
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20070608
Ссылка| http://www.vremya.ru/2007/99/10/179926.html
Аннотация|

В Большом театре готовят к выпуску «Корсар». Алексей Ратманский, вот уже четвертый год возглавляющий балет Большого театра, и Юрий Бурлака, только что ставший худруком «Русского балета», одноклассники, двадцать лет назад окончившие МАХУ, впервые встретились в качестве хореографов-постановщиков на одной сцене. Бурлака отвечает за восстановление текста Мариуса Петипа, Ратманский -- за сочинение тех сцен, что в записях не сохранились. В преддверии премьеры Юрий БУРЛАКА ответил на вопросы Варвары ВЯЗОВКИНОЙ.

-- Вы давно изучаете классическое наследие, но до сих пор восстанавливали лишь одноактные балеты. Приглашение заняться полнометражным спектаклем в Большом театре стало для вас неожиданностью?

-- К большому историческому материалу я обращаюсь впервые. Прежде я занимался только миниатюрами, отдельными танцами и как репетитор возобновлял классические спектакли. Я благодарен судьбе и руководству театра, и критикам в том числе, что обратили внимание на мои работы на первом workshop'е в Большом (в 2004 году на «Мастерской новой хореографии» Юрий восстановил два фрагмента малоизвестных балетов Петипа и Горского. -- В.В.). Наверное, это сыграло роль в предложении заняться «Корсаром», о котором я тогда не думал.

-- Еще недавно, лет десять назад, балет «Корсар» шел в Большом театре, артисты помнят предыдущие постановки в редакции Константина Сергеева и Юрия Григоровича. Чем новый спектакль от них отличается?

-- Мы с Алексеем опираемся на последнюю версию «Корсара» Мариуса Петипа 1899 года. Это то время, когда из премьерного пантомимного спектакля 1856 года «Корсар» превратился в Гран балет. Это образец золотого сечения в соотношении пантомимы и танца, но танец ставится выше. Поэтому мы сохраняем все танцевальные фрагменты Петипа и восстанавливаем утраченные. Чтобы воспроизвести общую структуру, мы добавляем исчезнувший номер па с веерами, вместо которого с течением времени возникло известное по балетным конкурсам па-де-де. А недостающую хореографию стилизуем в классическом стиле. Форма большого классического спектакля заслуживает присутствия на сцене Большого.

-- Можно ли говорить, что вы идете по пути реконструкции, начало которому положили коллеги из Мариинского театра?

-- В балете аутентизм невозможен. Меняется эстетика движения и его восприятие нашим глазом, с течением времени напластовываются изменения в хореографии. Даже фактура ткани не та, что сто лет назад. Мы не заявляем о реконструкции спектакля 1899 года, но либретто, эскизы костюмов Евгения Пономарева, музыкальная партитура соответствуют спектаклю конца XIX века. Восстанавливается целая картина, которая перестала идти после революции и не шла в советское время в последующих редакциях. Во многом предстоит увидеть другой спектакль, чем тот, какой привыкли видеть в ХХ веке.

-- Исследовательская работа требует большого количества времени, сколько она длилась?

-- Полтора года. Это работа большого количества людей: Елены Зайцевой, художника по костюмам, Бориса Каминского, художника-декоратора из Петербурга, а также многих служб, которые помогают нам с Алексеем. Партитура предоставлена библиотекой Парижской оперы, нотации Николая Сергеева из коллекции Гарвардского университета, которые сохранили большой текст хореографии, в нашем распоряжении, а также листы Петипа картины «Оживленный сад» обнаружены в Театральном музее имени Бахрушина. Были изучены все российские архивы и музеи. К началу работы мне подарили балетные фигурки, вырезанные из бумаги, которые стали для меня своего рода талисманом. Так работал Петипа: расставлял дома на столе солдатиков и придумывал разнообразные группы. Моя работа началась как раз с массовой сцены «Оживленный сад», в которой участвуют 68 человек (в редакциях ХХ века вдвое меньше. -- В.В.), и именно таких фигурок мне недоставало.

-- Как знаток старинной музыки вы принимали участие в восстановлении музыкального материала?

-- Во мне, наверное, погиб музыкант, я занимался на скрипке и на рояле, до сих пор играю. Мне было безумно интересно заниматься музыкальной драматургией, сложить ее так, как было. Это стоило больших трудов из-за разрозненности материала. Нас с Алексеем заинтересовал компакт-диск с записью «Корсара» в оригинальной версии Адана, которую сделал Ричард Бонинг, оперный дирижер и знаток старинной балетной музыки. Но под руками у нас была только аудиозапись, и я стал копаться в пыльных кладовых нотной библиотеки Большого театра. Там я обнаружил партитуру российского варианта балета 1867 года, что значительно облегчило работу. Сложив оба варианта -- ее и парижскую партитуру, мы получили подлинную музыкальную драматургию Адана, Пуни, Делиба, Дриго. Музыку, которая на балетной сцене не исполнялась очень-очень давно.

-- Откуда у вас столь стойкий интерес к старине?

-- Наверное, я родился не в то время. Алексей как-то после репетиции пошутил: «Мы с тобой похожи на Иван и Ширяй». Так Петипа, всю жизнь плохо говоривший по-русски, называл Льва Иванова, второго балетмейстера, соавтора по «Лебединому озеру», и Александра Ширяева, первого характерного танцовщика. Кстати, именно Ширяев заснял на пленку чудесный танец «Маленький корсар», который будет исполняться главной героиней Медорой.

-- А зрителям к подъезду будут подавать кареты?

-- Для этого надо расчистить Театральную площадь и вернуть ей прежний облик. Но хотелось бы, чтобы сама атмосфера соответствовала настрою публики прошлого века, привыкшей к подробным и обстоятельным программкам, к неспешному ходу действия, в противовес сегодняшнему стремительному ритму жизни. Сюжет «Корсара» удачен и актуален во все времена. Тем более сейчас, когда в огромных количествах делаются сериалы. Так что сериал из XIX века очень уместен. А дух приключения и авантюризма живет в каждом из нас в большей или меньшей степени.

-- Завершать сериал, в котором девушку продают в гарем, пираты бунтуют против своего капитана, а наложница паши обманом выходит за него замуж, должно знаменитое, оставшееся в анналах истории кораблекрушение с настоящим кораблем и бурей. Оно будет?

-- О кораблекрушении писали все рецензенты, начиная с премьеры. Остался чертеж корабля, его описание, фотографии. Но секреты, к сожалению, ушли вместе со старыми мастерами: с Роллером и машинистом Бергером в Петербурге, магом и кудесником Карлом Вальцем в Москве. Выполнено тогда все было намного проще, без нынешних цифровых и компьютерных технологий, а производило колоссальный эффект. Но зритель, я надеюсь, получит удовольствие от сцены кораблекрушения, ведь она кульминация спектакля и финал авантюрного сюжета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11251

СообщениеДобавлено: Пт Июн 08, 2007 9:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060802
Тема| Балет, МТ, БТ, Кадры, Гастроли, Персоналии, М. Семенова, Г. Уланова, Н. Павлова, У. Лопаткина
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Снежная королева Кармен
В Москве выступит прима-балерина Мариинского театра Ульяна Лопаткина
Где опубликовано| Ведомости. Пятница
Дата публикации| 20070608
Ссылка| http://friday.vedomosti.ru/article.shtml?2007/06/08/9808
Аннотация|

Ульяна Лопаткина появится на сцене Большого не в гала-концерте и не в гастрольном спектакле, а в репертуарном балете. Это раньше иногородним звездам, чтобы выступать в Большом, надо было бросать родной город и театр и переезжать в столицу, — теперь совсем необязательно.
За десять лет, прошедшие с дебюта Лопаткиной в труппе Большого театра, когда она станцевала свою фирменную “Баядерку”, слухи о ее возможном новом появлении возникали регулярно, но в последний момент событие отменялось или откладывалось на неопределенный срок. Не исключено, что балерина просто очень хорошо помнила то невероятное напряжение, которое царило не только в зрительном зале, внимавшем каждому движению ее ресниц, но и на сцене, и за кулисами: в Большом привыкли к тому, что появление варяга оказывалось смотринами потенциальной звезды, которая может заставить потесниться местную правящую элиту.
В советские годы Большой театр был главной культурной витриной страны, поэтому работа по отбору лучших кадров со всего СССР была поставлена в нем на высшем уровне. Больше всего страстей всегда вызывали переходы в Большой артистов из Мариинского (в советские годы Кировского) театра: два коллектива, несмотря на все дружественные жесты, всегда воспринимались как соперничающие, а отношения между их поклонниками напоминали войну Белой и Алой розы. До прихода советской власти и переноса столицы в Москву обмен солистами между ними был естественным процессом (этим ведала общая для Москвы и Петербурга дирекция императорских театров). Разумеется, большая часть труппы закреплялась за конкретным театром, но прима-балерины, премьеры и балетмейстеры обычно жили на два дома. Благодаря этому в московском Большом театре ставили спектакли Дидло и Петипа, а в Петербурге боготворили великую московскую Жизель — Прасковью Лебедеву.
Первая громкая потеря в ленинградской труппе произошла в 1930 году: в столицу навсегда уехала 22-летняя Марина Семенова. Эту балерину до сих пор называют главным достижением ленинградской школы ХХ века — в ее танце соединились величественный парадный академизм и отвага новейшей виртуозности. К Москве Семенова приспосабливаться не стала — продолжала танцевать так, как привыкла. Однако ее полюбили и москвичи — за удаль и актерскую экспрессию. Ленинградцы же создали для себя легенду, что Семенову прельстил блеск столичной жизни. И лишь 70 лет спустя сама балерина сказала: “Я была очень молода и целиком подчинялась своему супругу. А у него произошел конфликт с руководством Мариинского театра. Он ушел, и я вместе с ним. Полгода мы колесили по всей стране, а потом подумали и подписали контракт с Большим театром”.
Семенова проложила дорогу в Москву многим ленинградцам: Алексею Ермолаеву, Нине Тимофеевой, Людмиле Семеняка. Все они предпочли Большой по личным причинам. Но, оказавшись на столичной сцене, счастливо нашли с ней контакт, к строгости ленинградской школы добавив эмоциональную яркость, нарядность и праздничность.
Исключение было лишь одно — Галина Уланова, перешедшая в Большой в 1944 году. В отличие от торжественной, как гимн, Семеновой, на сцене она была тиха и даже робка: приподнятые плечи, небрежно брошенные руки, взгляды. Семенова жила как хотела — Уланова воплощала принцип “как нужно”. Когда стало нужно, чтобы она превратилась в символ советского балета и перешла танцевать в главный театр страны, Уланова бессловесно выполнила несформулированное пожелание. В Большом танцевала так же, как в Ленинграде: очевидцы утверждают, что у ее не от мира сего Джульетты даже изгиб брови был отрепетирован раз и навсегда. В Москве к такому мастерству отнеслись с почтением, Уланову наградили двумя званиями Героя Социалистического Труда. Но незадолго до смерти она вдруг яростно стала сопротивляться, когда ее называли балериной Большого, утверждая, что Москва ее не приняла, а сама она навсегда осталась ленинградкой.

В 1972 году Всесоюзный конкурс артистов балета выиграла феноменальная девочка из Пермского хореографического училища Надя Павлова. Она танцевала так, что возвращала утраченный смысл старым замыленным комбинациям. Год спустя Большой театр пригласил ее в турне по Америке. Девочка-балерина с невероятно большим прыжком и редким сценическим обаянием становилась любимицей везде, где появлялась на сцене. Еще два года спустя Павлову перевели в Москву приказом Министерства культуры и она стала солисткой Большого: к тому времени выступление на главной сцене страны означало поощрение, как орден или почетное звание. Но пермячка не смогла отстоять себя среди собранных со всей страны дарований, обросла травмами душевными и физическими и из главной надежды своего поколения превратилась в главное его разочарование.

Сегодня, чтобы обрести статус признанной звезды русского балета, по-прежнему необходимо иметь в биографии строчку “выступает на сцене Большого театра”. Сам Большой, впрочем, предпочитает не создавать колонию борющихся за место под солнцем приглашенных дарований, а заключать контракты на отдельные спектакли. Именно так в последние годы здесь танцевали Диана Вишнева из Мариинского театра, звезда Staatsballett Berlin Владимир Малахов, премьеры American Ballet Theatre Хосе Мануэль Карреньо и Хулио Бокка, представляющие Королевский балет Великобритании Алина Кожокару и Йохан Кобборг.

Обычно гастролеры выбирают для презентации свои лучшие роли, в которых они чувствуют себя так же непринужденно, как в старых джинсах, — чтобы ничто не отвлекало и не мешало в стрессовой ситуации. Однако Ульяна Лопаткина выбрала неторный путь. Балерина, которая всю свою карьеру ограничивалась набором из десятка отточенных до совершенства классических партий, в последний сезон отчаянно рискует: учит новые балеты, причем дрейфует между неоклассикой Ван Манена и Пети, эстрадой Николая Андросова и настоящим экстримом Форсайта. А в Большом Лопаткина дебютирует в партии Кармен, и эта страстная героиня — самое невероятное пополнение репертуара для балерины, которую многие считают Снежной королевой русского балета.

“Кармен-сюита”, Новая сцена Большого театра, 17 июня, 19.00
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19375
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 08, 2007 1:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060803
Тема| Балет, Фестиваль детских балетных спектаклей «Гран-па» (Донецк), Персоналии,
Авторы| Лина КУЩ
Заголовок| Первый шаг? Нет, первое па!
Где опубликовано| газета "Голос Украины" № 99 (4099)
Дата публикации| 20070608
Ссылка| http://www.golos.com.ua/rus/article/1181222396.html
Аннотация|



Фестиваль детских балетных спектаклей «Гран-па» состоялся в Донецке в четвертый раз. По правилам, участниками фестиваля могут стать только коллективы, которые покажут новые постановки. Хотя, как говорит представитель оргкомитета Нина Рябенькая, желающих привезти просто дивертисмент, а не спектакль, было вдоволь. «Жертвой» строгих правил стали даже хозяева праздника: в этом году в афише не было школы хореографического мастерства Вадима Писарева. Как объяснил сам Писарев, новый детский балет не успели подготовить. И оргкомитет решил не делать исключения для донетчан.

В шахтерскую столицу приехали шесть коллективов. Киевская муниципальная академия танца открыла фестиваль одноактным модерн-балетом «Услышишь ли ты меня?», постановка австрийского хореографа украинского происхождения Алекса Урсуляка. Он же назван лучшим педагогом фестиваля. По детским спектаклям можно было совершить кругосветное путешествие. Детско-юношеский театр танца «Ритмы планеты» привез балет-фентези «Легенды Эгейского моря» и этнобалет «Египетской пустыни миражи», образцовый ансамбль классического танца «Ноктюрн» из Одессы — постановку «Сказки Венского леса», а Киевский хореографический колледж — свою версию «Кармен». Воспитанники Харьковской хореографической школы показали классическую «Золушку», а Башкирское хореографическое училище имени Нуриева — осовремененную «Пахиту». Всего в фестивале приняло участие свыше 300 танцовщиков в возрасте от 12 до 18 лет.

— Мы стремимся, чтобы участники фестиваля не только показали себя, но и сами смотрели, — говорит художественный руководитель Донецкого академического оперного театра Вадим Писарев. — Поэтому во время гала-концертов на сцену будут выходить взрослые профессионалы из Украины, Кореи, США. Чтобы маленькие артисты видели, как звезда ведет себя на сцене, как накладывает грим. Это очень важно.

