Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-06
На страницу 1, 2, 3 ... 12, 13, 14  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11558

СообщениеДобавлено: Чт Май 31, 2007 7:01 pm    Заголовок сообщения: 2007-06 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в июне 2007 года (первый номер ссылки - 2007060101 означает: год - 2007, миюнь месяц - 06, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11558

СообщениеДобавлено: Чт Май 31, 2007 7:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060101
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, «Лебединое озеро», Персоналии, М. Боурн, К. Марни, С. Кэртин, Н. Голдмен, Т. Уайтхед
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| На фоне звездного неба
«Лебединое озеро» компании New adventures на Чеховском фестивале
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20070601
Ссылка| http://www.vremya.ru/2007/94/10/179405.html
Аннотация|

«Лебединое озеро» Мэтью Боурн сочинил двенадцать лет назад, и по сей день это самый знаменитый, самый востребованный на гастролях спектакль его английской компании New adventures. Хорошо прокатывается по миру «Щелкунчик», действие в котором перенесено в сиротский приют, а страна сладостей раскрашена в ядовитые диснеевские цвета, закупают пачками DVD поклонники «Кар-мен» (через черточку, ибо главный герой -- автомеханик), отличные рецензии получила последняя премьера «Эдвард -- руки-ножницы», но все-таки Боурн -- это прежде всего «Лебединое озеро». Спектакль этот предлагали привезти к нам на гастроли еще чуть не десять лет назад, но тогда престарелые стражи балетной нравственности сказали, что «народ не поймет». Меж тем, если бы его привезли тогда, ну это было бы как посадка Матиаса Руста на Красной площади. Потрясение основ. Сейчас -- цивилизованный тур. Все еще радость, уже не сенсация.



Это «Лебединое» -- мужское: Принц влюбляется в Лебедя, но этот Лебедь -- парень, а не девушка. Многим так трудно до сих пор это себе представить, что на фотосайте ИТАР-ТАСС под фотографией летящего Лебедя (вот той самой, что иллюстрирует эту статью) английский вариант подписи выглядит так: «A ballerina in a scene from the Swan Lake ballet», хотя, по-моему, никаких сомнений пол артиста не вызывает. (В русском варианте -- просто «сцена из балета»). Боурн берет самую основу классического сюжета: тоску Принца, нежданную встречу на озере, чувство обретения родной души -- и ломку, и предательство, и смерть в финале -- и обряжает ее в современные обстоятельства.

Принц (Кристофер Марни) мается во дворце -- и вот эту тоску светской жизни Боурн рисует со смаком, с удовольствием, с замечательным английским юмором. Под строгим присмотром элегантной матушки-королевы (Сэрен Кэртин) Принц участвует во всех ритуалах, положенных обитателям дворцов в ХХ веке: рукопожатия, приветствия, открытия выставок и спуск на воду кораблей (из кулисы на веревке вылетает бутылка шампанского и вышагивает некто в морской форме; через секунду, отправленная твердой монаршей рукой, бутылка улетает в кулису, где, видимо, и находится корабль). Вальсирует маленькая толпа, не забывая перетаскивать за собой отгораживающую ее от властительных особ ленточку; матушка пришпиливает ордена на грудь бравым гвардейцам, и в этой деловой и бессмысленной суете крепенький и простодушный Принц так потерян, как это и предполагается в музыке Чайковского. Никакого романтического томления -- усталость и растерянность; и -- куда бы сбежать-то?

Первая возможность побега -- знакомство с бодрой невоспитанной девицей, специально бросившей к его ногам сумочку, чтобы его высочество обратил на нее внимание. Чудовищное взбитое платье, в котором девушка (Нина Голдмен) выглядит как вываливающееся из рожка мороженое, буйная жестикуляция и та манера двигаться, что являет собой пластический эквивалент говору простонародья -- все это сначала Принца завораживает искренностью и простотой. Но вот, преодолевая возмущение матушки, он берет свою избранницу в театр, и испытания высоким искусством эта девушка не выдерживает.

Сцена в театре -- самая ехидная и самая многослойная в спектакле. Действие одновременно происходит на сцене, где разыгрывается «старинный балет», и в королевской ложе, где присутствующие этот балет смотрят. Боурн от всей души издевается над всеми этими обитателями классических балетов: над напялившим вороной парик пейзанином-лесорубом, над тем изящным жестом, что неземная сильфида закидывает мощный топор себе на плечо, и ее самоотверженной решимостью постоять за своего возлюбленного, ввязавшись в схватку с рогатым предводителем сил зла (в кульминации она всаживает топор ему в пятую точку). Но, хохоча над древними театральными ритуалами, Боурн не прощает и неуважения к ним: подружка Принца выглядит совершеннейшей идиоткой, когда начинает жевать что-то в ложе, вскрикивать в особенно захватывающих местах спектакля и отвечать на звонок мобильного телефона. (Отличный, между прочим, момент: в полной тишине раздается позвякивание, зрители в зале начинают презрительно посматривать на соседей -- кто ухитрился не выключить телефон? -- и тут трубку достает подружка Принца.)

Принц так мучительно ежится в ложе, стоя за креслом девушки, что уже ясно -- ее непосредственность он уже называет вульгарностью. Это не тот человек, что ему нужен; существует ли вообще «родная душа» на свете, неизвестно; и заливать свое горе он отправляется в портовый кабак.

Нет, что вы, всех этих сцен в партитуре не предусмотрено. «Театр» идет на музыку классического па-де-труа, а сцена в кабаке отхватывает себе тот торжественный фрагмент, когда «в классике» идет почтенное шествие. Но ложится это все в версию Боурна без морщин и складочек -- вот будто этому замечательному хулиганству эта музыка предназначалась. Потому что Боурн отвечает Чайковскому в главном -- в интенсивности чувств.

Классические версии (все, восходящие к спектаклю Льва Иванова -- Мариуса Петипа) белым лебединым строем умиротворяют эту музыку, снимают надрыв. Боурн его акцентирует -- и если Принц в отчаянии, то вот он прямо сейчас готов утопиться и пишет предсмертную записку, и если он ревнует -- то вот выхваченный пистолет. И встреченный Принцем в городском парке Лебедь (Томас Уайтхед) у Боурна -- абсолютное вожделение, дьявольская насмешка, припудренная тоска. Все Лебеди у Боурна -- мощны (пожалуй, со времен григоровичского «Спартака» никто не выстраивал таких сильных композиций) и агрессивны, томны и насмешливы. Но главное -- показавшись на миг «своими», они все равно чужие: и «черный», дворцовый акт, говорит не о том, что «лебедя» кто-то заколдовал, а о том, что в нем самом достаточно тьмы, чтобы посмеяться над Принцем.

Этот спектакль о том, что «своего» человека можно встретить только в снах -- в детских снах и снах смертельных. Потому пригрезившийся в первой сцене ребенку-Принцу Лебедь в финале (когда Принц уже мертв) обнимает его на фоне звездного неба. Сентиментальщина? Да, конечно. Идеальное соответствие Чайковскому? Безусловно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11558

СообщениеДобавлено: Чт Май 31, 2007 9:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060102
Тема| Балет, «Лебединое озеро», Чеховский фестиваль, Персоналии, М. Боурн,
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Ни пуха ни пера
Новые постановки «Лебединого озера» не оставляют ничего от классического балета
Где опубликовано| Новые известия
Дата публикации| 20070601
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2007-06-01/70233/
Аннотация|

На сцене МХТ имени Чехова в эти дни дают балет «Лебединое озеро», привезенный на Чеховский театральный фестиваль из Великобритании. Первый показ в Москве собрал множество известных деятелей искусства и сопровождался зрительской овацией. Постановку Мэтью Борна многие считают удачным новым словом, но консерваторы обвиняют ее в издевательстве над классикой, а некоторые горячие головы даже видят тут тягу к нетрадиционной сексуальной ориентации или излишнюю страсть к переодеваниям. Самому знаменитому балету всех времен и народов к такому не привыкать. За сто пятьдесят лет существования «Лебединого озера» кто только не пытался «перефразировать» популярное название.

Лебединое озеро» в исполнении балета из Монте-Карло – одна из самых эпатажных постановок.

Есть мнение, что везти в Россию танец про заколдованную птицу и злого волшебника – все равно, что ехать в Тулу со своим самоваром. Ведь балет Петра Ильича Чайковского – по происхождению исконно русский. Исторически сложилось так, что «Лебединое озеро» у нас больше, чем просто балет.

Театроведы давно отметили, что в России есть две птицы, прославившиеся на подмостках. Сегодня даже незаконный мигрант из Тьмутараканьска сознает, что «Лебединое озеро» для балета – то же самое, что чеховская «Чайка» для драматического театра. Все понимают, что чайка с лебедем – носители национальной духовности. Свою славу птички вполне заслужили, более сотни лет работая, как верблюды: непросто нести бремя символа русской культуры.

С некоторых пор «Лебединое озеро» – еще и фрагмент российской политической истории. Только истинно национальное достояние могут показывать по ТВ в дни политической смуты. Конечно, той памятной трансляцией в августе 1991 года народ пытались отвлечь от злободневных событий, но не только. Через «Лебединый» балет ГКЧП доказывал свою национальную легитимность, приобщался к корням и пиарил себя: мол, мы и страна – едины. Тогда многие демократически настроенные люди балет возненавидели и клялись, что ноги их не будет в театре…

От чрезмерной известности спектакля пострадал и композитор: «лебединая» музыка Петра Ильича давно разобрана на хиты для мобильников. Доходит до невероятных совпадений: на одном из спектаклей Большого театра мелодия в невыключенном телефоне зазвучала как раз тогда, когда дирижер поднял палочку, готовясь сыграть тот же фрагмент! Говорят, что смеялся даже кордебалет на сцене.

Или возьмем знакомый до слез танец маленьких лебедей. Пародировать этот шлягер – значит, найти путь к быстрому массовому успеху. Вот и стараются все, кому не лень. И юмористические телепередачи сподобились. Там философскую глубину изображали не то «новые русские бабки», не то Верка Сердючка.

Стройность и грациозность балетных лебедей – весомый повод для пародии. Знаменитый танцовщик Рудольф Нуреев как-то участвовал в «Маппет-шоу», где его партнершей была Мисс Пигги – хрюшка в белой балетной пачке. Что именно они танцевали, догадаться нетрудно. А компания «Трокадеро де Монте-Карло», не так давно выступавшая в России, живет только за счет высмеивания штампов классического балета. И, разумеется, не дает покоя бедному «Лебединому озеру». В штате труппы одни мужчины. И двухметровый Одетт с объемными мускулами и непомерными амбициями носит на руках щуплого и робкого принца.

Спектакль Борна тоже совсем не похож на балет, который можно посмотреть в Большом театре. Он в корне меняет привычное представление о содержании «Озера», хотя хореограф и применяет приемы, уже использованные до него. В последние годы стало модно делать лебедиц – лебедями. В английском «Озере» все лебеди – мужчины. Кроме того, птицы у Борна – вовсе не безвинные жертвы, а злобные существа. И это не первый случай в истории балета. Знаменитый европейский хореограф Матс Эк много лет назад придумал «Озеро», на котором живут агрессивные лысые птицы с корявой походкой. На недоуменные вопросы Эк отвечает: «Это в воде они грациозны. А вы видели лебедей, когда они бродят по берегу и норовят клюнуть первого встречного?»

Борн синтезировал находки предшественников и подал их в новом ключе. Действие перенесено в наши дни и происходит в некой европейской стране. В балете есть место злой пародии на классику, но смысл «Озера» в целом – трагический, а покровитель в виде лебедя-мужчины – счастливый сон наяву, воплощение мечты несчастного одинокого принца. Ведь он вырос без отца во дворце, где наследника престола никто не любит, включая собственную мать, занятую любовными приключениями. В финале красавца-лебедя заклевывают остервеневшие пернатые, когда вожак пытается заслонить собой видение расправы – психический кошмар венценосного приятеля. По Борну, человеческая масса и птичья стая – одно и то же. Птицы, как люди, не прощают тех, кто хочет уйти от законов толпы. И если вы не примете близко к сердцу трагический финал спектакля, когда гибнут и принц, и его лебедь, баюкающий друга на руках – значит, у вас вообще нет сердца.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25504
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 31, 2007 10:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060103
Тема| Балет, «Лебединое озеро», Чеховский фестиваль, Персоналии, М. Боурн,
Авторы| Ярослав Седов
Заголовок| Идентификация Боурна
Чеховский театральный фестиваль открылся эпатажной версией «Лебединого озера» в постановке Мэтью Боурна
Где опубликовано| Газета
Дата публикации| 20070601
Ссылка| http://www.gzt.ru/culture/2007/05/31/220006.html
Аннотация|



"Лебединое озеро" известного британского хореографа Мэтью Боурна, открывшее VII Международный театральный фестиваль имени Чехова, должно разочаровать искателей зрелищ о гей-любви. Совсем без них, правда, не обходится, но так, самую малость. Чтобы не обвинили в старомодности. А главное - чтобы, ожидая обещанных афишами плясок мускулистых мужиков-лебедей в мохнатых штанах вместо появления балерин в пачках, "скушали" бы то, о чем, собственно, спектакль.

По сути же перед нами история мальчика, которого не любила мама и которому все прочие буквально не давали ступить шагу. Отчего мальчик, оказавшись не в силах все это преодолеть или стерпеть, в мучениях умер. Поскольку мальчик был принцем, его мама - королевой, а вздохнуть ему не давали для того, чтобы он не дай бог не нарушил ход привычных ритуалов, получается что-то вроде сатиры на британскую монархию. Сатира, впрочем, не сильная, без обременительной философии. Не Шекспир со своим «Королем Лиром», где понятие закона выше власти земных королей. И не Свифт со своими памфлетами. Высказывание Боурна - на уровне какого-нибудь триллера, мюзикла или дамского романа. Идентифицировать его хореографическое высказывание как балет невозможно: вместо танца Боурн пользуется жестами, позами, дефиле, мимическими этюдами. Но делает это ловко и броско. А главное - действие он строит безупречно. Что для театра подчас важнее, чем «про что» и «насколько ново».

Безнадежное положение принца обозначено с первой же сцены и поначалу выглядит забавно. Его высочество, сошедшего с огромной королевской кровати-трона, слуги вертят как манекен, одевая и причесывая. Затем кровать поворачивается на 180 градусов и становится трибуной, с которой принц и королева приветствуют подданных. Церемонии следуют одна за другой. Но если королева успевает перемежать свои выходы с закулисными утехами с придворными, то принц изнывает в одиночестве. Случайно подвернувшуюся ему подружку с манерами девицы из кабаре мать решительно бракует. Принц все же вырывается из дворца в ночной клуб. Но вместо романтических приключений в духе «Римских каникул» огребает там тумаков и видит, что его любовь - банальная проститутка, которую "снимает" уверенный господин. Тут-то отчаявшемуся, напившемуся и прикорнувшему в парке на берегу озера герою и являются мужики-лебеди. А их вожак вроде бы намекает принцу на возможность отношений. Эта столь долгожданная часть спектакля оказывается разочаровывающее занудной. Мало того что музыка лебединой картины совсем не «про это», так Боурн еще и не решился ее сократить. В итоге - ни то ни се: пародийный элемент действа тонет в музыкальной лирике, а на туманные фантазмы героя груда мускулистых тел никак не похожа.

Впрочем, это едва ли не единственная «пробуксовка». Второе действие развивается стремительно. Вожак-лебедь является на бал, где принц опять вынужден стоять истуканом за креслом матери. Лебедь на сей раз одет в вечерний костюм. И ведет он себя точно так, как хотел бы вести себя принц: нагло, как безбашенный хозяин. Чопорный бал мгновенно превращается в клубную вечеринку, где пришелец, к слову, занимается исключительно девицами. На бедолагу-принца опять не обращают внимания, а его попытки вписаться в тусовку высмеивают. Когда же пришельца уводит из-под носа принца сама королева, герой срывается и палит вокруг из пистолета, к счастью - мимо.

Финал: мать навещает сына в психушке. Но вместо сочувствия лишь распоряжается врачами, которые терзают несчастного уже по-своему. А затем уснувший на своей кровати принц наконец встречается с вожаком-лебедем (видимо, во сне). Но тут против обоих ополчается вся лебединая стая и забивает вожака насмерть. Надо ли говорить, что принц после этого умирает сам. То есть наступает единственно возможная концовка идентификации Боурна.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25504
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 01, 2007 1:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060104
Тема| Балет, «Лебединое озеро», Чеховский фестиваль, Персоналии, М. Боурн,
Авторы| Марина РАЙКИНА
Заголовок| Жаркое из лебедей
Самый скандальный спектакль открыл Чехов-фест
Где опубликовано| Московский комсомолец
Дата публикации| 20070601
Ссылка| http://www.mk.ru/blogs/MK/2007/06/01/culture/97829/
Аннотация|



Открытие Чеховского фестиваля пришлось на самый жаркий день: 36° — на улице, в помещениях без кондиционеров — что-то ужасное. Жару поддал и легендарный спектакль, которым открывался Чехов-фест. Это “Лебединое озеро” англичанина Мэтью Боурна, что 12 лет собирает по миру аншлаги и кассу. Москва не стала исключением.

17.50, Камергерский переулок, МХТ им. Чехова. Публика еще не подошла, зато подъехала “скорая”.

— А вдруг кого удар хватит от жары? — говорят сотрудники Чехов-феста, и два санитара в голубых костюмах растворяются в театре. За кулисами МХТ похож на электростанцию: такого количества приборов, проводов и кабелей, опутавших пространство, я здесь давно не видела. Балетные развалились на диванах — расслабляются перед выходом. Судя по костюмам, что развешаны тут же, ничто не напоминает лебедей и балета — никаких пачек, пуантов, трико. 22 офицерские фуражки, пара треуголок с перьями и одна цивильная шляпа из велюра томятся на столе. А на вешалке — мохнатые белые до колен штаны. Непосвященный решит, что это костюм скорее для курятника, чем для утонченных лебедей.

Театральное фойе постепенно наполняется, и публика, которую еще в зал не пускают, слышит выстрелы. Кто-то предполагает:

— Может, лебедей отстреливают?

А на сцене в это время проверяют, как работает оружие, приготовленное совсем не для лебедей. Посредине сцены, как трон, стоит большая кровать под белым покрывалом. С нее-то и начнется великое творение Чайковского, что не первый век идет по соседству с МХТ — в Большом театре. Однако ничего общего — и слава богу.

Мэтью Боурн — режиссер и хореограф с мировым именем — как иностранец не заморачивался проблемами русской души, природы, в том числе природы любви. Он выдвинул свою версию, которая в свое время вызвала шок, оторопь и восторг. Принц, слабый, подавленный матерью-королевой, видит во сне некоего лебедя. Лебедь — мужчина в белых мохнатых штанах — совершает за стеклом демонические движения и манит. Принц просыпается в поту.

Тут же следует сцена во дворце, где королева выступает ну не как достойная особа, а как капризная профурсетка, флиртующая с вертлявыми офицериками. Придворные дамы одеты по моде 50-х годов: юбки на черных платьях клеш, шляпки с вуалетками. Мажордом по авансцене прогуливает собачку. Собачка — механическая. Танцы двора — зажигательные. Они станут еще более отвязными в стрип-баре, куда попадает принц. А там — циничные профессионалки в перьях, проститутки, само собой, мордобой с подвыпившими морячками и прочий сопутствующий набор злачных мест. Все это придумано и протанцовано с юмором. Танец Боурна — современный на основе классики. Однако…

Принц попадает в парк, не то к озеру, не то к пруду, где решает покончить с собой и где встречает стаю лебедей. Лебеди мужского пола, крупные, агрессивные, так и норовят заклевать слабое создание королевских кровей. Явление лебедя — хорошо накачанный красивый торс, сильные полувращения — переводит гротесковую часть балета в трагическую, которую можно расценить как пикантную, связанную с биографией композитора Чайковского.

— При постановке меня личное не интересовало, — говорит в антракте Мэтью Боурн, который лишь на первый спектакль прилетел в Москву. — Ни биография Чайковского, ни что-то другое. Я шел за музыкой и хотел показать ее трагизм.
— Прием не новый — менять пол лебедей. Но почему у вас лебедей танцуют мужчины?
— Лебеди, с моей точки зрения, — это очень сильные птицы. И женщины их танцевать не должны. Вы же видели, как они нападали и клевали принца…

Стая хоть и агрессивная поначалу, но не лишенная юмора. Танец маленьких лебедей, к которому приучил весь мир господин Петипа, имеет пародийный характер и скорее похож на танец подрастающих нелепых цыплят. Впрочем, сравнение в данном случае — дело пустое. Боурн привез феноменальное зрелище, о чем свидетельствовали и напряженная тишина во время спектакля, когда никто не кашлянул, и овации, устроенные труппе в финале.

В 36-градусную московскую жару в МХТ, слава богу, никому не стало плохо — ни публике, ни артистам. Жаркого из лебедей не получилось. Жарким был только прием. “Лебединое озеро” будут играть до 10 июня.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25504
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 01, 2007 9:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060105
Тема| Балет, «Лебединое озеро», Чеховский фестиваль, Персоналии, М. Боурн,
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Удар по пачкам
// Английское "Лебединое озеро" в МХТ имени Чехова
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20070601
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?docId=770460
Аннотация|


Лишь в первом ночном «вылете» у английских «лебедей» хватает сил подпрыгнуть одновременно и высоко

Самым нашумевшим балетом прошедшего десятилетия – "мужским" "Лебединым озером" в постановке Мэтью Боурна – на сцене МХТ имени Чехова открылся VII Международный театральный фестиваль имени Чехова. Долгожданный спектакль ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА смотрела в душевной смуте.

"Лебединое озеро" Мэтью Боурна – самая радикальная, последовательная и популярная версия главного классического балета, которой ХХ век смог ответить на вызов XIX столетия. В середине 1990-х не слишком опытный англичанин-хореограф, приобщившийся к танцу в 22 года (куда позже, чем к кино), первым догадался применить в балете обычный трюк кинорежиссеров: погрузить классический сюжет в более или менее близкую реальность. А главное – заменить кротких лебедиц брутальными и агрессивными птицами мужского пола. Сделано это было не только талантливо, но и с блеском.

В спектакле Боурна события развиваются в городе, подозрительно похожем на Лондон пятидесятилетней давности. Наследник престола, с пеленок страдающий от холодности королевы-матери и вконец затерроризированный этикетом (дворцовый конвейер – от пробуждения принца до присутствия на парадах и посещения оперы – представлен с неподражаемым английским юмором), убегает в город, надирается в баре, получает отпор от вульгарной подружки, пару тумаков от загулявших матросов и идет топиться в городской парк. Спасает его мужественный и прекрасный Лебедь – друг и защитник, снившийся Принцу с детства. Для стаи полуобнаженных красавцев-лебедей хореограф нашел выразительные позы, эмблематичные движения и точные мизансцены, способные если не соперничать с шедевром Льва Иванова, то хотя бы его не напоминать.

"Гейское" "Лебединое" отхватило множество международных наград, включая премию "Тони" и Лоуренса Оливье, и сделало имя Мэтью Боурна известным всему миру. До России быстро долетела видеоверсия балета, и два года назад, когда Мэтью Боурн привез в Москву на VI Чеховский фестиваль свою великолепную "Пьесу без слов", вокруг только и сожалели о неувиденном "Лебедином". Но к этому времени спектакль, триумфально прокатившись по миру, сошел со сцены. Возобновили его совсем недавно – чуть ли не к этому Чеховскому фестивалю. Но с новым составом, что оказалось главной проблемой возрожденного "Лебединого озера".

Ведь, как и одноименному классическому балету, спектаклю Мэтью Боурна без харизматика в главной партии не обойтись. Первый исполнитель, неотразимый Адам Купер, похож на нынешнего премьера Томаса Уайтхеда, как Майя Плисецкая на какую-нибудь Анастасию Волочкову. Ну, может, не совсем так: все-таки артист Уайтхед танцует самозабвенно, тщательно и не вульгарно. Но ни калибр личности, ни внешность, ни физические данные не позволяют ему стать центром спектакля. В единой роли благородного Лебедя и секс-идола, соблазнившего весь двор во главе с падкой на мужчин королевой, этот коренастый, непластичный, задыхающийся от жары и на глазах теряющий силы мужчина был явно неубедителен. Не удался и неврастеник Принц, хотя Кристофер Марни вошел в образ настолько, что лил настоящие слезы из жалости к своему герою. Но балет слезам не верит – куда действеннее в нем работает тело. Как раз телесной выразительности и не хватало невысокому крепышу с внешностью славного рабочего паренька. Среди гротесковых, но стильных придворных этот Принц с его истериками выглядел зарвавшимся полотером – и его черствую мать, стыдящуюся неудачного отпрыска, в сущности, понять было можно.

Третий "прокол" – мужской кордебалет. Откуда в Лондоне, признанной столице современного танца, набралось столько некондиционных танцовщиков – мясистых и чахлых, неповоротливых и корявых,– понять невозможно. Конечно, спектаклю Мэтью Боурна не нужны аполлоны-классики с чистыми линиями арабесков и стопами Владимира Малахова – тут важны профессионально разработанные тела, способные передать все нюансы не слишком-то сложного текста. Эти же "лебеди" с жирком, висящим над перьевыми штанишками, сутулыми спинами и скрюченными подъемами затаптывали половину пластических находок автора.

Из-за исполнителей скуксилась и хореография: стали видны ее слабые места – недостаточная развитость лексики, повторы, пустоты. Особо пострадал королевский бал, в котором на музыку дивертисмента характерных танцев роковой Незнакомец совращает всех без разбору в стиле салонно-эстрадного танго. Приемы его достаточно избиты, и если бы не остроумные и неожиданные мизансцены, впору было заскучать от примитивности дворцового разврата. К счастью, режиссерская партитура спектакля разработана Мэтью Боурном так изобретательно и тонко, что никакие танцевально-актерские несовершенства исполнителей не влияют на драматургию балета.

Публика ее оценила, устроив в конце спектакля полновесную овацию. А в том, что зал хихикал во время главного любовного дуэта, Мэтью Боурн не виноват: что поделаешь, если в этот патетический момент Принц с Лебедем напоминали не романтических героев, а замученных активистов с московского гей-парада.



(увеличение по клику)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20006
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 01, 2007 10:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060106
Тема| Балет, "Мастер и Маргарита" (НОУ), Персоналии,
Авторы| ЮЛИЯ Ъ-БЕНТЯ
Заголовок| Перекрикивая классика
// Давид Авдыш поставил в Национальной опере "Мастера и Маргариту"

Где опубликовано| Коммерсантъ-Украина № 88
Дата публикации| 20070601
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/770685
Аннотация|

В среду в Национальной опере показали премьеру балета-фантасмагории петербургского хореографа Давида Авдыша "Мастер и Маргарита" по роману Михаила Булгакова. Ремейк постановки Пермского театра оперы и балета четырехлетней давности вызывает жалость к театру, превращенному в слабое варьете, и к десятку крупнокалиберных солистов, вынужденных растанцовывать пресные, но претенциозные хореографические номера.
От Давида Авдыша ждали не просто качественной постановки, а особого взгляда на современную авторскую хореографию, не уступающего в оригинальности тому, что ранее представил руководитель "Киев-модерн-балета" Раду Поклитару. Но если постановки господина Поклитару день ото дня становятся все интереснее и пронзительнее, то Давид Авдыш в Киеве продолжил начатое в Перми изживание образа непризнанного гения.
Уроженец Житомира, выпускник Киевского хореографического училища и хореографического отделения Ленинградской консерватории, Давид Авдыш в рамках профессии попробовал себя в самых разных жанрах. В его послужном списке десятки программ в театре-варьете "Тройка", ленинградская Эстрада, Санкт-Петербургский мюзик-холл, один сезон руководства балетом в Пермской опере (когда и ставился "Мастер и Маргарита") и с этого года – балет Петербургской консерватории. Неудивительно, что эстрадно-развлекательный посыл в "старой новой" премьере самый сильный. Все узнается, и ничто друг с другом не вяжется. Мгновенный эффект возгорания книги или полета Маргариты (странно, что не под музыку "Полета Валькирий" Вагнера) призван искупить перед зрителем вину за избитость музыкальной компиляции (танго Пьяццоллы после симфонического Шостаковича – верх кощунства), невнятность сюжетного развертывания и замедленный пульс танцевального рисунка. Слабый сценический тонус не поправил и оркестр под управлением Аллина Власенко – партитура сыра, все темпы чуть замедленны, а в оркестровых соло уж слишком много фальши.
Странную игру изжившими себя цитатами можно было бы списать на вездесущий постмодернизм, но серьезность, с которой Давид Авдыш отнесся к работе над романом Булгакова, сделать это не позволяет: чтобы режиссер и его помощники прямо во время премьеры хорошо поставленными голосами давали указания из-за задников декораций, перекрикивая оркестр,– такого в Национальной опере, кажется, еще не случалось. Вынос красных транспарантов и красных же серпа с молотом, металлических клеток с людьми (метафора сумасшедшего дома), выезд тряпичного красного трактора, организованное чтение прессы (нюанс тоталитаризма) кордебалет отмаршировал так же, как и большинство новозаветных сцен, только в других костюмах и декорациях (скопированных с тех, что были созданы Галиной Соловьевой и Семеном Пастухом для пермской постановки).
О созвездии задействованных в премьере солистов можно сказать словами классика: негоже золотыми гвоздями солдатские сапоги подбивать. Сильно разведенными красками они все же написали портреты своих героев: Максим Мотков – Мастера, Елена Филипьева – Маргариты, Алексей Коваленко – Пилата, Константин Пожарницкий – Иешуа, Валим Буртан – Иуды, Сергей Литвиненко и Юрий Коробчевский – дуэта Коровьева и Бегемота, Ян Ваня – Берлиоза, Татьяна Андреева – Геллы и Низы, Дмитрий Клявин – Каифы, Сергей Львов – Бездомного. Но даже если бы замечательный Воланд Игоря Булычова случайно не уронил свою трость в одной из первых сцен, это на конечный результат все равно никак не повлияло бы – для этого в роли Воланда себя должна была почувствовать если не вся постановочная группа, то хотя бы приглашенный балетмейстер.
Пока же к окончанию сезона Национальная опера подходит с неутешительным результатом: три премьеры – балет "Даниэла" Анико Рехвиашвили, "Ярослав Мудрый" Анатолия Соловьяненко и вот теперь "Мастер и Маргарита" Давида Авдыша – оказались безусловными творческими провалами. И надежда остается только на четвертую и последнюю в этом сезоне премьеру – июньского "Макбета" Джузеппе Верди в постановке итальянского режиссера Итало Нунциаты.


Мастерство Елены Филипьевой (Маргарита) не смогло расцветить общую серость спектакля
Фото: КОНСТАНТИНА ИЛЬЯНКА /


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Апр 29, 2019 1:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25504
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 01, 2007 3:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060107
Тема| Балет, «Лебединое озеро», Чеховский фестиваль, Персоналии, М. Боурн,
Авторы| Александр Фирер
Заголовок| Видение "Лебедя"
Чеховский фестиваль открылся знаменитым балетом Мэтью Боурна
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 20070601
Ссылка| http://www.rg.ru/2007/06/01/lebedinoe.html
Аннотация|

На сцене МХТа им. Чехова стартовал VII Международный театральный фестиваль им. Чехова. Для открытия был выбран балет англичанина Мэтью Боурна "Лебединое озеро" на музыку Чайковского.

Авторская версия Боурна может быть поставлена в ряд со знаменитыми постановками "Лебединого" Джона Ноймайера (об истории Людвига Баварского) и Матса Эка, который наполнил балет многозначностью смыслов и полностью лишил его красивости. Спектакль Мэтью Боурна, которому 12 лет и который уже записан на DVD, когда-то произвел фурор, а англичане даже находили некое сходство жизненных обстоятельств балетного Принца и Принца Чарльза. Это "Лебединое" наконец доехало и до Москвы и имело оглушительный прием.

В балете музыка Чайковского сохранена, тем не менее Боурн предлагает свою историю. Он уловил в музыке Чайковского отчаянный крик Лебедя, крик одиночества в утопической погоне за счастьем. Лебедь Боурна - свободная дикая птица, хищная, сильная, жестокая. Она олицетворяет мужское начало, движущие силы природных стихий.

Принц жаждет любви до такой степени, что стремление духовной близости с матерью чуть не оборачивается инцестом. Наставник покупает для Принца проститутку, чтобы девственник познал любовь. Любовный голод гонит подвыпившего Принца в ночной клуб, но здесь - только ложь и предательство. Оказавшись в городском парке, он пишет предсмертную записку и пытается утопиться в озере. Но дорогу в небытие ему преграждает Лебедь из сновидческой сказки. Что это - наваждение, алкогольная фантазия, эротическая греза? Лишь "бриджи" этого Лебедя из лебединого пуха. А голый мускулистый торс - окрыленная метафора свободного полета. Лебедь застывает в декоративном арабеске с заломленной рукой, словно сошедшим со знаменитой афиши Льва Бакста к "Русским сезонам", на которой был изображен Нижинский в "Видении розы". Такая аллюзия обогащает природу этого изощренного видения. Белый акт в парке, подобно II акту "Жизели", происходит в полнолуние, когда обостряются чувства и миром правит мистерия. В знаменитом белом адажио Принц вторит движениям Лебедя, и у него буквально вырастают крылья.

Черный акт решен как церемония королевского бала с VIP- персонами и папарацци. На балконном парапете, словно черный коршун, появляется неотразимый, сексуальный франт с плеткой. Для Принца это гром среди ясного неба, ибо Незнакомец - двойник Лебедя. Под музыку русского танца поставлены "под рюмку водки" страстные танцы черного пришельца с разномастными "невестами Принца" и флирт с Королевой. Черное адажио - полный вожделенной одержимости эротический вальс-поединок Незнакомца с Королевой-матерью. А в медленной части при погашенном свете происходит метаморфоза: вместо Королевы в крепких руках хищного Незнакомца оказывается Принц. Их дуэт - макабрическая румба. Это игра со смертью. Последний акт происходит в спальне Принца, превращенной в психиатрическую палату. Его окружают медсестры-придворные, в злобных кукольных масках и белых кринолиновых юбках, с коварным Наставником-врачом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25504
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 03, 2007 8:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060201
Тема| Балет, «Русский камерный балет «Москва», «Ходжа Насреддин»
Авторы| Татьяна Кузнецова. Фото: Григорий Собченко
Заголовок| Мудрец среди овец
// "Ходжа Насреддин" в балете "Москва"
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20070602
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=770930&IssueId=36294
Аннотация|


В балете «Ходжа Насреддин» расправа народа над властью поставлена с неподдельным вдохновением

На сцене Московского театра оперетты прошла премьера балета "Ходжа Насреддин", поставленного в балете "Москва" хореографом Эдвальдом Смирновым. Этот "феерический балет-мозаика в двух отделениях" превзошел самые смелые ожидания ТАТЬЯНЫ Ъ-КУЗНЕЦОВОЙ.

Балет "Москва" состоит из двух трупп – классической и современной. До сих пор главными ньюсмейкерами были "современники" – они получали "Золотые маски", в то время как отстойные "классики" безнадежно топтались на задворках московской балетной жизни. Худрука балета "Москва" Николая Басина такое положение явно не устраивало. И вот реванш – мировая премьера оригинального двухактного балета "Ходжа Насреддин", поставленного петербургским доцентом-хореографом Эдвальдом Смирновым на специально написанную музыку Павла Турсунова, сыгранную симфоническим оркестром "Маэстро" под предводительством дирижера Константина Кримца. Все творцы явно горды своим детищем: в программке так и написано – "неподражаемая хореография".

Собственно, с хореографией как раз наоборот, она подражает сразу всем клише: скудной советской эстраде с ее немудрящими пританцовками; балетному стилю ориенталь с руками, вывернутыми ладонями вверх, и ногами, сложенными по-турецки в адажио; детскому утреннику с его непременным бегом на месте и драками с пинками-оплеухами. А вот жанр балета – политическая комедия с актуальными аллюзиями – стал безусловным ноу-хау авторов.

В либретто, написанном Эдвальдом Смирновым по мотивам книги Леонида Соловьева о Ходже Насреддине, нет сколько-нибудь связной истории, что не мешает автору-хореографу с помощью художника по костюмам Екатерины Афанасенковой развернуть перед зрителем ряд острогражданственных зарисовок из жизни простого народа и властных структур. Население изображено в виде стада баранов, морды которых нарисованы на капюшонах, закрывающих кордебалетные лица в эпизодах особо сильного угнетения. Для пущей достоверности кордебалет косолапо сучит ножками и держит ручки копытцами. Алчный ростовщик оголяет бедняков до комбинезонов телесного цвета с помощью персонажа по имени Человеконожницы, то есть буквально воплощает метафору "остричь, как овцу".

Государственно-олигархический капитал олицетворяет эмир – карикатурный коротышка в стилизованном халате, накладной бороде и орденской ленте через плечо. Самодур заставляет раболепных прихвостней лизать себе ноги и бьет телохранителей по яйцам. Для прояснения актуальности образа окружение эмира одето по-современному: телохранители в черные пары, изнеженные олигархи в белые костюмы, женский эскорт в прозрачный шифон, и все в темных очках.

Менее отчетливо обрисован главный герой. От необходимости показать его многостороннюю натуру образ Ходжи Насреддина автор расчленил на собственно человека и его осла. Человеку-Ходже приходится довольствоваться ролью лирического воздыхателя, развивая вполне бесплодный роман с бедняцкой дочерью Гюльджан. А вот антропоморфное животное не только заводит трех длинноухих детей от местной зеленщицы, но и узурпирует основные функции народного героя, находчивого остроумца и защитника угнетенных. Кульминацией революционной деятельности осла становится его обличительный монолог (не пластический, разговорный), в котором фигурирует Касьян-ага, построивший себе дворец, а также Зураб-бей, разбавляющий лекарства ослиной мочой.

Среди животрепещущих деталей балета стоит отметить явление на бухарском базаре матрешки в парандже, а также добродушного "лица кавказской национальности", бодро торгующего гранотометом и короткоствольным автоматом. Первый так и не находит сбыта, а вот компактный автомат охотно засовывает в чемодан Ходжа, покидающий город после победы над угнетателями. Этой победе посвящена одна из самых поэтичных сцен балета. Под лирические переборы музыки "бараны" скидывают капюшоны, берут в распрямившиеся копыта мотыги и лопаты и замедленно, как в рапиде, начинают крушить ими головы олигархов. Хореограф постарался выстроить мизансцену поразнообразнее: то толпа вздымает на руках хрупкую сельскую труженицу, погружающую мотыгу в висок эмира, то на первый план выпадает ударенная лопатой по горлу нарядная красавица, то телохранители картинно корчатся под градом ударов. Надо сказать, эта сцена вызвала неподдельный энтузиазм немногочисленной публики: раздались наконец дружные аплодисменты, крики "браво" и даже "автора". На крики в синем бухарском халате вышел сияющий дирижер.



(увеличение по клику)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25504
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 03, 2007 8:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060202
Тема| Балет, «Лебединое озеро», Чеховский фестиваль, Персоналии, М. Боурн,
Авторы| Алена Карась
Заголовок| Англо-грузинский коктейль
Вслед за лондонским "Лебединым озером" в театральный марафон вступили тбилиссцы
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 20070602
Ссылка| http://www.rg.ru/2007/06/02/teatr.html
Аннотация|

Открытие VII Международного фестиваля им.Чехова, несмотря на отсутствие официальной части, речей и шампанского, само по себе стало праздником с радостным и пьянящим эффектом шампанского. В первый день давали знаменитый балет "Лебединое озеро" Мэтью Боурна, во второй - "Сладковато-печальный запах ванили" тбилисского Театра им. Руставели.

"Лебединое озеро" Мэтью Боурна, хоть и стало уже мировым хитом, растасканным на цитаты, нынешним летом в Москве вновь произвело эффект освежающего шампанского. В нашей стране, которая по-прежнему мучительно переживает свои отношения с собственной музыкальной классикой, культура которой слишком серьезна, во многом лишена парадоксальной и иронической игривости, очень полезны такие инъекции.

"Лебединое озеро" Боурн сочинил поверх классической хореографии Петипа-Иванова, выстроив на ее основе свой собственный сюжет, но ничего агрессивно-конфликтного в этом "переписывании" классического текста нет. Сюжет о юном принце, выросшем в холодных королевских покоях, не знающем любви и в тоске ищущем ее повсюду, напоминает атмосферу и обстоятельства жизни нынешней королевской семьи, самого принца Чарльза и даже его погибшей жены. Да и личная драма автора "Лебединого озера" становится не менее важной внутренней темой английского спектакля.

У Боурна история болезненного и одинокого мальчика, которому во снах является прекрасный и сильный лебедь, выстроена как увлекательное и красивое пособие по психоанализу. Декаданс дворцовых ритуалов и манер, вульгарные подробности английских баров, картина Энди Уорхола, внезапно "являющаяся" на бал, - все это полно неистребимого английского юмора.

А что до лебедей, которых Боурн из кокетливого женского кордебалета превращает в группу сильных, брутальных мужчин с обнаженными мускулистыми торсами, то здесь он умудряется выйти за пределы балетной условности, победить инерцию восприятия хрестоматийных "лебединых" адажио и рассказать историю о вечном противоречии природы и культуры, силы и слабости, расцвета и декаданса. И все это - с нежно-смешливым, просвещенным юмором.

<…>
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11558

СообщениеДобавлено: Пн Июн 04, 2007 10:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060401
Тема| Балет, «Русский камерный балет Москва», «Ходжа Насреддин», Э. Смирнов
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Ходжи и ханжи
Хорошо забытое старое в «Русском камерном балете Москва»
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20070604
Ссылка| http://www.vremya.ru/2007/95/10/179505.html
Аннотация|



Для «мировой премьеры» балета Павла Турсунова «Ходжа Насреддин» театр «Русский камерный балет Москва», славный тем, что его артистам платят меньше, чем консьержкам в спальных районах, снял Театр Оперетты и не поскупился на рекламные растяжки в центре города. Премьера эта была очень важна для худрука Николая Басина. Его театр, как известно, состоит из двух трупп, классической и современной; «современщики» зарабатывают театру репутацию (на программке «Ходжи Насреддина» рядом с логотипом театра стоит «Лауреат национальной театральной премии «Золотая маска»), «классики», лабая по мере сил обкромсанные версии старинных балетов, репутацию портят, но приносят деньги на гастролях по окраинам Китая. «Ходжа» был призван показать миру, что вот, театр не только паразитирует на Мариусе Петипа, но и творческими поисками занимается, новые балеты выпускает.

Сюжет нового балета в постановке петербургского хореографа Эдвальда Смирнова (он сам и сотворил либретто -- и никакие источники его вдохновения не указаны; ему чуть за полтинник, в биографии -- постановки в провинциальных театрах и в той же «Москве») выглядит так, будто спектакль появился на свет в Усть-Урюпинске годов семидесятых. К какой-нибудь дате, годовщине комсомола, например. Главный герой приезжает в Бухару и наблюдает картины всяческого унижения бедного люда слугами Эмира. Душа Ходжи не выдерживает (тем более что Эмир положил глаз на ту же девушку, что нравится и ему самому), и дело кончается натуральным восстанием дехкан, где страдальцы и Эмира, и всех его приближенных зарубают кирками.

Но сюжет сюжетом, а вот такого воплощения его на сцене быть точно не могло. Нет, одному из актеров могли пришпилить длинные уши и выдать ему роль Осла (тут его играет Бахтиер Солиев), и они с Ходжой (Вячеслав Пегарев) также могли выглядеть двумя кувыркающимися по земле обормотами-приятелями, а не героем и его средством передвижения. Но охранники Эмира не могли бы быть упакованы в черные костюмы и темные очки, и вряд ли бы рассерженный Эмир (Денис Акинфеев) бил их ногой в пах -- советский балет был как-то гуманнее, право слово.

Вряд ли бы в семидесятом хореографу позволили быть так откровенным в изображении народных масс: все первое действие крестьяне носят на головах капюшоны с изображением бараньих морд, а во втором действии слуга Эмира не смог бы призвать для стрижки народа персонаж по имени Человек-Ножницы -- фильм Тима Бертона еще не был снят. Но лирические сцены Ходжи и Гюльджан (Елизавета Небесная) были бы, без сомнения, точно такими же -- ни капли любовной страсти, лишь потупленные глазки и любовь к родной стране, ну прямо радиопередача на тему, могут ли мальчик и девочка держаться за руки в десятом классе. И уж конечно, на восточном базаре не могли бы торговать оружием -- это точно современный штрих.

Публику составляли родственники и друзья артистов, бабушки-театралки, явно попавшие на спектакль бесплатно, и некоторое количество иностранцев, видимо, заочно почитающих русский балет, но в том, какая труппа что из себя представляет, явно не разбирающихся. Последние после первого действия сбежали и народной революции не дождались.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11558

СообщениеДобавлено: Пн Июн 04, 2007 10:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007060402
Тема| Балет, камерный балет «Москва», «Ходжа Насреддин»,
Авторы| Олег Шатуновский
Заголовок| Ходжа Насреддин на московской сцене
Где опубликовано| Рress-uz.info
Дата публикации| 04/06/2007
Ссылка| http://www.press-uz.info/ru/content.scm?topicId=2803&contentId=70029
Аннотация|

Премьера нового балета «Ходжа Насреддин», камерного балета «Москва», с успехом прошла на сцене Московского театра оперетты. Мудрый, веселый и добрый герой устного творчества узбекского народа Ходжа Насреддин создавался многими поколениями людей, сообщает ИА «Жахон» при МИД Республики Узбекистан.
Естественно, что этот яркий и привлекательный персонаж узбекского фольклора всегда притягивал к себе деятелей искусства. Образ Ходжи Насреддина воплощен в литературе, драматургии, кинематографе. И вот наступила очередь балета, вернее — феерического балета-мюзикла, как назвали новый спектакль его создатели.
А началось все с музыки, которую написал московский композитор Павел Турсунов. Она очень понравилась одному из ведущих российских режиссеров Константину Кримецу, который записал ее со своим оркестром, а потом привел композитора к художественному руководителю камерного балета «Москва» Николаю Басину.
- Обратиться к постановке балета меня побудила музыка, - вспоминает Николай Анатольевич. - Услышав ее, я пришел в настоящий восторг. «Ходжа Насреддин» - не случайный для нашего коллектива спектакль. Мы обратились к восточной теме и остановили свой выбор на одном из самых гуманных, веселых и обаятельных героев в мировой культуре, потому что уверены: доброта, а не только красота спасет мир. Перед нами стояла задача - создать собирательный образ восточного ума и доброты.
На постановку спектакля пригласили из Петербурга известного балетмейстера Эдвальда Смирнова. По его признанию, яркость образа главного героя ведет за собой весь спектакль. Балетмейстер попытался синтезировать в нем разные жанры - балет, цирк, гимнастику. Все это ярко и органично воплотилось в премьерном показе, который был очень тепло принят зрителями.
В спектакле заняты артисты классической и современной трупп балета «Москва». Вдохновенно и профессионально вели свои партии Елизавета Небесная, Денис Акинфеев, Сергей Сатаров Андрей Холин и другие солисты. А если добавить, что главную партию Ходжи Насреддина исполняет японский танцор Морихиро Ивата, то становится ясно, что подарил зрителям новый прекрасный балет международный коллектив друзей и единомышленников.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11558

СообщениеДобавлено: Пн Июн 04, 2007 10:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006060403
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, «Лебединое озеро», Персоналии, М. Боурн.
Авторы| Екатерина Васенина
Заголовок| Гадкие лебеди
Мэтью Боурн привез в Москву свое знаменитое «Лебединое озеро»
Где опубликовано| Новая газета
Дата публикации| 20070604
Ссылка| http://www.novayagazeta.ru/data/2007/41/40.html
Аннотация|

Большущий блок «Лебединых озер» английского режиссера и хореографа Мэтью Боурна открыл фестиваль имени Чехова. Без малого 10 лет в Москве ждали этот спектакль, восстановленный недавно в новом составе.

«Хорошо, что Чайковский не видел это», — прошептала молоденькая девушка в антракте. Откуда столько консерватизма в 16 лет, непонятно. Чайковскому скорее бы понравилось. Знаменитый критик и теоретик балета Федор Лопухов, тот еще субъективист и консерватор, писал в свое время, что, являясь категорическим противником частичных перестановок классических старых балетов вроде «Лебединого», он согласен с правом балетмейстеров создавать эти балеты совсем заново, заново толковать сюжет, музыку, образы, всю хореографию.

Это Боурн — на самом деле не балетмейстер, а театральный и кинорежиссер — сделал. Приятно посмотреть, как телесно предметен был западный хореографический авангард десять лет назад, какое остроумие рождало обычное тело, и как умозрительны новые модные постановки, как подавлен и роботоподобен в них человек.

Уподобление птицам — лучшее, что может человек в танце. И «лебеди» Боурна — настоящие лебеди-шипуны. Первый, рисованный, ждет нас уже на занавесе вместо мхатовской чайки — молодой серо-бурый лебедь-подранок с кривоватыми крыльями. Изящно изогнутая лебединая шея длится в танцовщиках от головы до пояса, объемные пушистые бриджи уподоблены лебединым телам. «Лебединые» вылеты на сцену остроумны, нежны и хореографически изобретательны. Танец маленьких лебедей — хит-камео внутри спектакля: лебеди-бесенята, яростно-легконогие, отжигают данс-макабр из рэпа, танца лягушат и василисков.

Удовольствие от наблюдения «лебединых» выходок усиливает жесткая режиссерская композиция, решительно перекроенная Боурном на британский лад (коль скоро «Лебединое» — типично русский балет, такой симметричный ответ резонен). «Лебеди» — лишь хор в трагедии вышколенно танцующей Британской империи середины ХХ века. Королева-мать (Серен Кертин) в диоровском роскошном лиловом платье снисходительно любуется своими портретами в духе поп-арта, от скуки стреляет глазами во все стороны, соблазняет офицера, вешая ему орден на грудь, немножко вешается сама и вообще заметно нимфоманит. Ее сын, наследный Принц (Кристофер Марни), влюблен в нее.

Боурн создает клип-балет из сцены объяснения матери с сыном, выпивающим с тоски в одинокой спальне (столько поддержек и обводок придумано из каждого пожимания рук!). Дуэт притяжения и отчаяния невозможных отношений прямо отсылает к «Чайке», Аркадиной и Косте Треплеву. (Кстати, «Чайка» Джона Ноймаера в Музыкальном театре Станиславского и Немировича, пожалуй, единственный спектакль, конкурирующий с «Лебединым» в талантливости слияния драмы и балета.)

Проститутка для Принца — не выход, хотя Принц даже предпринимает с ней выход в свет, на балет. Из устроенной на сцене ложи Королева, Принц и их спутники смотрят ехидную пародию на классический балет. Веселая подружка Принца (Нина Голдмен) панибратски хлопает Королеву по плечу, предлагает картошку-фри, говорит по мобильному… Королева поводит плечом, бросает презрительный взгляд на сына.

С горя Принц убегает из заброшенного дворца. Напивается в баре Swank (в переводе — хвастовство, щегольство, надменность; и игра слов для наблюдательных: swan — лебедь). Встречает наконец родную душу, Лебедя, — ну и что, что любовь пришла в мужском теле. Лебедь Томаса Уайтхеда — широкоплечий мачо с искушенным лицом жиголо, быстро завоевывает сердце Принца энергичным соло.

«Черный» дворцовый акт решен как светский бал, взятый в кольцо фотовспышек: вначале папарацци «отщелкивают» дефиле собравшихся и серию танцев. Под треск фотокамер случается криминальный скандал — Принц стреляет в мать, протанцевавшую весь вечер с Лебедем. Этот появился, как в русских сказках: прилетел, ударился о дворцовый паркет — и обернулся молодцем во фраке и кожаных штанах (лондонский шик?). Потанцевать с ним выстроилась толпа красавиц.

Одна, в черной бархатной повязке на глазу, с огромным бриллиантом, особенно расстарается, но куда ей до Королевы. Королева в счастливой коме от надвигающегося мезальянса. До беды сына, которому любимый Лебедь больно и издевательски заломил одну руку за спину в форме крыла, — ну что, полетаем? — ей и дела нет. Она летает на черных крыльях. И только после смерти сына обнимает его с отчаянием. А Принцу кажется, что его наконец обнимает Лебедь, приснившийся еще в детстве, в первой сцене балета.

«Я всегда зависела от доброты первого встречного», — говорила Бланш в «Трамвае «Желание». О мерцании родной души в случайном знакомом, о вечной погоне за счастьем в мелководье дворцовой и кабацкой жизни поставил Боурн свой спектакль, собравший множество премий, включая премию Лоуренса Оливье. Маленькие лебеди зажигают, как настоящие панки в балетных пачках. Но Чайковскому бы понравилось — музыка умно услышана.

До 10 июня, на сцене МХТ имени Чехова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11558

СообщениеДобавлено: Пн Июн 04, 2007 10:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006060404
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, «Лебединое озеро», Персоналии, М. Боурн.
Авторы| Ольга Галахова
Заголовок| А пьяный лебедь на пруду...
Международный театральный фестиваль им. А.П.Чехова стартовал нашумевшим балетом «Лебединое озеро», поставленным Мэтью Боурном
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20070604
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2007-06-04/11_bourn.html
Аннотация|фестиваль, театр, лебединое озеро

Если англичане в прошлый раз выступали под завязку фестиваля, то на этот раз они его открывали, причем в самую жару. В первый день из-за отсутствия работающих кондиционеров в МХТ им. А.П.Чехова двум артистам стало плохо – одного увезли на «скорой помощи», другого доставили в номер отеля. Через пару дней еще двоих актеров наша доблестная милиция оштрафовала, взяв с них по 1000 руб. за нарушение правил регистрации. Однако в последующие дни актеры продолжили выступление. Ожидаемый организаторами фестиваля успех повторился. Полные залы, аплодисменты зрителей по ходу спектакля и овации в конце сопровождают каждый показ труппы. Другое дело, что наша публика, воспитанная дивертисментом классического балета, бьет в ладоши после каждого эпизода, навязывая тем самым номерную структуру, которой избегал Мэтью Боурн, кажется, в своей трактовке в том числе.

Популярности этого балета с первых дней сопутствовал скандал: все лебеди здесь – мужчины. Если в 1995 году подобным нас еще можно было удивить, то в 2007-м уже нет. Однако дело совсем не в том, что «про это». Взята партитура балета Чайковского, на которую положена история о современном молодом человеке, охваченном смятением самоидентификации пола. В балете Боурна есть Принц, как и в классическом либретто, есть и Королева-мать, но вот ни Одетты, ни Одиллии, ни Злого гения нет. Принца в этом балете искушает его собственное сознание. В первой же картине мы видим, как в окне спальни Принца, где на огромной венценосной кровати почивает молодой дофин, ему в грезах является Лебедь-искуситель. Этот загадочный поначалу мираж есть своего рода alter ego самого Принца, его тайное второе «я». Невинный королевский отпрыск сначала не понимает картины собственного подсознания. Лебедь взывает к его половому самоопределению.

А между тем жизнь во дворце идет по заведенному порядку. Принца свора челяди моет, одевает, обувает – почти как грязнулю в «Мойдодыре». Королева-мать и сын совершают ежедневные ритуалы для верноподданных граждан. Посещают театр, где, кстати, дают придворный балет. Мэтью Боурн не упускает свой шанс, чтобы поквитаться с Петипа. Ему мало, что его стая лебедей – агрессивная, брутальная, дикая стая. В том балете, что смотрит королевская семья, потешно разыгрывается драма бабочек: их крылышки трепещут, взрослые тети в газовых панталончиках с утрированными страстями разыгрывают историю любви. Вдруг появляется и балетный премьер этой придворной труппы – здоровый тяжеловес с топором, готовый порубить все на своем пути. А Злой гений растиражирован на целую стаю монстров, столь же карикатурных, как и все остальные.

Классическое «Лебединое озеро» является здесь в форме пародии. Мэтью Боурн квитается не только с нашей балетной традицией, но и с британской. Лебедь – для их культурной традиции не меньший выродившийся поэтический знак, чем для нас. И Шекспир у них – стрэтфордский лебедь, и «Лебединое озеро» Чайковского любят не меньше, и в парках заботятся о лебедях, как не пекутся о человеке.
Вот и Принц в мятежном поиске самого себя и своей сексуальной ориентации бежит с королевского бала в портовый бар, где все под ту же музыку Петра Ильича лондонские низы – моряки, стриптизерши, пуэрториканцы – или представители стран третьего мира оттягиваются по полной программе. В этом баре Swank (то есть «хвастливый», очевидно, что хореограф сближает название бара со словом swan – лебедь) Принц встречает своего Лебедя-искусителя. А рядом с баром висит огромный постер, рекламирующий спички, – на нем изображен все тот же проклятый лебедь, доставший Боурна не на шутку.

Мираж, который явился во сне Принцу, обретает плоть. Брутальный искуситель соблазняет Принца. Последний принял на грудь серьезную порцию спиртного. В алкогольном забвении он бежит на озеро, чтобы покончить с собой. Однако ему является во всей дикой и вместе с тем ироничной красоте стая лебедей во главе с ее предводителем, миражом из сна, соблазнителем из бара. Принц находит свое счастье среди странных существ – не столько лебедей, сколько птиц вообще, пернатых, равнодушных к человеку.
После счастья этой ночи Принц не способен вернуться к заведенной жизни дворца. На балу, куда является Лебедь-искуситель, брутальный самец, соблазняющий все, что движется, в том числе и Королеву-мать, разыгрывается сцена ревности. Принц хватает пистолет, но случайно убивает девушку, парвеню, мечтавшую составить с ним выгодную партию. В поиске своей самоидентификации он сходит с ума. Одна из последних сцен балета – стая на озере, которая заклевывает принца до смерти.

Королева-мать заходит в покои сына, чтобы обнаружить его мертвое тело. Вероятно, Боурн утверждает, что человек на пути собственного познания, выбора, кто же он, к какому миру принадлежит – исключительно мужскому или все-таки нет – способен надорваться и погибнуть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11558

СообщениеДобавлено: Пн Июн 04, 2007 10:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006060405
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, «Лебединое озеро», Персоналии, М. Боурн.
Авторы| Марина Зайонц, Билл Купер (фото)
Заголовок| Боурновское движение
Чеховский фестиваль открылся сенсационно-скандальным "Лебединым озером". Восторженная публика отбила ладоши
Где опубликовано| Итоги
Дата публикации| 20070604
Ссылка| http://www.itogi.ru/Paper2007.nsf/Article/Itogi_2007_06_03_02_4831.html
Аннотация|



Неистовые, сумасшедшие крики "Браво!", доносившиеся со всех балконов, до сих пор звенят в ушах. И это, заметим, в разгар ужасающей жары, когда ни сил, ни чувств уже нет - тают, как мороженое. Такого изъявления восторга давно не приходилось видеть и слышать. Ну разве что два года назад на том же Чеховском фестивале, когда англичане "Пьесу без слов" играли (или танцевали, трудно в этом случае с термином разобраться). Тоже Мэтью Боурн ставил, человек в Европе очень известный, но для нас он - открытие Чеховского фестиваля. Впрочем, как выясняется, балетные люди давно уже передавали из рук в руки кассету с записью самого, может быть, легендарного спектакля Боурна - "Лебединое озеро" (1995 года рождения), смотрели, ахали, возмущались. Словом, испытывали все положенные при встрече с чем-то шокирующим чувства. Теперь это "Озеро" привезли в Москву, так сказать, в живом виде. После двенадцати лет триумфальных гастролей по миру и огромного количества (порядка тридцати) премий. Легко догадаться, что спектакль Мэтью Боурна - самый дорогостоящий проект Чеховского фестиваля, около 1 миллиона долларов. "Посмотрите этот спектакль, или всю жизнь будете жалеть, что не сделали этого", - советует лондонская газета "Индепендент". За всю жизнь не скажу, но "Лебединое озеро" и в самом деле впечатляет. Тут и про жару забываешь, и про профессиональные обязанности. Сидишь и просто кайф ловишь, так лихо и талантливо все придумано.



В антракте одна тележурналистка терзала постановщика: признайтесь, говорит, это у вас балет или спектакль? Бедный Боурн никак не мог понять разницы, но и журналистка была не так глупа, как может показаться. Это "Лебединое озеро", как и все другие боурновские спектакли, с одной стороны, несомненно, балет, потому хотя бы, что артисты разные па выделывают, танцуют. А с другой - там, как в драматических спектаклях, внятная история рассказана. Не романтически-условная, как принято в классическом балете, а вполне реальная и очень печальная. Немного напоминает известный фильм Лукино Висконти "Людвиг" (вполне можно вообразить, что им и навеяна), но это так, к слову. Гремучая смесь драматического театра с балетом и есть стиль Мэтью Боурна. И с того и с другого он решительной рукой сдирает ореол рафинированной возвышенности и бросает оба эти жанра в жаркую топку так называемого коммерческого искусства. У нас-то с вами к жанру развлечения принято относиться с подозрением. А все потому, что образцами тут служат "Аншлаг" и несколько чудовищных антрепризных поделок. Вот оно, искусство для масс, фи, как некрасиво. Никакой тебе духовности, даже сколько-нибудь серьезного содержания ожидать не приходится. Боурн же демонстрирует невиданные возможности этого направления. И про прошлый его спектакль "Пьеса без слов", и про нынешнее "Лебединое" можно сказать попросту: супер, это самый что ни на есть хай-класс, где все совершенно - режиссура, исполнение, декорации и музыка.



Ну вот мы и дошли до Чайковского. Петр Ильич, конечно же, наше все. А его "Лебединое озеро" и вовсе - главный символ русского балета. Самый, самый главный, его, как вы помните, при всех торжественно-печальных событиях тут же по телевизору показывают. Чтоб народ проникался лирической грустью. Тем, кто проникается, на "Лебединое" 47-летнего хулигана Мэтью Боурна идти не стоит. Расстроятся, обидятся и, скорее всего, возмутятся. Чего-чего, а лирической грусти и томной элегии в его спектакле не найти. Там и музыка Чайковского, знакомая до ноты, звучит как-то совершенно по-новому - драматично и издевательски возбуждающе. С традицией Боурн разделывается так: придумывает сцену в театре. В королевской ложе сидят Королева (Сэрэн Кэртин), Принц (Кристофер Марни), его Подружка (Нина Голдмен), а перед ними балет танцуют. Вместо лебедей бабочки, вместо принца усатый дядька-дровосек в белых колготках с сачком, а злую силу изображают какие-то летучие мыши, жутко гримированные. Подружка принца дико хохочет, по мобильнику говорит, жует орешки, словом, ведет себя не по-королевски. Не говорю уж о том, что все лебеди у Боурна - мужчины. Голый торс, мохнатые бело-серые штаны, черный треугольник, нарисованный на лбу, резкие взмахи рук, агрессия в движениях - никакой тебе красоты и лиризма, один только морок, ночной кошмар. Знающие сюжет граждане сразу же подумают сами знаете о чем.

Так вот, в балете не о том речь. Это история о несчастном Принце, которого никто не любит. Неврастенического склада мальчик, на других не похожий, в нем только-только рождается чувственность, а его все отвергают. Подружку, плохо воспитанную, сочли неподходящей, даже деньги заплатили, чтоб отстала, мать и вовсе отталкивает ребенка, стыдится его странностей, придворные смеются. Ну он и пошел в парк, в пруду топиться. Как вы уже догадались, Боурн переносит действие в современный Лондон. Тут тебе и королевская гвардия, перед дворцом марширующая, и танцульки с пьяными матросами и веселыми гулящими девицами, и Гайд-парк со строгой табличкой: "Не кормить лебедей". Лебеди, на берег вылезшие, произвели на одержимого эдиповым комплексом юношу такое впечатление, что Принц раздумал кончать жизнь самоубийством. Эти странные, агрессивные, недобрые птицы - показалось ему - приняли его в стаю. Что тут Боурн с известными мелодиями выделывает, не пересказать. Знаменитый танец маленьких лебедей самую бешеную реакцию вызвал, зрители хохотали, удивлялись, аплодировали, успокоиться не могли.

С черным Лебедем история вышла крутая, ничего не скажешь, придумана на славу. На королевском балу появился Незнакомец (Томас Уайтхед), весь в черном - женщины, как по команде, напрягаются мгновенно, и есть от чего. Только взглянет, стеком по голой спине проведет, они на все готовы. Одну завалил у всех на глазах, к другой тут же тянется. Принц отчаянно нервничает, чувствует эту страшную сексуальную силу, тянется, сам не понимая к кому, возбуждение растет. Настолько, что и Королева не устояла. Человек в черном косячок закурил и ей предлагает, за талию обнимает, вот-вот разденет. Что-что, а эротическое напряжение Боурн создать умеет, тут и публика в креслах ерзать начинает, а уж бедный Принц и вовсе за револьвер в отчаянии хватается. Мама не любит, Незнакомец знать не желает, и только померещившийся Лебедь в объятия принял, на руки взял, а мальчик, калачиком свернувшись, за шею его обнял, успокоился. Словом, есть от чего с ума сойти. После выстрелов его в какую-то палату N 6 поместили: белые стены, решетка на окнах, большая кровать. Едва он сном забылся, как из-под кровати лебеди полезли. Головы высунули, и ну вертеть. Танец мрачный, пугающий, затягивающий. На кровать лезут, мальчика вот-вот затопчут. Такое только в страшных снах видится или в триллерах-ужастиках, которые Боурн остроумно использует. Вот и умер он, несчастный, никем не понятый.

Мэтью Боурн, говорят, изрядно волновался, как на родине Чайковского примут это его творение. Приняли с экстазом. Даже те, кто всегда считался поборником традиционного искусства, возбужденно сверкали глазами - надо же, как здорово. И так будет, без сомнения, каждый день, до 10 июня включительно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3 ... 12, 13, 14  След.
Страница 1 из 14

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика