Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-02
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Чт Фев 15, 2007 5:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021514
Тема| Балет, Театр балета Никиты Долгушина
Авторы| www.aki-ros.ru
Заголовок| Театр балета Никиты Долгушина
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20070215
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=695&crubric_id=20001&rubric_id=201&pub_id=815933
Аннотация|

Статус Театра балета Никиты Долгушина обрел коллектив, который дебютировал в новом качестве показом спектакля из цикла "Балеты Серебряного века" на сцене Театра консерватории. Коллектив народного артиста СССР Никиты Долгушина, известный далеко за пределами России, до последнего времени был творческим подразделением Санкт-Петербургской консерватории, а после происшедшей реорганизации начал самостоятельную жизнь. В нынешнем году новый театр посвятит свою гастрольную и постановочную деятельность 100-летию знаменитых Русских сезонов в Париже, организованных великими русскими постановщиками, художниками и музыкантами. Именно дягилевские спектакли начала ХХ века являются визитной карточкой танцовщика и хореографа Никиты Долгушина. Он известен не только как выдающийся мастер классического танца, но и как автор версий классических спектаклей, оригинальных балетов и концертных номеров. Около двух десятилетий профессор Долгушин заведовал кафедрой хореографии Ленинградской консерватории, четверть века он руководит балетной труппой. У него есть хореографическая студия, где подрастают юные артисты балета. Никита Долгушин удостоен специальной премии "Золотой софит" за популяризацию классического наследия для широкой зрительской аудитории
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Чт Фев 15, 2007 5:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021515
Тема| Балет, «Корсар», Реконструкции, Баврская опера, Персоналии, К. Макензи, Д. Фаллингтон, И. Лишка, Л. Славицкий
Авторы| Александра ГЕРМАНОВА
Заголовок| Джонни Депп от балета
Лукаш Славицкий дебютировал в роли Конрада
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20070215
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=695&crubric_id=100423&rubric_id=209&pub_id=8167
Аннотация|

Похоже, мода на "Корсара" только набирает обороты. Прошло время, когда этот балет считался собственностью ленинградских театров - Кировского и Малого оперного. Западные импресарио всегда заказывали его у Мариинки как деликатес Петипа, нимало не задумываясь о подлинности и историчности текста. И правильно делали, покупая продукцию, хоть и во многом китчевую, но в высшей мере представительную, - в "Корсаре" с незапамятных времен выходили звезды уровня Нуреева. Однако времена монополии советского балета прошли. "Корсара" начали ставить. Американский балетный театр во главе с худруком Кевином Маккензи нанес серьезный удар русским - в 1998 году в Нью-Йорке поставили "Корсара" по мотивам Мариуса Петипа и Константина Сергеева и записали на DVD, который разошелся миллионными тиражами. Диск стал популярным не из-за раритетности постановки, а благодаря блестящему кастингу - Итан Стифел, Джули Кент, Палома Эррера, Владимир Малахов, Анхел Корейя. Все тот же китч, только причесанный, - современные костюмы, едва заметные на телах артистов, серьезные купюры в музыке и традиционный набор па де де, вылощенных под цирковую эквилибристику. Прошло еще какое-то время, и объявился некий Дуглас Фаллингтон, который открыл, как ему казалось, золотую жилу - он счел себя редким специалистом по дешифровке балетной нотации и засел в Гарвардской библиотеке над рукописями Николая Сергеева, который, как известно, вывез их из царской России и продал. Сенсацией стала реконструкция Фаллингтоном знаменитой картины "Оживленный сад" из "Корсара". Пасифик Нортвест Балле (Сиэтл) взялся за сценическую реализацию расшифрованного "Сада". Вести об успешной реконструкции дошли до худрука Баварского балета Ивана Лишки (экс-премьера Гамбургского балета), который вот уже несколько лет выполняет функцию местного культуртрегера, восстанавливая для мюнхенской сцены наследие Петипа.
Свою главную задачу Лишка видит не в сочинении новой хореографии по следам Петипа, а в адаптации ретроматериала к сегодняшнему времени. Это даже не редакции, как делали Григорович или Константин Сергеев, а скорее ремейки балетов - хореография меняется мало, а сюжетные ходы и дизайн сильно обновляются.
В конце января Лишка показал своего "Корсара" на основе "открытий" Фаллингтона и найденной в библиотеке Парижской Оперы партитуры Адана. Он также подключил в работу кинематографический материал - явно ради подогрева интереса к балету у широкой публики.
Премьер труппы белокурый славянин Лукаш Славицкий сыграл в балете Джонни Деппа из популярного фильма "Пираты Карибского моря". Строго соблюдались грим, костюмы, повадки - словом, весь образ (черные косички, красная повязка на голове). Что такое балет "Корсар", никто в Германии не знает, зато многие обожают Деппа и "Пиратов". Лишка нашел красивое решение и в очередной раз доказал, что его не зря переизбирали на третий срок в качестве директора балета (у него на руках контракт до 2011 года!). Собрать полный зал огромного театра, при том что Мюнхен операцентричен, далеко не балетная Мекка. Ему удалось сделать балет интересным, очень живым и органичным, чего не скажешь, например, о скучноватом "Корсаре", который в декабре привозили в Москву рижане. И за Славицкого Лишка больше не должен оправдываться - кто же посягнет на Джонни Деппа, хоть и балетного. У Лишки были проблемы со славянскими гастарбайтерами, которые якобы отнимали работу у немецких артистов (немцев и впрямь слишком мало в балетных труппах Германии). Чеха Славицкого он пригласил в труппу в 1999 году на свой страх и риск, заметив способного мальчика на одном балетном конкурсе. Звание премьера артист получил лишь в 2003 году, уже будучи обладателем престижной балетной премии "Бенуа де ля данс" за роль рыцаря Де Бриенна в "Раймонде". Кроме белой классики, он перетанцевал в Мюнхене сотню ролей в балетах Кранко, Баланчина, Роббинса, Форсайта, Ноймайера, Эка, Килиана, Годани, Мэрфи и других. Но роль корсара Конрада, полная технических вывертов и трюков, да еще приперченная киногламуром, настолько идеально села на артиста, что все недоброжелатели замолчали и восторженно завопили "браво".
Часть славы досталась балеринам - Лизе-Мари и Каллам (Медора), одной из самых интересных, на мой взгляд, танцовщиц в Германии, и нашей соотечественнице Наталье Калиниченко (Гюльнара). Из-за травмы главной мюнхенской прима-балерины Люсии Лакарры премьерный состав танцевал подряд четыре спектакля. Лакарра надеется вернуться на сцену в марте.
Успех мюнхенского "Корсара" как новой балетной продукции в Европе абсолютно очевиден, но специалистам только предстоит высказаться о находках реконструкции, предложенных постановщиками. И их приговор, видимо, будет суровым.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Пт Фев 16, 2007 12:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021601
Тема| Балет, «Гамбургский балет», «Смерть в Венеции», Персоналии, Д. Ноймайер, Б. Эйфман
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| СМЕРТЬ В ВЕНЕЦИИ
БАЛЕТНАЯ ВЕРСИЯ
Где опубликовано| «Русский базар»
Дата публикации| 20070215
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/cgi-bin/rb.cgi/n=7&r=variation&y=2007&id=nalo.2007.2.15.14.53.19.7.variation.73.19
Аннотация|



Джон Ноймайер, европейский хореограф с мировым именем, с 1973 года является художественным руководителем труппы «Гамбургский балет». В этом месяце Ноймайер привез свой театр на гастроли в Америку.
В Нью-Йорке на сцене Бруклинской Академии музыки, где театр не выступал больше двадцати лет, немецкая труппа показала новый балет Ноймайера «Смерть в Венеции». Хореограф использовал сюжет, известный зрителям не только по одноименной новелле Томаса Манна, но и по великолепному фильму Лучиано Висконти 1971 года с тем же названием. Известность Ноймайера, избранная им тема балета вызвали огромный интерес зрителей и критики. На первом спектакле, который я видела, театр был полон. К сожалению, многие (и я в том числе) испытали разочарование, хотя замысел балета казался любопытным.
В новелле Манна главное действующее лицо – Густав фон Ашенбах, знаменитый писатель, чья «жизнь начала клониться к закату» (здесь и дальше цитаты из повести Манна). Переживая творческий кризис, писатель отправляется в Венецию.
В гостинице он встречает польскую семью и страстно влюбляется в подростка Тадзио, мальчика невероятной, почти античной красоты. В конце концов сердце Ашенбаха не выдерживает напряжения чувств, писатель умирает. «И в тот же самый день потрясенный мир с благоговением принял весть о его смерти».
Ноймайер сделал Ашенбаха знаменитым стареющим хореографом, чья фантазия истощилась. Не в силах довести до конца начатый балет, хореограф уезжает в Венецию, где встречает подростка Тадзио. Дальше действие развивается в соответствии с сюжетом новеллы. Вместо музыки, написанной Густавом Малером к фильму Висконти, Ноймайер использовал произведения Рихарда Вагнера и Иоганна Себастьяна Баха.
Почти весь первый акт хореограф Ашенбах мучительно и долго сочиняет свой балет. Скучно Ашенбаху, скучно его танцовщикам, скучно зрителю. Только в конце акта начинается развитие сюжета: Ашенбах отправляется в Венецию и встречает Тадзио.
Суть балета в том, что любовь может внезапно завладеть каждым и не имеет значения, кто предмет любви, а главное: только любовь и страдание – источник творчества.
Ноймайер хотел показать разные лики любви. Поэтому, сострадая своему герою, автор балета в то же время вывел на сцену двух действующих лиц, олицетворяющих низменные желания и соблазны. Я не берусь расшифровывать каждое их появление, но в любых обличьях: двое грубых гребцов гондолы, двое пошлых, кривляющихся гомосексуалистов на набережной Венеции (весьма вульгарная сцена), двое парикмахеров, чья задача - «омолодить» одержимого страстью Ашенбаха, двое гитаристов в сцене «пира во время холеры» – все они созданы Ноймайером, чтобы обозначить тот путь, по которому Ашенбах, теряя над собой контроль, двигается по пути к смерти.
К сожалению, второй акт тоже показался мне слишком затянутым, хаотичным, а главное – многословным. Герои просто «тонут» в том огромном количестве действующих лиц, которые все время присутствуют на сцене (в новелле Манна и в фильме все внимание читателя и зрителя сосредоточено на главном герое). И хотя Ноймайер считается мастером сюжетных балетов, в данном случае драматургическое напряжение просто не ощущалось.
Действительно захватывающим моментом я бы назвала только дуэт Ашенбаха и Тадзио. Он задуман и сочинен очень тактично и выразительно. Как бы близко ни подходил Ашенбах к Тадзио, герои все время находятся как бы в двух не пересекающихся пространствах. Ашенбах, умирая от желания обнять Тадзио, в последний момент не решается до него дотронуться. И даже когда Ашенбах случайно опирается на руку мальчика или почти обвивается вокруг него, Тадзио его не видит.
Этот театральный прием применен удачно и к месту. Кроме того, наконец герои оказались в центре нашего внимания одни на сцене, хореограф показал нам их «крупным планом», и зритель следил за ними как завороженный. Сюжет и смысл балета наконец достигли высшей точки. А дальше опять началось мельтешение действующих лиц и массовых сцен. Даже такой выразительный прием: монахи в клобуках, закрывающих лицо, волокут по сцене длинные полотна материи, в которые завернуты трупы (холера в Венеции!), даже такой, повторяю, выразительный прием не производит должного впечатления.
Я помню, как впервые в 1991 году в балете Бориса Эйфмана «Реквием» увидела подобные образы монахов, волокущих по сцене мертвые тела, и какое сильное впечатление эта сцена на меня произвела. Как потрясающе поставил тот же Эйфман сцену смерти молоденькой жены Хореографа («Аполлон Мусагет» в труппе New York City Ballet), которую тот тщетно пытается выхватить из складок шлейфа Смерти. У Ноймайера же даже самые сильные сцены, связанные со страстью Ашенбаха к Тадзио, вызывают скорее интерес, чем сопереживание. Поэтому, когда критик в «Нью-Йорк таймс» назвала дуэты Ашенбаха и Тадзио «эйфманизированными», я не могу с ней согласиться. Ноймайер – хореограф рационалистический, Эйфман – эмоциональный.
В одном из интервью Ноймайер сказал, характеризуя своего героя, что Ашенбах – «хореограф-формалист», и сравнил его стремление к формальной чистоте хореографии и верности музыке с такими же качествами Дж. Баланчина. Ашенбаху (как, по-видимому, и Баланчину) трудно было сочинять эмоциональный балет. Но встреча с Тадзио открыла в его душе «дионисийское» начало. В соответствии с этой задачей хореограф, по его собственному признанию, и подобрал музыку: холодноватую – Баха и глубоко эмоциональную – Вагнера.
Но, к сожалению, мы не увидели, как любовь и страдание пробуждают фантазию хореографа. В предсмертном бреду Ашенбах, «уносясь в роковое необозримое пространство», начинает наново сочинять любовный дуэт, который ему не удавался в первом акте. Но я не обнаружила существенной разницы в этих двух сочинениях.
Немецкая труппа, едва ли не треть которой, судя по фамилиям, – артисты из России, производит хорошее впечатление. Правда, Ллойд Риггинс, исполнявший Ашенбаха, показался мне недостаточно значительным, образ скорее тщательно продуман и сделан, чем прочувствован артистом. Ашенбах Риггинса не меняется от сцены к сцене, и трудно сказать о нем, что он «попался на удочку страсти». Но танцовщик кордебалета Эдвин Ревазов в роли Тадзио заслуживает высокой похвалы. И Ноймайер, и танцовщик нашли правильный стиль исполнения. Ревазов, высокий красивый блондин, сумел создать образ невинного подростка, не фальшивя и не наигрывая. Тадзио Ревазова смотрит иногда на Ашенбаха «странными, сумеречно-серыми глазами», как и характеризовал его Манн. Но при этом он кажется юношей, далеким от возмужания, до некоторой степени – андрогином, еще не подозревающим о любви.
Раз уж возникла параллель между Ноймайером и Эйфманом, то я вижу ее не в хореографии, а в отношении к балетному спектаклю, например, в подходе к танцовщику-актеру. Пожалуй, умение работать с актером действительно роднит Ноймайера с Эйфманом. В программе, изданной к спектаклю, приводится кредо Ноймайера, который говорит, что не хочет создавать «роботов, которые следуют за мной, не задавая вопросов». Ноймайер не признает в балетном спектакле просто «балерину на сцене». Он хочет видеть Аврору или Джульетту. Так и Эйфман в своем весьма концептуальном театре тоже добивается от актеров создания выпуклых образов.
Художник-минималист Питер Шмидт придумал оформление, отвечающее содержанию балета. В первом акте – черные графические рисунки на белом фоне (в таком мире живет рациональный, холодноватый хореограф), во втором – меняющиеся задники (чаще пастельных тонов), которые обозначают место действия – иной мир красоты, в котором очутился Ашенбах.
Моя статья носит незаконченный характер, что, как мне кажется, соответствует впечатлению, которое произвел на меня балет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Пт Фев 16, 2007 11:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021602
Тема| Балет, БТ, «Вечер американской хореографии»
Авторы| Алла Михалева
Заголовок| Красота по-американски
Где опубликовано| «Московские новости» №6 за 2007 год
Дата публикации| 2007021602
Ссылка| http://www.mn.ru/issue.php?2007-6-65
Аннотация|

Москва наконец увидела хореографию Твайлы Тарп. Спектакль знаменитой американской авангардистки Твайлы Тарп заставил артистов первой сцены России, прочно удерживающей позиции цитадели классического балета, окунуться в стихию непривычного, даже "враждебного" движения с решимостью камикадзе. Но как известно, последние - погибают. А танцовщикам балета "В комнате наверху", завершающим "Вечер американской хореографии", удалось выжить, а некоторым даже возродиться заново, обнаружив в себе неизведанные профессиональные ресурсы.

У Тарп, "королевы эклектики", как назвал ее постановщик спектакля Кит Робертс, артисты бегают спиной, как молния, в один прыжок пересекают сцену, "встав на пальцы", как с котурн, слетают с них вниз на пятку. И выполнять все эти "несовместимые" задачи нужно без признаков напряжения, только тогда танец обретает подлинный блеск. Легкость (даже с неким "небрежным шиком") пока дается только юной Наталье Осиповой, а из мужчин - Андрею Меркурьеву. Но несмотря на все трудности, торжествующее ликование танца, каким пронизан балет Тарп, захлестывает танцовщиков и передается в зрительный зал.

Возможно, если бы не повод - 200-летие установления российско-американских дипломатических отношений, этой акции и не было бы. Заокеанскую хореографию в России знают по балетам Джорджа Баланчина, которые специфически американскими никак не назовешь. А тут налицо дерзкий прорыв. В афише "Вечера" рядом с открывающей его "Серенадой" загадочное название Misericordes ("Милосердные") и столь же интригующее имя его постановщика - Кристофер Уилдон. О нем в России, как и о Тарп, знают лишь понаслышке, хотя оба хореографа
- из самых известных в мире. Англичанин Уилдон снискал в Новом
Свете репутацию последователя Баланчина. И не без оснований. На музыку "Третьей симфонии" Арво Пярта, написанной как средневековое песнопение, Уилдон поставил спектакль, задумывавшийся как "Гамлет", но состоявшийся как балет без сюжета, притягательный скульптурной выразительностью поз и готической строгостью танцевальных композиций.

Misericordes и "Серенаду" разделяет дистанция в 73 года - как раз тот срок, который шедевр Баланчина, заложивший основу американской хореографии, добирался до Москвы. "Баланчин - не Баланчин" раздается тут и там, когда речь заходит о российских постановках его балетов, как если бы Россия была сплошь населена экспертами по творчеству мистера Би. Первый американский балет хореографа, поставленный им для своих учениц, от российских танцовщиков, даже лучших, требует усилий по освоению непривычной техники. На сцену Большого "Серенаду" переносили "специалистки по Баланчину" - Сюзан Шорер, Франсия Расселл. Содержание балета изысканно просто - девушки в лунном свете, и главное действующее лицо здесь - кордебалет, которому на день премьеры, возможно, и не хватало скорости и безупречного мастерства, но удалось уловить и передать не менее важное - упоение танцем, его непреходящей красотой. Что касается солисток - Светланы Захаровой (в бытность работы в Мариинке за эту партию она получила "Золотую маску") и Натальи Осиповой, то они хороши без оговорок.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Пт Фев 16, 2007 3:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021603
Тема| Балет, БТ, «Вечер Американской хореографии», Персоналии, Д. Баланчин, К, Уилдон, К. Робертс, С. Захарова, Н. Осипова, Д. Гуданов, А. Меркурьев
Авторы| Александр Фирер
Заголовок| Виллисы и кроссовки
В Большом театре состоялась первая балетная премьера сезона.
Где опубликовано| «Российская газета»
Дата публикации| 20070216
Ссылка| http://www.rg.ru/2007/02/16/teatr.html
Аннотация|



В "Вечер американской хореографии" вошла серия одноактных балетов: от "Серенады" Джоржда Баланчина (1934), впервые поставленной в Большом, российской премьеры хореографического опуса Твайлы Тарп "В комнате наверху" (1986) и до мировой премьеры специально заказанного Большим театром Misericordes (2007). Постановку осуществили Франсия Расселл и Сюзан Шорер, Кит Робертс и Кристофер Уилдон
Баланчин любил рассказывать, что свою "Серенаду" он составил из подсмотренного в балетном классе: опоздания на урок, бег, простые движения, случайные падения... То есть хотел объяснить, что "стихи растут из сора". Однако эти обычные балетные ситуации он, безусловно, опоэтизировал. В мажорно-меланхолической грезе Чайковского - в Серенаде для струнного оркестра Баланчин услышал циклическое движение жизни, представив элегическую картину из главной темы своего творчества "любовь и жизнь женщины". Стая женщин-птиц или русалок в длинных голубоватых тюниках, как бы пробуждаясь ото сна, ладонью вытянутой руки отстраненно защищаются от ласк восходящего солнца, пытаясь удержать ускользающее ощущение тепла ночной неги. Здесь много лейтмотивных ассоциаций с белым актом "Жизели". Только баланчинские "виллисы" родом не из лунно-могильного миража, а из туманных миражей утренней зари. Силуэты с красивыми движениями рук, с наклоненным корпусом ткут ажурные узоры из венчиков лилий. Мужчина на их пути - голубой принц из сказки, идеальная оправа, подчеркивающая красоту их облика. Есть тут и драматическая коллизия - на смену увядающей красоте и обольстительности зрелости приходит юное дыхание весны. Покинутая женщина (Светлана Захарова) бездыханной Одеттой склоняется ниц на сцене, а молодая женщина (Наталия Осипова блестяще танцует яркую, самоуверенную, ни с чем не считающуюся молодость) словно пытается увести мужчину.
Неоклассику Баланчина труппа Большого танцует не впервые. Это балет на пальцах, что более всего любят артисты Большого. Поэтому неудивительно, что технических проблем тут нет. Дело в другом: посылают ли артисты какой-нибудь "мессидж" зрителю? Кажется, танцовщицы безразличны и к поэзии, и к переливам чувств. Да и оркестр исполняет Чайковского формально - не вдохновишься, а для Баланчина музыка - первое: ею должны подпитываться и проникаться прекрасные создания.
Следующий балет "Вечера" - Misericordes ("Милосердные"), поставленный Кристофером Уилдоном, рождался в сотворчестве: впервые эксклюзивно на артистов Большого ставил западный хореограф. Получился высококачественный "евростандарт". И хотя у артистов еще есть проблемы с "бесшовным" исполнением новой хореографии, танцуют они вдохновенно. Опус Уилдона - пронизанная туманным сумраком фреска, вынутая из непостижимых недр подсознания. Ансамбль из девяти солистов медитирует под музыку Арво Пярта. Ее ритуальные звучания в ритме паваны будто созданы для голливудского блокбастера о мраке Средневековья, о кельтском мистицизме или о хрониках короля Артура. В вишнево-фиолетовой палитре спектакля с мрачной режиссурой света ощущается ретродух атмосферы английского балета прошлого века. Рефлексирующий персонаж (Дмитрий Гуданов) традиционен для балетной сцены. Он родом из мира сумеречного подсознания или сновидений и грез: от сомнамбулических ночных променадов Гамлета или призрака его отца до опиумных фантазмов Солора. Классический романтик-одиночка в обрамлении четырех пар будто населяет свой микрокосмос ожившими образами-воспоминаниями. Тут и зыбкость чувств, и испаряющаяся страстность былых альянсов, и вероломность возлюбленных. Герой как бы со стороны видит ожившие стопкадры утраченного времени. Он пытается вскрыть код своей судьбы - все бренно, все суета, "все проходит"...
Балет "В комнате наверху" Твайлы Тарп на музыку Филипа Гласса - драйвирующая, дансантная ода к радости. Танцовщики будто дурачатся, овеваемые виртуальным морским ветром, дающим ощущение полной свободы. Сменив балетные туфли на кроссовки и надев спортивные красные майки, артисты импровизируют в танце, с головой погружаясь в восторг чувств и оргию нервов.
Такой балет мог родиться лишь в век скоростей: 40 минут непрерывного, азартного танца в бешеном темпе. Невозможно поверить, что это исполняют артисты Большого театра. И хотя к концу балета кто-то совсем выдохся, заплетаются ноги и нет сил, никто не "сходит с дистанции" этого изнурительного марафона. Украшение балета - Наталия Осипова и Андрей Меркурьев. Осипова - "перпетуум-мобиле" Большого театра: современна, танцует легко и раскованно, заводит зал. У Меркурьева же оказался "абсолютный слух" на современную пластику. Вечер по-американски Большому театру явно удался.


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Фев 16, 2007 4:11 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Пт Фев 16, 2007 4:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021605
Тема| Балет, БТ, «Вечер Американской хореографии»,
Авторы|
Заголовок| Большой театр представил новую программу одноактных балетов с "религиозным подтекстом" под названием "Вечер американской хореографии"
Где опубликовано| Портал «Сredo.ru»
Дата публикации| 20070216
Ссылка| http://portal-credo.ru/site/?act=news&id=51846&cf=
Аннотация|

В программу "Вечер американской хореографии", представленную 13 февраля на сцене главного театра России, кроме "Серенады" П. Чайковского в постановке Дж. Баланчина, вошли балеты "В комнате наверху" (хореография Т. Тарп) и "Misericors" (хореография К. Уилдона), сообщает корреспондент "Портала-Credo.Ru".
Второй и третий балеты имеют сугубо религиозный подтекст. Хотя бы потому, что точное название балета Т. Тарп - "В горнице", причем имеется в виду место Тайной вечери. Название взято из текста спиричуэлс. И хотя непосредственно госпел в спектакле не звучит (он заменен музыкой современного классика-минималиста Филиппа Гласса), но его настроение явственно ощущается.
"Misericors" - балет К. Уилдона - что в переводе с латыни означает "милосердный" выдержан в более "строгих", "сосредоточенных" тонах и создает "средневековое", литургическое настроение. Артисты появляются на сцене под музыку Арво Пярта - не только всемирно знаменитого композитора, но и глубоко верующего человека.
Прежде в подобном жанре ставил - еще более 80 лет назад - лишь выдающийся русский танцовщик и хореограф Леонид Мясин - воспитанник Сергея Дягилева. Он является хореографом балетов "Литургия" и "Мартин Лютер".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Пт Фев 16, 2007 9:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021606
Тема| Балет, Гастроли в США
Авторы| РИА "Новости"
Заголовок| Балетная труппа Большого театра едет на гастроли в США
Где опубликовано| Утро.ru
Дата публикации| 20070216
Ссылка| http://www.utro.ru/news/2007/02/16/625758.shtml
Аннотация|

Труппа Большого театра выезжает в США, где с 21 по 25 февраля пройдут гастроли балета первого музыкального театра России, сообщил генеральный директор Большого театра Анатолий Иксанов.
"Большой театр - частый гость Америки", - сказал Иксанов. По его словам, с 1950-х гг. труппа 17 раз выступала в США. "Но нынешние гастроли особенные, они приурочены к 200-летию установления российско-американских дипломатических отношений. В рамках празднования этого события мы недавно на своей сцене выпустили премьеру "Вечер американской хореографии", - подчеркнул гендиректор театра.
Балет Большого театра выступит в Вашингтоне на сцене "Кеннеди-Центра" и покажет два спектакля: "Золушка" и "Дон Кихот".
По словам Иксанова, репертуар гастролей был определен совместно американской и российской сторонами. Возможно, особую роль в демонстрации "Золушки" сыграло то, что в Большом театре этот балет ставил Юрий Посохов, который сейчас живет и работает в США, отметил Иксанов.
Американские поклонники балета смогут увидеть на этих гастролях не только признанных и всемирно известных звезд балета Большого театра, таких как Светлана Захарова и Сергей Филин, но и молодых, начинающих солистов, в числе которых Наталья Осипова и 18-летний Иван Васильев, который является самым молодым солистом Большого театра.
В 2008 г. США должны посетить с гастролями и балетная, и оперная труппы театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Пт Фев 16, 2007 9:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021607
Тема| Балет, БТ, Гастроли в США, Персоналии, В. Васильев
Авторы| Виктор РОДИОНОВ
Заголовок| Из балета в доктора
Где опубликовано| «Новое русское слово»
Дата публикации| 20070216
Ссылка| http://www.nrs.com/news//usa/150207_175039_00618.html
Аннотация|



На днях в Centre College кентуккийского города Дэнвилл состоялась церемония присуждения почетной степени доктора выдающемуся российскому артисту и балетмейстеру Владимиру Васильеву. Торжество было приурочено к гастролям в городе труппы Большого театра с балетом Сергея Прокофьева «Золушка».
В этом году США и Россия отмечают двухсотлетие установления дипломатических отношений, и по случаю юбилея пре-дусмотрена обширная программа общественных, научных, спортивных и культурных мероприятий. За двести лет обе страны пережили немало драматических событий и периодов. Продажа Аляски, калифорнийский исход, Антанта, американская по-мощь голодающим России в 1920-е годы, ленд-лиз и совместная борьба с фашизмом во время Второй мировой, холодная война, гонка вооружений, детант, совместное освоение космоса... В самые критические моменты культура нередко оставалась последней соломинкой, палочкой-выручалочкой для политиков и дипломатов. Одним из послов доброй воли многие годы был и остается прославленный русский балет.
Русским и выходцам из Союза не надо объяснять, кто такой Владимир Васильев. Ярчайшая звезда отечественного и мирового балета на протяжении нескольких десятков лет, хореограф, генеральный и художественный директор Большого театра. В настоящее время 66-летний Владимир Васильев официально на пенсии, но продолжает давать мастер-классы в балетных труппах почти на всех континентах. Авторитетная парижская Dance Academy считает Васильева лучшим танцором мира на все времена. Сложнее с Америкой. Здесь на слуху имена Рудольфа Нуриева и Михаила Барышникова, Владимир Васильев в США не так известен. По выражению президента Centre College Джона Руша, «присуждение докторской степени г-ну Васильеву должно послужить устранению этого недоразумения».
Гастроли Большого театра и визит артиста с мировым именем в какой-то «захолустный» колледж не должно обманывать музыкальных снобов. Этот колледж – пожалуй, один из самых культурных в стране. Только на моей памяти на сцене центра искусств Centre College выступали Лучано Паваротти, Хосе Каррерас, Фредерика фон Штатдт, Рене Флеминг, Йо-Йо Ма, Ланг Ланг. Из наших те же Барышников и Нуриев, Образцова, Ростропович... Каждый год колледж реализует обширную культурную программу, в которой всегда есть место для русских художников, музыкантов и артистов разных жанров и направлений. В частности, в этом году, кроме Большого, в Дэнвилле будет выступать русский «Мулен Руж» — Les Follies Russes, Московский классический балет, Болгарская опера, труппа современного американского балета Parsons Dance Company, Томас Хэмпсон, «Танго Аргентины», Бродвей, Би-Би Кинг и Элтон Джон... Добавьте к этому соседство Дэнвилла с такими культурными центрами, как университетский Лексингтон, Луисвилл и Цинциннати.
Так что, господа ньюйоркцы, не смотрите на провинцию свысока, и если у вас возникнут проблемы с билетами на спектакли с участием ваших кумиров, звоните. Поможем.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Пн Фев 19, 2007 11:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021901
Тема| Балет, БТ, «Вечер американской хореографии», Персоналии, К. Уилдон, Н. Осипова
Авторы| Сергей Канаев
Заголовок| Батман через океан
Большой театр показал первую балетную премьеру сезона "Вечер американской хореографии"
Где опубликовано| «Итоги»
Дата публикации| 20070219
Ссылка| http://www.itogi.ru/Paper2007.nsf/Article/Itogi_2007_02_18_01_1750.html
Аннотация|

(Фото: ДАМИР ЮСУПОВ/БОЛЬШОЙ ТЕАТР)
Программа "Вечера..." напоминает экзаменационный билет. Три бессюжетных и притом "атмосферных" балета, как три вопроса по истории американской хореографии: "Серенада" (1934) Джорджа Баланчина на музыку Чайковского - начало начал, поэтический экспромт гения, сочиненный для отважных неумех, а потом расхватанный прославленными труппами, первый шаг к утверждению классического танца в США; "В комнате наверху" (1986) - кульминация усилий лидера постмодерн танца Твайлы Тарп синтезировать классическую и модерновую танцевальную культуры, порядок и свободу, дисциплину и драйв, хладнокровие и экстаз, для чего Филипу Глассу была заказана музыка, тоже ставшая шедевром; Misericordes (на Третью симфонию Арво Пярта) - первая работа в Большом 33-летнего Кристофера Уилдона, на которого англосаксонский балетный мир возлагает такой же груз ожиданий и ответственности, как русскоязычный - на инициатора вечера худрука балета Алексея Ратманского.

Спровоцировав артистов обещаниями, что поставит с ними Шекспирово "Быть или не быть" (навряд ли есть лучший способ разбудить фантазию наших зацикленных на "драме" премьеров), Уилдон в процессе поисков убрал замысел в подтекст, набросав поверх несколько новых. Он играет недоговоренностями, продуманными и отвергнутыми решениями, и это куда интереснее, чем внятно досказанный сюжет. Занятно гадать, кто какую роль примерял на себя вначале, но ведь у Шекспира в "Гамлете" две женские роли, а на сцене, кроме солиста (Дмитрий Гуданов), четыре пары балерин и танцовщиков. Сценография (Адрианна Лобель) и костюмы (Пол Грегори Тейзвелл) намеками вводят в атмосферу и антураж Средневековья, но в этих простого покроя платьях с буфами на локтях Анастасия Яценко (в вишневом), Светлана Лунькина (в зеленом), Анна Ребецкая (в синем) и особенно Мария Александрова (в красном) обворожительны, как модели на pret-a-porte. Misericordes покоряет экстатической статикой "больших" поз и аскетичным орнаментом скрещений, отвечающих ударной суровости музыки. Почти нет прыжков. В дуэтах привычную для Уилдона медитативность сменили напряжение и патетика. Неожиданным образом, идя от артистов, британский хореограф предложил интересный вариант родного для них "большого" стиля.

Две другие постановки, перенесенные в Большой, обозначили границы, в которых труппа готова освоить бессюжетный танец. Хореографию Баланчина премьерный состав исполнил в разудалой "одомашненной" манере, а марафон Твайлы Тарп отбегал со смешанным чувством самоуверенности и растерянности, беспомощно отставая от музыки и подменяя раскованность развязностью. Почти все светлые впечатления тут связаны с юной Натальей Осиповой, которая в "Серенаде" была всех мягче и полетней, а в "В комнате наверху" - всех выносливей и гибче. Оба балета Осипова протанцевала с каким-то потаенным восхищением от хореографии, которая отвечала ей взаимностью.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Пн Фев 19, 2007 2:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021902
Тема| Балет, Реконструкции, Симпозиум по восстановлению классического балетного наследия, «Корсар», «Послеполуденный отдых фавна», Персоналии, Ю. Бурлака
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Непаханая целина
В мире растет интерес к реконструкциям старинных балетов
Где опубликовано| «Независимая газета»
Дата публикации| 20070219
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2007-02-19/11_celina.html
Аннотация|

Юрий Бурлака готов по крупицам собирать то, что давно утеряно. Фото Алексея Калужских (НГ-фото)

В Мюнхене состоялся международный симпозиум по восстановлению классического балетного наследия. Москву представлял Юрий Бурлака – бывший танцовщик, специалист по текстам старинных спектаклей. Совместно с худруком Большого театра Алексеем Ратманским он готовит к постановке в ГАБТе балет «Корсар». Бурлака рассказал обозревателю «НГ» о поездке в Баварию, о проблемах «Корсара» и о перспективах мирового балетного аутентизма.

– Юрий, что обсуждали на мюнхенском симпозиуме?

– Он назывался «Сохранение традиций и новое прочтение классических балетов». Это событие приурочили к премьере балета Мариуса Петипа «Корсар» в Баварской опере, реконструированного по материалам архива в Гарвардском университете. Там хранятся записи спектаклей Мариинского театра, после 1917 года вывезенные за границу режиссером Николаем Сергеевым. Мы много говорили о балетах Петипа, постановки которого составляют львиную долю наследия, но не только о нем. Я с огромным интересом прослушал сообщение о реконструкции балета Вацлава Нижинского «Послеполуденный отдых фавна», сделанной по записям хореографа. До этой работы «Фавн» шел в постановках бывших коллег Нижинского, по принципу «Кто что вспомнит». Оказалось, что существуют записи балетов, о которых вообще никто не знает. В Мюнхене был доклад о хореографе Анри Жюстамане, в позапрошлом веке работавшем в Лионе. Я, всю жизнь занимающийся балетной стариной, впервые услышал это имя.

– По-моему, вам с коллегами прежде всего следовало договориться о терминах. К примеру, что такое «классическое наследие»?

– Понятие «классического наследия» в России и на Западе трактуют во многом по-разному. Многие балеты, которые в мире считаются наследием, таковыми не являются, например версии Рудольфа Нуреева или Натальи Макаровой, добавивших в тексты балетов много субъективного. Это, как и версии Григоровича, – современные авторские редакции, причем Григорович обошелся со «Спящей красавицей» гораздо более бережно, чем Нуреев. Далее. Насколько вообще стоит говорить об аутентизме в случае реконструкции спектакля? Это слово не так хорошо подходит для балета, как для музыки. Сегодня у артистов балета иная психофизика тела, чем в XIX веке. Даже структуры тканей для костюмов изменились. И давайте говорить о максимальном приближении к оригиналу по ходу исторической стилизации. Есть проблема и в том, что считать первоисточником. На русской сцене шли балеты Петипа, но он сам часто переделывал спектакли предшественников, как, например, было с тем же «Корсаром».

– А у вас откуда страсть к балетной старине?

– С детства. Когда в балетной школе изучали театральную историю, мне всегда не хватало информации, полученной от учителей. Я работал в архивах, просто из интереса – хотел понять, как выглядели спектакли, исчезнувшие с течением времени. Когда изучал балет, всегда вникал в клавиры и скрипичные репетиторы – отличное дополнение к тому, что описывалось в книгах и в либретто. Собралась большая коллекция, она пригодилась, когда я стал заниматься восстановлением и переносом балетной классики в России и за рубежом. Много помогали и наставники – Петр Пестов, Герман Прибылов и Вячеслав Гордеев. В Мюнхене я рассказал, как занимался утраченными текстами многих па-де-де и вариаций из балетов, в Вене поставил «Лебединое озеро» в редакции Александра Горского и Асафа Мессерера (эта версия много лет шла в Большом театре). В Токио сделал «Щелкунчика» – реконструировал дореволюционную хореографию Льва Иванова. Предпринял попытку воссоздать балет Петипа «Пробуждение Флоры». Теперь очередь за «Корсаром» – премьера в ГАБТе состоится летом.

– Как проходит процесс воссоздания утерянной хореографии?

– Кроме архивов привлекаются исторические и иконографические источники, рецензии в газетах, воспоминания современников и участников спектакля. Это тяжелая работа, требующая большой усидчивости. Я работал в Гарварде и в фондах театральных музеев – московского и петербургского. И, как действующий артист, увидел, насколько мы ограничены в репертуаре. Есть небольшой набор балетов, исполняемых в разных театрах. Но в каталоге Гарвардской коллекции указаны 24 спектакля и дивертисменты из опер!

– Насколько возможно восстановить давно утраченный балет?

– Я уверен, что известное выражение «время все расставит по местам» к старинному балету неприменимо. Особенно у нас в стране, где многие спектакли после большевистской революции были насильственно изъяты как носители «дворянско-помещичьего» духа. Мне попался в руки документ 1919 года, подписанный Луначарским: «исключить из репертуара…», и далее список из 15 названий. А кино почти не использовалось для съемки балетов. Так все и кануло в Лету. Теперь надо собирать по крупицам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Пн Фев 19, 2007 2:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021903
Тема| Балет, Театр балета Б. Эфмана
Авторы| Ольга МАКАРОВА
Академическому театру балета Бориса Эйфмана - 30 лет
Заголовок| ПО ПУТИ ДРАМАТИЗАЦИИ ТАНЦА
Где опубликовано| «Невское время»
Дата публикации| 20070214
Ссылка| http://www.nevskoevremya.spb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=265153125
Аннотация|

В юбилейной афише театра два легендарных спектакля - "Красная Жизель" и "Русский Гамлет", которые идут в эти дни на прославленной сцене Александринки. Они, так же как и показанная в январе премьерная "Чайка", сопровождаются сумасшедшим ажиотажем вокруг билетов.
Разного зрителя за 30 лет завоевал театр, и посмотреть на то, что происходит в нем, рвутся не только молодые, которым важно то, что ходить на Эйфмана сегодня модно. Есть и другая публика. Так, любопытно, что на встречу, посвященную 60-летию хореографа, в Дом актера пришли почтенного возраста зрительницы, лица которых озарялись от воспоминаний и рассказов 30-летней давности. То было время их молодости, когда труппа экспериментировала с непривычной для советской балетной сцены 70-х музыкой "Пинк Флойд" или Джона Маклафлина.
Во времена их молодости еще была романтика недозволенного. Сегодняшний же зритель не искушен сладостью запрета, и удивить его сложнее, потому что сегодня можно все и известно практически все, что происходит в мире. И тем не менее на спектакли Эйфмана всегда аншлаги. Конечно, играет свою роль и то, что дома выступает театр редко, все больше гастролирует, только не по городам и весям нашей необъятной родины, как 30 лет назад, а по солидным площадкам обеспечивающего гонорары Запада.
Конек Эйфмана - балетные шоу с эффектными кордебалетными сценами, броскими режиссерскими приемами и беспроигрышной нарезкой классической музыки. Сегодня, во времена торжества массовой культуры, эйфмановские спектакли попадают в русло адаптации искусства к массовому зрителю, становятся проводником между балетом (как искусством элитарным) и популярным зрелищем "для народа".
На первых шагах театр завоевывал зрителя использованием современной музыки, потом - необычной трактовкой классики и оригинально закрученными интригами вокруг известных исторических персон. Эти направления питают репертуар театра и поныне, и на их основе хореограф воплощает свое пластическое видение отношений в мире, всегда очень конкретное, наглядное и понятное. В далеком 1977-м, найдя свою нишу в многообразии театров, пойдя по пути драматизации танца, Борис Эйфман прочно в ней обосновался. За 30 лет его театр, пожалуй, многим открыл, что балет бывает не только про лебедей и сказочных принцесс, кто-то, отметившись на его модных спектаклях, впервые увидел танец на сцене, словом, Эйфман несет балет в народ. А как бы народ ни менялся, как ни менялись его пристрастия и привязанности, он никогда не отвернется от сильных страстей и всегда будет аплодировать красочным эффектам и порой кажущемуся фантастическим мастерству артистов. Эйфман никогда не забывает о предпочтениях зрителей, а зрители, конечно, это ценят и платят ему своим вниманием.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Пн Фев 19, 2007 4:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021904
Тема| Балет, Тбилисский театр оперы и балета, Персоналии, Н. Ананиашвили
Авторы|
Заголовок| В связи с травмой, возвращение Нино Ананиашвили на сцену отложено
Где опубликовано| «Новый регион»
Дата публикации| 20070217
Ссылка| http://www.nregion.com/txt.php?i=9887
Аннотация|

Запланированный на 4-е марта 2007 года благотворительный спектакль "Жизель" А. Адана в Тбилисском театре оперы и балета имени Захария Палиашвили перенесен на неопределенное время. Об этом сообщили в пресс-службе художественного руководителя балетной труппы театра Нино Ананиашвили. Об этом сообщает ИА "Новости-Грузия".

Причиной отмены спектакля, который должен был ознаменовать возвращение Нино Ананиашвили на сцену после двухлетнего перерыва, стала полученная примой-балериной незначительная травма.

Прима-балерина Большого Театра и Американского Театра Балета (ABT) Нино Ананиашвили и премьер Большого Театра Сергей Филин планировали 4-го марта провести благотворительный спектакль в тбилисском оперном театре. Художественным руководителем балетной труппы Тбилисского государственного академического театра оперы и балета им. Захария Палиашвили Нино Ананиашвили была назначена в 2004 году.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Пн Фев 19, 2007 4:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021905
Тема| Балет, Персоналии, Ф. Рузиматов
Авторы| Ирина Губская
Заголовок| Рузиматов и немного фламенко
В Театре Консерватории Фарух Рузиматов выступит в новом спектакле -- балете в стиле фламенко "Болеро" на музыку Мориса Равеля.
Где опубликовано| «Город»
Дата публикации| 20070219
Ссылка| http://www.gorod-spb.ru/story.php?st=8601
Аннотация|

Программы Рузиматова в Театре Петербургской консерватории -- уже привычное явление. Премьер петербургского балета выступает здесь в окружении малоизвестного народа, изредка слегка разбавленного настоящими именами. С этого года Театр Консерватории вновь вошел в состав учебного заведения, но, похоже, ничего не изменилось, и коммерческие программы не исчезли из учебных афиш. Помнится, ради вечера того же Рузиматова в былое десятилетие без звука отменяли абонементный спектакль.
Новая постановка -- продукт сотрудничества Рузиматова с мадридским театром "Испанская сюита". В прошлом году он выступал с ним в Театре Консерватории, а затем на своем бенефисе в Мариинке в спектакле "Дыхание Испании". За "дыхание" отвечал постановщик и исполнитель Рикардо Кастро Ромеро, который впечатлил (и несколько утомил) публику затяжным сапатеадным соло на столе. Собственно, Рузиматов продемонстрировал более стремление, чем реальное освоение нового для него танца. Почти так же нерешительно выглядел он в своих первых попытках читать со сцены стихи.
То, что названо действо не танец фламенко, а "балет в стиле фламенко", -- маленькая, но показательная деталь. Осваивать фламенко всерьез, как и другие направления искусства, связанного с пластикой тела, на пятом десятке нелепо. Даже с таким багажом классического танца и актерской энергетики, как у Фаруха Рузиматова. Потому программа, надо полагать, покатится по накатанной схеме: Рузиматов станцует нечто вроде классики с оттенком фламенко, настоящее фламенко представят его испанские коллеги, а собственно классику или танцы более современных направлений -- приглашенные из Мариинского или (что бывает чаще) Малого оперного артисты.
Почему такого значительного артиста, как Фарух Рузиматов, так тянет "в новые края"? Конечно, возраст. Конечно, желание успеть реализовать то, что не удалось в свое время. Кажется, "Болеро" здесь особая мечта. Пока музыку Равеля на сцене более впечатляюще, чем Бежар, не выразил никто. Похоже, Рузиматова, который великолепно чувствует бежаровскую хореографию, притягивает именно этот спектакль. Или хотя бы напоминание о нем.
В результате в программе есть все, чтобы привлечь зрителя: знаменитый артист, обожаемая в России экзотика фламенко и притягательная музыка.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Вт Фев 20, 2007 1:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007021906
Тема| Балет, «Лебединое озеро»
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| "Лебединое озеро" как зеркало русской жизни
Самому знаменитому и политизированному балету исполняется 130 лет
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20070219
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3101313/
Аннотация|

Поначалу ничто не предвещало "Лебединому озеру" славной судьбы. В день премьеры, 20 февраля 1877 года, победителем был только Карл Вальц. Новатор сценической машинерии придумал особую технологию использования пара, создавшего иллюзию тумана. Успехи композитора и хореографа выглядели скромнее. Первый балетный опыт Чайковского был совершеннее, чем лучшие сочинения Минкуса и Пуни, но действительно выдающейся музыки набралось едва ли на полтора акта. Да и сам Петр Ильич, посмотрев в Париже "Сильвию" Лео Делиба, высказался о своем опусе критически: "Чистая дрянь, вспоминать о ней без чувства стыда не могу".

Тому, что неудачный ребенок выжил, мы обязаны Мариусу Петипа и Льву Иванову. В свое "Лебединое озеро" они вставили несколько композиций, обеспечивших балету непреходящую любовь публики и первое место в мировом репертуаре. Иванов сочинил танцы лебедей и "белое" адажио. Петипа ответил характерной сюитой и "черным" па-де-де. Серебряный век еще не наступил, а его муза — роковая искусительница — уже появилась. Вместе с дьявольскими штучками. Обольщение принца Одиллия (Пьерина Леньяни) завершила тридцатью двумя фуэте, положившими начало современной женской виртуозности.

В ХХ столетии точное число версий "Лебединого озера" практически не поддается учету. Среди них есть классические и модернистские, пародийные и мужские. Родина "Лебединого..." и здесь впереди планеты. Мы сделали этот балет государственным символом и частью официального протокола. То есть вывели особую, общественно-политическую разновидность. "Лебединым озером" премировали делегатов партийных съездов. Его исполняли в дни похорон генсеков. Им угощали глав государств. Артистам в этих случаях предписывалось иметь специальный пропуск. Майя Плисецкая прятала его на груди и смертельно боялась, что во время танца картонка выскользнет, и ворошиловские стрелки в ложах примут ее за новейшее взрывное устройство. Однако главный политический триумф балет пережил 19 августа 1991 года. Включив телевизоры, граждане обнаружили на экранах два спектакля — пресс-конференцию лидера ГКЧП Геннадия Янаева и любимое "Лебединое озеро".

Сегодня политические страсти поутихли. Уже выросло поколение, которое не помнит августовских потрясений и не вздрагивает при виде лебедиц в пачках. "Лебединое озеро" стало просто балетом и экспортным товаром. А в тех случаях, когда танцуют хорошие артисты и играет нехалтурный оркестр, — еще и трогательной love story. Как, собственно говоря, и задумывалось.

Кто пришел с удочкой, или "Озеро" в анекдотах

На экране телевизора "Лебединое озеро" сменяется диктором, одетым в строгий черный костюм. Диктор, держа перед собой текст и прикладывая титанические усилия, чтобы не рассмеяться, произносит: "Уважаемые товарищи! Вы, конечно, будете смеяться, но нас опять постигла невосполнимая утрата..."
Муж — жене: "Слушай... эта... завтра будет свадьба моего лучшего друга с этой... как ее... Джулией Робертс". "Какого еще друга? Ты что, раньше мне сказать не мог? Что я надену? Мне надеть нечего! И подарок! Где мы будем подарок искать?" "Hу ты даешь! Это кино такое — "Свадьба моего лучшего друга". Какая ты темная, некультурная..." "Молчал бы лучше про культуру. Когда я тебе прошлый раз сказала, что пойдем на "Лебединое озеро", кто с удочками поперся?"
Ужасающая трагедия произошла на премьере балета "Лебединое озеро". Во время Танца маленьких лебедей чихнула одна из балерин. В целях профилактики птичьего гриппа была умерщвлена вся стая...
Из книги Юрия Владимировича Никулина "Почти серьезно..."
"В один из первых дней службы выстроил всех нас старшина и спрашивает:
— Ну, кто хочет посмотреть "Лебединое озеро"?
Я молчу. Не хочу смотреть "Лебединое озеро", ибо накануне видел "Чапаева". А с "Чапаевым" вышло так. Старшина спросил:
— Желающие посмотреть "Чапаева" есть?
"Еще спрашивает", — подумал я и сделал два шага вперед. За мной вышли еще несколько человек.
— Ну, пошли за мной, любители кино, — скомандовал старшина.
Привели нас на кухню, и мы до ночи чистили картошку. Это и называлось смотреть "Чапаева". В фильме, как известно, есть сцена с картошкой.
Утром мой приятель Коля Борисов поинтересовался: как, мол, "Чапаев"?
— Отлично, — ответил я. — Нам еще показали два киножурнала, поэтому поздно и вернулись.
На "Лебединое озеро" из строя вышли четверо. Среди них и Коля Борисов. Они мыли полы..."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10849

СообщениеДобавлено: Вт Фев 20, 2007 3:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007022001
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Ф. Рузиматов
Авторы| Беседовала Марина КОЛЕСНИКОВА
Заголовок| Фарух РУЗИМАТОВ: Для меня Москва стала Вавилоном, не хочу здесь танцевать
Где опубликовано| «Политический журнал»
Дата публикации| 20070220
Ссылка| http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=182&tek=6622&issue=186
Аннотация|

…Фарух Рузиматов с улыбкой говорит, что танцевал едва ли не всех балетных принцев и королей. Американская пресса назвала Рузиматова «золотым танцовщиком века», англичане присвоили ему титул «Танцующий леопард». Одна из новых работ мастера – Григорий Распутин в одноименном балете петербургского хореографа Георгия Ковтуна. Теперь Рузиматов сотрудничает с отмечающим 60-летие хореографом Борисом Эйфманом.
К сожалению, московская публика практически лишена возможности увидеть «царственного, терпкого и тревожного в каждом, даже самом сложном, своем движении». Не балует Рузиматов и журналистов – он практически не дает интервью. Нашему корреспонденту удалось побеседовать с Фарухом на ежегодном фестивале балета в Финляндии сразу после спектакля «Распутин», имевшего там оглушительный успех.

– У вашего танца словно бы нет возраста, вы демонстрируете блистательную технику, одинаково виртуозно танцуете и классические, и современные постановки. Меж тем говорят, что век танцора недолог, как у бабочки.

– Конечно, с одной стороны, век танцовщика короток, но, с другой… Я думаю, что все зависит от человека, от его отношения к профессии, желания танцевать – от его любви к этой профессии. Пока человек стремится духовно развиваться, не останавливается на достигнутом, не появляется так называемый звездный статус, пока человек чувствует себя внутри учеником, он будет расти. Когда человек останавливается, ему становится неинтересно – он начинает стареть. Все останавливается.

– То есть вы полагаете, что именно в этом причина трагедий многих прославленных в свое время танцоров, которые сошли со сцены, например, в 35 лет?

– Часто бывает, что люди получают травму. Одно дело получить травму в 20 лет, когда еще есть время восстановиться, другое дело – лет в 35–40, это уже намного сложнее. Кстати, вы мне польстили, сказав, что технически я могу все. Конечно, могу, но мне это дается намного сложнее, чем, скажем 15–20 лет назад. Но, так скажем, осмысление того, что ты делаешь, становится, конечно, более глубоким. В случае, если ты работаешь над этим.

– А вас травмы удачно миновали?

– Нет, травмы были, но я не люблю об этом говорить.

– Помимо техники, всегда отмечалось еще и ваше драматическое дарование, которое, как утверждают критики, вы сумели реализовать в полной мере лишь сейчас, исполнив партию Григория Распутина. Что значит для вас эта работа?

– Во-первых, этот балет был поставлен специально на меня. Это очень важно для любого артиста. Это совсем другое чувство. На мой взгляд, у нас получился удачный тандем с хореографом Георгием Ковтуном. Ну и сама личность Распутина настолько грандиозная, мистическая, овеянная легендами. Она дает колоссальную пищу для артиста. Личность мощная, харизматическая и вместе с тем противоречивая. Распутин – персонаж не одной краски, он многолик.

– Когда вы готовили эту партию, наверное, пришлось изучить много материалов, окунуться в историю?

– Я прочел, конечно, какие-то книги, но в принципе для меня это было не столь важно. Я делал все скорее интуитивно. У меня искренний интерес к Распутину, я чувствую его бешеную энергию. И отношение к нему пропускаю через себя, воплощая свои эмоции на сцене. Я не играю Распутина, я выражаю свои собственные чувства через этого человека. Получается такая смесь меня и персонажа. Вообще я себя не отношу к тому типу людей, которые досконально все изучают и пытаются на основе этого как-то выстроить роль. Наверное, это помогает. Но я всегда иду по другому пути, более полагаясь на интуицию, хореографию, свое тело…

– Но у вас все равно, наверное, есть свое представление об этом человеке?

– Безусловно. Но дело в том, что ни о ком, кажется (кроме, пожалуй, Наполеона), не написано столько. При этом очень мало исторических фактов, очень много легенд, противоречий, очень много «желтизны». На мой взгляд, Распутина, особенно на Западе, представляют весьма однобоко: распутник и пьяница, непонятно как проникший в царскую семью и сумевший на нее воздействовать. Этот вариант я сразу отмел. Я полагаю, что это была все-таки очень духовная личность. Он прошел много монастырей, долго путешествовал. То есть он очень много пережил, напитался, так сказать, духовной энергией, и ему было что дать. Конечно же, при этом он был сильным, ловким человеком, который на самом деле мог смещать чиновников, кому-то помогать, и небескорыстно. Хотя на самом деле очень мало из того, что Распутин пытался сделать, например в политике, действительно удавалось. Но что касается его воздействия на царскую семью – там были совершенно другие отношения. Именно духовные отношения.

– Создается впечатление, что у вас с этой личностью установилась некая мистическая связь.

– Думаю, что да. Безусловно, я чувствую на себе влияние мистической личности.

– Ощущений жутких не вызывает?

– Нет. Ощущения как раз обратные – черпаешь силы. Это дико тяжелый спектакль – физически, эмоционально. Но вместе с тем он дает определенную энергетику.

– «Распутин» имеет огромный успех за границей. Но премьеру в Москве танцевали не вы. В Москве, насколько мне известно, вы вообще практически отказываетесь выступать.

– Да.

– Вы не могли бы объяснить почему?

– Ах… Не знаю почему. Не то чтобы у меня предубеждение против Москвы. Находиться там, просто репетировать, заниматься я могу. Но вот почему-то танцевать на московской сцене… Для меня Москва сейчас стала неким Вавилоном, где все измеряется деньгами, связями, какими-то пустышками. Мне просто не хочется в этот котел входить. Хочется, чтобы была какая-то чистая территория, когда все происходит на другом уровне – человек просто занимается творчеством. Ну не продается, что ли. Что-то типа этого. Поэтому не хочу я танцевать в Москве. Хотя Распутина я бы станцевал. Но для этого нужна хорошая поддержка. Должен быть хороший театр, должны быть задействованы хорошие профессионалы. Этого требует сама хореография балета. Здесь очень мощная тема, ее надо поддерживать, в том числе энергетически. Вообще собрать спектакль было очень трудно. У него довольно сложная судьба. В частности, здесь, на фестивале, мы имеем возможность показать вариант, в котором участвует прекрасный хор – всемирно известный Большой казачий хор под управлением Петра Худякова, созданный в эмиграции Г. Жаровым еще в начале прошлого века. Превосходные голоса, профессионалы оперной сцены из разных стран. С ними прекрасно работается. Конечно, их участие, звучание живых голосов облегчает и мою задачу. Дело в том, что я в этой партии трачу дикое количество энергии, просто катастрофическое. Энергию, которая пойдет в зал, должны создавать вокруг солистов все. А часто именно это рассеивается. Я вовсе не осуждаю и не жалуюсь. Просто молодежь сейчас порой не осознает отношения к делу. Но то, что они молоды, – не повод. Знаете, я был в 20 лет фанатиком, я не вылезал из зала 24 часа. Безусловно, можно погулять, это все понятно. Но когда приходишь в зал, ты должен работать, тотально отдаться. Нет – ну тогда поменяй профессию.

– Возможно, проблема в том, что сейчас происходит что-то вообще с русским балетом. Идет смена поколений, возможно, многое утрачивается?

– Во-первых, сейчас у нас практически нет балетмейстеров, на мой взгляд. Есть балетмейстеры, которые способны сделать, скажем, хороший номер, может быть, одноактный балет. Но таких масштабных балетмейстеров нет, вымерли как динозавры. А что касается смены поколений, наверное, многое определяется веянием времени, технологическим прогрессом – все настолько быстро. Конечно, это отражается на сознании. Но мне кажется, если человек любит танец, то, что бы ни происходило, отношение к этому все равно не должно меняться.

– Являются ли в какой-то степени изменения, происходящие в балете, следствием того, что он и, главное, уникальная российская балетная школа в последние годы практически лишены государственной поддержки?

– Естественно. Российский балет всегда был под опекой государства: и до революции это было элитарное искусство, и в Советском Союзе его холили и любили. Очевидно, что поддержка необходима. Сейчас этого нет. И конечно же, молодежь не может получить столько, сколько получали танцовщики в школах раньше.

– Я знаю, что вы работаете по контрактам за границей. Изменилось ли что-то за последние годы в восприятии нашего балета, востребован ли он в мире по-прежнему?

– Вы знаете, я не так уж много работаю по контрактам за рубежом. Постоянно – только в Японии. Ну и в течение сезона у меня бывают за рубежом какие-то гала-концерты, которые я, честно говоря, ненавижу. Но вопрос очень хороший. Я отвечу так. Как известно, во времена «железного занавеса» в России было, собственно, два театра – Большой и Кировский (Мариинский). Конечно, были хорошие театры, труппы в других городах, но за границу выезжали именно эти два. При этом заграничных гастролей было не так уж много, главным образом работали на основной сцене, где существовали определенные традиции, благодаря которым и рос театр. Когда я пришел в Кировский театр, во времена Виноградова, театр был на очень высоком уровне – было очень много прекрасных балерин, хорошие танцовщики. Когда Кировский выезжал за рубеж – это было событие. Потом все изменилось, открылось, появились какие-то антрепризные труппы, и миф русского балета постепенно и естественно начал рассеиваться. Часто труппы с чрезвычайно громкими названиями показывают нечто ниже среднего уровня. Это, на мой взгляд, очень дискредитирует российский балет в целом. Я понимаю, что всем надо зарабатывать, но появляются очень большие проблемы. И для прославленных трупп, и вообще для балета.

– Другими словами, вы считаете, что все появившиеся за последние десятилетия маленькие самостоятельные труппы, которые со своими продюсерами организовывают себе жизнь, это всегда плохо?

– Почему? Нет, конечно. Во-первых, есть прекрасный театр Бориса Эйфмана. Сейчас у нас можно назвать несколько очень хороших коллективов. Есть удачные примеры, конечно.

– А Большой и Мариинка? Есть ли там какие-то серьезные изменения и проблемы?

– О Большом театре я не могу судить, потому что я их давно не видел. Единственное, что могу сказать, – у них очень крепкий состав, много хороших танцоров и балерин. Что касается Кировского, у нас произошла смена поколений, сейчас в основном танцуют 18–20-летние люди. Из прославленных звезд осталась, наверное, только Лопаткина. Захарова ушла в Москву, Вишнева много гастролирует в разных театрах. Но феномен нашего театра в том, что, если человек начинает куда-то выезжать, работает месяц там, месяц здесь – это сразу накладывает отпечаток. В Кировском есть определенная аура, стиль. Поэтому, когда человек возвращается, смотришь – что-то не то… Что-то человек безусловно набирает, но есть определенная опасность. Вообще если хочешь дольше продержаться, надо классику все-таки дольше танцевать. А сейчас люди как-то очень быстро прекращают танцевать классику, и поэтому, наверное, очень часто век короткий.

– Кого из танцующих сейчас звезд вы считаете наиболее интересными?

– Конечно, у меня есть свои приоритеты, но я не люблю публично говорить о коллегах. Я могу сказать только, что настоящих артистов балета – не просто танцовщиков, но артистов вообще – очень мало.

– Тогда поставим вопрос по-другому. У вас есть свои кумиры или, возможно, были?

– Когда я начинал, на меня произвел сильнейшее впечатление Антонио Гадас, танцор фламенко, который приезжал в Питер в начале 80-х. Это впечатление на всю жизнь. Еще молодой Фернандо Бохонес. Безусловно, Нуриев, естественно Барышников. На мой взгляд, это АРТИСТЫ балета. И сейчас эта ниша свободна.

– Вы увлекаетесь «фламенко», и, насколько мне известно, уже успешно работали в этом жанре. Собираетесь продолжить?

–Очень своевременный вопрос. В конце марта в Питере состоится премьера программы, где я буду вместе с профессиональными танцорами исполнять «фламенко» под музыку «Болеро» Равеля.

– На ваш взгляд, в целом в России во многих отношениях не стало тяжелее жить? Как вы вообще воспринимаете то, что происходит вокруг?

– Все зависит от того, как человек воспринимает мир. Есть такая притча. Человек приходит в город, останавливается у ворот и говорит:
«Я пришел из города, где все сплошные жулики, обманщики и воры. А как в вашем городе?» Ему отвечают: «Знаешь, у нас тоже жулики, воры и мошенники».
Через некоторое время приходит другой человек и спрашивает:
«Как здесь, в вашем городе?»
«А как было в том городе, откуда ты пришел?»
«Там прекрасный город, великолепные люди, добрые и внимательные».
«Ты знаешь, у нас то же самое – внимательные, добрые люди».
То есть все зависит от твоего внутреннего состояния, где бы ты ни оказался.

– Вы не хотите попробовать себя в других жанрах? В свое время Вера Глаголева сняла вас в своем режиссерском дебюте. Замечательный был фильм, и вы там были очень хороши.

– Это эпизод, где меня из-за рояля не видно? (Смеется.) Если серьезно, недавно я попробовал себя даже в таком классико-драматическом спектакле. Мой приятель Виктор Терели, прекрасный артист и драматург, предложил мне сыграть в спектакле по «Моцарту и Сальери» Пушкина. Почему-то он выбрал меня на роль Моцарта. В общем, мы сыграли, и вполне успешно. Но я понял, что не созрел пока для текста. Хотя Виктор убеждал меня, что я могу, все хорошо. Но танцевать мне пока интереснее.

ДОСЬЕ

Фарух РУЗИМАТОВ

Звезда мирового балета. Премьер Мариинского театра.
Заслуженный артист России (1995).
Народный артист России (2000).
Лауреат Международного конкурса артистов балета (Варна, 1983).
Обладатель специального диплома Парижской академии танца, награды Французского фонда танца. Лауреат премий «Балтика» (1998), «Золотая маска» и «Золотой софит», Международной премии Бенуа. Кавалер ордена «За духовное возрождение России».
В репертуаре: «Сильфида» (Джеймс); «Жизель» (Альберт); «Баядерка» (Солор); «Корсар» (Али); «Спящая красавица» (Принц Дезире); Grand Pas classique Обера; «Щелкунчик» (Принц); Grand pas из балета «Пахита»; «Лебединое озеро» (Зигфрид); «Дон Кихот» (Базиль); «Раймонда» (Абдерахман); балеты М. Фокина «Шопениана», «Шахерезада» (Золотой Раб), «Видение розы»; «Легенда о любви» (Ферхад); балет О. Виноградова «Витязь в тигровой шкуре» (Тариель); балеты Дж. Баланчина «Тема с вариациями», «Аполлон», «Блудный сын» (Блудный сын); балеты Р. Пети «Кармен» (Хозе), «Юноша и смерть».
Испанский хореограф Хосе Антонио поставил балет «Гойя-дивертисмент» специально для Фаруха Рузиматова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 6 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика