Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2014-05
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 01, 2014 8:29 am    Заголовок сообщения: 2014-05 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050101
Тема| Балет, XIII Международный фестиваль балета DANCE OPEN, Персоналии, Лариса Лежнина
Авторы| Материал подготовила Елена Прилашкевич
Заголовок| Лариса Лежнина. Искусство балета — вненационально
Где опубликовано| «Искусство ТВ»
Дата публикации| 2014-05-01
Ссылка| http://www.iskusstvo.tv/News/2014/05/01/larisa-lezhnina-iskusstvo-baleta-vnenacionalno
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В Петербурге прошел XIII Международный фестиваль балета DANCE OPEN. Почетным гостем фестиваля стала балерина Лариса Лежнина, заслуженно пользующаяся международным признанием.

Лариса Лежнина — выпускница Ленинградского академического хореографического училища, ныне Академии русского балета имени А.Я.Вагановой. После окончания профессионального обучения балерина была сразу же принята в труппу Мариинского театра. С 1994 года Лариса Лежнина — прима Нидерландского Национального балета. В творческом багаже балерины значатся ведущие партии в балетах Джорджа Баланчина, Фредерика Аштона, Руди ван Данцига, Ханса ван Манена и других выдающихся хореографов.

В этом году Лариса Лежнина завершает творческую деятельность в качестве прима-балерины нидерландской труппы: в мае запланирована серия прощальных выступлений в Амстердаме. В преддверии этих спектаклей особенно символичным стал приезд балерины в Петербург, где когда-то начался её профессиональный путь. В родном городе Лежнина приняла участие в творческом вечере «Ханс ван Манен. Повелитель движения», ещё раз продемонстрировав высокий уровень своего мастерства.

В интервью корреспонденту «Искусства ТВ» Лариса Лежнина рассказала о хореографии Ханса ван Манена, собственном отношении к балетному искусству и дальнейших творческих планах.

Балет — понятие вненациональное

Я не принимаю разделения на русских и зарубежных исполнителей. В моем понимании есть просто плохие и хорошие танцовщики. Для меня искусство не имеет национальности. Если есть настоящий артист, какой он национальности значения не имеет. Меня называют русской балериной, поскольку я закончила Академию русского балета имени А.Я.Вагановой. Но лично я не могу себя назвать сугубо русской балериной. Наша профессия - вненациональна.

О личных достижениях

Я ничем не горжусь. По отношению к себе и своим работам я очень критичный человек. Не думаю, что когда-то создала некий шедевр. Что-то мне нравится танцевать больше, что-то меньше, но ни одной эталонной роли я назвать не могу. Мои зрители другого мнения, но я не люблю о себе говорить и давать оценки.

Проблемы репертуара

Новые возможности в профессии для меня открылись после Мариинского театра. С приходом в нидерландскую труппу мой репертуар значительно расширился. В европейском и американском театрах нет строгих канонов, когда танцуешь, не выходя за рамки собственного амплуа. Если у вас есть контракт ведущего исполнителя, вы обязаны исполнять все ведущие партии. То, что было закрыто для меня в Мариинском театре, в нидерландском театре стало доступным.

Отчасти я согласна с тем, что танцовщик не должен исполнять всё. Но для развития артиста полезно станцевать то, что не подходит, почувствовать что-то другое. К примеру, для классической балерины очень хорошо станцевать модерн. Там совершенно иная техника исполнения, с которой приходит новое ощущение своего физического «я». Такая практика обогащает опыт исполнителя. Совсем не обязательно, что попытка окажется уникальной и вызовет всеобщее восхищение, но танцовщик получит ценный опыт в свою копилку.

Хореография Ханса ван Манена

Мне близка хореография Ханса ван Манена: каждый год в репертуаре нидерландской балетной компании он представляет новую программу. Ханс ван Манен - наш «домашний» хореограф. Впечатление от его постановок - самое восторженное. Сейчас мастеру идет 82-й год, но он до сих пор создает интереснейшие балеты, отличающиеся логичностью и музыкальностью формы. Он до сих пор живет искусством и ставит балеты, потрясающие воображение.

Работая с Хансом ван Маненом в качестве танцовщицы, получаешь огромное удовольствие. При взаимодействии с хореографом практически не возникает проблем. Когда он видит, что человеку неорганично двигаться в какой-то сцене, он с легкостью меняет хореографию. Ханс ван Манен — свободный и открытый художник, который не приемлет зажатости в строго определенные рамки. Он меняет собственные шаги, если они не подходят выбранному исполнителю, или танцовщик чувствует себя не очень комфортно.

В постановках Ханса ван Манена всегда ярко выражен его стиль, но в каждом случае он отталкивается от танцовщика. Из-за этого его балеты трудно танцевать второму составу, ведь танцовщикам приходится буквально влезать в кожу тех исполнителей, на которых делалась ставка. Такой подход зачастую заставляет отказываться от второго состава. Ханс ван Манен предпочитает, чтобы балет танцевали изначально выбранные для этого артисты.

Разум и чувства

Поначалу русским танцовщикам очень трудно принять хореографию Ханса ван Манена. Она не несет открытых эмоций, драму в постановке выражать нельзя — таков его стиль. Он отталкивается от музыки и от внутренней эмоциональности, что идет в разрез с русской эмоциональностью.

Русский танцовщик идет от широты души человека, открыто демонстрируя грусть или радость. Балет Ханса ван Манена не несет какой-то драматической линии, но в нем присутствует внутреннее напряжение. Ты можешь смотреть на партнера, но никогда в зрительный зал. Здесь для танцовщика важен фокус вниз и концентрация на собственном внутреннем мире. Нет эмоций напоказ.

При этом Ханс ван Манен всегда основывается на музыке, которая изначально задает определенный ритм и движения, настраивает на те или иные переживания. Если хореограф не находит подходящего музыкального материала, он просто отказывается от постановки.

Прощальные встречи в Амстердаме

В мае в Амстердаме я представлю программу, которой закончу исполнительскую карьеру в качестве примы Нидерландского Национального балета. Я покажу два номера, которые сама выбрала.

Во-первых, я станцую Гран па из «Раймонды» - один из шедевров Петипа. Будучи выпускницей вагановской школы, мне за всю карьеру не пришлось станцевать этот отрывок, поэтому я решила напоследок отдать ему предпочтение.

Второй номер - The Old Man and Me, хореография Ханса ван Манена. Я увидела эту постановку очень давно, и она меня сразу же восхитила. Это даже не балет, а 17-минутный кусок жизни двух людей. Постановка объединяет три разные музыкальные части и заканчивается любимой мною музыкой Моцарта. Особенно подкупает трогательность номера: смех в начале и слезы в конце.

Планы на будущее

В следующем сезоне я участвую в спектаклях Нидерландского Национального балета как приглашенная артистка. Балетная компания будет показывать «Золушку» в постановке Кристофера Уилдона. Ранее я исполняла в балете партию Мачехи, и Уилдон захотел снова видеть меня в этой роли. Партия гротесковая и немного комичная. Она не доставляет никаких физических трудностей, и чисто по-актерски очень мне интересна.

Я прекращаю солировать в рамках Нидерландского балета, но не завершаю свою творческую деятельность. Я не собираюсь просто останавливаться. Может быть я начну разъезжать по странам и континентам с какими-то номерами. Возможно, буду где-то работать как фрилансер.

У меня был опыт педагогической деятельности: в Сеуле я вела репетиции для корейской балетной компании балета Universal, давала классы в Ла Скала. Мой профессиональный путь может пойти в этом направлении, хотя я не заглядываю далеко в будущее и живу одним днем.

Со стороны российских театров пока никаких предложений не поступало. Не исключено, что они появятся, но мое решение будет зависеть от личных обстоятельств. В Голландии есть вещи, которые я не могу просто бросить и уехать в Россию.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 01, 2014 10:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050102
Тема| Балет, Приз «Душа танца»
Авторы| Валерий Модестов
Заголовок| Приз «Душа танца» отметил 20-й юбилей
Где опубликовано| "Вечерняя Москва"
Дата публикации| 2014-05-01
Ссылка| http://vm.ru/news/2014/05/01/priz-dusha-tantsa-otmetil-20-j-yubilej-246765.html
Аннотация|


Закрытие церемонии награждения на гала-концерте балетной премии ''Душа танца'' в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко
Фото: РИА Новости


В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко состоялась церемония вручения приза журнала «Балет» – «Душа танца», который ежегодно присуждается профессионалами профессионалам как признание их творческих заслуг. Интерес к этому событию огромен. Лишний билетик спрашивали за квартал до театра.

На этот раз призы получили балерины и танцовщики Казани, Москвы и Петербурга. Специального приза «За пропаганду отечественной хореографии за рубежом» удостоены Наталья Макарова (США), Владимир Малахов (Германия), Марина Романовская (Беларусь).

В качестве памятного дара лауреатам вручали бронзовую статуэтку скульптора Олега Закоморного и серебряный знак, разработанный художниками-ювелирами Кулешовыми.

По условиям приза лауреатов объявляют задолго до награждения.

«Делается это специально, – сказала главный редактор журнала «Балет» Валерия Уральская, – чтобы не травмировать людей. Творцы – народ ранимый, войти в число номинантов и не получить приз обидно».

Юбилейный вечер отличался похвальной деловитостью церемонии и звездным составом гала-концерта.

В номинации «Звезда» приз присудили Наталье Сомовой и Сергею Полунину, премьерам Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко, Анжелине Воронцовой, прима-балерине Михайловского театра, и Олегу Габышеву, солисту театра Бориса Эйфмана.

В номинации «Восходящая звезда» приза удостоились Денис Родькин (Большой театр), Андрей Ермаков (Мариинский театр) и Кристина Андреева (Татарский оперный театр).

«Мэтром танца» названа Елена Щербакова, директор и художественный руководитель Ансамбля имени И. Моисеева.

В номинации «Учитель» приз вручили Инге Ворониной, профессору Московской академии хореографии.

«Рыцарем танца» назван Никита Тихонов, руководитель киностудии Большого театра, а «Пресс-лидерами» – балетовед и балетный критик Игорь Ступников (Санкт-Петербург) и фотограф Владимир Луповской (Москва).

Праздничный гала-концерт лауреатов, который вел Геннадий Янин из телепрограммы «Абсолютный слух», открывал знаменитый акт «Тени» Мариуса Петипа из «Баядерки», являющийся примером высшей гармонии на балетной сцене. Солировали Наталья Сомова (Никия) и Сергей Полунин (Солор). Танец «теней» завораживал изысканной красотой хореографии: 32 балерины танцевали как одна.

Помимо «Теней», в программе концерта были еще 10 номеров.

Анжелина Воронцова и Денис Родькин, ученики одного из первых (1995) лауреатов приза «Душа танца» народного артиста России Николая Цискаридзе, блестяще исполнили дуэт из балета Дриго «Талисман».

«Я горжусь работой Анжелины и считаю, что это самая одаренная балерина своего поколения, – сказал Цискаридзе, с которым мы связались по телефону. – Ее работа в Михайловском театре это показала, за последний сезон она блестяще станцевала одиннадцать главных ролей. Что касается Дениса Родькина, то в Большом театре он единственный танцовщик, который может называться премьером и по внешним и по профессиональным данным. Я это понял в первую минуту, когда пять лет назад увидел его; тогда я начал усиленно готовить Дениса к этой миссии».

Зрители с восторгом встретили миниатюру одного из патриархов балетмейстерского корпуса Ханса ван Манена «The Old Man and Me» («Старик и Я») в исполнении Владимира Малахова и солистки Берлинского Балета Беатрис Кноп. Уверен, что этот изящный мини-спектакль войдет в репертуар многих солистов балета, стремящихся продлить свою сценическую жизнь.

Олег Габышев представил публике номер «Мачо» на музыку «короля тяжелых ладоней» Рэя Баретто, который он сам придумал, сам поставил и сам станцевал.

А лауреаты Кристина Андреева и Олег Ивенко с блеском исполнили комический дуэт из балета Дриго «Арлекинада».

Но настоящим событием вечера стал «Умирающий лебедь» Сен-Санса в исполнении солистов Пермского оперного театра Инны Билаш и Степана Дёмина. Хореограф Алексей Мирошниченко предложил свою версию известной миниатюры, взяв за сюжетную основу легенду о любви и верности лебедей («Друг без друга птицы не живут – нет ее, и он уйдет из жизни»). На вопрос, как пришла в голову худруку Пермского балета эта счастливая мысль превратить знаменитую сольную партию в дуэт, Мирошниченко, рассмеявшись, ответил: «От наглости, наверное, а если серьезно, то от необходимости сочинить что-нибудь узнаваемое ребятам для конкурса».

Пути творцов, как известно, неисповедимы. Примерно по той же причине Михаил Фокин сочинил когда-то для Анны Павловой «Лебедя» – балерине был нужен номер на 2–3 минуты для участия в благотворительном концерте Мариинского театра.

Будем надеяться, что судьба «Умирающего лебедя» Мирошниченко будет столь же счастливой и долгой.

Гала закончился, как и положено праздничному концерту, веселой сюитой танцев, на этот раз – «Сиртаки», в искрометном исполнении артистов Ансамбля народного танца имени И. Моисеева.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 01, 2014 2:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050102
Тема| Балет, XIII Международный фестиваль балета DANCE OPEN, Итоги
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Фестиваль Dance open раздал призы
Где опубликовано| Российская Газета-
Дата публикации| 2014-05-01
Ссылка| http://www.rg.ru/2014/05/01/dance-site.html
Аннотация| Фестиваль, Итоги



Объявляя 13-й по счету международный фестиваль петербургский Dance open не боялся суеверий: остов его внятно продуман и проверен на прочность.

ФОТОРЕПОРТАЖ

Неделя мастер-классов для влюбленных в балет подростков разных стран, слетающихся в Петербург за "Russian Vaganova School", сочетается с выступлениями известных мировых трупп, а финальный звездный гала венчается вручением премий авторитетного жюри.

Фестиваль Dance open не снобствует, приглашая в программу артистов из соседнего отдела того же цеха: в концертах балетных звезд зажигают танцовщики фламенко и техничные рокеры. В результате Dance Open оставляет чувство, что весь балетный мир - большая и дружная семья, в которой есть мэтры (жюри и худруки трупп), активные взрослые (артисты) и новое поколение (стажеры мастер-классов), а границ и языков нет совсем. В хорошей семье делятся друг с другом умением танцевать, меньше конкурируют, больше дружат и общаются с тем большим удовольствием, что встречаются наверняка лишь раз в году. Как же дружба коллег сочетается с вручением премий?

В отличие от монструозного собрата, Московского международного конкурса артистов балета, Dance open не оглядывается на политику и не упивается собственной серьезностью. Номинации названы не без шика "мисс и мистер Виртуозность", "мисс и мистер Выразительность", лучший дуэт, приз зрительских симпатий и Гран при. Согласитесь, звучит приятнее, чем "вторая премия и диплом в старшей группе", да и не обидно, раз нет расстановки на пьедестале. К тому же за участие в гала-концерте Dance open честно платит артистам гонорар (в отличие от пафосного московского фестиваля-конкурса Бенуа де ла данс, зовущего выступать "за престиж"), селит в роскошном отеле Corinthia, холит и лелеет. Так что раздача призов получается непривычно добродушной. Но получить приз всегда приятно, тем более, что хрустальная статуэтка - реплика бронзовой отливки со слепка ноги великой балерины Анны Павловой. Сделанный в 1913 году бронзовый оригинал живет в Санкт-Петербургском музее театрального и музыкального искусства, а хрустальную реплику счастливчики-артисты развозят по миру.

"Мисс Выразительностью" в этом году стала модная солистка Американского балетного театра, крупная красивая мулатка Мисти Копланд. Номер для гала у нее был не бог весть каких достоинств, сделанный ее хорошо известным в России коллегой Марсело Гомесом номер на музыку Паганини из серии "только для друзей". "Мистер Выразительность" достался легкому, прыгучему Владимиру Шклярову из Мариинки, едва не завалившему поддержки партнерши.

"Мистера и мисс виртуозность" отдали оптом паре из Большого Кристине Кретовой и Семену Чудину, которые и выглядели очень достойно (чего стоит одна лишь идеальная устойчивость балерины), и танцевали раритет. Известный любитель архивов русской балетной старины и по совместительству худрук фестиваля Василий Медведев поставил им большое па де де "Электрик" из балета Мариуса Петипа "Синяя борода". От позабытой постановки, по его же признанию, в архивах сохранилось немного, но оживленная фантазия "по мотивам" оказалась очень симпатичной.

Лучшим дуэтом признали многократно обласканную фестивалем Dance open солистку Берлинского балета Яну Саленко и ее партнера американца Джозефа Гатти. А с ними могла бы поспорить пара приписанных к Норвежскому балету невысоких кубинцев - невероятно техничная прима Йоланда Кореа и ее партнер Йоэль Кареньо, танцевавшие Диану и Актеона в хореографии Вагановой. Впрочем, партнеру отдали приз зрительских симпатий: от его сумасшедших и будто безусильных каскадов прыжков зал глухо стонал. Субтильный голландец Реми Вортмейер тоже был избран зрителями, но тут уж сработало обаяние.

Гран при Dance open достался приме Национального балета Нидерландов Анне Цыганковой. Когда-то у талантливой балерины из Сибири не сложился роман с Большим театром. Потому ли или по какой-то другой причине большую часть благодарственной речи она произнесла на английском, но все ее поняли: хорошо хотя бы раз в году собираться вместе, смотреть, кто что делает, и ощущать себя полноценным сообществом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 11:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050501
Тема| Балет, XIII Международный фестиваль балета DANCE OPEN, Итоги
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Хореограф воздуха
Где опубликовано| Газета-Ведомости
Дата публикации| 2014-05-05
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/672901/horeograf-vozduha
Аннотация| Фестиваль, Итоги


А. Цыганкова, Й. Варга. «Танцы с арфой»
Фото: Стас Левшин


Фестиваль Dance Open прошел в Петербурге в тринадцатый раз. Если когда-то смыслообразующей частью программы были мастер-классы для детей со всего мира, желающих позаниматься под присмотром педагогов Мариинского театра и Вагановской академии, то с недавних пор фестиваль может позволить себе и своей публике полнометражные спектакли: не отказываясь от мастер-классов, концертов и вручения приза, он представляет несколько современных балетных компаний.

В этом году на Dance Open сошлись труппы, отражающие самые противоположные представления о том, что такое танец. Открывать фестиваль доверили американским Complexions. Труппа, памятная многочисленными приездами в Россию во главе с отеллоподобным Дезмондом Ричардсоном, по-прежнему исповедует огненную смесь джаз-танца и эстрады.

Балет Биаррица, уже 15 лет ведомый Тьерри Маланденом, привез его полуторачасовой спектакль Magifique — мемуары хореографа о своей жизни в балете, отраженные в музыкальной нарезке из трех балетов Чайковского. Танец маленьких лебедей, исполненный четырьмя парами голых мужских пяток, травмировал отдельных академистов. Но смесь неоклассики с французским современным танцем и пластическими находками Килиана, приготовленная Маланденом, способна сделать «своим» любой зрительный зал. Пусть даже всего на один спектакль.

Зато Ханс ван Манен не утрачивает магического воздействия на зрителя полвека. Национальный балет Нидерландов привез программу из пяти его постановок, последняя из которых — «Танцы с арфой» на музыку Карлоса Минчаса, Вила-Лобоса, Баха и Фредерика Момпу — была выпущена за две недели до гастролей. В этом спектакле для трех пар хореограф множит свою фирменную лексику, которую тут же повторяют его классические Trois Gnossiennes (1982), «Соло» (1997), «Кордебалет» (1985) и «Вариации для двух пар» (2012). Но хореография — это не только искусство сочинять движения. Это умение наполнить воздух между ними и талант вдохнуть этот воздух в исполнителей. 82-летний ван Манен мастерства не утратил, свидетельством чему в финальный день Dance Open стало вручение Гран-при фестиваля Анне Цыганковой, в спектаклях голландского классика превратившейся в универсальную и многоликую балерину.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 05, 2014 9:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050502
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Начо Дуато
Авторы| Инна Скляревская
Заголовок| Без наркотиков: «Белая тьма» Начо Дуато в Михаловском театре
Где опубликовано| «Фонтанка.ру»
Дата публикации| 2014-05-05
Ссылка| http://calendar.fontanka.ru/articles/1535/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: mikhailovsky.ru

Поменяв Петербург на Берлин и пост худрука в Михайловском балете на статус хореографа-резидента (или, говоря по-русски, постоянного приглашенного хореографа), Начо Дуато обещал наш город все же не забывать. И обещание свое сдержал: 2 мая он предложил зрителям Михайловского еще одно свое произведение: «Белую тьму» на музыку выдающегося английского композитора Карла Дженкинса.

Это проверенный старый спектакль: он был поставлен еще в 2001 году в Мадриде. И это «натуральный» Начо, еще не отравленный петербургскими соблазнами больших сюжетных спектаклей. Балет типично дуатовский: бесфабульный, то есть, без нарратива (повествования). Но и не полностью абстрактный: Начо работает с другим, третьим типом балета – не сюжетным и не бессюжетным, но программным. То есть, таким, где в основе лежит не фабула, но тема, от которой он отталкивается, сочиняя, и которую его балеты транслируют зрителям. Однако если нарративный музыкальный театр («драмбалет» или, скажем, опера) вне сюжета не живет, то «программность» в танце, как и в музыке, всегда до известной степени фиктивна. Понятно, что, сочиняя свою «Фантастическую симфонию» (а это образцово-показательный пример программной музыки), Берлиоз опирался на свой подробно разработанный сценарий, но симфония все равно оказалась шире любых программ, и «Фантастическую» вполне можно просто слушать, отложив композиторскую программу в сторону. Такова природа музыки. И природа танца такова же. Он тоже шире программ.

То же и у Дуато. Например, заглянув в аннотацию популярного балета «Na Floresta», мы узнаем, что он посвящен проблемам уничтожения девственных лесов Амазонки. А не заглянув — не узнаем, но хореографию воспримем даже лучше — в чистом виде. Попробуем и «Белую тьму» посмотреть без аннотаций. Что мы видим?

В спектакле участвуют центральная пара в цивильных костюмах — женщина в бордовом платье и мужчина в черных брюках и рубашке (Ирина Перрен и Марат Шемиунов) — и четыре пары солистов в условных танцевальных костюмах (женщины в черных купальниках, мужчины в футболках и трусах). То есть, Перрен и Шемиунов — персонажи, люди, а остальные — танцовщики, инструменты хореографа.


Ирина Перрен и Марат Шемиунов на репетиции балета "Белая тьма"
Фото: Пресс-служба Михайловского театра


Тьма на сцене не такая уж белая — сцена темна, в глубине — погруженный в полумрак узкий черный занавес, присобранный так, что может менять форму, растягиваясь и из вертикального прямоугольника становясь горизонтальным. Когда мужчина и женщина начинают танцевать, у них в руках оказывается мелкий белый песок (порошок, пыль), который они просыпают на пол и пересыпают друг другу в ладони. Этот белый песок (или порошок) в течение спектакля будет очень красиво распыляться на них с колосников, сыпаться из их рук сквозь пальцы, оставлять на полу следы и пятна, рисовать линии, очерчивать круги. Впечатляющая мизансцена, когда одного из танцовщиков везут за ноги по диагонали через сцену, и песок, высыпаясь из его вытянутых рук, оставляет на полу длинную белую полосу. Еще более впечатляющая – когда в луче света на героиню с высоты проливается настоящий дождь из этого песка.

Танец «персонажей» и «танцовщиков» иногда пересекается (например, двое танцовщиков в трико подхватывают женщину в платье, составляя с ней трио), но стилистика танца у них разная, и музыка им отдана разная по характеру: «персонажам» – тягучая, «танцовщикам» – ритмичная, причем если у первых партитура иногда кажется просто подложенной под сложносочиненную хореографию, то у вторых танец рождается из импульсов музыки. В подтексте дуэтов и соло «персонажей» – некая драма отношений, изматывающих страстей. Классические позы, возникающие в их танце, плавятся и текут, как часы у Сальвадора Дали: партнер носит, крутит, перекидывает женское тело в сложных поддержках, транслирующих напряженные эмоции, а в конце дуэта женщина безвольно повисает, перекинутая через его плечо.

Танец остальных участников спектакля ритмичен, четок и заряжен не эмоцией, но энергией. Начинают его два танцовщика, затем возникает пара, потом вторая, потом еще две, комбинируясь на протяжении спектакля по-разному и чередуясь с партиями «персонажей». И если у «персонажей» танец усложнен, запутан, и вызывает томительную тревогу, то у «танцовщиков» он упруг и спортивен. И драматичен, но драматизм здесь совсем другого характера, как и виртуозность. Эта энергия, четкость, упругость, а также плотный контакт движения с музыкой захватывают, заводят и доставляют удовольствие. Структура движений ясна: полифония (синхронность и выходы из нее) и эластичность связей между партнерами — в прыжках один тянет другого, тот смещается и возвращаются на место, как будто они прикреплены друг к другу невидимыми резинками; и прыгают они подобно мячам — энергичными пружинистыми прыжками.


Сцена из репетиции спектакля "Белая тьма", хореограф-постановщик Начо Дуато
Фото: Пресс-служба Михайловского театра


Тело в танце восьмерых подано как бы крупным планом: и простой бег, и ритмичные движения плечевого корпуса, например, в системе этого балета тоже становятся «па».

Вообще многие движения в хореографии «Белой тьмы» типичны для Дуато. В частности, они повторены в петербургской «Прелюдии», идущей в спектакле непосредственно перед «Белой тьмой», но поставленной много позже: там есть та же мизансцена с женщиной, стоящей спиной к нам и лицом к прямоугольной преграде в глубине сцены, есть та же поддержка, когда партнер как бы останавливает танцовщицу на лету, обхватив ее за живот, так, что руки и ноги вытягиваются вперед, продолжая прерванный полет, есть те же ноги утюжками, те же шаги в воздухе с согнутыми коленками. А вот каучуковая упругость танца и ритмов, похоже, свойство именно этого произведения, и свойство замечательное (пусть не обманет читателя легкомысленная ассоциация с мячами — энергетика здесь того же свойства, какое есть, скажем, во многих произведениях Шостаковича). Отметим, что среди восьмерых танцовщиков очевидно выделялся Леонид Сарафанов — и виртуозностью, и осмысленностью танца.

Ну и, наконец, сцена: декораций здесь, понятное дело, нет, но "Белая тьма" идет не в пустоте. Причем меняющий конфигурацию занавес — не единственное, что тут есть, есть еще свет, который работает не только на эмоциональный фон, но и на формирование пространства (художник по свету — Хуп Кабурт). Четверо танцовщиков, одновременно присутствующие на сцене, получают свои соло в разных ее углах, в поочередно зажигающихся лучах света, выхватывающих из темноты небольшие площадки. Но только не в привычном, лишенном смысловой нагрузки световом круге, который наше сознание обязательно вынесло бы «за скобки», а в световых прямоугольниках, которые становятся образом неких тесных помещений — и метафорой одиночества, запертости, своего рода тюрьмы, если хотите, но тюрьмы эфемерной, как бы внутренней. Ценность этого образа еще и в том, что он не навязчив: соло в квадратах очень короткие и идут друг за другом, как части одной художественной фразы.

Ну, а теперь заглянем в программку. Так что же значили романтические страсти «персонажей», белый дождь, световые квадраты и меловой круг, очерченный белой пылью? Читаем: «Это свободное размышление на темы наркотиков и их влияния на наше поведение в обществе, на способность общаться с окружающими людьми и в конечном итоге на всю нашу жизнь. Хореограф ни на чем не настаивает, он всего лишь свидетель, а не судья, его работа — приглашение к размышлению на тему больную и неоднозначную». Вот тебе и раз! Тема, конечно, масштабна, и поразмышлять о ней стоит. Но размышления эти получаются такими прекраснодушными, и с программкой балет выглядит гораздо наивнее, чем без нее. А если не оглядываться на этот социальный посыл, то уровень художественных обобщений гораздо выше и шире.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 05, 2014 9:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050503
Тема| Балет, New York City Ballet, Премьера, Персоналии,
Авторы| МИХАИЛ Ъ-СМОНДЫРЕВ
Заголовок| Бунтовщики в полете
Восемь с половиной минут уличных боев в "Доме Баланчина"

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №75, стр. 11
Дата публикации| 2014-05-05
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2464813
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: jr-art.net

"Дом Баланчина" — New York City Ballet — открыл свой весенний сезон в Театре Дэвида Коха в Линкольн-центре программой "Хореографы XXI века", в которой вместе с балетами Форсайта, Уилдона, Мартинса и Ратманского была представлена мировая премьера миниатюры "Боске" ("Les Bosquets") — отклика на памятные мятежи в парижских предместьях, ставшего гвоздем вечера. В социально ориентированном проекте приняли участие фигуры, знаковые для современной молодежной культуры. Из Нью-Йорка — МИХАИЛ Ъ-СМОНДЫРЕВ.


Режиссер-постановщик JR, долговязый француз в неизменных темных очках и фетровой шляпе, скрывший имя за инициалами, до прошлого года не видел ни одного балета. Он называет себя фотограффитером, скрещивая слова "фотография" и "граффити". Обласканный рецензентами, он выставляет свои работы в самой большой галерее мира — на улицах мегаполисов, крышах поездов и метро. А все началось в Боске — неблагополучном многотысячном квартале в парижском пригороде Монфермей, где десять лет назад 20-летний JR создал проект "Портреты поколения". Фотографируя горожан на улицах, он размещал огромные изображения на стенах и фасадах их собственных домов. Когда год спустя там вспыхнули беспорядки, коллажи JR, освещенные пылающими машинами, стали фоном всех телевизионных картинок, сделав автора знаменитостью.

В короткой партитуре "Боске" культовый поп-музыкант Вудкид использовал свои фирменные приемы. Под автоматную очередь барабанов, усиленную криком горнов и грозным хрипом тубы, бегут в атаку клоны Рэмбо с "гранатометами" в руках — свернувшимися калачиком девушками с вытянутой вперед ногой. Им противопоставлены стройные ряды кордебалета, решительно балансирующего на пуантах: полицейский порядок государства против броуновского мельтешения бунтарской массы. Между непримиримыми противниками мечется одинокая балерина (Лорен Ловитт): одетая в белоснежную, но скомканную, как бумага, классическую пачку, она играет роль прессы. Увернуться от кишащих людских толп и доставить материал в редакцию ей не удается — сбитая с ног и едва не затоптанная безумствующей толпой "свободная пресса" не испытывает тем не менее ни малейшей благодарности к поднимающему ее на ноги лидеру бунтовщиков — Лилу Баку, исполнителю уличных танцев в стиле мемфисского джукинга, приглашенному в проект из "Цирка дю Солей".

Этот 25-летний парень из Лос-Анджелеса с инопланетной походкой Майкла Джексона и по-змеиному, на зависть всем Одеттам, струящимися руками сам по себе знаменитость. Он танцует в кроссовках, как в пуантах — поднимаясь на пальцы, и умеет складываться в четыре раза, положив ногу себе на плечо. Он растекается на части, будто его тело сделано из жидкого металла, как в "Терминаторе-2". Но классического балетного языка Лил Бак не знает, а Лорен Ловетт не умеет говорить на его жаргоне (вот и пример взаимонепонимания интеллектуалов и представителей народных масс). Ну а режиссер JR не знает обоих языков, и потому исполнители предоставлены самим себе. Лил Бак поставил свои танцы сам, а для балерины потрудился Питер Мартинс, худрук труппы NYCB. Впрочем, хореография в этом политическом памфлете играет второстепенную роль.

Фотограффитическое прошлое JR и его любовь к большим вертикальным панелям позволяют проекту вырулить из хореографического коллапса. Эмоции пары протагонистов показаны не пластикой их тел, а отдельными деталями — будто под лупой: герои застывают в неподвижности, а на задник в этот момент проецируются крупным планом их лица, едва шевелящиеся пальцы, ее выворотные стопы в пуантах и его недотянутые — в белых кроссовках.

Сюжет тем временем продолжает движение: мужское обаяние мятежника побеждает представительницу прессы. Но хеппи-энд не для современного мира — в мелодию их лирического дуэта врывается сухая барабанная дробь, героев разделяет шеренга кордебалета, затянутого в пятнистые облегающие комбинезоны, черные кружочки которых выглядят как газетный шрифт. Авангардный режиссер JR почти буквально цитирует мысль древнего грека Эзопа: слова могут соединить людей, но могут и оттолкнуть друг от друга.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Июл 04, 2014 9:47 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 05, 2014 8:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050504
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Начо Дуато
Авторы| Софья Станковская
Заголовок| Пробираясь сквозь «Белую тьму»
В Михайловском театре прошла премьера балета Начо Дуато

Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 2014-05-05
Ссылка| http://izvestia.ru/news/570311
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото предоставлено пресс-службой Михайловского театра

Именитый испанец Дуато занимал пост художественного руководителя балетной труппы Михайловского театра в течение 3 лет. За это время в репертуаре появилось 10 его постановок. «Белая тьма» — 11-я по счету, добавившаяся после того, как Дуато сменил руководящий пост в петербургской труппе на статус хореографа-резидента.

Принято считать, что этот балет — один из немногих в творческом багаже испанского хореографа, где есть если не сюжет, то отсылка к реальным событиям и обстоятельствам. Сестра Дуато умерла от наркотиков, и «Белую тьму» поневоле воспринимают как реквием по жертвам этой пагубной зависимости.



Балет был поставлен в 2001 году в Мадриде для Национального театра танца Испании, а 10 лет спустя эта труппа показала «Белую тьму» в Москве на Чеховском фестивале. Тогда спектакль, где красота хореографического языка сочеталась с предельным эмоциональным накалом, произвел сильнейшее впечатление. На фоне общего возбуждения от известия о скором переезде испанца в Россию часто звучал вопрос, можно ли будет увидеть этот балет в исполнении русских артистов. Речь об этом зашла и на пресс-конференции летом 2010 года, когда Дуато появился в обществе Владимира Кехмана и сообщил, что готов возглавить труппу Михайловского театра. Хореограф дал обещание директору театра, что поставит балет обязательно, но не сразу, а когда «артисты будут готовы», потому что прежде они должны в полной мере освоить его стиль и пластический язык.

Премьера дала исчерпывающий ответ на вопрос о готовности труппы к «Белой тьме». «Мы плаваем в этой хореографии», — говорил накануне премьеры Марат Шемиунов. Естественное погружение — единственный способ выдержать все перегрузки недлинного, продолжающегося около 25 минут, но весьма изощренного по танцевальному рисунку и перепаду настроений балета.



Балет поставлен для 10 исполнителей — есть главная пара и еще восемь танцовщиков, которые появляются вместе, дуэтами, квартетами или соло. Главная пара — прима-балерина и премьер труппы Ирина Перрен и Марат Шемиунов; в октете — знаменитые Леонид Сарафанов и Анжелина Воронцова, и здесь же имена, которые менее известны: Валерия Запасникова, Сергей Стрелков, Николай Корыпаев, а Виктория Зарипова, Юлия Каримова, Никита Кулигин — из числа тех, кто пока вообще редко появлялся в программках.

Начо Дуато, верный своему принципу не разделять труппу на солистов и кордебалет, выбирал для участия в спектакле танцовщиков, не обращая внимания на их положение в балетной иерархии. В этом танцевальном многоголосье артисты стараются существовать «на последнем дыхании»; иногда возникает страх, что дыхания может не хватить.



Балет строится вокруг дуэта Ирины Перрен и Марата Шемиунова, в метаморфозах которого грань между притяжением-отталкиванием практически уничтожена. Демонстрируя предельную пластическую отзывчивость, артисты не дают никаких явных знаков касательно природы своих отношений.

Наряду с 10 танцовщиками в балете есть еще один важный участник — это белая субстанция, мелкая и всепроникающая. Артисты пересыпают это вещество горстями, с его помощью рисуют дорожки и окружности; в самых пронзительных моментах белый порошок сыплется с колосников, образуя безжалостные смертоносные лучи, из которых невозможно вырваться. На роль белого порошка в театре пробовались разные продукты, включая сахар, муку, манную крупу; в результате кастинг прошла обычная поваренная соль. За одно представление ее расходуется 80 кг. В то время, когда черная драпировка на заднике сжимается, как шагреневая кожа, героиня Ирины Перрен покорно опускает голову под вертикальным потоком этой сыпучей белой беды, склоняя колени и прекращая борьбу.



Фото предоставлено пресс-службой Михайловского театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 05, 2014 8:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050505
Тема| Балет, XIII Международный фестиваль балета DANCE OPEN, Итоги
Авторы| Екатерина Беляева
Заголовок| Скелеты в шкафу и рыцари балетного грааля
В Петербурге завершился XIII Международный балетный фестиваль «Dance Open»

Где опубликовано| Belcanto.ru
Дата публикации| 2014-05-05
Ссылка| http://belcanto.ru/14050501.html
Аннотация| Фестиваль, Итоги


Фото Стаса Левшина

Все фестивали, которые претендуют на звание международных, традиционных, ежегодных, стремятся к самоусовершенствованию. Они стараются представить максимально эксклюзивные тематические программы, собрать у себя максимальное число самых громких звезд, показать лучшие спектакли мирового балетного репертуара и открыть новые имена.

«Данс оупен» — фестиваль узко танцевальный, проходит в одной из мировых балетных столиц, в городе, где улицы дышат балетной историей.

Отвоевать свое место очень трудно, но фестивальная команда — Ольга Беленкис, Екатерина Галанова и Василий Медведев — делают все возможное, чтобы «Dance Open» стал одним из главных балетных фестивалей в Петербурге, приметой и фирменной карточкой балетного города. До 2008 года первое место держал Мариинский международный балетный фестиваль, но сейчас, особенно в последние два года, он заметно уступает своему младшему (фестивали стартовали друг за другом с разницей в год — в 2001 и в 2002) брату. Программы «Dance Open» оказываются содержательнее и интереснее.

В прошлом году, когда праздновалось столетие партитуры Стравинского, привозили мариборскую «Весну священную» Эдварда Клюга. Если бы не «Данс оупен», мы бы никогда не увидели эту самобытную постановку, дополнившую копилку мировых «Весен священных», привезенных и поставленных в России в прошлом году.

В фокусе этого года — гастроли американской компании «Комплекшнс»,

спектакль «Мажифик» (Magifique) Тьерри Маландэна в исполнении артистов труппы Балета Биарриц, вечер хореографии патриарха голландского балета Ханса ван Манена с Национальным балетом Нидерландов и традиционный гала-концерт звезд балета, главной изюминой которого должно было стать и стало Гран па де «Электрик» из балета Мариуса Петипа «Синяя борода», реконструированное Василием Медведевым.


Тьерри Маландэн

Маландэна лучше знают москвичи. Его труппа дважды гастролировала в столице. В 2003 привозили программу балетов «В честь Сергея Дягилева» со скандальной постановкой «Послеполуденный отдых фавна», в которой хореограф уложил своего героя в коробку с носовыми платками и заставил всю ночь мучиться от неосуществимых плотских желаний. После московской премьеры он рассказал, что решился на подобное хулиганство, когда услышал реакцию части зрителей на аутентичного «Фавна» Нижинского, возобновленного на фестивале Маландэна «Время любить». Пятнистое существо с рожками зрители Биаррица приняли за корову. Маландэн расстроился и срочно поставил свою осовремененную историю «Фавна».

В 2005 году Балет Биаррица привозил в Москву два других спектакля — «Творение» и «Кровь звезд».

Маландэн очень любит две вещи — историю танца и мифологию.

Так, в «Творении» на музыку Бетховена он рассказал историю первого танцовщика как первочеловека. Грехопадение по Бытию трактовалось в балетном ключе — как переход между эпохами танца: от барочной к романтической, затем к эпохе Айседоры Дункан и Михаилу Фокину, и, наконец, через Нижинского к ультрасовременному танцу, и снова к классике и неоклассике.

«Кровь звезд» — балетная трактовка древнегреческого мифа о прекрасной и несчастной нимфе Каллисто, которую выбрал Зевс, и которая стала жертвой божественной ревности Геры. Каллисто превратилась в Большую Медведицу, вечно кружащуюся вокруг Полярной звезды.


«Мажифик» (Magifique) Тьерри Маландэна

«Мажифик» (премьера балета состоялась в 2009) уже видели зрители Екатеринбурга. Уральские гастроли французской труппы состоялись благодаря усилиям историка балета и известного импресарио Олега Петрова, который несколько лет назад издал толковую книгу о Маландэне.

Название балета авторское. Маленький Тьерри, когда видел что-то красивое, восклицал «мажифик», затрудняясь выговорить «маньифик» (magnifique) — великолепно.

В итоге он соединил «маньифик» и «мажик» (magique — волшебный), получилось — «мажифик».

Маландэн (55 лет) был одним из шести детей большой семьи, живущий в провинции. У него дома не было телевизора. Однажды, оказавшись в гостях у родственников, он увидел по телевизору балет «Лебединое озеро» и захотел учиться танцевать. Он попросил родителей купить телевизор, полагая, что это необходимо для начала учебы. Сорок с лишним лет спустя он вспомнил свои детские балетные грезы и поставил балет на три сюиты из балетов Чайковского (две имеющиеся и одну — «Щелкунчик» — изготовленную по случаю), объяснившись в любви русскому композитору.


«Мажифик» (Magifique) Тьерри Маландэна

Руководство в течение многих лет авторским театром с авторским репертуаром избавило Маландэна от необходимости создавать некие протокольные редакции классических балетов, как делали многие другие хореографы, приходя работать в государственную компанию. Он однажды ставил «Щелкунчик» и только. Поэтому Маландэн идет напрямую к музыке, минуя историю чужих и своих постановок.

Он акцентирует у Чайковского такие места, о смысле которых мы раньше не задумывались.

Хорхе Галлардо (декорации и костюмы) выстроил пространство из отражающих свет панелей. Вначале из них сложен шкаф-купе, потом они развешиваются по стенам как зеркала в версальском бальном зале, и в конце снова собираются как шкаф, забирая с собой блестящую сказку.

Маландэн не строит какого-то сквозного сюжета, он отталкивается от названий музыкальных частей балетов, благо Чайковский все подробно расписал. Впечатляет адажио с четырьмя кавалерами, когда балерина идет по обочине какой-то конструкции, кидает свои батманы, вращается, поддерживаемая рукой безликих принцев, и с последним па проваливается в пропасть сна.

Танец маленьких лебедей — воспоминание о деревянных уточках,

которые выплывали на сцену в начале белого акта в старинных советских редакциях. Бравые молодцы, которые тут отвечают за маленьких лебедят, шалят как дети, но не забывают, что они птицы водоплавающие — то синхронно «нырнут» в воду вниз головой, задрав «лапы», то ручки сложат утиной головкой с клювиком.


«Мажифик» (Magifique) Тьерри Маландэна

Захватывающий момент выхватывает Маландэн из музыки «Лебединого озера», рисуя лебедей как стаю зловещих птиц, собирающихся свергнуть с престола и растерзать своего царственного вожака. Но харизматичный царь-лебедь вдруг оборачивается и кидает на подчиненных взгляд, демонстрирующий его силу и полное отсутствие страха, и толпа отступает, и бросается на колени и снова жмется к вожаку. Старая история — большинство (птичье, человеческое) всегда выбирает того, у кого власть.

Язык балетов Маландэна — классика (арабески, па де ша, шене) с элементами модерна (обувь),

главная тема — переосмысление классики, ностальгия по золотому веку балета, неприятие кислотного времени. Многие считают хореографа старомодным, и это правда, но от этого он не становится менее интересным.

Вечер балетов Ван Манена — вещь, вообще-то, в наше время невозможная. Обычно опусы классика голландского балета сочетают с работами других хореографов, и Ван Манен выступает этаким ответственным за чистые пятые позиции патриархом, с которым хорошо сочетаются авангардисты всех родов, не соблюдающие никаких правил. Но «Данс оупен» решился сломать эти европейские традиции и составить программу одного из главных фестивальных событий целиком из балетов Ван Манена. В программу вошли работы хореографа 1982, 1985, 1997, 2012 и 2014! Это практически весь Ван Манен!


«Танцы с арфой»

Начался вечер с балета «Танцы с арфой», премьера которого прошла в Голландии в апреле, накануне питерских гастролей Национального балета Нидерландов. Партитура (22 минуты) сложилась из фрагментов произведений аргентинца Карлоса Мичанса, бразильца Эйтора Вила-Лобоса, каталонца Федерико Момпоу и двух Гольдберг-вариаций Баха (первая и вторая).

Классическая композиция Ван Манена — вечное противостояние: лед и пламень, мужчина и женщина, страсть и сдержанность, испанцы и немцы.

Первым на сцену выходит арфист Рэми ван Кестерен. Потом появляются три пары — живописная голландка Игоне де Йонг (сегодняшняя любимица и муза хореографа) с Артуром Шестериковым, величавая Анна Цыганкова с Йозефом Варгой и игривая Юргита Дронина с Исааком Эрнандесом, которые по очереди танцуют свои рафинированные отношения под музыку испаноязычных композиторов. А между ними — добрые пробежки кордебалетных атлетов под Баха. Эти ребята не обременены отношениями, им пока легко и свободно дышится.

Пятьдесят лет Ван Манен сочиняет балеты (сейчас мэтру 81 год), используя лучшую музыку из мирового фонда. И это всегда по определению не музыка для танцев. Это танцы «для» и «с» музыкой.


«Кордебалет»

Во втором отделении Лариса Лежнина, иммигрантка из Маринки первого призыва и ведущая балерина Национального балета Нидерландов на протяжении многих лет, станцевала вместе с Кейси Хердом культовые «Trois Gnossiennes» (1982) Эрика Сати, показав высочайший пилотаж. У балерины до сих пор завидная форма и абсолютное понимание того, что ставит Ван Манен.

Главная изюмина этого сложнейшего по темпам мини-балета — пианино, фланирующее по сцене вслед за парой танцующих (за фортепиано — Ольга Хозяинова).

Его бесшумно толкают три прекрасных юноши с обнаженными торсами, едва различимые в темноте сцены. В основе — всё та же конструкция: одни завязаны в паутине гендерных взаимоотношений, варятся в сложном любовном дуэте, другие — свободные, богемные, забавляются ночи и дни напролет, обкурившись опиума.


«Кордебалет»

Самое сильное впечатление оставил «Кордебалет»,

поставленный Ван Маненом в 1985 году на музыку Скрипичного концерта Албана Берга для Штутгартского балета. Настоящий гимн самодостаточному мужскому танцу, который нашел себя в XX веке через Ван Манена, Пети, Бежара и Ноймайера.

Из темноты на зрителей поднимается прекрасное воинство. Юноши в униформе балетных рыцарей — в черных бархатных колетах с глубоким вырезом и шортах. Они печальны и прекрасны (синхронны настроению концерта Берга). Их конек — синхронность, кредо — один за всех и все за одного, закон формы — выворотность и пятые позиции.

В какой-то момент одного парня выхватывает из мужского каре прекрасная романтичная незнакомка (Юргита Дронина). На короткое мгновение он подчиняется скрипичному наваждению, пара кружится в вихре изумительного танца для двоих. Новый призыв — и мужчина опять возвращается в строй. Скрипка вступает во второй раз — новая дама (Игоне де Йонг) выбирает себе нового кавалера для свиданий. Опять агон и страсть, и опять разлука, теперь уже навсегда.


«Кордебалет»

Следующая встреча российских зрителей с хореографией Ван Манена намечена на июнь 2014 — премьера вечера его хореографии пройдет на фестивале «Звезды белых ночей» в Мариинском театре. Программа пока не объявлена.

Венчал фестиваль гала-концерт звезд балета и последующее объявление лауреатов премии «Dance Open»,

имена которых определяло компетентное жюри во главе с Хансом ван Маненом. Также в жюри вошли худруки ведущих балетных трупп мира — Владимир Малахов (Берлин), Манюэль Легри (Вена), Юрий Фатеев (Мариинский театр), Галина Степаненко (зав. труппой Большого театра), Тед Брандсен (Амстердам, Голландский национальный балет), Алексей Бессмертный («Танцолимп»), Борис Эйфман, Тьерри Маландэн (Биарриц), Дуайт Роден («Комплекшнс»).

Звание Mrs. и Ms. Виртуозность получила пара из Большого театра Кристина Кретова и Семен Чудин.


Кристина Кретова

Именно на них Василий Мелведев поставил стилизованное Гран па де «Электрик» из утерянного балета Мариуса Петипа «Синяя борода» на музыку Петра Шенка (1896).

Финал балета не имеет никакого отношения к злоключениям жен Герцога Синяя Борода.

Это па де де Изоры и Артура, которые воссоединились и поженились после многочисленных перипетий. В музее сохранился эскиз декорации для финала балета. На свадьбе героев приветствуют гении прошлого, настоящего и будущего, которое связывалось в конце XIX века как раз с электричеством.


«Синяя борода»

Кретова очень чисто исполнила коварное многоступенчатое фуэте, сорвав долгие аплодисменты. Чудин демонстрировал свой гигантский шаг и вращения.

Mrs. Выразительностью стала американка Мисти Копланд (АБТ) за номер Марсело Гомеса на музыку Паганини.

Владимир Шкляров из Мариинки стал Mr. Выразительность. Мариинский премьер правда немного перепутал стилистику Баланчина (вместе с Викторией Терешкиной он танцевал Па де де Чайковского) и Фокина, в балете которого «Карнавал» Шкляров неподражаемо театрально танцует Арлекина, но и здесь виртуозности ему было не занимать.

За исполнение «Па де скляв» из балета «Корсар» были награждены как лучший дуэт прима Берлинского балета Яна Саленко и премьер-фрилансер Джозеф Гатти.

Саленко относится к самым аккуратным и стилистически точным балеринам нашего времени — она одинаково прекрасна в реставрированной и архаизированной классике (как, например, в балете «Щелкунчик, восстановленном в прошлом году в Берлине В. Медведевым и Ю. Бурлакой) и в советских редакциях той же классики. За ее спиной — Киевская балетная школа и опыт.

Приз зрительских симпатий ушел к премьеру Национального балета Нидердандов Реми Вортмейеру,

который поставил для своего выступления на гала номер на музыку Оффенбаха (канкан из «Парижского веселья») и виртуозно его станцевал.

И другой виртуоз-трюкач с кубинской школой Йоэль Кареньо (родственник знаменитого кубинского танцовщика, работавшего в АБТ — Мануэля Кареньо), премьер Норвежского национального балета разделил с Вортмайером приз зрительских симпатий.

Гран-при «Dаnce Open» досталось Анне Цыганковой.


Анна Цыганкова

Напомню, что победителям вручают «хрустальную ножку» Анны Павловой (реплику копии бронзовой отливки со слепка ноги великой русской балерины).

Из присутствующих на гала артистов заслуживает упоминания также замечательная пара из Королевского балета Ковент-Гардена. Красавица-ирландка Мелисса Хэмильтон и темнокожий американец Эрик Андервуд. Они показали дуэт из готического балета Уэйна Макгрегора «Raven girl».

Нечеловеческие поддержки, немыслимые растяжки, вертикальные шпагаты по 220 градусов.


дуэт из готического балета Уэйна Макгрегора «Raven girl»

И все это сумеречно, технологично, безэмоционально. Холодная готика, одним словом. Послание от Мэри Шелли. Номер остался недооцененным, а жаль. Но питерская публика пока не устала признаваться в любви лобовой эквилибристике и брутальной виртуозности.

Хорошо, что высокотехнологичные номера в принципе включены в программу. Из этой же серии номер Дэвида Доусона «On the nature of daylight» в исполнении голландской пары Игоне де Йонг и Рафаэля Кум-Марке.

Все события «Данс оупен» в этом году проходили на сцене Александринского театра, который стал постоянным партнером фестиваля.

Фото предоставлены пресс-службой фестиваля
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 06, 2014 8:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050601
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Начо Дуато
Авторы| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| К чему приводит порошок
"Белая тьма" Начо Дуато в Михайловском театре

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ С-Петербург" №76, стр. 12
Дата публикации| 2014-05-06
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2465324
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Виктор Васильев / Коммерсантъ


Всемирные майские дни солидарности трудящихся Михайловский театр провел весьма продуктивно: выпустил премьеру балета Начо Дуато на музыку Карла Дженкинса "Белая тьма". В Михайловском театре потрудилась ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.

По названию спектакля можно предположить, что новый балет Начо Дуато посвящен Петербургу и его белым ночам. Да, ночь в нем присутствует. Только это не романтические полночные сумерки города над Невой, но глухая ночь сознания, погруженного в наркотический сон. Спектакль этот господин Дуато впервые поставил тринадцать лет назад в Мадриде и не скрывал того факта, что балет посвящен сестре, погибшей от пагубного пристрастия. В Петербурге короткому 25-минутному спектаклю предшествовала программа из двух одноактных балетов Начо Дуато, они словно подготавливали к восприятию последнего творения великого испанца, поставленного им в Петербурге (господин Дуато уже переехал в Берлин, но, выполняя российские обязательства, вернулся на площадь Искусств, чтобы лично подготовить "Белую тьму" к премьерному показу).

Открывал вечер минималистичный балет "Без слов", в котором танцевально закодированные любовь и смерть мечутся в темном сценическом пространстве. Продолжившая театральное бытие "Прелюдия", сочиненная три года назад для Санкт-Петербурга, — удивительно красивый и эмоциональный спектакль-впечатление, где в пластических формулировках закреплены зыбкие образы прекрасного города. "Без слов" и "Прелюдия" задали тему премьере "Белой тьмы", и зритель, проникшийся и напитавшийся художественными видениями господина Дуато, оказался подготовленным к восприятию страшной истории, рассказанной по-эстетски красиво.

"Белая тьма" — балет вполне "читаемый": хореограф словно "проникает" в затемненное наркотиками сознание героини, переводит в танцевальные образы мучающие ее видения, художественно преображает физиологические проявления — судороги, конвульсии, ломку. Потрясающе проста и устрашающе емка сценография Джаффара Чалаби: черная завеса задника то расширяется, будто зрачки, то сужается, словно втягивая героиню в воронку, из которой нет выхода. И главный визуальный образ — белый порошок, который поначалу кажется безобидной игрушкой. Им играют, перебрасываясь, словно дети в песочнице, но в финале спектакля с колосников льется жутковатый поток, "обнимающий" героиню и погребающий ее заживо.

В спектакле занято десять человек. Главная пара — Ирина Перрен в темно-бордовом сарафане цвета запекшейся крови, Марат Шемиунов в черном костюме, который предстает то наркобароном, то спасителем, то мрачным могильщиком, а также четыре анонимные пары в черных коротких комбинезонах, среди которых в программке значатся премьеры Михайловского театра Анжелина Воронцова и Леонид Сарафанов. За 25 минут героиня проходит девять кругов танцевального ада, путешествуя из одной галлюцинации в другую. Четыре пары транслируют ее ощущения, воплощая неизбежно подступающую к ней тьму. То, что начинается как игра, продолжается неотвратимым погружением в безразличие, агрессию и завершается погребением в потоке белого порошка.

В спектакле поражает предельная откровенность хореографа — редко когда господин Дуато так реалистично, не скрывая боли, словно танцевальный хирург, вскрывает неприглядную сторону наркотического угара, приводящего к физическому и душевному распаду. Реализм хореографии таков, что порой становится страшно за госпожу Перрен: ее истовость и готовность к танцевальному саморазрушению находятся на грани, за которой художественная история может в любой момент трансформироваться в иллюстрированный выпуск криминальных новостей. Этические и эстетические достоинства "Белой тьмы" не подвергаются сомнению — отчаяние господина Дуато, выплеснувшееся в этом балете, поддержано всем замечательным ансамблем, воспринявшим чужую боль как свою. И, кажется, этот балет — единственный из одиннадцати постановок Начо Дуато, увидевших свет в Петербурге, который дает однозначный ответ, а не оставляет зрителя наедине с эмоциями и бесконечными интерпретациями.

Нет, впрочем, один вопрос все же возник: что за материал сыплется в таком объеме с колосников? Высокопоставленный сотрудник театра дал исчерпывающие объяснения: это соль. Как известно, соль является символом жизненной энергии, отвращающим несчастья. Так что теперь сцена Михайловского театра надежно защищена.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Май 07, 2014 8:32 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 06, 2014 1:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050602
Тема| Балет, Приз «Душа танца»
Авторы| Екатерина ВАСЕНИНА
Заголовок| У танца есть душа
Премия журнала «Балет» «Душа танца» отметила 20-летие

Где опубликовано| журнал "Театрал"
Дата публикации| 2014-05-06
Ссылка| http://www.teatral-online.ru/news/11500/
Аннотация|



В зале Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко 30 апреля не было ни одного свободного места: так много оказалось (по)читателей журнала «Балет», его премии и Жана-Жоржа Новерра, реформатора балета, в чей день рождения 29 апреля отмечается международный день танца.

«Искусство заключается в умении скрыть искусство», оставив взору воплощенное в танце вдохновение, писал Новерр в своих классических «Письмах о балете». Участники вечера были по-разному, но очень близки к воплощению этой универсальной формулы, и все стремились быть еще ближе. Публика была рада всем, - ну а как не радоваться картине «Тени» из «Баядерки» в постановке Натальи Макаровой, где солируют находящиеся на пике формы Наталья Сомова и Сергей Полунин, лауреты номинации «Звезда», как не умилиться чествующим своего педагога Ингу Воронину младшеклассникам московского хореографического училища в номере «Суворовцы» Владимира Варковицкого, где мальчики маршируют, а девочки порхают в тюниках, шеренги «бабочек» и «солдатиков» плетутся змейками и чертят линейками сцену, куда некоторые из детей вернутся уже взрослыми.

Лауреаты «Души танца» не просто выходят на сцену за статуэткой, они танцуют, выбирая для этого вечера яркий номер. Даже директор «Штатс Балет Берлин» Владимир Малахов нашел время и прилетел выступить с современным номером «Старик и я» Ханса ван Манена, как и Марина Романовская, директор витебского фестиваля современной хореографии – вместе с Натальей Макаровой, давно живущей в Америке, Малахов, Романовская и Макарова были награждены за пропаганду отечественной хореографии за рубежом. Эта награда - важная часть общего смысла «Души танца», поддерживающей отечественную хореографию в целом. Романовскую чествовал «Тотем» Елены Богданович в исполнении всегда великолепной Марины Никитиной – как гран-при витебского фестиваля 2003 года дожил до наших дней в таком свежем виде, известно только неизменно спортивной Марине и крепкому в композиции и структурах хореографу Богданович.

«Старик и я» - трагикомический номер на двоих, - Малахов танцевал с солисткой «Штатс балет Берлин» Беатрис Кноп. Женщина в расцвете лет дразнит старика, который слишком хорошо знает, что старик, и долго не отвечает на страстные и продуманные заигрывани. Возникающее все-таки адажио мучительно коротко и полно знанием о том, что оно последнее, шаги в разные стороны полны взрывчаткой разнонаправленного движения «вместе» и «прочь».

Очень слаженно и нежно показались прима-балерина Михайловского театра Анжелина Воронцова («Звезда») и солист Большого театра Денис Родькин («Восходящая звезда») в па де де из балета «Талисман» Петипа – все треволнения любимой ученицы Цискаридзе, ушедшей из Большого вслед за своим педагогом после скандала вокруг Сергея Филина, словно остались позади, и таланты Воронцовой сияют ровным светом в самых разнообразных партиях, а Родькин набирает такой ураганный темперамент, что впору вспомнить Мариса Лиепу, на которого Родькин и внешне чем-то похож. Еще одна «восходящая звезда», солист Мариинского театра Андрей Ермаков продемонстрировал в па де де из «Корсара» такую убедительную героику, что стало ясно – скоро Большой и Мариинка смогут помериться Спартаками – Родькиным и Ермаковым.

Удачно сложился развлекательный блок – «Татарочка» и «Сиртаки» ансамбля Игоря Моисеева чествовали нынешнего руководителя ансамбля Елену Щербакову, в прошлом блистательную исполнительницу многих номеров ансамбля, особенно яркую в молдавских танцах. При Щербаковой вышло несколько академических трудов об основателе ансамбля Игоре Моисееве, далеко ушедших от парадных буклетов и раскрывших часть богатств истории советского танца, в том числе пластического эксперимента на формальном поле фольклорного материала. Книги – ислледователям, а вот бесперебойный напор и отрепетированные трюки «моисеевцев» вызывают у публики неизменный экстаз.

Па де де из «Арлекинады» на музыку Дриго показало комические таланты примы казанского оперного театра Кристины Андреевой и солиста Олега Ивенко, «Мачо» - хореографический и исполнительский талант солиста театра Бориса Эймана Олега Габышева: с таким емким юмором мачо давно не смеялись над собой (а Габышев фактурно «мачо-мачо»), а «Умирающий лебедь» в хореографии Алексея Мирошниченко солистов пермской оперы Инны Билаш и Степана Демина вышел таким забавно любовным, что строгая и много сил отдавшая эксперименту Наталья Касаткина, комментировавшая в вип-партере церемонию невзирая на лица, даже не поняла, о чем сказал покусившийся на классику Мирошниченко, получая призовую статуэтку: «Извините за наглость».

Советник губарнатора Красноярского края Геннадий Рукша прилетел специально на церемонию вручить статуэтку руководителю киностудии Большого театра Никите Тихонову, чей талант понимания движения и умение работать с архивамисохранили на кинопленке многих классиков. Ведущий вечера Геннадий Янин, получивший приз за Тихонова, напомнил Рукше о планах проведения фестиваля балетного видео в Красноярске – и советник губернатора от них не отказался.

Основатель премии и многолетний главный редактор журнала «Балет» Валерия Иосифовна Уральская не была бы собой, если бы не пригласила на сцену сотрудников театра и друзей журнала, всех, кто помогал провести вечер и поддерживал «Балет» долгие годы, и не вручила им цветы, особые статуэтки и подарки. «Спектакль балета – коллективное творчество всех участников постановки», - учил Новерр когда еще. Объединенные таланты всегда преуспевают – об нехитром и вечно свежем секрете «Душа танца» напомнила в ..дцатый раз забывчивому, вечно соперничающему миру искусства.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Май 09, 2014 9:11 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 06, 2014 6:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050603
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Персоналии, Вячеслав Самодуров
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Пособие для прогресса
Вячеслав Самодуров стал художественным лидером одного из крупнейших российских театров

Где опубликовано| "Российская газета"
Дата публикации| 2014-05-06
Ссылка| http://rg.ru/2014/05/06/samodurov-poln.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Недавняя церемония вручения Национальной театральной премии "Золотая маска" превратилась в триумф Екатеринбургского театра оперы и балета, о существовании которого совсем недавно еще мало кто знал. Награды получили одноактные балеты "Вариации Сальери" и "Cantus Arcticus" Вячеслава Самодурова. Появление нового хореографа - событие для балетного мира всегда уникальное - было отмечено личной наградой. Но отданные екатеринбуржцам "Маски" за лучший спектакль, лучшую дирижерскую и балеринскую работу свидетельствуют о том, что в Самодурове жюри увидело художественного лидера, способного сплотить театральную команду.

Вячеслав Самодуров появился в Екатеринбурге три года назад, имея за спиной успешную танцевальную карьеру. Тогда вряд ли кто-то представлял, что рафинированный премьер Мариинского театра, Национального балета Нидерландов и Королевского балета Великобритании, завлеченный на одну постановку, решит остаться на Урале. Но молодой худрук балета, сначала поразивший город чувством юмора в игре пуантов и экстравагантными галстуками на премьерах, сначала смог увлечь за собой труппу, потом показал недюжинную работоспособность, выдавая по несколько оригинальных премьер за сезон, и заставил поверить в серьезность намерений, взявшись за рутинную работу по построению современной балетной компании. В этом году Екатеринбургский балет впервые оказался на равных в команде Большого, Мариинского, Михайловского, "Станиславского", Пермского и Новосибирского театров - многолетних лидеров отечественного балета.

Какие цели вы ставили перед труппой, когда ехали в Москву на "Золотую маску"?

Вячеслав Самодуров: Цель одна - показать труппу, которая умеет танцевать. Не механически исполняет текст хореографа, а понимает, что делает, и верит в это. Очень часто мы смотрим исполнение старинной, да и любой другой хореографии, в котором даже при точности, правильности отсутствует жизнь. А мне кажется, что публика приходит в театр за подпиткой. Поэтому хотелось, чтобы танцовщики слали со сцены в зал безумную энергию. И я очень горд артистами. Внимание дало им ощущение азарта, они танцевали очень-очень хорошо. Конечно, я вижу, что необходимо исправить и куда в ближайшем будущем двигаться. Но ребята не стушевались. Они именно танцевали, что для меня самое важное.

Энергия, о которой вы говорили, в крови у екатеринбургской труппы?

Вячеслав Самодуров:
Мне кажется, это воспитывается, когда артисты видят смысл в своем выходе на сцену. Сейчас у нас именно та труппа, которая готова работать с разными хореографами. Конечно, я могу ошибаться, но на мой взгляд, артисты поняли: когда что-то делается впервые, именно на них, это шанс себя показать, здесь они всегда будут неповторимы. И, хотелось бы верить, у нас складывается труппа личностей, харизматичных артистов.

Вы помните первое впечатление от труппы?

Вячеслав Самодуров:
Мне достался очень хороший материал, если можно так сказать о труппе. Видно было, что здесь шла большая работа. Но мне показалось, что отсутствовала идея, ради чего все происходит. А если в театре нет общей идеи, то бесполезно просить танцевать выворотнее... Я бы не сказал, что у труппы было много вредных привычек, которые мешали идти вперед. А вопрос вкуса всегда субъективен. Но театр был изолирован не только от европейского, но и от российского балетного процесса. В последние год-два труппе уделяется много внимания со стороны, а для артистов это важно - я бы даже сказал, необходимо как воздух. Когда артист чувствует, что за ним следят, он старается показать максимум возможностей.

Профессиональный образ вашей труппы меняется стремительно.

Вячеслав Самодуров:
Я думаю, многому учит репертуар. Если подобрать его правильно, можно многого достичь. В прошлом году мы впервые ездили на "Золотую маску" и танцевали балет "Amore Buffo". Это наша этапная совместная работа, во время подготовки которой артисты узнавали меня, я узнавал их. На следующий год удалось выпустить уже более цельную продукцию, причем классическую. "Консерваторию" Бурнонвиля сейчас никто больше в России не танцует. И мы вообще первая балетная труппа в России, которая поставила спектакль Ханса ван Манена, его "Пять танго". Станцевав такую хореографию, поработав с носителями стиля, трудно вернуться туда, где театр был еще недавно. Также сделан целый ряд мировых премьер - моих и приглашенного из Лондона хореографа Джонатана Уоткинса. Только что в рамках "Данс-платформы" Константин Кейхель создал свой новый спектакль для труппы. Это делает нашу жизнь интенсивной и создает театру свое лицо.

Ваши начинания поддерживает фонд "Евразия балет". Как вам удалось увлечь не только танцовщиков, но и бизнес?

Вячеслав Самодуров:
Мне кажется, Алексей Иванников и Григорий Кугелев, которые основали фонд, - такие же авантюристы, как и я. За что я им очень благодарен. Еще до моего появления в Екатеринбурге, как мне кажется, стало понятно, что одного увеличения финансирования театру недостаточно. Всем было ясно, что нужно делать что-то абсолютно новое, но никто не мог сказать, что именно. Когда позвали меня, то сначала появилась идея гала-концертов, которую Алексей и Григорий поддержали, основав фонд "Евразия балет". Но гала-концерты сегодня делают все, этим трудно привлечь внимание. Поэтому я предложил идею "Данс-платформы" - мастерских для молодых хореографов на базе балетной труппы, которых в России не было с того времени, как с отъездом Алексея Ратманского они исчезли из Большого театра.

Наш первый опыт оказался удачным: все увидели, что это интересно, необычно и может стать нашим хлебом - с художественной точки зрения. А может, со временем даже и с материальной. Мы начали делать один проект за другим. Фонду "Евразия балет" сейчас два года. За это время "Данс-платформа" стала регулярной. Что это за проект? Раз в год по видеозаявкам международное жюри отбирает молодых хореографов, которые в сентябре на некоторое время получают в свое распоряжение наших артистов, ставят на них новые номера и показывают публике. Весной хореографы, понравившиеся больше всего, приглашаются снова на "Данс-платформу Плюс". А в этом году мы пришли к тому, что заказали выпускнику нашей первой "Данс-платформы", хореографу из Петербурга Константину Кейхелю одноактный балет, который войдет в постоянный репертуар труппы. Так что мы пришли к тому, что проект стал производить собственную продукцию. Дважды в год в рамках этого проекта мы проводим гала-концерты с участием звезд балета и наших солистов. Ближайший пройдет 30 мая и будет посвящен 100-летию нашей балетной труппы, - надеюсь, должно получиться нечто грандиозное. Все это делает жизнь театра гораздо интенсивнее. Это, конечно, означает, что работы у всех стало больше. Но эти изменения меняют представление городского общества о нас. Если вначале продавать билеты на эти события удавалось с трудом, то теперь публика вкусила их необычность и значимость, билеты разлетаются быстро.



Какое место должен занимать балет в Екатеринбурге, кто его зрители?

Вячеслав Самодуров:
В России балет любят, это не специфика Екатеринбурга, и в театре всегда было много народу - спектакли посещаются хорошо. Но иногда я сижу в полном зале и не понимаю, неужели публика может воспринимать всерьез старые декорации, свет, костюмы. Это наследие осталось от времен, когда в театре было мало денег и недостаточно артистов в труппе. Безусловно, мы классический театр, и одна из главных задач - добиться качественного исполнения классики. Я вырос в Мариинском театре, и для меня, если в "Баядерке" нет хотя бы 24 теней, это не "Баядерка". Классике нужно соответствовать и меняться самим под эти спектакли, а не менять их под свои возможности. Мы должны сами воспитывать публику. Сейчас зритель у нас меняется: благодаря нашим проектам театр становится модным, к нему перестают относиться как к старому бабушкиному сундуку, на спектакли приходит "трендовая" молодежь.

Эту новую публику удается сделать публикой классической "Баядерки"?

Вячеслав Самодуров:
Когда я делал программу прошлого года, она включала старинную классику и в то же время что-то новое. Сердце тех, кто не любит новое искусство, могло успокоиться "Пахитой", "Консерваторией". Но при этом у них была возможность увидеть новый балет. Люди, более современно ориентированные, в первом отделении вынуждены смотреть классические спектакли. Для меня главным было, чтобы публика пришла и посмотрела. А уже дальше зрители пусть разбираются, насколько актуально наше наследие классического балета, стоит ли дальше смотреть современные постановки. И, по крайней мере, народ со спектаклей не уходит.

Думаю, определенную эстетическую миссию театр несет. При этом у него, на мой взгляд, есть несколько функций. Главное: он должен в достойном виде сохранять музейную классику. Это один из самых тяжелых жанров в балете, но это фундамент, без которого невозможно строить будущее. У театра есть просветительская миссия, он должен знакомить публику с балетами, которые были сделаны в ХХ веке и тоже стали классикой. И третье, без чего театр никогда не будет живым, - творчество, создание принципиально новой продукции. Оно приносит энергию сегодняшнего дня, и без этого, как мне кажется, театр не может быть полноценным.

Когда вы возглавили екатеринбургский балет, у вас совсем не было руководящего опыта. Была ли при этом какая-то модель для своего театра?

Вячеслав Самодуров:
На меня оказала большое влияние работа в Голландии. В чем-то Национальный балет Нидерландов сопоставим с екатеринбургской труппой: оба не имеют собственного исторического репертуара, поэтому свободны в выборе редакций классических спектаклей. В Голландии, конечно, есть репертуар, который ассоциируется с этим театром - постановки Руди ван Данцига и Ханса ван Манена. Одной из важнейших своих задач театр видит создание новых спектаклей именно для труппы. Разнообразие - ключевое слово: репертуар должен соответствовать разным вкусам. Эта театральная философия мне близка: театр, сохраняя прошлое, должен всегда думать, что будет в будущем. Любой театр ответствен за будущее балета.

Екатеринбург стратегически хорошо расположен, и вокруг вас существуют оперные театры в Челябинске, Перми, Уфе, Самаре. Вы не стремитесь к сотрудничеству?

Вячеслав Самодуров:
Самый близкий к нам - Пермский театр. Мне близко то, что делает там художественный руководитель балета Алексей Мирошниченко, мы общаемся. В прошлом году Алексей привозил свою труппу для совместного спектакля на сцене нашего театра в рамках "Данс-платформы". Конечно, хочется большего и мы все время обсуждаем обменные гастроли Пермь-Екатеринбург. Но скоординировать планы двух театров, найти финансирование довольно сложно.

Не было ли идей объединиться в копродукции, как это популярно в Европе?

Вячеслав Самодуров:
Я думаю, для нас это неплодотворная идея. Каждый амбициозный театр борется не только за внимание своей публики, но и за общероссийское внимание. Никто не хочет танцевать один и тот же репертуар. Возможно, копродукции имели бы смысл при постановке классики, но именно эта продукция в России гораздо более экономична и доступна, чем на Западе.

Вы остаетесь адептом пуантового танца. Вам не кажется, что в современном балетном мире он в защите не нуждается?

Вячеслав Самодуров:
История беспуантного танца не такая уж длинная. Сегодня большинство хореографов в России работают без пуантов. Есть ощущение, что люди восемь лет учатся в балетной школе только ради того, чтобы танцевать классику и часть балетов, поставленных на пальцах в ХХ веке. А когда все усилия направлены только на поддержание старого, а не на создание нового, это обречено на отмирание. Поэтому возникает естественный вопрос: где новый пуантовый репертуар для профессиональных танцовщиков? Не могу согласиться, что хореографов, ставящих на пальцах, сегодня много. Не всем удается общаться с классическим танцем без неуклюжести. Мне очень нравится то, что делает Алексей Ратманский. Он каждый раз доказывает, что классика - это не устаревший язык, а Танец, способный к развитию в той же мере, что модерн или contemporary dance.

За последние десятилетия физические данные людей очень изменились. Что это дает хореографам?

Вячеслав Самодуров:
Естественно, артисты меняются, а с ними меняются хореографы. И наоборот: меняются хореографы - меняются и артисты. Танцовщики становятся технически сильнее, чем раньше. Не знаю, повышается ли верхняя планка, но средняя растет точно. Это расширяет возможности хореографа.

Вы совсем недавно привлекли к себе большое внимание в Европе, выпустив в Королевском балете Фландрии "Ромео и Джульетту" в трех актах. В Екатеринбурге уже объявлено, что в июне вы покажете еще один трехактный балет.

Вячеслав Самодуров:
Мне хочется создать вечер, в котором будет задействована вся труппа. Создать хореографию, в которой артисты будут расти. Своеобразное пособие для артистического прогресса. "Цветоделика" посвящена столетию нашей труппы. Город у нас бедный на цвета: Урал - край суровый. Мне бы хотелось, чтобы, придя на это вечер, зритель совершал путешествие в мир цвета, ощущал себя внутри какого-то цветного пространства. Чтобы через танец, движение ощущение цвета было физическое, наподобие того, как в кинотеатре на 3D - надеваешь очки и оказываешься в другом мире.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20990
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 06, 2014 9:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2014050604
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Сергей Филин
Авторы| Анастасия ПЛЕШАКОВА
Заголовок| Сергей Филин: «Даже погонять с сыновьями в футбол стало для меня недоступно»
Где опубликовано| Комсомольская правда-
Дата публикации| 2014-05-06
Ссылка| http://nnov.kp.ru/daily/26227/3110709/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