Соорганизаторы праздника — компания «Киевстар» и Благотворительный фонд Вадима Писарева «Творческий олимп». Будущие «звездочки» и творческие коллективы получили в подарок ноутбуки, видеокамеры, mp3-плейеры и другие полезные призы. Настоящим открытием фестиваля назвали студента четвертого курса Киевской муниципальной академии танца Дмитрия Шарая. Поразил номер «Познание» на музыку Альбинони в постановке Эйфмана. В свое время этот номер в исполнении В. Писарева стал сенсацией международного фестиваля «Звезды мирового балета». Теперь мэтр балета передал творческую эстафету юному киевлянину и стал консультантом во время работы.

Оргкомитет отметил также киевлянку Дарью Лифаренко и харьковчанку Александру Ляшенко. Запомните эти имена: возможно, через несколько лет они большими буквами будут написаны на афишах.

На снимке: адажио из балета на музыку С. Прокофьева «Ромео и Джульетта» исполняют студенты Киевской муниципальной украинской академии танца Юлия Верлан и Дмитрий Шарай.

Фото предоставлено отделом связей с общественностью Донецкого отделения компании «Киевстар».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11251

СообщениеДобавлено: Пт Июн 08, 2007 10:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060901
Тема| Танец, Cloud gates dance theatre, «Песни странников»
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Дзен-грузинское
Тайваньский театр танца показал «Песни странников»
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20070609
Ссылка| http://www.vremya.ru/2007/100/10/180274.html
Аннотация|

Тайваньская труппа Cloud gates dance theatre привезла на Чеховский фестиваль «Песни странников» -- спектакль, более похожий на коллективную медитацию, чем на предназначенное зрителям представление. Сегодня его сыграют в последний раз, то есть в последний раз публика разделится на тех, кто начнет уходить из зала после двадцатой минуты спектакля, и тех, кто просидит все полтора часа не дыша и слегка раскачиваясь в такт. Компромисса «Песни странников» не предполагают.

Для совершенно буддистского повествования Лин Хвай-мин взял грузинские народные песни, но из всего массива фольклора выбрал самые протяжные и печальные. (Лишь в финале врубается торжественный хор, но до этого финала еще дожить нужно.) Начинается, впрочем, спектакль в полной тишине: после открытия занавеса мы видим стоящего у левых кулис монаха. Руки сложены в молитвенном жесте, взгляд отрешен, а с колосников ему на макушку сыплется тонкой струйкой желтый рис. Все полтора часа этот персонаж так и продолжает стоять в углу, рис все падает и падает (мне вообще-то казалось, что примерно так выглядят китайские пытки, но, наверно, я ошибалась), и к финалу человек в сугробе примерно по колено. На всей остальной сцене возвышаются небольшие горы того же риса, и по ним, как по барханам пустыни, начинают брести странники.

В руках у них посохи-рогатины, движения несуетливо-неспешны, почти невыносимы. Тайваньский театр ставит себе задачу выдернуть зрителя из беготни рабочего дня и намеренно лишает действие всякой динамики. Вот нога поднялась в воздух -- вот опустилась, вот снова поднялась, и все это раз в десять медленнее обычной человеческой ходьбы. Динамика возникает лишь тогда, когда персонажи зачерпывают руками и выбрасывают в воздух подножный рис -- тот взлетает фейерверками, образует фонтаны и превращается в дождь или метель.

Эти вот рисунки в воздухе -- лучшее, что есть в спектакле. На секунду повисающие меж небом и землей капли риса, фантастическая невесомая каллиграфия, от которой не оторвать взгляд. Люди тушуются, теряются среди этого великолепия, и так передается этот истинно буддистский взгляд, невозможный для европейских сочинителей танцев: человек не творец мира, он лишь не самая важная его частица.

Три части спектакля, обозначенные в программке, -- «Священная река», «Священное дерево», «Священный огонь» -- ни по пластике, ни по динамике существенно друг от друга не отличаются. Все так же шествуют путники, все так же намеренно изогнуты, коряво-извилисты, намеренно уподоблены сухим деревьям их фигуры. В той части, что «дерево», в их руках появляются зеленые ветки, и полуголые танцовщики начинают себя этими ветками хлестать (русская аудитория хмыкает из-за непочтительных банных ассоциаций), в части же «огня» на сцену действительно выносят плошки с живым огнем, и он, как и положено живому огню, завораживает зал. Но очевидно, что получить удовольствие от созерцания и реки, и дерева, и огня, способен только тот, кому удастся на полтора часа охладить свой горячечный темп жизни, свойственный большому городу, до почти абсолютного нуля, в котором меж движением и неподвижностью никакой принципиальной разницы нет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11251

СообщениеДобавлено: Пт Июн 08, 2007 10:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060902
Тема| Балет, Грузинский балет, Персоналии, Н. Ананиашвили
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| НИНА АНАНИАШВИЛИ И ГРУЗИНСКИЙ БАЛЕТ
Где опубликовано| Русский Базар№23(581
Дата публикации| 20070607
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/article.aspx?ArticleID=10515
Аннотация|

Нина Ананиашвили, звезда мирового балета, прима-балерина Большого театра, почти каждый год приезжает в Америку танцевать в Нью-Йорке с Американским театром балета. Родилась в Грузии, в Тбилиси. Профессиональное образование получила в Московском хореографическом училище. Еще будучи ученицей школы, выиграла «золото» на престижном конкурсе балета в Варне. Затем вместе с соучеником и партнером Андрисом Лиепой получила «Гран-при» на международном конкурсе артистов балета в Джексоне.
После окончания школы Ананиашвили была принята в Большой театр. С начала 90-х годов танцует со многими лучшими балетными труппами мира как приглашенная «звезда».
В этом году Ананиашвили выступает в Америке одновременно в двух ролях: как балерина и как художественный директор Государственного грузинского театра. Она привезла свою труппу из Тбилиси в Америку впервые с тех пор, как взяла на себя руководство балетным театром.
Случилось это несколько лет назад. Нине позвонили в Москву, где она жила, и сказали, что с ней хочет встретиться президент Грузии. По-видимому, все в жизни происходит не случайно. В то время умирала педагог Ананиашвили Раиса Степановна Стручкова, Большой театр закрывался на ремонт, начиналась другая жизнь и для танцовщиков Большого театра.
Когда Ананиашвили приехала в Грузию, Саакашвили спросил, что нужно сделать для того, чтобы она вернулась в Грузию и возглавила театр. В одном из интервью Ананиашвили сказала: «Предложение президента было сделано так, что я просто не могла отказаться и сказать: «Вы пока наладьте здесь все, а я потанцую и приеду на все готовенькое». Я поняла, что если откажусь в тот момент, когда нужна своему народу, то мне потом будет совестно всю свою жизнь... я решила попробовать приложить все свои силы, знания и связи для того, чтобы театр вновь встал на ноги. Сама определила себе срок — три года. Если получится что-то сделать — останусь на посту художественного руководителя. Нет - вернусь к профессии балерины. Да и сегодня понимаю, что поступила правильно. Все свои силы направила на организационную работу. Первый год было очень тяжело! Потому что мы сразу же взяли очень высокую планку. Когда мне говорили, что что-то невозможно, я отвечала, что для меня такого слова не существует. Пусть это будет стоить в десять раз дороже — мы заплатим, но сделаем именно тот костюм или ту декорацию, которые нам нужны. Я отказалась от всех компромиссов. Предпочитаю все делать или идеально, или не делать вовсе».
И она победила. Труппа за несколько лет работы с Ананиашвили достигла высокого профессионального уровня, с успехом танцует классические балеты, современную классику XX века («Лауренсию» Вахтанга Чабукиани),балеты Дж.Баланчина.
« Меня часто спрашивают, - говорит Ананиашвили в том же интервью, - не жалко ли мне Большого театра. Конечно, Большой — это моя жизнь, и я всегда помню об этом. У меня вообще все довольно странно — я русская балерина, хоть и грузинка по национальности. Почему русская? Да потому, что школа у меня русская. И везде, где бы я ни бывала, я ее прославляю. И буду делать это всегда. Балет — это Россия. Видите, мы и в Тбилиси ведем репетиции на русском и разговариваем по-русски. Политика есть политика. А люди есть люди».
Когда-то, когда Ананиашвили рассказала Стручковой о своем решении встать во главе тбилисской труппы, та очень переживала, что ее любимая ученица хочет взяться за такую тяжелую и ответственную работу. Ведь она еще должна танцевать! Но Нина обещала ей, что не бросит сцену.
И слово сдержала. За время, проведенное в Тбилиси, в жизни Нины и ее мужа Грегори Вашадзе случилось важное событие: у них родилась дочь Леночка. Два года Ананиашвили не танцевала. Но теперь балерина вернулась на сцену. Она уже выступала в Тбилиси и в Нью-Йорке, где ее с восторгом встретила публика. Теперь Нина поехала гастролировать со своей труппой по Америке. Она будет танцевать один из самых любимых своих спектаклей – романтический балет прошлого «Жизель». В 1985 году она впервые станцевала этот балет в Большом театре с Андрисом Лиепой.
“Жизель” была поставлена в 1841 году во Франции, в Парижской Опере. Инициатором балета был известный французский поэт и балетный критик XIX века Теофиль Готье. Он заинтересовался сюжетом, который нашел у Генриха Гейне о девушках, умерших до свадьбы, а потому превратившихся в виллис, призрачных танцовщиц. Они ночью выходят из могил и заставляют каждого встреченного ими мужчину танцевать, пока тот не упадет мертвым. Кроме того, Готье пленился молоденькой балериной, очаровательной блондинкой с голубыми глазами, Карлоттой Гризи и уговорил директора Парижской Оперы поставить для нее балет. Музыку написал композитор Адольф Адан, известный в то время оперный и балетный композитор. Муж и педагог Гризи Жюль Перро, выдающийся хореограф, начал ставить танцы 1-го акта (интересно отметить, что на репетициях присутствовал скромный танцовщик, брат премьера Мариус Петипа, будущий великий хореограф, который записывал сочинения Перро). В разгар работы Гризи влюбилась в своего партнера Люсьена Петипа и бросила мужа. Для Перро измена Гризи была страшным ударом, и он оставил работу над балетом. Спектакль закончил другой хореограф – Ж.Коралли. В окончательной редакции, которую Мариус Петипа сделал в 1887 году для русской труппы Мариинского театра в Санкт-Петербурге, балет вернулся в Европу в антрепризе Сергея Дягилева.
Образ чистой сердцем крестьянской девушки, умирающей от любви, - один из лучших в актерской биографии Ананиашвили. Ее Жизель хранит светлую душу и во втором акте, где она является ночью на кладбище к своему возлюбленному и спасает его от мстительных виллис.
На роль Альберта, героя балета, Ананиашвили пригласила одного из лучших премьеров Большого театра – Сергея Филина. Увидеть такой «королевский» состав с Ананиашвили и Филиным в главных ролях шедевра мировой балетной классики – редкая удача для балетного зрителя, высшее наслаждение для театрала.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11251

СообщениеДобавлено: Пт Июн 08, 2007 10:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060903
Тема| Балет, «Бенуа де ла данс», Персоналии, Л. Илер, М. Легри, С. Лунькина, Э. Моро, М. Ганьо, А. Меркурьев, У. Лопаткина, Ван Ди
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| Бенуа де ла данс
Где опубликовано| Русский Базар№23(581)
Дата публикации| 20070607
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/article.aspx?ArticleID=10514
Аннотация|

Международный балетный конкурс «Бенуа де ла данс» был создан 15 лет назад как благотворительная программа в пользу ветеранов сцены. За прошедшие годы на деньги, полученные от гала-концертов лауреатов конкурса, была оказана помощь 1500 бывшим артистам балета.
Конкурс «кочевал» из страны в страну, но вот уже несколько лет постоянным местом его проведения является Большой театр в Москве, где он и проходил 23 и 24 мая сего года. Председателем конкурса является Юрий Николаевич Григорович, великий русский хореограф XX века, а его неизменными помощницами (Генеральный и Артистический директора программы) - Регина Никифорова и Нина Кудрявцева-Лури, в прошлом – танцовщицы Большого театра.
«Бенуа» проходит не так, как другие конкурсы: нет отборочных туров, каждый член международного жюри предлагает номинантов из своей страны. Затем члены жюри, собравшись вместе, просматривают видеозаписи и выбирают победителей. Наконец наступает торжественный вечер. В первом отделении публике объявляют лауреатов, которые и выступают во втором отделении. В благотворительном гала-концерте принимают участие лауреаты конкурса разных лет.
Я сидела в кулисах на сцене театра, когда премьер Большого Николай Цискаридзе, член жюри, перед началом церемонии давал интервью телевизионному каналу «Культура». Цискаридзе отметил тот забавный факт, что члены жюри в этом году – одни мужчины, так что решения этих судей будут представлять собой мужскую точку зрения на балет. На вопрос, не откроет ли он тайну, кому эти восемь судей-мужчин присудило премии, артист ответил: «Поверьте мне – самым достойным». И был, по-моему, прав.
Несомненно, французские танцовщики в этот раз лидировали. Среди мужчин лауреатом стал «этуаль» Парижской Оперы Эрве Моро за выступление в балете Дж. Неймайера «Дама с камелиями»; среди балерин – этуаль той же балетной труппы Агнесс Летесту за выступление в балете С.Лифаря «Мираж». Французская звезда поделила первое место с балериной из Большого театра Светланой Лунькиной (за исполнение роли Мари в балете Ю.Григоровича «Щелкунчик»). Лауреатом среди хореографов стал Мартин Шлепфер за постановку «Струнного квартета» (композитор В.Литовский), «Майнц балет», Германия. Отрывок из «Квартета», включенный в программу, не вызвал у публики ни энтузиазма, ни возражения, только легкое недоумение. Впрочем, много ли сегодня в мире выдающихся хореографов?
Единственным претендентом на получение премии за лучшую сценографию оказался Карлос Галлардо из Буэнос-Айреса (за оформление балета «Буря»), он и стал лауреатом.
Юрию Григоровичу, как председателю жюри, преподнесли скульптуру-эмблему конкурса (автор – Игорь Устинов), вылитую из чистого серебра: две фигурки, мужская и женская, стремятся друг к другу на стеклянной поверхности подставки.
Гала-концерт этого года оказался знаменательным и одновременно печальным событием для известного французского танцовщика Лорана Илера: этуаль Парижской Оперы последний раз танцевал на сцене перед выходом на пенсию. Вместе с Манюэлем Лэгри он исполнял «Песнь странствующего подмастерья» М.Бежара. На церемонии вручения премий Илер стал лауреатом за «Путь в искусстве».
Не буду делить балетные вечера по датам. Повторю: наибольшее впечатление произвели на меня французские артисты: лауреат этого года Эрве Моро и лауреат 2006 года Матьо Ганье. Красивые, высокие, прекрасно сложенные танцовщики – директора театров всего мира могут только завидовать балету Гранд Опера! Агнесс Летесту не выступала из-за профессиональной травмы, поэтому с лауреатами танцевали другие французские танцовщицы и танцовщики.
Светлана Лунькина неравнозначно показалась в двух концертах. В первый вечер она исполняла дуэт из балета американского хореографа Кристофера Уилдона «Misericordes» на музыку А.Пярта (партнер – артист Большого театра Руслан Скворцов). Хореография дуэта показалась мне очень интересной. Уилдон задумывал свой одноактный спектакль на тему «Гамлета», затем отказался от первоначального замысла и создал бессюжетный балет. Но, что бы ни думал сам хореограф, образы балета напоминают героев шекспировской драмы. И Лунькина, прелестная и нежная, невольно ассоциировалась с Офелией. Но в «белом адажио» из «Лебединого озера» балерина выступала напрасно. Одетта явно не ее партия. Лунькина воспринималась как ученица школы, добросовестно исполняющая поставленные па. И ее партнеру Эрве Моро явно было скучно танцевать с ней, а нам было скучно на них смотреть.
Русский балет был представлен в соответствии с идеями нового времени. Кроме Лунькиной, все танцовщики русских театров исполняли западный репертуар или работы современных русских хореографов. И, к сожалению, выступления русских артистов, за редким исключением, не производили того впечатления, которого от них ждешь. Только русская пара Оксана Кучерук и Роман Михалев, в прошлом – солисты театра им. Мусоргского Санкт-Петербурга, исполняла русскую классику: па-де-де из балета «Дон Кихот», но представляли французскую труппу из Бордо, где они теперь работают. Танцевали без блеска, но просвещенную публику больше всего изумило то, что хореографом был заявлен в программе француз Шарль Жюд, ни на йоту не изменивший канонический текст, созданный, правда, многими авторами, но в России.
Конечно, всегда интересно смотреть выступления Андрея Меркурьева, который перешел из Мариинского театра в труппу Большого. Это уникальный танцовщик современного репертуара. Но номер молодого хореографа из Мариинского театра А.Мирошниченко «Адажио» на музыку И.С.Баха мне не понравился: случайно подобранные движения, ничем не мотивированные и непонятные переживания... Хотя, повторяю, следить за артистом всегда интересно, актерская личность Меркурьева все равно находит возможность проявиться. Его появление на сцене стало, на мой взгляд, самым значительным из числа российских выступлений.
Самым большим разочарованием оказалось участие в концерте балерины Мариинского театра Ульяны Лопаткиной. Я понимаю, что артисту хочется расширить свой репертуар, но она выбрала для этого не подходящие для нее концертные номера. Лопаткина – балерина, вокруг которой в России создан ореол, на мой взгляд, явно не соответствующий ее подлинному дарованию. Несомненно, что Лопаткина - интересная и своеобразная артистка, но ее индивидуальность достаточно ограничена. Танцовщица неэмоциональная и, я бы сказала, внутренне неподвижная. Она четко раз и навсегда выбирает выразительные средства для роли, поэтому один спектакль в ее исполнении ничем не отличается от другого. Сейчас, как-то укрепившись в образе некоторой «инфернальницы», Лопаткина с этой позиции подошла к образам, которые требуют другой актерской индивидуальности. И, на мой взгляд, потерпела неудачу. Особенно неправомерным было ее выступление в «Двухголосье», поставленном Борисом Эйфманом на музыку Пинк Флойда. Этот эротический номер был создан хореографом для легендарной Аллы Осипенко и Джона Марковского, для страстной актерской натуры Осипенко, для изумительной красоты линий ее тела. Вся суть номера - в любви-навождении, которую нельзя изжить и от которой нельзя отказаться. Но героини Лопаткиной не знают человеческих страстей. В самый сексуальный момент отношений между мужчиной и женщиной героиня Лопаткиной безмятежно смотрела в пространство и покоилась на сведенном страстью теле своего любовника - как лебедь на глади вод. А партнер Лопаткиной Иван Козлов (театр Эйфмана) был так выразителен, так полон страсти!
В таком же стиле некоей отстраненности от мирской суеты танцевала балерина и «Гибель розы», балет Ролана Пети, также поставленный для балерины с совершенно другой индивидуальностью – для Майи Плисецкой. И было это выступление скучным.
Неординарным, как и в прошлом году, стало появление в программе Ван Ди, солиста Армейского ансамбля песни и пляски Гуаньджоу, лауреата «Бенуа» прошлого года. Ван Ди, невероятно пластичный, танцевал номер в своей постановке «Осень, ожидание» - танец загадочный и недосказанный, завораживающий, как и название номера.
В целом, я думаю, концерты были интересными для зрителей, любящих балет. Публика не возмущалась решениями жюри, как это бывало в предыдущие годы, и, как мне казалось, в основном эти решения одобряла.
А затем Москву окутала африканская жара, от которой почти не было спасения. Правда, в Большом театре работает что-то, похожее на кондиционер. Во всяком случае, внутри театра явно было легче дышать, чем на улице. И я с удовольствием посмотрела два спектакля Большого театра: балет «Раймонда» (хореография М.Петипа в редакции Ю.Григоровича) в прекрасном исполнении Марии Александровой и Николая Цискаридзе, а также весьма интересный вечер балетов А. Ратманского. Об этих спектаклях я расскажу в следующем номере газеты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19375
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 09, 2007 10:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060904
Тема| Балет, Международная премия "Киото-2007" Персоналии, Пина Бауш
Авторы| ------
Заголовок| Пина Бауш стала лауреатом премии "Киото-2007 "
Где опубликовано| Deutsche Welle
Дата публикации| 20070608
Ссылка| http://www.dw-world.de/dw/article/0,,2581864,00.html?maca=rus-yandex_new_comments-325-xml
Аннотация|



В июне стали известны лауреаты международной премии "Киото-2007". Среди выдающихся деятелей науки и искусства – немецкий хореограф Пина Бауш. Вручение награды в 400 тысяч евро пройдет в ноябре в Японии.

10 ноября 2007 года в японском городе Киото пройдет 23-я официальная церемония вручения одной из высших международных премий. Эта японская награда ежегодно присуждается за вклад в научное, культурное и духовное развитие человечества. По своей значимости она стоит на втором месте после Нобелевской премии.

Премия Киото и номинанты - 2007

Киотская премия была учреждена в 1984 году Кацуо Инамори, основателем японской корпорации Kyosera. Награда вручается Фондом Инамори по трем категориям: гуманитарные науки, передовые технологии и естественные науки. За научные и духовные достижения лауреаты каждой категории получают вознаграждение в размере 50 миллионов иен (400 тысяч евро). Фонд Инамори играет значимую роль в укреплении международного сотрудничества.


Как сообщило немецкое информационное агентство dpa, в этом году в категории естественных наук премия присуждена японскому геофизику Хиро Канамори. За выдающиеся достижения в области передовых технологий будет награжден японский химик Хиро Инокучи.


Пина Бауш – немецкий лауреат премии Киото

В категории искусство и философия лауреатом премии стала немецкий хореограф Пина Бауш (Pina Bausch) - "за смешение границ между танцем и театром и открытие нового направления в театральном искусстве".

Пина Бауш, немецкая танцовщица, художественный руководитель и хореограф Вуппертальского театра танца родилась 27 июля 1940 года в немецком городе Золлингене. Обучалась в эссенской балетной школе "Фолькванг" под руководством профессора Курта Йосса (Kurt Jooss). В течение двух лет Пина Бауш занималась в знаменитой Джульярдской школе танцев в Нью-Йорке. По возвращении на родину она становится главной исполнительницей танцевальной группы "Фолькванг-балет", основанной Куртом Йоссом.

Награды за заслуги


Bildunterschrift: Großansicht des Bildes mit der Bildunterschrift: Одна из последних постановок Пины Бауш в "Танцтеатре Вупперталь" В 1961 году Бауш становится лауреатом Международного конкурса хореографов в Кельне. В 1973 году основывает Танцевальный театр Вупперталя, в котором продолжает развивать новую форму исполнения. С 1985 года Пина Бауш руководит тацами в Высшей школе "Фолькванг". Годом позже ее деятельность отмечают высшей наградой Германии – крестом "За заслуги". Три года назад, в 2004 году, ее театр танца получил премию на театральном фестивале "Золотая маска" в Москве.


Девизом великого хореографа было и остается собственное высказывание: "То, что движет человеком, гораздо интереснее того, как он движется".



Одна из последних постановок Пины Бауш в "Танцтеатре Вупперталь"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19375
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 09, 2007 1:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060905
Тема| Балет, Персоналии, Алла Сигалова
Авторы| ------
Заголовок| Россия - страна не танцующая: хореограф Сигалова
Где опубликовано| ИА REGNUM
Дата публикации| 20070608
Ссылка| http://www.regnum.ru/news/841318.html
Аннотация|

"Россия - страна не танцующая, а причина того, что долгое время наш балет прогрессировал, - солдатская, палочная дисциплина", - считает хореограф, балерина, профессор Школы-студии при Московском художественном театре Алла Сигалова.

Как передает корреспондент ИА REGNUM, такое мнение она высказала 8 июня, предваряя показ своей постановки "Кармен. Этюды" учебного театра Школы-студии в Нижнем Новгороде.

Ранее сообщалось, что гастроли театра проходят в нижегородском театре "Комедiя" 8 - 9 июня.

"В Ленинградском хореографическом училище нас били, причем не только руками, но и стульями, и туфлями со шпильками. Когда над человеком издеваются с детства, это порождает рабскую психологию, а рабами легко управлять, поэтому балет в СССР был замечательный, но его успех был основан на страхе и боли", - продолжила гостья.

Современная хореография, по словам Сигаловой, - это прежде всего "свободное мировоззрение". "Пока рабская психология не выродится, наша хореография не поднимется", - считает хореограф.

Сигалова рассказала, что помимо преподавательской деятельности она много занимается постановками, причем преимущественно в музыкальном театре. "Самое интересное для меня - это работа в опере, - сказала она. - Но иногда я "гуляю" в сторону эстрады. Я обслуживаю двух певиц - Лайму Вайкуле и Анжелику Варум, от предложений сотрудничать с другими отказываюсь".

О своем участии в проекте телеканала "Россия" "Танцы со звездами", где Сигалова была членом жюри, хореограф говорить отказалась. "Это была не я, а мой клон", - сказала она.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19375
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 09, 2007 4:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060905
Тема| Балет, "Мастер и Маргарита" (НОУ),Персоналии,
Авторы| Лариса ТАРАСЕНКО
Заголовок| Непростые истины/
Премьера балета «Мастер и Маргарита» вызвала огромный интерес публики и критиков

Где опубликовано| газета «День» (Киев) № 89
Дата публикации| 20070606
Ссылка| http://www.day.kiev.ua/182520/
Аннотация|

Этот спектакль на сцене Национальной оперы поставил самобытный хореограф Давид Авдыш. С Украиной его связывают годы учебы в Киевском хореографическом училище, а ныне он возглавляет балет Санкт-Петербургской консерватории.

Киевский зритель увидел вторую версию постановки балета. В 2001 году Давид Авдыш работал главным балетмейстером Пермского театра оперы и балета, и тогда он сделал первую постановку «Мастера и Маргариты», которая имела колоссальный успех у публики и неоднозначную критику... Нынешняя премьера в Национальной опере Украины оправдала самые смелые ожидания зрителей, руководства театра, исполнителей и даже постановщиков.

«Когда мне от директора театра Петра Чуприны, увидевшего видеозапись спектакля, поступило приглашение поработать в Киеве, я предложил ему несколько названий, поскольку еще раз браться за «Мастера...» не хотел. Это очень тяжелый балет — для меня и для исполнителей. И дело даже не в сложности темы, он физически тяжелый, — признается Д. Авдыш. — Но от меня в Национальной опере ждали именно «Мастера и Маргариту»… В Киеве я сделал совершенно новую концепцию постановки, и балет получился другим. Хотя название у них общее, а вот по хореографии многое отличается. Тема взята одна, но это два разных балета с разным финалом, с большей плотностью хореографической мысли, языка. В этот раз я активизировал хореографический материал для солистов, кордебалета. В спектакле большая динамика взаимодействия главных действующих лиц, их взаимоотношений с кордебалетом».

Возможно, кто-то из зрителей, побывав на балете, станет высчитывать, какова доля романа Булгакова в этом спектакле, на что «посягнул» хореограф... Писатель в «Мастере и Маргарите» поставил столько вопросов, что над ними каждому постановщику еще биться и биться. Этот балет — отдельно взятое произведение искусства, и его следует оценивать с точки зрения хореографии в ее эстетическом, смысловом и философском наполнении. Многоплановость булгаковского романа продиктовала мне стиль постановки. Это намеренная эклектика, смешение самых разных стилей, однако львиная доля отдана классике, в особенности в сольных и дуэтных номерах главных героев. Эмоциональная окрашенность придает им сочность характерного танца, а вкрапления модерна не разрушают классический рисунок, а обогащают его свежими неожиданными оттенками...

В балете выступили разные составы исполнителей, и получились два совершенно разных по настроению спектакля. Как у каждого читателя свое восприятие героев романа, так и каждый из исполнителей балета наполнил персонажей своим мироощущением, вложил частицу себя. Например, Мастер в исполнении Максима Моткова был умудрен и глубоко печален. Виртуозные прыжки и движения танцовщика были наполнены сдерживаемой мощью переживаний героя, трагизма его положения в мире, не предназначенного для него. Не уступающий ему в виртуозности игры и танца был Александр Шаповал. Он привнес в свое исполнение нерв, порывистость и незащищенность лишенного кожи художника.

Маргарита в исполнении Елены Филипьевой — по-булгаковски зрелая женщина, пережившая достаточно, чтобы иметь основания для сомнений, приведших к невольному предательству любимого человека. Оттого и расплата кажется более кровавой, и тем решительнее отказ от прежнего существования. Во втором спектакле более юная и трепетная Татьяна Лёзова создала свой образ Маргариты: наполненный обаянием юности, парящей легкости, особенно в лирических и фантасмагорических сценах. Оба дуэта Мастера и Маргариты были хороши именно тем, что исполнители соответствовали друг другу. То же касается и дуэтов Маргариты и Воланда. В первом спектакле Консультанта по черной магии танцевал Игорь Булычов. Это танцовщик преимущественно героического плана оказался необыкновенно хорош в дьявольской ипостаси, его монументальные формы оказались невероятно приспособлены для передачи всей мощи черной силы, излучаемой его героем. Его сольный танец, дуэты с Маргаритой, ансамбли завораживали публику непостижимой инфернальностью. Сцена торжества Воланда с потрясающей силой убедительности вызывала сомнения в дальнейшей ожидаемой победе добра над злом, божественного над дьявольским. И тем убедительнее соперничество его с Иешуа.

Более утонченный образ Воланда предложил Сергей Сидорский. Его гибкая, чуть субтильная скульптурность форм, легкость и полетность прыжка, большая порывистость в движениях придала его герою чуть бесовскую суть, большее коварство его черным замыслам. Он предложил зрителю завораживающую эстетику зла, которой так трудно бывает противостоять, и в этом оказалась главная сила его Воланда, всем своим блеском покоряющего Маргариту-Лёзову.

В обоих спектаклях Иешуа танцевал Константин Пожарницкий. Этот разноплановый танцовщик без лишних внешних эффектов создал глубокий образ чистого сердцем земного существа, достойного божественной сути, способного противостоять козням и злу и победить его. Хореографический рисунок его партии, наполненный ближневосточными мотивами ставит его особняком от остальных персонажей, каждое его появление в любой сцене невольно переносило акцент на себя. Оба его дуэта с Воландом в сцене белого и черного ангелов убеждают зрителя в грядущем неминуемом торжестве сил добра. Соответствующий Иешуа по-восточному окрашенный рисунок партии хореограф создал для самого негативного персонажа — Иуды. В исполнении Вадима Буртана это был настоящий Нарцисс, с мягкой, вкрадчивой, обволакивающей до липкости пластикой. Искрометный и прыгучий Хидео Сугано привнес в партию шакалью повадку, вызывающую гадливость не только у Пилата, но и у Воланда.

Иван Бездомный в исполнении Сергея Львова как бы соединял в себе черты Мастера и Иешуа. Одиозная парочка Коровьев—Бегемот (Сергей Литвиненко, Юрий Коробчевский и Владимир Чуприн, Сергей Соловьев) блистала разнузданным юмором. Острый сарказм мастерски сконструированной партии Берлиоза Ян Ваня довел до схематизма механизма, порожденного эпохой абсурда. Фантасмагорические персонажи: фавны, сатиры, нимфы, казалось, призваны были развлекать публику (что-то вроде разогрева перед сценой бала) и служить фоном для волшебного превращения Маргариты в королеву на час. Так сцена бала мертвецов эффектна за счет подмены — субтильных и растленных кавалеров танцевали девушки, а их развращенных дам в истлевших кринолинах — самые крупные мужчины кордебалета. Следует отметить, что женский кордебалет показал себя в этом спектакле как слаженный механизме (по версии Д. Авдыша, танцовщицы играли роль НКВДисток). На эффект публики рассчитана фигура Каифы, решенная художником по костюмам Галиной Соловьевой путем намеренных диспропорций, — котурны и высокий колпак-тиара в сочетании с завышенной талией длинного черного плаща создали впечатление давящей и не считающейся ни с чем власти.

Декорации, созданные Семеном Пастухом, при всем аскетизме, сражают зрителей своей эффектностью (Тайная вечеря, распятие, полет Маргариты между домами, река забвения, перетекающая в Млечный путь)... Этот балет получился настолько образным и глубоким, что зрители практически каждую (!) сцену восторженно аплодировали. Спектакль «Мастер и Маргарита» смотрится на одном дыхании, но при этом каждый сидящий в зале сопереживает героям. Увиденное захватывает мастерством постановщика и исполнителей... Даже по прошествии нескольких дней все, кто побывал на балете, признаются, что не могут забыть увиденное, а настоящие балетоманы звонят в кассу, чтобы узнать, когда в афише заявлен следующий спектакль «Мастер и Маргарита».

— Язык хореографии и литература — это две большие разницы, как говорят в Одессе, — замечает Д. Авдыш. — Я смотрел вглубь, в корень булгаковского романа, сделав выжимку, хореографический микс. Уверен, прочитав один раз «Мастера и Маргариту», нельзя считать этот роман прочитанным. Его можно читать по несколько раз, «смаковать» отдельные главы или углубившись в текст, обложившись литературой о романе и его авторе. То, что Михаил Булгаков спрятал за каждым персонажем, — это гигантская история и возможность каждому постановщику включить свою фантазию.

— Что вам помогало в решении, как передать языком балета булгаковских персонажей ?

— В каждого из них я вкладывал не только то, что читал у Булгакова, но и собственные ощущения от истории, которую изучал в школе; о том, что узнал уже в зрелом возрасте, когда архивы рассекретили и без прикрас мы все узнали о советской власти, о репрессированных и уничтоженных в 37 году миллионах людей...

— В романе просто вавилонское столпотворение персонажей. Вам пришлось делать купюры: сокращать, убирать целые блоки...

— Рамки двухактного балета уже диктуют ограничения. Но если для хореографического замысла мне важно укрупнить незначительного героя повествования или, наоборот, свести чье-то участие к минимуму, а то и вовсе отказаться от кого-то, я шел на это. Например, такой персонаж, как НКВД, я ввел не как некий коллектив единомышленников, а как особого рода организм, порожденный тоталитарной системой. Эта биомасса способна перевоплощаться в разные ипостаси, перелицовываться, мимикрировать с единственной целью — уничтожать все, что не вписывается в жесткие рамки системы.

Главные герои балета почти триедины: Берлиоз—Мастер— Воланд и совершенно отдельно — Маргарита. Я сознательно укрупнил образ Берлиоза, отвечавшего в романе за все, что происходило в литературной Москве, вложил в него силу. Берлиоз по своему значению в действии — бригадир, а по сути — вождь с колоссальной энергетикой, который увлекает за собой толпу. Это от меня — памятник Ленину — гигантского размера мощная фигура, за которой текут массы...

Мастер — это центр, художник, попавший не в то место и не в те условия, где мог бы он расцвести, написать не одну, а множество книг; талант, который в условиях диктата сделал попытку раскрыться. Но поскольку этого ему не позволяют, он гибнет, уничтожив в огне свою рукопись. Только чудо в лице потусторонних сил зла оказывается способным уравновесить зло, совершающееся на земле. Таким образом, возможно, минус на минус даст плюс...

В спектакле как ни обаятелен Воланд, но он, прежде всего, зло, змей-искуситель (как известно, одно из рабочих названий романа «Копыто сатаны»). Но это зло в чистом виде, стерильное, лишенное подлости, т.е. если черное, то черное. Такое без полутонов зло отступает перед порядочным человеком. Но если в тебе есть червяк, ты легко попадаешь к нему в подчинение.

Маргарите я уделил самое большое внимание, вплоть до того, что она наибольшее количество времени находится на сцене. Причем с каждым ее выходом я пытался раскрыть новую грань ее образа. Для меня Маргарита — это Орфей в аду. Она жертвует жизнью, всем, что имеет вообще в этом мире, ради любви. Но это, скажем, завершающий этап формирования ее личности. Изначально ее фигура достаточно противоречива: Маргарита совершает определенное предательство, вольное или невольное, по отношению к Мастеру тем, что в роковую ночь, когда ее возлюбленный в ней нуждается, он остается один и сходит с ума, разрушаясь как личность. Последняя уступка Маргариты условностям ее прежнего существования слишком дорого стоит... В искупление своей вины она приносит себя в жертву, не задумываясь более о таких мелочах, как средства достижения цели, сбросив условности, как одежды.

— Не кажется ли вам, что тема жертвенности роднит Маргариту с Иешуа Га-Ноцри?

— Только на поверхностный, скользящий взгляд: жертва ради любви. Но если речь идет об Иисусе. Не следует буквально ассоциировать Иешуа с Сыном Божьим. Здесь я не отходил от Булгакова. Единственное, на чем сделал больший акцент, что для меня Иешуа — жаждущий истины человек, пытающийся делать добро — может быть, не столько пророк, сколько мечтатель. Я опустил намеки на «божественность» Иешуа до самого финала. На протяжении всего действия спектакля — это просто человек, открытый для людей, для доброты без кавычек. Но в жестоком мире (каким он был, таким и остался) такой раскрытый человек может быть только уничтожен...

— Но некоторыми божественными полномочиями вы своего героя все-таки наделяете?

— Если одно зло уравновесило другое, то открывается простор для света. Финал — апокалипсис. Лавина огня, земля пуста. Воланд забирает всех. И только Иешуа способен вернуть оттуда тех, кто этой земле нужен. А каково будущее, героев: светлое или безрадостное — этот вопрос я предоставляю решать зрителям спектакля...


СЦЕНА ИЗ БАЛЕТА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»: АЛЕКСАНДР ШАПОВАЛ (МАСТЕР) И ТАТЬЯНА ЛЁЗОВА (МАРГАРИТА)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19375
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 09, 2007 5:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060905
Тема| Балет, Персоналии, Мария АЛЕКСАНДРОВА
Авторы| Инна БЕЗИРГАНОВА
Заголовок| Балерина Мария АЛЕКСАНДРОВА: «Самое сложное – понять, кто ты на самом деле!»
Где опубликовано| «Свободная Грузия» № 121-122 (237863)
Дата публикации| 20070606
Ссылка| http://www.svobodnaya-gruzia.com/culture/?p=121-122/01
Аннотация|



В Тбилиси, на сцене театра оперы и балета имени З.Палиашвили, прошли гастроли примы-балерины Большого театра России Марии Александровой. Читатели «СГ» уже встречались с балериной и на страницах газеты. Поэтому продолжение разговора с обладательницей престижной награды «Золотая маска» нам показалось интересным.
- Каковы ваши впечатления от Грузии? Вы, вероятно, многое увидели за десять дней пребывания в Тбилиси...
- Рассчитывала увидеть гораздо больше. К сожалению, после спектакля «Дон-Кихот» сильно заболела и четыре дня пролежала с высокой температурой. Но многое мне компенсировал прекрасный вид из окна, из которого я наблюдала большое количество соборов, памятники, площадь...

Я видела, как люди без конца приходили в церковь, смотрела на горы, женский монастырь... Когда у меня упала температура, поездила на машине, потому что шли дожди и было достаточно холодно. И все-таки я увидела этот город и пришла в восторг! Я до сих никогда не была в Тбилиси.

- То есть сегодня вы попали, если перефразировать Грибоедова, «с постели на бал»?
- Так получилось, но, надеюсь, зрители ничего не почувствовали.
- На сцену приходится выходить в любом состоянии, а ведь балет требует огромных физических затрат... Как вы «договариваетесь» со своим организмом перед выступлением?
- С организмом договориться сложно, потому что голова – одно, а тело – совсем другое. И мы, балетные артисты, очень хорошо знаем это. Но уповаешь только на то, что без конца репетируешь...
- И все крепко «сидит» в тебе...
- Не то что «сидит»... На каждом спектакле все происходит по-новому. Это как отдельно прожитая жизнь. Но есть настоящий путь воина. Это такой момент, когда ты полностью отдаешься делу и при этом не знаешь, что в результате получится.
- Кодекс самурая?
- Точно!
- В Тбилиси вы выступили в балете «Лебединое озеро». Наверное, трудно быть в нем особенной. Тем более, что столькие выдающиеся балерины выходили и будут выходить в партии Одетты-Одиллии. И невольно тебя с кем-то сравнивают, один принимает, другой предпочитает другое исполнение... Вас это не смущает, не пугает?
- Нет... Когда я пришла в театр, мне так сильно хотелось занять достойное место, доказать, что во мне что-то есть! Были времена, когда я танцевала, мне давали эту возможность. Но был и другой, довольно долгий период, когда я выходила в одних лишь вариациях, партиях невест... Но я поняла одну вещь – в эту профессию, как ни странно, я пришла не ради славы, не ради громкого имени.

Балет я выбрала очень рано – в восемь лет. Причем сама. Пришла именно учиться. И когда настало трудное время, когда мне ничего другого не оставалось, как только учиться в зале и довольствоваться малым, - а я бунтарь по натуре, - то это смирение выработало во мне важное убеждение: твое место никто не может занять. Оно у тебя есть. Главное – ему соответствовать, уметь заполнить ту пустоту, которая есть прежде всего в тебе самом. А общество итак будет тебе отдавать свои пустоты, как-то сдерживать и заслонять. Но самое сложное – понять, кто ты есть на самом деле.

- Вам это на сегодняшний день удалось – понять себя?
- Не знаю, думаю, что я еще в начале пути. Я только ищу ответ на этот вопрос и в творчестве, и в жизни – на что я способна и чего во мне нет. И, слава Богу, не может быть никогда.

- У кого вы учились?
- В школе – у Софьи Николаевны Головкиной, а в театре – у единственного своего педагога, с которым работаю до сих пор. И даже если я делаю какие-то вещи с другими людьми, если приезжают другие хореографы и ставят новые балеты, она все равно всегда приходит и краешком глаза поглядывает, что-то корректирует. Это народная артистка Татьяна Николаевна Голикова. В том, что я есть я, ее огромная заслуга.

- В чем она помогла?
- Во многом, как я понимаю сейчас, оглядываясь назад. Ведь мы все-таки уже десятый год вместе. Татьяна Голикова раскрыла во мне разностороннюю актрису, разностороннего человека. Она мне позволила быть таковой, привила чувство стиля, вкус, не разрешила мне быть вульгарной, без меры пользоваться своими сильными сторонами! А какие-то вещи, которых во мне нет, Голикова во мне культивировала. При этом она позволила мне оставаться самой собой. Это был тяжкий труд, борьба характеров, я бы сказала. Потому что и я, и она – люди с характером. Я всегда говорила, что в театре должен быть человек, которому ты очень доверяешь.

- Голиковой вы доверяете?
- Очень. Иначе я бы не могла позволить ей лепить из моей души что-то.

- Ваши партии помогают вам разобраться в себе?
- Скорее, наоборот. И я это делаю через себя, никогда не леплю роль с кого-то. Поэтому все разговоры о том, кто лучше, кто хуже, меня не касаются.

- Но существует ведь в театре жесткая конкуренция?
- Все это вокруг!

- И вам удается эти рифы избежать?
- Я очень избирательна в общении.

- А как все-таки уцелеть в недружелюбном творческом коллективе?
- Это вопрос выбора. Чего ты хочешь? Либо ты хочешь угодить всем, либо хочешь ответить на собственные вопросы.

- На какой вопрос вы прежде всего ищете ответ в творчестве?
- Что такое искусство. И кто я – ремесленник или творец. Все.

- Ваша мечта?
- Понять, что такое танец. Мы танцуем, делаем какие-то движения. Но все-таки мечтаю понять, как душа соединяется с тем, что ты делаешь на сцене. Когда все соединяется, как пирамида, в одну точку.

- Это часто происходит с вами – соединение души и танца?
- Очень редко. Это бывают какие-то минуты, вдруг... Практически на всех спектаклях, которые уже оттанцованы. Но это ощущение продолжается далеко не весь спектакль, всегда по чуть-чуть... Чуть-чуть здесь, чуть-чуть там. Ускользающие мгновения. Как разговор о душе или смерти. Все знают, что это есть, но никто об этом не говорит. Здесь – то же самое. Ты это чувствуешь, а схватить не можешь. Что-то в тебе соединяется и танцует вместе с музыкой. И это уже не ты...

- А все-таки не мечтаете танцевать что-то другое? Не классику, например?
- У меня огромный репертуар. Я попробовала все – от народно-характерного танца до современной хореографии, без пуант.

- И что поняли?
- Я профессионал. И я это обязана и умею делать.

- А что вы не умеете?
- Огромное количество вещей... Недавно начала рисовать. Рисовала еще в детстве. А потом – балет, балет... И только в этом году я стала постепенно обращать внимание на краски, карандаши, пастель...

- У вас есть семья? Вы замужем?
- Я не говорю на личные темы... Но хочу иметь троих детей. Когда я поступила в хореографическое училище, мне было девять лет. И мама была поражена моим недетским вопросом: «А я смогу иметь детей?». Это меня почему-то очень сильно волновало... А с годами сформировалось желание иметь троих детей. Почему-то именно троих. Может, дотяну?

- А получится совместить материнство с творчеством?
- Посмотрим. Балет – дорога любви. Может, завтра я расхочу заниматься балетом и буду рожать детей, кто знает? В своей жизни я ничего не исключаю, не ставлю никаких рамок...

- Что любите читать?
- Сейчас читаю книгу Александра Гордона об Андрее Тарковском. Это один из любимейших моих режиссеров, которого я открыла совершенно недавно. Раньше меня его фильмы не трогали, не цепляли. А сейчас я стала понимать его, что-то во мне отзывается... А вообще я предпочитаю эссе, мысли о чем-то.

- Сами писать не пробовали?
- Иногда в автобусе или электричке пишу о том, что вижу. О своих внутренних ощущениях. Может быть, буду писать когда-нибудь всерьез. Если я творец, меня прорвет, но если ремесленник – увы...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 12, 13, 14  След.
Страница 4 из 14

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика