Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-02
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 12:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020501
Тема| Балет, Les Ballets Trocadero de Monte-Carlo (США), Гастроли в Москве
Авторы| Ярослав Седов
Заголовок| Лебедей ощипали повторно
Шоу "Трокадеро" в Московском театре эстрады
Где опубликовано| «Газета»
Дата публикации| 20070205
Ссылка| http://gzt.ru/culture/2007/02/04/220005.html
Аннотация|

Американская шоу-труппа Les Ballets Trocadero de Monte-Carlo (США) уже 30 лет потешает мир пародиями на классический танец. Основанная в 1974 году и прославившаяся участием в бродвейских шоу, она показывает полуцирковые композиции, где мужчины уморительно смешно изображают балерин, напяливая пуанты 45-го размера, огромные пачки, накладные бедра, бюсты и чередуют утрированные ужимки с акробатическими трюками.
Наша публика хорошо знакома с подражаниями их жанру (программы петербургского «Мужского балета Валерия Михайловского» и «Светлый ручей» Алексея Ратманского в Большом театре). Оригинал москвичи впервые увидели пару лет назад. И вот новый приезд. Те же пуанты-бюсты-перья. Та же (за исключением пары номеров) программа. И та же неувязка, гораздо более забавная, чем все клоунские ужимки: труппа не столько смеется над классикой, сколько восхищается ею, маскируя желание танцевать качественную хореографию атрибутами пародийного жанра.
Одна из реальных проблем сегодняшнего серьезного танца состоит в том, что многие хореографы затрудняются о чем бы то ни было поведать миру и лишь перебирают свои и чужие пластические находки последних десятилетий. Танец утрачивает свойства художественного языка и превращается в набор приемов, которые легко объявить клише или штампами. А что же делать со штампами, как не пародировать их? Но когда, подобно Trocadero, вы берете "Лебединое озеро", что именно вы станете передразнивать? В том-то и проблема: классическая хореография Льва Иванова не штамп, а самое что ни на есть открытие своего времени.
Trocadero уходит от этого вопроса и с классиком не соперничает. Воспроизводя основные эпизоды второго акта, тут забавляют публику привходящими деталями: комичными ужимками дюжих лебедей, то падающих некстати посреди действия, то лихо отплясывающих танец пресловутой четверки, опереточными истериками злого волшебника, за ногу оттаскивающего двухметровую "Одетту" от туповатого принца, и тому подобными шутками.
Трансформировать и пародировать танцы, изначально предназначенные женскому кордебалету и солисткам, не приходится. Достаточно лишь их освоить, чтобы получился комичный спектакль. Trocadero так и делает. Танцовщики, судя по всему, рады исполнять качественную хореографию, за которую им было бы не взяться вне пародийного жанра. Объект пародии, таким образом, побеждает тех, кто собирался его высмеивать.
То же самое происходит со знаменитым романтическим ансамблем "Па де катр" - портретом звезд XIX века, составленным из фрагментов их партий. Trocadero предлагает шарж, не тратя фантазии на трансформацию хореографии, а просто заменяя высокую балерину приземистым танцовщиком, худую - мускулистым и так далее. Ну а самый смешной в коллекции шаржей Trocadero - "Умирающий лебедь": сухопарый танцовщик, загримированный древней старушенцией. Дрожащими ногами он выписывает рисунок фокинской хореографии, а из его куцей пачки сыплются лебединые перья.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 12:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020502
Тема| Балет, Les Ballets Trocadero de Monte-Carlo (США), Гастроли в Москве
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Без притворства
В Москве прошли гастроли «Балета Трокадеро де Монте-Карло»
Где опубликовано| «Время новостей»
Дата публикации| 20070205
Ссылка| http://www.vremya.ru/2007/19/10/170809.html
Аннотация|


Этот шумный, беззастенчивый, клоунски-яркий американский театр, в котором мужчины на пуантах изображают балерин, уже приезжал в Москву два с половиной года назад -- тогда их приглашал пафосный фестиваль Grand pas, и они выступали в Большом. Нынче их привезла компания, ранее занимавшаяся не балетом, а чудовищной попсой, и определила в убогий Театр эстрады, где сонные кассирши воспроизводят классические советские монологи «вас много -- я одна». И на престижной сцене, и в заповеднике советского юмора «Трокс» (так сокращают длинное название труппы их поклонники по всему миру) смотрелись так, будто только там и выступали. Так случайно сложившиеся обстоятельства очертили ареал их обитания, жизненное пространство.

Классический балет -- безусловно. Выученный, вытанцеванный, с подмеченными и воспроизведенными тонкостями, с аккуратными штрихами. Артисты «Трокадеро» -- как правило, выпускники достаточно известных школ, и в их биографиях не последние труппы, от Лионского балета до труппы Мерса Каннингема. Клоунская стихия -- о да, конечно. Если в петербургском театре Валерия Михайловского, в котором танцовщики также изображают дам, половина репертуара поставлена совершенно всерьез и на спектакле периодически возникает странная неловкость («ну да, они отлично владеют женской техникой... а зачем?»), то артисты «Трокадеро» балеринами не притворяются. Они их изображают -- и как!

В «Падекатре» хрупкой, стервозной, злобной «Марии Тальони» стоит лишь пристально взглянуть на кого-нибудь из трех коллег, чтобы те испугались «великой балерины», но не забыли кисло поджатыми губами оценить все ее легендарное мастерство. Четверка маленьких лебедей трещит от стремления каждого «лебеденка» показать себя и, прыгая вразнобой, создает такой резонанс, что удивительно, как не проваливается пол. Каждая из «артисток» ревнива; каждая выпрыгивает на сцену как в последний раз; и так не торопится оттуда уйти, что следующая уж чуть не выкипает, пытаясь спровадить коллегу.

Умирающий лебедь, с которого в течение всего его пути по сцене опадают перья; венгерское гран-па из «Раймонды», станцованное с той великолепной лихостью, что доказывает: эти артистки о существовании Венгрии догадываются примерно так, как о существовании Казахстана. И при этом ноги криво и косо ставятся только тогда, когда танцовщик хочет поставить их возмутительно криво и косо: как настоящие клоуны, «Трокс» на самом деле умеют делать все трюки не хуже тех, кого они пародируют.

А еще -- как у клоунов -- у них есть маски. Они выступают не под своими именами, а под женскими псевдонимами, при этом каждой артистке придумана биография. Вот только несколько фраз из этих жизнеописаний, потому что «Трокс» от своих «биографий» неотделимы. «Первое публичное появление -- на опознании в КГБ» (это, как можно догадаться, русская балерина, Ольга Сапхозова). «Закончила Волго-Днепровскую школу танца». «Ей вручили ключи от Минска и затем сменили замки». «Истинно народная балерина, хотя и обладает гардеробом такой величины, что у него есть собственный почтовый индекс». Само их название -- тоже маска: до второй мировой войны гремел «Русский балет Монте-Карло», вот кусочек названия американцы и использовали.

Вышучивая сценические «выяснения отношений», хихикая над нравами кулис и подчеркивая общую нелепость этого занятия -- классического балета, -- «Трокс» отважно объясняются ему в любви. Так и существуют между пафосом и клоунадой уже тридцать с лишним лет. И неизменно получают заслуженные аплодисменты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 12:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020503
Тема| Балет, Les Ballets Trocadero de Monte-Carlo (США), Гастроли в Москве
Авторы| МАРИЯ КАРЕЛОВА
Заголовок| Лебедь с птичьим гриппом
Французские танцоры привезли в столицу остроумную пародию на балерин
Где опубликовано| «Новые Известия»
Дата публикации| 20070205
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2007-02-05/62574/
Аннотация|

В российской столице прошли гастроли балетной компании «Трокадеро де Монте-Карло». С 1974 года эта труппа (ее сокращенное название – «Трокс») выступает по всему миру с пародиями на классический танец. Зал Театра эстрады был полон, а после окончания вечера зрители еще долго улыбались, вспоминая смешные «приколы» гастролеров.
Мужчины из «Трокадеро де Монте-Карло» поразили зрителей Театра эстрады в самое сердце. Фото: ИТАР-ТАСС. АЛЕКСАНДР САВЕРКИН
В составе французской труппы только мужчины, которые исполняют роли «великих» балерин. Примадоннам присваиваются пышные имена и придумываются биографии. Львиная доля имен похожа на русские, ведь наш балет знаменит везде. Вот и появились у «Троксов» Светлана Лофаткина, Фифи Баркова и Наташа Негодунова. А вместе с ними – кордебалет на пуантах, как и примы, тщательно причесанный и загримированный под женщин. Пуантами, кстати, в этой труппе владеют не хуже, а порой и лучше многих настоящих танцовщиц: техника женского классического танца у «Троксов», что называется, отскакивает от зубов. С шутками и прибаутками они проделывают каскады трюков, казалось бы, вообще неподвластных мужскому телосложению. Когда высоченная и мускулистая прима кокетливо поднимает ногу в пуанте сорок шестого размера и кладет конечность на руку щуплому кавалеру, зрители оказываются ошарашенными не только комическим эффектом сцены, но и профессионализмом «балерины».

Классический балет – искусство уязвимое и для пародий всегда открытое. Кажется, только ленивый не высмеивал танец маленьких лебедей или другие эпизоды «Лебединого озера». Но «Троксы» нашли свой ход. У них действуют глупый Принц, чрезмерно шустрый оруженосец, нарочито зловещий Ротбарт и крупногабаритная Одетта с голливудской улыбкой, которая плотоядно прищелкивает зубами при виде кавалера. По ходу действия злой волшебник декоративно хватается за сердце, умаявшись после каскада прыжков, и утаскивает Одетту в кулисы за поднятую ногу, в то время как принц долго и картинно горюет, что не удалась нынче охота с арбалетом. А когда наступает грустный финал и юноша гибнет, оруженосец выбегает с фотоаппаратом и снимает труп со вспышкой. Авось пригодится продать в газеты…

Столь же смешон «Умирающий Лебедь», в котором танцующая птица, кажется, заболела птичьим гриппом. Пока длится музыка Сен-Санса, Лебедь стремительно лысеет, перья с него сыплются, как сахарный песок из продырявленного мешка. Но это не мешает исполнителю проявить глубинный смысл номера. Ведь пародии «Троксов» хороши тем, что не просто высмеивают балет, но одновременно прославляют его. Сквозь юмористические эпизоды, вставленные в классический танец, у них проглядывает глубокое уважение к великой хореографии. И насмешки «Троксы» пускают не в сами балеты, а в многочисленные штампы, которыми спектакли классического наследия обросли за века своего существования. Ну как не высмеять зверски озабоченные лица иных артистов, боящихся не справиться с танцевальной техникой. Или чрезмерно приторное томление, обуревающее незадачливых балерин в «Па-де-катре» (номер для четырех прим, обыгрывающий приемы романтического балета).

Все, что привезли в Москву веселые мальчики (кроме упомянутых номеров, еще были сицилийская «Тарантелла» и финал балета «Раймонда»), построено так, чтобы выявить красоту объекта пародии. После такого танца очевидно, что хорошо поставленному спектаклю (а таковы все сохранившиеся до наших дней старинные балеты) не могут помешать даже неувязки исполнения, будь то отлично обыгранная несинхронность кордебалета или «забывчивость» иных артистов, не помнящих, что именно им следует танцевать. А финальный рок-н-ролл, лихо исполненный труппой в балетных пачках и в пуантах, напомнил публике, что танец в любых формах умеет вырабатывать адреналин.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 12:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020504
Тема| Балет, “Трокадеро де Монте-Карло”, Гастроли в Москве
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Балет удостоился гомерического хохота
“Трокадеро де Монте-Карло”: телеюморина на пуантах
Где опубликовано| «Ведомости»
Дата публикации| 20070206
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2007/02/05/120152
Аннотация|

Оглушительный успех трехдневных гастролей компании “Трокадеро де Монте-Карло”, которые прошли на сцене Театра эстрады, продемонстрировал, что даже в стране, которая “в области балета впереди планеты всей”, многие любят в нем совсем другое искусство.
Американская труппа выступает в Москве в третий раз, и с каждым разом ее популярность, как и цены на билеты (в этом году они доходили до 7000 руб.), только растет. В репертуаре — фрагменты из “Лебединого озера”, “Раймонды”, “Пахиты” и тянущая не на один вечер концертная программа. При этом численность труппы недотягивает даже до двух десятков танцовщиков.


Фирменный знак “Трокадеро” — густо покрытый слоем грима “умирающий лебедь” с накладными ресницами и волосатой грудью, взгромоздившийся на пуанты 47-го размера. Женщин в эту компанию не допускают — по словам танцовщиков, это объясняется их страстью к классической хореографии: все лучшее в XIX в. было создано для балерин. Чтобы захватить партии Одетты и Жизели, им и пришлось создать компанию, где не ступает пуант женщины.
Первоклассно придуманный и до мелочей выверенный имидж — самая впечатляющая особенность “Трокадеро де Монте-Карло”. Ее название намекает на бесчисленные компании постдягилевской поры с русскими корнями — и на протяжении более чем 30 лет существования труппы большинство ее поклонников искренне уверены, что она базируется где-то между Парижем и Монте-Карло. А “фамилии” и “биографии” местных “балерин”, среди которых блистает Светлана Лофаткина, можно зачитывать в качестве отдельного отделения концерта.

Но первоклассная реклама не единственное, что выдает американскую прописку “Трокадеро де Монте-Карло”. Эта компания была задумана во славу классического балета, обросшего за сотню лет многочисленными штампами и нелепостями. Главным номером программы оказывается Одетта размером с боксера Валуева и Принц Зигфрид еще более исполинских габаритов.
Все это напоминает капустники, без которых было немыслимо представить ни одну балетную труппу в Советском Союзе: нацепив перистые “уши” и напялив пуанты, танцовщики-мужчины в танце маленьких лебедей выплескивали творческую энергию, которая не имела иного выхода в те годы, когда премьеры балетов выходили раз в пятилетку. При этом хорошая выучка позволяла блеснуть красивыми подъемами на пуантах, щегольнуть тройным пируэтом, изогнуть в лебедином изломе шею и руку. Все это и сегодня можно увидеть, когда в “Светлом ручье” Сергей Филин с сильфидным веночком на голове демонстрирует — на зависть многим балеринам — бесшумные полеты, бриллиантовые заноски, идеально выворотные позиции и заплетающиеся веночком руки.

Американцы же ограничиваются тем, что в “Раймонде” Жан де Бриен сначала падает со сцены в зрительный зал, а потом пытается “отбить” букет у партнерши, в “Па-де-катр” Тальони повелевает соперницами с ухватками комендантши общежития, а у “умирающего лебедя” с каждым pas облетают перья с пачки. Гомерический хохот в зале радует тем фактом, что искусство вызывает такую непосредственную реакцию зрителей. Хотя выступление “Трокадеро де Монте-Карло” больше напоминает не балет, а сеансы телевизионного юмора.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 12:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020505
Тема| Балет, “Трокадеро де Монте-Карло”, Гастроли в Москве
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Волосатый Лебедь
Артисты балета «Трокадеро де Монте-Карло» пародируют классический танец
Где опубликовано| «Независимая газета»
Дата публикации| 20070206
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2007-02-05/11_swan.html
Аннотация|

Три дня под крышей Театра эстрады раздавался хохот публики. Выступал балет «Трокадеро де Монте-Карло» (сокращенно – «Трокс»).
Есть несколько причин, заставляющих отнестись к гастролям со вниманием. Труппа, имеющая в афише танцы для классических балерин, состоит исключительно из мужчин. Они специализируются на балетных пародиях и делают это уморительно. Сценические эффекты построены на контрасте откровенно маскулинного (несмотря на тщательный грим) облика и умело выстроенного женского танца. Достаточно вспомнить каскад пируэтов с переходом на двойные фуэте, которые не раз демонстрируют мальчики, вставшие на пуанты. Эффект усиливается за счет фирменного приемчика: время от времени та или иная «балерина» вдруг выпадает из женского облика. К томным выражениям лиц, неземному порханию и мягким движениям рук прибавляется мужицкая походка, кулак с поднятым вверх большим пальцем и волосатая грудь «колесом».
Лет тридцать назад небольшой коллектив хорошо обученных танцовщиков нащупал коммерчески удачный проект. С тех пор они колесят по свету: желающих посмеяться над штампами популярных балетов достаточно. Но «Троксы» успешны и потому, что не каждая труппа в принципе на такое способна. Как правило, крупные театры, особенно в России, относятся к себе чрезвычайно серьезно. Чем старше тот или иной театр, тем больше в нем торжественности и серьезности, разговоров про «храм искусства», «незыблемость традиций» и т.д.
Взять хотя бы манеру поведения многих артистов в балетном спектакле. Как отчаянно хлопочут лицом, хлопают глазами, простирают руки вдаль или прижимают к сердцу! Еще немного усилий – и получится пародия «Троксов». В их «Па-де-катре» гигантские ресницы «балерины» аж ветер в зале создают. А мельтешения рук и обилие пантомимы доводят ситуацию до абсурда: чтобы до туповатого принца в «Лебедином озере» дошло, кто перед ним, Одетте приходится хлопать «крыльями» до опупения, и каждый раз царственный охламон повторяет ее движения, как бы переспрашивая: «Нет, кроме шуток, ты действительно птичка?»
Или возьмем неумение (а может, дурную привычку) многих прим обращаться со сценическим гримом. Помню, заведующий балетной труппой Большого театра Геннадий Янин в интервью «НГ» сетовал, что никак не получается отговорить наших балерин краситься перед спектаклем под индейца, выходящего на тропу войны. Хотя после десятого ряда партера грим все равно не виден, в первых рядах зрелище чересчур сильное. «Троксы» показали, что случается при взгляде на перемазанные косметикой личики. Гомерический хохот зрителей, вот что. Здесь пародируют даже своеобразие отношений в балетных компаниях, где, как известно, многие друг другу заклятые друзья. Вот поклоны после номера, умильные улыбочки дуэта солистов – при ярком свете. И вот драка из-за подаренного букета в темноте, с пинками, со зловещим оскалом, только что до укусов не доходит. Нельзя сказать, чтобы картинка совсем не соответствовала действительности...
В общем, мальчики из «Трокадеро» – своеобразные санитары балетного леса. Они чистят заросший подлесок, чтобы лес хорошо рос. А первоисточник «Троксы» любят и в обиду никому не дадут. Поэтому в их «Умирающем лебеде» важен не только юмористический вид лысеющей птицы, на глазах у публики теряющей оперение, но и парадоксально возникающая аура предсмертной печали. А в их «Раймонде» при всем остроумии псевдовенгерских плясок ощутима атмосфера величественности, присущая этому шедевру позднего Петипа.
«Троксы» не только умеют зарабатывать деньги на смехе. Они исподволь воспитывают аудиторию, объясняя ей: балет сам по себе настолько велик, что интересен и в пародии. Балету не надо бояться шуток в свой адрес. Если кого-то пародируют, значит, объект пародии по-прежнему интересен.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 12:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020506
Тема| Балет, Латвийский балет, "Полудрагоценные камни», Персоналии, К. Шпук, П. Зуски, П. Анастос
Авторы| Наталия МОРОЗОВА
Заголовок| Танцы с камнями
На нашей балетной сцене рискнули посмеяться над пафосной классикой [05.02.2007]
Где опубликовано| «Телеграф»
Дата публикации| 20070205
Ссылка| http://www.telegraf.lv/index.php?gid=35&id=28169
Аннотация|

Как радостно констатировал после премьеры балета "Полудрагоценные камни" директор ЛНО Андрис Жагарс, в палитре латвийского балета появилась новая краска, комически-пародийная.

Новый спектакль состоит из трех одноактных балетов современных зарубежных хореографов: Кристиана Шпука, Петра Зуски и Питера Анастоса. Их Grand Pas de Deux, "Сон Марии" и "Полудрагоценные камни" идут во многих театрах мира, а у нас впервые сошлись вместе. Виктория Янсоне, Байба Кокина, Алексей Авечкин, Раймонд Мартынов, Анна Новикова, Айша Сила и другие солисты — великолепны. Главный балетмейстер ЛНО Айвар Лейманис обещал легкий, дарящий наслаждение вечер. И предупреждал, что пародийный балет — дело тонкое, здесь на первом плане не эмоции и "история", а техника. Но "простой зритель" привык к другому. Сначала он откликается на танцевальные каламбуры. А потом начинает немного скучать. Зато для "посвященных" это захватывающее зрелище.

Небольшое "Большое па-де-де"

Под музыку Россини на сцене, в дальнем углу которой возлежит крупная корова в пачке, появляются патетичный герой Принц и незакомплексованная героиня Принцесса. Она перемежает отлично исполненные па с неуклюжими движениями. Контраст действительно комичен.
Мировая премьера Grand Pas de Deux Шпука состоялась 31 декабря 1999 года на сцене Штутгартского балета. Он был заказан Шпуку к гала-концерту в честь миллениума. И за пять дней была создана композиция, в которой остроумно обыгрываются цитаты из классических балетов.

Лебединый "Сон Марии"

Звучит музыка Пуни и Сен-Санса. Героиня предстает сначала в белом женственном комбинезоне, а в финале является уже в строгой "мужской" брючной паре. Лебеди-танцовщики — в длинных юбках, вызывающих ассоциации с постановками Виктюка. "Действующим лицом" становится и тяжелая скамейка — на ней то лежат, то сидят, то ставят ее на попа. Мужской "лебединый" танец превращается в игры явной "голубой" ориентации. Трагикомические моменты связаны прежде всего с темой присутствия мужского начала в женщине, женского — в мужчине и стирания границ между ними.
При создании "Сна Марии" (для Пражского камерного балета и балета Пражского Национального театра, в 2002 г.) Петр Зуска вдохновлялся образом гениальной балерины ХIХ века, королевы романтического балета Марии Тальони. Эта сверхчувствительная женщина страдала приступами депрессии. Вскоре после своего концерта-прощания со сценой Тальони подробно пересказала своему личному врачу сон, который увидела в ночь после спектакля. Интересно, что в нем соединились два балета — Grand Pas de Quarte Пуни, на мировой премьере которого она танцевала, и "Умирающий лебедь", появившийся через несколько десятилетий после ее смерти. Запись этого сна, сделанная врачом, в наши дни попалась Петру Зуске. И он coчинил рoмaнтичecки-пародийнyю фантазию.

"Полудрагоценные камни". Не Баланчина

Удостоенный всяческих наград Питер Анастос — основатель собственного театра, хореограф, сотрудничавший с Михаилом Барышниковым, работающий для лучших балетных и оперных трупп, а также для Бродвея, кино и ТВ. "Полудрагоценные камни" он задумывал как добрую пародию на балет Джорджа Баланчина "Драгоценности".
Только баланчинские "Изумруды", "Рубины", "Бриллианты" на музыку Форе, Стравинского и Чайковского (пocвящeнныe трем мировым школам танца — французской, американской и русской) Анастос превратил в peaльнo cyщecтвyющиe тeмнo-cиниe, cимвoлизиpyющиe вeчнo ycкoльзaющий идeaл "Турмалиты" и пpидyмaнныe им самим "Агравaты" (красные, капризные, сверкающие осколки вечной неудовлетворенности) и "Циpкoнштeйны" (прозрачные, имперские, величественные). Положил свои балетные фантазии на музыку Шопена, Пуленка, Литольфа, Баса. Получилась веселая комедия, обыгрывающая смешение самых разных стилей. Ее премьера прошла год назад в Театре балета Невады. Правда, в Риге, восхищенный талантами наших солистов, он внес некоторые изменения в хореографию, чтобы использовать их возможности. И добавил по просьбе Айвара Лейманиса концовку. В рижском варианте все камни встречаются в финале и едва удерживаются, чтобы не довести свои споры до "камнедробления".

МНЕНИЕ

Харалд РИТЕНБЕРГС, директор Рижского хореографического училища:
— Я доволен, что наши бывшие ученики, а теперь артисты латвийского балета могут все это сделать. Что не так легко, как может показаться. Они воплощают все на высоком художественном и техническом уровне.

Виталий ГАВРИЛОВ, бизнесмен, меценат:
— Супер! Я смотрю сейчас как бы с точки зрения жизни: среди нас тоже есть профессионалы и есть те, кто только начинает. Я недавно начал заниматься спортивными танцами и представляю, как чувствует себя девушка, которая в этой области профессионал, когда, танцуя с ней, я так же ставлю ногу куда-то не туда... А наши артисты с удовольствием в это играют, им нравится.

Елена, филолог:
— Конечно, любопытно, забавно. Но заставляет вернуться к вопросу — почему начало нового тысячелетия, причем, кажется, во всех видах и жанрах искусства, отмечено таким шквалом "старых песен о главном", перепевов, переделок давно созданного, открытого? Почему не рождается ничего принципиально нового, своего?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 6:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020507
Тема| Балет, Les Ballets Trockadero de Monte Carlo,
Авторы| Иван Петров
Заголовок| Чернобыльские феи сметаны
Где опубликовано| «Газета»
Дата публикации| 20070201
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2007/02/01/a_1320401.shtml
Аннотация|

Les Ballets Trockadero de Monte Carlo, переодетые балеринами атлеты-трансвеститы, будут снова смешить московскую публику.
На все четыре выступления «Балета Трокадеро», банды американских трансвеститов, которые делают пародию на классический балет, проданы все билеты. Попасть на него нельзя ни при каких обстоятельствах: московская публика его однажды уже видела и слух разнесла по сарафанному радио. То есть, конечно, можно, это все-таки Москва, но, с другой стороны, те люди, которые умеют пронырливо проныривать на все важные концерты, спектакли и гастроли, и так знают об этом событии и сейчас как раз заканчивают гладить бабочку.

Факт этот необъясним. То есть, конечно, народ любит комедии и любит посмеяться: мускулистые фигуры в гротескном макияже, с широкими плечами, мускулистыми ногами, с бицепсами, в пачках и газовых юбочках танцуют на пуантах и крутят фуэте. Плоскогрудые, они совершенно не похожи на женщин. И что?
А обычные балерины похожи на женщин? Они не плоскогрудые, не с мускулистыми ногами и бицепсами, не танцуют на пуантах?
Обычный балет столь же дик, сколь и этот необычный. Фокус в том, что «Балеты Трокадеро де Монте-Карло» изобретены в Нью-Йорке. Там кроме «классического и романтического балета» существует еще множество разных других танцевальных школ, и классика с романтикой – хорошо знакомая экзотика, над которой можно посмеяться. Для нас же «Лебединое озеро» – политически окрашенная ненавистная нежить, видеть которую в униженном состоянии истинное наслаждение.

Конечно же, тут есть, над чем посмеяться. Нью-йоркские трансвеститы устраивают отличное клоунское шоу. Тут и ошибки, которые делают танцоры, и гротескные падения, и подчеркнутая женственность в исполнении мускулистых мужчин, и контраст в размерах – исполнители мужских ролей существенно, иногда на голову ниже «девушек», и подчеркнуто неуклюжие и медленные пресловутые 32 фуэте.
При этом танцуют «Троки» действительно очень хорошо – клоунам по-другому и нельзя, они должны прыгать лучше акробатов.
Кроме того, они придумали себе смешные легенды: каждый танцовщик выбрал вымышленное женское имя, в котором есть имя какой-нибудь знаменитой балерины и фамилия, описывающая ее уникальные достоинства.

Есть, например, Марина Гертрудес Деревянная Нога, последняя в роду великих индейских балерин, начавшая танцевать в труппе города Раненое Колено, но изгнанная оттуда, поскольку никогда не танцевала без томогавка; Ирина Бакпакева, выпускница Волгодонской школы танцевальной полемики, дебютировавшая в роли Феи Сметаны; Татьяна Юбетъябутская, великий ужас международного балета; Марго Мундэйн, которая была гримершей, а потом заперла свою хозяйку в шкафу и станцевала ее роль; Лариска Думбченко, которая в 1962 году стала первой балериной, заброшенной на орбиту, но со временем перебежала на Запад.
А еще есть чернобыльские феечки, красотки КГБ и монгольские принцы – ведь для каждого танцора в «Трокадеро» есть и мужская роль, по-своему не менее смешная.
И с этим всем бредом, в котором и программки, и пресс-релизы, и антракты, и выступления равно хороши, они приехали в московский Театр Эстрады, который находится на первых этажах легендарного Дома на Набережной, главного советского дома с привидениями, комического замка, что, согласитесь, само по себе дикость.

Ну а на тот случай, если вы не попадете на эти спектакли, есть волшебная труба YouTube, где следует просто ввести в поисковую строку Les Ballets Trockadero.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 6:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020508
Тема| Балет, Les Ballets Trockadero de Monte Carlo,
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Директор балета "Трокадеро" Тори Добрин: "Ориентация у нас разная, но мы не гей-шоу"
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20070205
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3100827/Аннотация|



Американский балет "Трокадеро" не единственный коллектив, в котором мужчины-танцовщики изображают балерин. Но, пожалуй, только "троки" делают это с восхитительным артистизмом. За 34 года мускулистые "дамы" в пачках объехали около 30 стран. На днях они в третий раз побывали в России. Венгерское гран-па из "Раймонды", вторая картина "Лебединого озера", "Тарантелла" и "Падекатр" воодушевили публику не хуже шампанского. С директором балета "Трокадеро" Тори Добриным встретилась корреспондент "Известий" Светлана Наборщикова.

вопрос: Почему мужчины с таким успехом пародируют танцовщиц, а женщины даже не пытаются пародировать танцовщиков?

ответ: Все дело в свежести восприятия. К женщине, которая стремится присвоить мужские привилегии, общество давно привыкло. Женщины всегда хотели походить на мужчин - боролись за мужские права, одевались в мужской костюм... Вот вы в брюках, и это воспринимается как должное. А если бы я надел юбку и продефилировал по Красной площади, все бы веселились.

в: А если мужчины в массовом порядке начнут носить женскую одежду?

о: Тогда наш балет долго не проживет. Смешно то, что неожиданно. И к нам уже начали привыкать. В начале семидесятых годов выступления "Трокадеро" были настоящей сенсацией. Сейчас публика воспринимает нас более или менее спокойно.
в: Можно ли сказать, что "Трокадеро" - месть за подневольное положение, которое мужчина долгое время занимал в классическом балете?

о: Одно время я так думал. Сейчас нет. В театре Шекспира играли только мужчины. А теперь женщины должны за это мстить? В классическом балете роль мужчин не менее значима. Поддерживать балерину - большая честь.

в: Ваши первые ощущения от танца на пуантах?

о: Страшная боль. Раньше, когда я слышал жалобы на стертые в кровь пальцы, то списывал их на женское кокетство. Но в этот момент я понял, что такое балеринский труд и как тяжело он дается.

в: Почему вы даете "танцовщицам" русские псевдонимы?

о: Русское имя - гарантия успеха. Это память о временах Дягилева, когда все лучшее, что происходило в балете, было связано с русскими. Но дело не только в этом. В каждом имени присутствует игра оттенков. Например, у одной из наших "балерин" фамилия Лоуфэткина.

в: По-русски - "обезжиренная".

о: В том-то и дело. Для вас это ссылка на замечательную балерину Лопаткину. Англоговорящий зритель может о ней и не знать, но поймет, что это русская фамилия, и поймет ее английский смысл.
в: Как воспринимают ваши выступления поборники общественной нравственности?

о: Для успокоения общественности могу сказать: мы не гей-шоу. Обсуждение проблем сексменьшинств и отстаивание их прав не входят в нашу задачу.

в: Но согласитесь, здесь есть некая двусмысленность.

о: Я готов ее снять. Если говорить о том, что мы изображаем на сцене, - это пародия на классический балет. Если говорить об участниках шоу - да, большинство из них геи. Но различные сексуальные предпочтения нам не мешают. Мы - команда.

в: Название "Шоу трансвеститов" вас не обидит?

о: Каждый видит то, что хочет видеть. Моя тетя - ортодоксальная иудейка - посмотрела на нас и сказала: "Это настоящий идиш-театр". Дети ходят к нам, как на воскресный утренник. Балетоманы наслаждаются тонкостями пародирования. Сколько людей - столько и мнений.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 11:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020601
Тема| Балет, БТ, «Вечер американской хореографии».
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Обмен подачами
История американского балета в Большом театре
Где опубликовано| «Время новостей»
Дата публикации| 20070206
Ссылка| http://www.vremya.ru/2007/20/10/170937.html
Аннотация|

Через неделю в Большом театре -- премьера, «Вечер американской хореографии». Три одноактных балета должны дать возможность взглянуть на то, что происходило в балете США в 30-х годах прошлого века, в середине 80-х и что происходит сейчас. Набор выглядит весьма ярким.

Начнут с «Серенады» Баланчина -- первый балет, сделанный бывшим танцовщиком Мариинского театра и бывшим хореографом дягилевской антрепризы в Америке. 1935 год, «Серенада для струнного оркестра» Чайковского, семнадцать девушек в невесомых юбках -- это уже не просто история театра, это легенда. Легенда о том, как создавался баланчинский стиль и как вообще начиналась классическая хореография в Америке, до того лишь принимавшей знаменитых гастролеров. «Серенада» уже почти десять лет есть в репертуаре Мариинки, года три как ее танцуют в Перми, но это не тот случай, когда Большому надо стесняться, что он не первый в стране заполучил эту хореографию. Все равно все выяснится на премьере -- станцуют, и будет ясно, кто первый, кто последний. А если учесть, что главную партию в «Серенаде» репетирует Светлана Захарова, когда-то составившая славу Мариинской «Серенады», шансы на внятное воспроизведение хореографического текста довольно велики.

«В комнате наверху» Твайлы Тарп, впервые поставленный в Штатах двадцать лет назад, достался в основном молодежи -- уж больно непривычен текст американской танцреволюционерки, не все готовы рисковать. Тарп, соединяющую джаз, степ и совершенно бытовые движения, заставляющую своих артистов танцевать в теннисных туфлях, в свое время привел во вполне классический American Ballet Theatre Михаил Барышников, и с его легкой руки в репертуаре этого театра появилось почти два десятка ее работ. «В комнате наверху» на музыку Филиппа Гласса -- самая знаменитая из них. Навеянный воспоминаниями о спиричуэлс, этот бессюжетный балет тем не менее подбрасывает вполне четкие евангельские ассоциации. Перевод «В комнате наверху» не совсем точен, по-русски лучше бы «В горнице» -- там, где происходила Тайная вечеря. Тринадцать артистов не рассказывают историю, но пытаются соответствовать ее настроению.

Последний балет, Misericors, сделанный Кристофером Уилдоном специально для Большого театра, тоже несет на себе молитвенный отсвет. На презентации балета, что была в Большом в минувшее воскресенье, Уилдон говорил о том, в музыке Третьей симфонии Арво Пярта он чувствует «тяжелое средневековое настроение, которое при этом очень по-современному оформлено». Он говорил, что свет будет струиться «как в окна собора»; а взглянув в латинский словарь, мы обнаружим, что название переводится как «Милосердный» -- это обращение к Богу. Уилдона, одного из самых интересных постбаланчинских хореографов (влияние мэтра явственно ощущается в его хореографии, но чувствуется и более драматическое восприятие жизни), Большому театру удалось уговорить не сразу -- переговоры шли два сезона. И судя по тому, что Большой выдал хореографу лучших артистов (Светлана Лунькина, Мария Александрова, Дмитрий Гуданов; должен был быть Николай Цискаридзе, но он, увы, заболел пневмонией), надежды на мировую премьеру возлагаются нешуточные.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 11:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020602
Тема| Балет, БТ, «Вечер американской хореографии», Презентация
Авторы|
Заголовок| Большой театр готовится к "Вечеру американской хореографии"
Где опубликовано| РБК
Дата публикации| 20070205
Ссылка| http://top.rbc.ru/index.shtml?/news/society/2007/02/05/05174624_bod.shtml
Аннотация|

На Новой сцене Большого театра прошла презентация предстоящей премьеры «Вечер американской хореографии». В ней приняли участие художественный руководитель балета Большого театра Алексей Ратманский, хореограф Кристофер Уилдон, постановщики Франсия Рассел и Кит Робертс.
Программа вечера включает три части. Вначале исполняются фрагменты из балета «Серенада» Джорджа Баланчина на музыку Петра Чайковского. Такой выбор не случаен, ведь Джордж Баланчин учился в России. В 1921 году он окончил Петроградское театральное училище, а после - Петроградскую консерваторию. Совместно с Борисом Кохно он организовал группу «Балле 1933» и тогда же был приглашен в Америку, где в 1934 году была основана Школа американского балета. Год спустя на базе этой школы возникла труппа «Американ Балле». Первый балет Баланчина в США «Серенада» был поставлен для студентов школы. Впоследствии этот балет стал «фирменным знаком» «Нью-Йорк Сити Балле».
«Серенада» - это романтическое произведение, и если выбирать из всего творчества Баланчина, то это один из самых вдохновенных танцев. «Понадобилось более 70 лет, чтобы этот шедевр дошел до московских зрителей», - отметил художественный руководитель Большого театра Алексей Ратманский. Говоря о постановке, он пояснил, что «Серенада» представляет собой сплав разных стилей: и степ, и модерн, и классический жанр. Причем авторам прекрасно удалось связать воедино «железной математической логикой» столь несовместимые вещи. Подчеркивая мастерство Кристофера Уилдона, А.Ратманский признался, что он искренне завидует артистам, работающим под руководством американского хореографа. «Я бы мечтал оказаться на месте артистов, которых он выбрал», - сказал А.Ратманский.
Стиль Баланчина каждый понимает по-своему. Как считает постановщик Франсия Рассел, самым важным аспектом всех балетов Баланчина является соединение музыки и движения. Основа Баланчина – классический балет, но он расширил границы. Его танцовщицы более быстрые, более легкие, и здесь важен момент, когда танцовщица находится в воздухе. «Мы больше уделяем внимания началу прыжка балерины, - объяснила принципиальное отличие Ф.Рассел. - А в русском балете важен момент приземления, окончания движения».
Впервые балет «Серенада» был поставлен Баланчиным для американских студенток в 1934 году. Несмотря на то что он принадлежит к шедеврам бессюжетного балета, Франсия Рассел сказала, что в этом балете легко прослеживается история любовного треугольника. Будущим зрителям она посоветовала смотреть спектакль из бельэтажа, чтобы было видно геометрию рисунка великолепного кордебалета.
Во второй части проекта зрителям представлена мировая премьера – балет «Misericors» (в переводе с латинского - «Милосердные») на музыку Арво Пярта, который специально для труппы Большого театра поставил известный хореограф Кристофер Уилдон. Восемь лет он танцевал в труппе Джорджа Баланчина, и критики называют Уилдона его творческим наследником. Среди известных постановок хореографа - «Континуум» в Балете Сан-Франциско (2002), «Tryst» («Место встречи») в Королевском балете (2002), «Лебединое озеро» в Балете Пенсильвании (2004). Он обладатель премии Школы американского балета, Линкольн-центра, премии лондонской критики, «Американской хореографии» и премии «Оливер».
Изначально спектакль в Москве задумывался как сжатая постановка «Гамлета». «В этой музыке есть средневековое настроение, которое очень современно оформлено», - так объяснил американский хореограф необычное название балета. В сотворчестве с художником по сцене и мастером по свету автор старался, с одной стороны, подчеркнуть исторические мотивы, но в то же время сделать это неявно, отразить не напрямую, а как бы только слегка напомнить. Фрагменты балета Кристофера Уилдона представили солисты балета Большого Светлана Лунькина, Руслан Скворцов и Мария Александрова.
Балет был поставлен в очень короткие сроки, но Кристофер Уилдон доволен сотрудничеством с российской труппой. Он считает, что и постановщик, и труппа должны быть гибкими и открытыми взаимному контакту, поскольку у каждого есть свои традиции. «Мы достигли такой стадии, когда творим вместе, и труппа относится к постановке уже как к своей», - выразил свое удовлетворение Кристофер Уилдон
Завершающая часть вечера проходит «В комнате наверху» - так называется балет Твайлы Трап на музыку Филиппа Гласса. Это одна из самых известных работ Твайлы Трап. «Сюда вложено большое количество сил, эмоций. Спектакль электризует и артистов, и зрителей», - так объясняет причину успеха постановщик Кит Робертс.
Это сложный балет, который требует большого физического труда и большой выносливости. «Но у артистов Большого восхитительная техника», - подчеркнул Кит Робертс. Стоит отметить, что стиль Твайлы Тарп практически незнаком российскому зрителю. Артисты показали на сцене несколько фрагментов: одна и та же хореография была исполнена в нескольких вариациях. Спектакль состоит из девяти частей, он длится сорок минут, в нем задействовано тринадцать артистов. Название «В комнате наверху» Кит объяснил весьма просто: это единственное, на чем два автора – Твайла Тарп и Филипп Глас - сошлись в финале длительных переговоров. И все же видится в этой истории некоторая таинственность и причастность к христианской символике. Возможно, здесь неслучайно выбрано такое число артистов, которое соотносится с количеством участников Тайной вечери…
Премьера «Вечер американской хореографии» состоится на Новой сцене Большого театра 13, 14 и 15 февраля в рамках празднования 200-летия установления российско-американских дипломатических отношений.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 11:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020603
Тема| Балет, Баварская опера, «Корсар»
Авторы| Варвара ВЯЗОВКИНА
Заголовок| Ближе к Джонни Деппу
Реконструкция знаменитого «Корсара» Петипа в Баварской опере
Где опубликовано| «Время новостей»
Дата публикации| 20070206
Ссылка| http://www.vremya.ru/stories/30/
Аннотация|



В июне «Корсара» реконструируют в Большом -- текст расчищает балетмейстер-реставратор Юрий Бурлака. А в Мюнхене одноименный спектакль поставили только что -- и не просто поставили, но собрали исследователей со всего мира на научную конференцию. Баварская государственная опера очень похожа на Большой театр, хотя построена чуть позднее. И вот это «чуть», это «почти» сходство заметно и в спектакле. Афиша гласит: «Мариус Петипа. Иван Лишка. Адольф Адан. Лео Делиб». Между именами хореографа, спектакль которого реконструируется в Мюнхене, и двух композиторов -- имя руководителя балетной труппы театра. Что сразу подразумевает: хотя и заявлена реконструкция, текст все-таки не полностью аутентичен.

Романтическая «корсаровская» картинка (Средиземноморье, пиратский корабль, дворец восточного паши) в мюнхенском спектакле потеряла пространственный и временной объем (кроме, пожалуй, первой картины восточной площади). Начиная со сцены в гроте, сценография австралийского художника Роджера Кирка абсолютно плоскостная, не в похвалу кинематографическая, антитеатральная. Разница эстетик заметна уже на улице, когда ты смотришь на афишу. Три пиктограммы -- женская фигурка, овал с бородой и парус с волнами. Дизайнерская идея как бы подчеркивает дистанцию между представлением о старине и ею как таковой: там, где в действительно реконструированном спектакле были бы сложные и неразъемные сопряжения ансамблей и соло, в спектакле Баварской оперы, лишь «вспоминающем о классике», -- набор элементов, что могут быть отражены набором пиктограмм.

В Мюнхене проделали большую исследовательскую подготовительную работу: и с оригинальной музыкой, и с расшифровкой хореографии, но реальное наложение одного на другое, но механическое перенесение на сцену рисунков танца из записей, сделанных когда-то Николаем Сергеевым по системе нотации Степанова и хранящихся в библиотеке Гарварда (на них основываются теперь все реконструкторы), вовсе не означает возобновления структуры и стиля большого спектакля Петипа.

На Западе образцом отношения к классическому наследию считается либо авторское «Лебединое озеро» Джона Ноймайера, сделанное в 1976 году (худрук балета Баварской оперы Лишка в молодости был одним из самых известных гамбургских премьеров), либо версии Рудольфа Нуреева и Натальи Макаровой в Париже, Лондоне и далее, созданные за последние 25 лет, -- версии, сделанные не хореографами, а артистами, унесшими память о спектаклях, что они танцевали в советском Кировском театре. Потому и в Мюнхене единственная классическая картина, более или менее дошедшая до нас нетронутой, почти такой, как была в XIX веке, -- «Оживленный сад» представляет собой этот самый «почти русский балет»: декорации в точности воспроизводят гарем из советского «Бахчисарайского фонтана». Длительные фронтальные позы попросту невозможны в классических ансамблях Петипа, и постановщик не подумал о том, что гирлянды в руках артистов не просто аксессуары, а рифма к отсутствующим кустам и корзинам. Уходят тонкости и нюансы, а вместе с ними и метафизика балета.

Вставной номер под названием «Маленький корсар», придуманный в конце XIX века и исполняемый главной героиней Медорой в гроте, в спектакле идет. Даже вполне прилично идет. Но какое он имеет отношение к номеру Петипа? Американский музыковед Даг Фаллингтон заявляет о реконструкции хореографического текста по тем самым сергеевским записям, и утверждает, что этот характерный номер «Маленький корсар» воспроизведен по кинопленке, чудом сохранившейся с начала XX века. Действительно, несколько лет назад вышел сенсационный фильм «Пропавшая премьера», в котором собраны уникальные кадры кинохроники. Александр Ширяев, танцовщик эпохи Петипа, запечатлел некоторые танцы и «Маленького корсара» в том числе. Только там Медора танцует на каблучках, переодевшись в мужской костюм, как бы говоря возлюбленному Конраду: «Мой пират, я с тобой, в твоем лагере». В мюнхенском же спектакле -- на пуантах, в тунике, то есть так, как традиционно была одета Медора в советской традиции. Сегодня в оправдание говорят, будто балерине не успеть переодеться, но у Петипа она успевала! И это не единственный момент, в котором авторы отходят от аутентизма. Премьерный буклет сообщает, что знаменитое па д'аксьон, заезженное на всех балетных конкурсах под маркой «хореография Мариуса Петипа», принадлежит вовсе не Петипа, а числится в программках с 1915 года за Самуилом Андриановым, премьером Мариинского театра, создававшим новые вариации в старых балетах. Открытия «белых пятен» -- почет для архивистов, но жаль, что открытия этого спектакля -- в буклете, а не на сцене: на сцене па д'аксьон никуда не делся.

С некоторых пор Баварская опера осваивает наследие, а нынешний сезон объявлен «сезоном Петипа». Весной на гастроли приедут Мариинский театр с одним из самых старинных балетов «Жизель», а вслед за ним Большой со своей изюминкой -- «Дон Кихотом». Тогда публика увидит нечто приближенное к тому, что называется классическим наследием. И у местной публики появится повод задуматься о премьере «Корсара»: действительно ли они «наконец-то увидели подлинного Петипа», как заявили местные журналисты на следующий день на международной конференции.

Справедливости ради надо сказать, что получился динамичный балет в двух актах (из трех актов и пяти картин в оригинале): во главе с жизнелюбивым и необыкновенно игровым, работающим крупным кадром, Сеид-Пашой в исполнении Винсента Лоэрмана («пешеходная» роль оказалась самой интересной в спектакле); с анекдотичными новыми персонажами -- Подружкой Бирбанто в Андрианополе и другой Подружкой в лагере пиратов, прибежавшими сюда словно из хореодрам Макмиллана (в оригинале была одна солистка в танце Форбан). В игре Алена Боттаини, что исполнял роль злодея Бирбанто, просвечивала ирония, родственная «Пиратам Карибского моря», исполнитель главной роли Лукаш Славицкий был просто загримирован под Джонни Деппа; а Лиз-Мари Каллам в роли Медоры поразила нешуточным драматическим дарованием.

Но где же подлинный, «каблучный» «Маленький корсар»? Видимо, затерялся среди пиктограмм.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2007 11:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020604
Тема| Балет, МТ, «Раймонда», Персоналии, У. Лопаткина
Авторы| Ирина Губская
Заголовок| Жизнь есть сон
Ульяна Лопаткина станцевала в "Раймонде
Где опубликовано| «Город»
Дата публикации| 20070205
Ссылка| http://gorod-spb.ru/story.php?st=8536
Аннотация|

Ульяна Лопаткина, прима-балерина Мариинки, кроме сценических восторгов, вызывает чувство уважения. Не потому, что не уважают других. Просто глядя на других, об этом не задумываются. Лопаткина же -- символ ответственности. Она ответственна за все. И в "Раймонде" это оказалось главной темой.

В сравнении с первым, десятилетней давности исполнением нынешняя Раймонда Лопаткиной повзрослела и стала значительнее. Теперь это не юная графиня, а прекрасная дама. Первые выходы Раймонды проскальзывают мимоходом. Главное происходит в картине сна. Здесь Ульяна Лопаткина в своей стихии бесконечно длящейся музыки движений и безусильного таяния танца (медленные темпы Глазунова ей идут и по силам).
В этом спектакле больше всего заметно, что балерина танцует одна. И потому на сегодня ее лучший и, пожалуй, единственно возможный партнер Данила Корсунцев. Он рядом -- но его словно и нет, примерно как в "Полете Тальони" Якобсона незаметные в темноте танцовщики в черном носят балерину, создавая иллюзию витающей в воздухе. Но не только в дуэте балерина одна -- во всем спектакле. И это проблема уже не артистов, а репетиторов и художественного руководства.
Наглядный пример разностилья -- две подруги Раймонды. Танцовщицы по отдельности славные, но манера танца у них контрастна. Одна танцует -- как расплывается на промокашке чернильная линия. Вторая работает в телеграфном стиле. Примерно то же у солисток в картине сна. Плюс легкая мазня кордебалета -- то ли ровную линию ансамблей в труппе не собрать, то ли выучить некогда. А может, для Мариинки теперь сергеевская редакция "великовата" и впору переходить на баланчинский конспект спектакля.
На спектакле было все, что считается признаками успеха: аплодисменты, цветы. Не было только сопереживания зала. Потому что один в поле не воин, даже если этот один -- Ульяна Лопаткина.
А в это время в Англии объявили, что лучшей гастрольной труппой по итогам прошлого года признан Большой театр, лучшим классическим хореографом -- руководитель его балета Алексей Ратманский. Причем за балет на музыку того самого Шостаковича, который был главной темой выступлений Мариинки.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Вт Фев 06, 2007 9:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020603
Тема| Балет, Ковент-Гарден, Black Ballet
Авторы| белых ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Бремя черного человека
// Black Ballet в "Ковент-Гардене
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20070206
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=740003&IssueId=36194
Аннотация| премьера балет

На экспериментальной площадке Королевского балета Великобритании – в Linbury Studio Theatre прошла премьера новой программы компании "Черный балет" (Black Ballet), состоящей из чернокожих танцовщиков. В программной дискриминации белых ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА не обнаружила никаких преимуществ.

Все предметы черны и красивы» – под таким лозунгом англичанка Касса Панчо собрала труппу «Черного балета» Фото: Lara Plaman

Linbury Studio Theatre – подчеркнуто аскетичный, но вместительный трехъярусный зал – зарыт глубоко под землю непосредственно под историческим "Ковент-Гарденом": чтобы добраться до места в партере, надо одолеть не меньше сотни ступенек крутой лестницы. Эта экспериментальная площадка Королевского оперного театра Великобритании возникла после масштабной реконструкции исторического здания и предназначена не только для балетно-оперных новаций труппы "Ковент-Гардена", но и для независимых компаний, которым покровительствует знаменитый театр. "Черный балет", патроном которого стал главный темнокожий королевской труппы – приглашенный премьер Карлос Акоста, показывает здесь уже вторую программу.
Идея составить балетную труппу из одних негров и дать ей собственный репертуар стара, как дискриминация: в США уже полвека процветает балет Алвина Эйли, прославился и Гарлемский балет, успешно функционируют труппы помельче. Однако в Англии нашли новый поворот темы – негры в классическом балете. Эта плодотворная мысль посетила белокожую девушку Кассу Панчо еще в студенческие годы, когда она готовила диссертацию под названием "Все предметы черны и красивы" – про красоту черного женского тела, водруженного на пуанты.
Убежденность исследователя была настолько велика, что для практического доказательства своих постулатов она собрала полдюжины темнокожих танцовщиков, нашла для них хореографов и пару лет назад явила лондонцам первую программу своего "Черного балета". Прогрессивное начинание поддержали – нынешняя премьера подготовлена в тесном сотрудничестве с Королевским балетом, помимо организационной поддержки выделившим для молодой труппы свою собственную солистку, английскую мулатку Шантель Готобд. Чистоту расы, однако, соблюсти не удалось – в шоколадную компанию угодила кореянка Со Ен Ким, главным репетитором и одним из хореографов стал малайзиец Раймонд Чай, так что, строго говоря, ВВ (так любовно именуют компанию), пора переименовать в BAB (Black Asian Ballet).
На BB слетелась половина темнокожего Лондона – немаленький зал был забит, расхватаны даже стоячие места: около двух десятков энтузиастов два с половиной часа простояли навытяжку в бельэтаже. Программа из четырех коротких бессюжетных балетов не отличалась ни свежестью мысли, ни разнообразием: приглашенные хореографы с добросовестностью студентов, сдающих экзамены в аспирантуру, излагали усвоенный ими курс классического тренажа и балетной истории, тщась продемонстрировать оригинальность подхода. Больше всего цитировали Баланчина, в темповых фрагментах мелькал Иржи Килиан, дуэты хореавторы предпочитали списывать у Фредерика Форсайта. Музыку выбирали преимущественно классическую (от Вивальди до Шостаковича), но в современной обработке. В лирических местах сцена неизменно заливалась пятнисто-задумчивой голубизной, в идеологических – помечалась белыми световыми квадратами или лучами.
Композиция "Umdlalo kaSisi", нареченная хореографиней Боурен Тавазивой по имени музыкальной группы, вдохновившей ее опус, оказалась единственной попыткой поэксплуатировать исконно африканские мотивы. Однако национальный колорит ограничился игрой с гигантскими платками, которые артисты то затейливо повязывали на головы, то размахивали ими, как тореадоры мулетами. В балетике "Shift, Trip... Catch" бывшая артистка баланчинской труппы и опытная бродвейская авторша Антония Франчески подарила женщинам отменные темповые соло с турами в воздухе, стремительными пируэтами и выстреливанием ног в разные стороны, но связать ударные фрагменты в цельную композицию оказалась не в состоянии.
Лучше всех показал своих питомцев хореограф-репетитор Чай: в своем непритязательном балетике "Taniec" на музыку барочного анонима он тонко обыграл контраст между претензиями и реальными возможностями своих артистов. Большие патетические прыжки и позы, в которых у полных пафоса солистов неизменно торчали "невыворотные" пятки, туры в воздухе, исполненные в положении "Пизанской башни", заноски-антраша, в которых угрожающе запутывались ноги танцовщиков, хитрый азиат разредил шутливыми "дворцовыми" поклончиками и невозмутимыми пробежками – как на утреннем моционе. Так танцевальное состязание двух кавалеров за благосклонность единственной дамы превратилось в шутливый, полный добродушной самоиронии автопортрет труппы.
Публика, впрочем, принимала всю программу на полном серьезе, в финале устроив артистам полновесную овацию с залихватским одобрительным свистом. Политкорректность зрителей можно приветствовать, но разделить трудно: несмотря на потрясающую телесную одаренность, именно в классике чернокожие артисты уступают белым. Дело тут в особенностях телесного строения. Наверное, только антрополог смог бы объяснить, почему у подавляющего большинства испанцев отлично идет вращение, у итальянцев – "мягкие" ноги с эластичными мышцами, а у большинства негров, наоборот – "сухие" и не слишком выворотные, с сучковатыми стопами.
Исключение – темнокожие из Латинской Америки, которые и заняли ключевые посты в самых престижных балетных труппах. Как, в частности, патрон "Черного балета" кубинец Карлос Акоста, главный приглашенный премьер Королевского балета Великобритании, которого москвичи имели удовольствие видеть на московских гастролях труппы в партии Зигфрида из "Лебединого озера" – самого "белого" из всех классических балетов. Выделять же в особую резервацию темнокожих "классиков" – в сущности, разновидность той же дискриминации. Звезды любого цвета кожи все равно предпочтут большую белую труппу маленькой черной.



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25221
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 06, 2007 4:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020604
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Вишнева Д.
Авторы| Варвара Вязовкина
Заголовок| Диана Вишнева \\
Знакомая и незнакомая Диана
Где опубликовано| журнал «Свой», № 1, 2007, сс. 20-23
Дата публикации| 200701
Ссылка|
Аннотация|

Быстрый успех юной Дианы Вишневой первое время связывали с одним единственным типажом, выигрышным со всех точек зрения. О ее Китри в «Дон Кихоте» и Кармен написано много точных и красноречивых слов. Вишневой, танцующей дуэт Роббинса «В ночи», и Вишневой-Джульетте в те же самые годы, во второй половине 1990-х, говорили как бы между прочим. Пожимали плечами, что ж поделать, если ее красные пылкие испанки затмили ее же не менее пылких возлюбленных. И премии ее ждали, и титулы были наготове, и так продолжалось до тех пор, пока балерина не осознала, насколько узко предложено ей амплуа. И в своем случае, не покидая дома, в отличие от своих великих соотечественников 1960-1970-х годов, она ринулась завоевывать новые территории и добилась статуса guest (приглашенной звезды) с одной единственной целью - удивить! И своего добилась

ТЕНИ ЖИЗЕЛИ

В списке гастрольных туров последних лет - коронный «Дон Кихот» в Париже, «Баядерка» и «Лебединое озеро» в Берлине, «Манон» в Мюнхене, «Спящая красавица» в Риме, «Ромео и Джульетта» в Нью-Йорке. Востребованная в мире, она неразрывно связана с петербургской культурой и Мариинским театром. Не хочет рвать этой связи, менять труппу и исчезать из души своего зрителя, балериной, покинувшей свое гнездо, ее не назовешь. Слишком дорожит петербургскими привязанностями: вот только вспорхнет бабочкой и тут же возвращается, взметнет языком пламени и тотчас умерит огонь. Ее путь полон зигзагов: недаром прыжки-взлеты и молнии-взгляды запомнились в ее ранней партии Карлотты Гризи из «Па де катра». Десятилетний творческий юбилей, который пришелся на сезон 2004/05, Диана решила отметить перед родной публикой. И вышла в «Жизели» - в балете, особо дорогом ей в последнее время. В нем же только что выступила в Большом театре, и ее регулярные (раз в сезон) выступления в Москве каждый раз становятся безусловным событием. В «Жизели» она появлялась той же обворожительной вакханкой, как когда-то в «Па де катре». Но второй акт «Жизели» -это ведь не одна вариация в миниатюрном балете, весь акт состоит из мира теней. И в нем она - действительная тень вакханки, беснующаяся тень, которая задыхается в могильной пустоте. Из зримых находок Вишневой во втором акте - фигура, лишенная плоти, руками рисующая слезы; тень невообразимо ясных контуров, темных контуров Жизели-виллисы. Страсть духа и бесплотность духа она танцует здесь разом - к таким героиням ее тянет больше и больше. И получается огненная Дианина смесь, смесь земных и неземных порывов. Ее Жизель способна прорваться сквозь пелену гибельного забвения; молящийся силуэт ее Жизели способен в момент обернуться силуэтом оргиастическим. И тут стоит остановиться: достаточно ли этого, чтобы причислить ее Жизель к лучшим на сегодня исполнительницам Жизели, имея в виду, что без собственных открытий настоящих ролей у нее не бывает? Никто не спорит, она - мастерица в сюжетно-психологической области, где смело и успешно кроит свои мерки из готового материала. Но в «Жизели» Диане принадлежит нечто большее.

Я не случайно увидела вакханку в ее виллисе: в романтическом Париже либреттист Готье наградил «виллису» сходной характеристикой, а на представлении первой редакции «Жизели» эти лунные фурии были сродни ночным вакханкам. Актерская интуиция привела Диану к парижским корням спектакля 1841 года, - и она разглядела, кто они на самом деле - подлинные виллисы. Она же пошла еще дальше.

Не прошедшая опыта «Жизели» Матса Эка (не пропустившая через себя модернистской пластики и маниакального сознания), она тем не менее населяет этот старинный балет отражениями театральных поисков века XX. То есть танцует «Жизель» Перро-Петипа так, как будто прошла сквозь все авторские позднейшие модернистские спектакли. В этом и заключено ее индивидуальное театральное открытие - в одновременном возвращении к романтическим истокам и в тяготении к высказываниям танцовщицы-тени, прорисованной по своеобразным экспрессионистским лекалам. Этот новый образ стал для нее синонимом расставания с обликом «юной Вишневой».

МИФ О СТРАСТИ

К 30 годам Диане есть что сказать в современном и классическом балете. В сегодняшних героинях Вишневу интересует не обещание надежд и не отдаленное и даже не близкое будущее, а настоящий момент. В центре - всегда судьба женской страсти, женского расцвета. Ее героини действуют, повинуясь собственным порывам, и, если раньше у Вишневой темперамент преобладал над всем, теперь к открытому темпераменту добавилась пластическая экспрессия, а к комедийной игре - драматическое действие. Открывает этот ряд «Золушка» в постановке Алексея Ратманского. Диане очень подошла эта Золушка настоящего дня, не ждущая подарков от судьбы. Узнав в принце своего Принца, она не ждет, пока их взгляды встретятся, она прямо под нос кидает ему туфельку - на поиски ни у кого из них нет времени. (По замыслу: Принц поднимает глаза вверх, в то время как с лестницы случайно падает туфелька.) Эта находка актрисы играет на опережение действия, ведь ее героиня не будет ждать. Но случайность - не случай Вишневой, подарок судьбы, для таких, как она, - в твоих руках. Поэтому, когда в Мариинке ставился давнишний балет Макмиллана «Манон» (многолетнее вожделение всех балерин!), в драмбалетную партию куртизанки у нее вместились все Женщины, начиная от Маргариты Готье и кончая Анной Карениной, которых Вишневой еще не довелось сыграть. Столь долгожданным подарком судьбы она распорядилась без остатка, но пройдет пара лет, и настоящие открытия придут к ней в «Баядерке».

«Баядерку» она станцевала на петербургской сцене считанные разы. Но балет успела исполнить в трех редакциях: первоначально вышла в «штатной» версии Вахтанга Чабукиани, затем дебютировала в Берлинской Штаатсопер в постановке Владимира Малахова, основанной на редакции Натальи Макаровой, и вскоре выступила в исторической реконструкции Сергея Вихарева. Впечатляет, не правда ли? На первый взгляд мариинскую прима-балерину легче представить в роли соперницы главной героини Гамзатти, тем более, что лучшей Никией всеми признана Ульяна Лопаткина. Однако Диана обходила стороной роль властной принцессы, и спустя много сезонов после первой вариации в картине « Тени» партия Никии появилась не случайно. Диана шла к ней обдуманно и долго: за спиной уже была незабываемая Аврора, одна из лучших на сегодня Жизелей, осмысление Раймонды. Так и оказалось, Вишнева-Никия не выглядит неофиткой в споре со всеми признанной Никией нашего времени. И там, где ожидаешь от Дианы эмоциональной избыточности, одного из неотъемлемых качеств ее природы, избыточности нет. Как не было ее в «Спящей», так не было и в «Баядерке». Умело скрыв свои недостатки, балерина деликатно перевела наш взгляд на декор индийских поз, на удлиненные - казалось бы для нее невозможные - линии, на чеканные профильные ракурсы. Одним словом, она этого добилась! Похожая на индуску от кутюр с удлиненной юбкой в сцене поклонения огню, в ярком сари в мизансцене с соперницей - актрису бесконечно заботит, где и как выигрышнее предстать. И уже в первом выходе Вишнева задала свою сквозную тему страсти, кипящую здесь, подобно змеиным изгибам. Сама она изгибалась, как змея, а «Танец со змеей» стал ее личным шедевром. В «Тенях», построенных на смене музыкальных темпов, она, напротив, освобождалась от змеиной пластики, а в скрипичном антре ее душа тихо-тихо переселялась в душу другого существа, выбившегося из общей стаи. Вариацию Никии-тени с шалью она наполнила своим содержанием: птице хорошо в клетке, но птица все же из нее рвется, как из плена. Ибо ее героини не хотят быть в плену у мифа.

БАЛАНЧИН, ФОРСАЙТ И ДРУГИЕ

Классическая Вишнева для большинства - это «Рубины», равно как и «Дои Кихот». Спустя годы в фортепьянном концерте № 2 у нее нет открытых эмоций и светящейся улыбки. Очищенная, сдержанная, музыкальная - такой она танцует нежнейший «Балле империаль» (второе название балета Баланчина на музыку Чайковского). Она - кронпринцесса, будущая императрица, Он, ее партнер, - наследный принц, будущий император. Это история про любовь на глазах у всего двора, любовь скрываемую и непоказную - ведь двор видит увлечение молодого императора фрейлиной (сольная партия второй солистки). И что предпринимает от природы темпераментная Вишнева, чтобы передать всю драму в танце, в нем одном! И представить невозможно - она себя укрощает. Еще и потому Диана - настоящая баланчинистка, что за сумасшедшими темпами баланчинской хореографии видит суть, а в аналогичных партитурах чувствует различную жанровую природу. Кому как не ей после искрящегося allegro vivace III части «Симфонии до мажор», когда девочкой она сразила всех наповал, уготовано нестись по балетным американским горкам. Появление ее в алых «Рубинах» было закономерно. (Правда, чего это ей стоило, она однажды обмолвилась: в глазах одного из зрителей, попавшего в кулису, читался такой ужас, будто перед ним раненые звери.) Танец Дианы из зала - сама смелость и легкость. Техника, сросшаяся с ногами, ноги, знающие, что и как делать. Сидишь в кресле и получаешь немыслимое удовольствие от ловких комбинаций движений, от всеобщего задора и чувства парения. И спортивного интереса: кто кого? она его или он ее перегарцует? Именно так. Как прирожденная амазонка, управляла своим галопирующим партнером Вячеславом Самодуровым; подобно залихватской наезднице, расправлялась с армией лошадок - мужским кордебалетом; со своей группой девушек кидалась в каскады батманов, точно кубарем летела с ледяной горки. Баланчин задумал «Рубины», американскую часть балета «Драгоценности», по принципу скачек, на темпе и виртуозности. Первым выходит победитель, а награда за выносливость - радость танца. И она эту радость преподнесла - это из личных открытий Вишневой. На какие-то мгновения в дуэте Дианы с Вячеславом обнаруживалась еще одна неявная вещь: их танец говорил нам, что в партитуре «Рубинов» Стравинский отсылал нас к дням бурной молодости, когда на сцене возникали и силуэты невского города, и призраки катающихся на санях, и праздничные масленичные аттракционы.

Если с неоклассическими балетами Баланчина Диана сжилась, как с родными, то на балеты ультрасовременного Форсайта она накинулась, как модница на новую коллекцию, как только они появились два года назад в Мариинском театре. Мистер Билл не выпустил Вишневу на петербургскую премьеру Steptext на музыку Баха по причине вишневского своеволия, возможно. Очень похоже. Steptext она потом станцевала, и несмотря на все, балет очень подошел ей: женщина в красном то разбивает дуэт мужчин, то составляет квартет с тремя мужчинами, в итоге остается от всех изолированной. Стальную сеть танца балерина бесцеремонно атаковала и, возможно, впервые в своей жизни столкнулась с сопротивлением танцевального материала: стиль Форсайта допускает сексуальную агрессию, но не агрессивность. Все дело в том, что авторитарная система Форсайта не допускает никакого танцевального ни своеволия, ни чрезмерно личностного начала.

Иное дело - Бежар или Ноймайер, балетмейстеры, приветствующие актерскую импровизацию. Нагляден случай с премьерой Now and Then («Теперь и тогда»). В дуэте с Ильей Кузнецовым Диана (в отличие от другой исполнительницы) столь вдохновенно проживала переливы ноймайеровского кружева и мелодии Равеля, что, право, задумываешься, где здесь больше от Ноймайера, а где от нее? И отдаешь в ее пользу - к тому же ее украшал голубой цвет. Поговаривали, якобы Ноймайер после Now and Then звал ее станцевать в Гамбург «Даму с камелиями», но пока не случилось. С Бежаром Диане лично тоже не случилось работать, но в Берлине она примерила на себя эпическую Брунгильду из «Кольца». В балете на музыку Вагнера возрождался прямо из небытия миф о черной валькирии с копьем в руках и крыльями на голове. Ее Бежар - это еще и дуэт из «Бхакти», исполняемый в концертах с Фарухом Рузиматовым, дуэт, повествующий о странствиях изысканной и премудрой богини любви. Ее находка - и свободный танец Les bras de mer Петера Зуски, исполненный на бенефисе в родном театре, где море чувств разлито на берегу моря.

Диана не останавливается в поиске себя и своих хореографов, Диана - натура ищущая. Создавать и разрушать мифы о себе и своих героинях она будет до тех пор, пока будет в силах и пока мы не перестанем думать, что теперь-то для нее найдено амплуа и определено ее место. Пока, в конце концов, мы не свыкнемся, что она может быть - и главное бывает - знакомой и незнакомой - другой Дианой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11068

СообщениеДобавлено: Ср Фев 07, 2007 11:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020701
Тема| Танец, "Sampled" труппа YEGAM Theatre Труппа Jasmin Vardimon Company, Персоналии, Э. Гат, Р. Ассаф, Д. Мерфи, А. Корейя
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Ассортимент движений
// Sadler`s Wells представил все виды танца
Где опубликовано| «Коммерсант-Украина»
Дата публикации| 20070207
Ссылка| http://www.kommersant.ua/doc-y.html?docId=740568&issueId=41236
Аннотация|

В старейшем лондонском театре Sadler`s Wells прошла премьера программы с красноречивым названием "Sampled" (товар, выставленный для продажи). Представив танец как продукт, театр доказал, что он – искусство, считает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.
В огромной краснокаменной коробке со стеклянным фасадом театра Sadler`s Wells давно прописались танцевально-музыкальные деятели всех разновидностей – от классической труппы Английского национального балета до самых крутых экспериментаторов. А публика здесь, как и во времена основателя театра – тогда Музыкального дома – королевского землемера Сэдлера, стоит перед сценой густой толпой, что немало способствует непринужденности проявления эмоций.
В программе "Sampled" были собраны шесть блистательных коллективов, представлявших самые разные виды танцевального театра – от старушки-классики до новорожденного jump. Начали с самого доступного – с авангарда. Израильтянин Эмануэль Гат с партнером Роем Ассафом в композиции "Зимнее путешествие" на музыку Шуберта представлял "пространственный" танец. На первый взгляд он выглядел совсем несложным: бег, шаги и волнообразные движения корпуса и рук. Но эти исходные общечеловеческие движения были скомпонованы и исполнены так, что рождали чуть ли не галлюцинации. Казалось, эти лысые мужики – могучие, стремительные и пластичные, как животные,– действительно повелевают пространством.
По контрасту сработали корейцы, родоначальники jump – труппа YEGAM Theatre так и назвала свою миниатюру. Jump основан на приемах тхеквондо, акробатике и прочих восточных единоборствах – в сущности, это кино, перенесенное на сцену театра. YEGAM Theatre обыграли национальную фишку с иронией, представив корейский вариант знаменитой американской семейки Симпсонов: дедушка-самодур, забитый папаша, отвязная внучка, пьяненький дядюшка, боевая мамаша. Вся эта орда по велению деда без конца оттачивает боевое мастерство и без конца попадает впросак – то палец папаша себе отрежет, то мамаша лягнет дочку по уху, то дядюшка брякнет кирпич об голову деда.
Труппа Jasmin Vardimon Company в спектакле "Justitia" представляла "физический" театр. Этот очень физиологичный и подчеркнуто брутальный вид танца основывается на движениях, которые даже смотреть трудно, не то чтобы исполнить. Например, танец на коленях, или дуэт, в котором партнер швыряет свою даму, как тряпичную куклу. Юмористический спектакль, в ходе которого над каждым нелепым персонажем устраивалось что-то вроде товарищеского суда с детальным разбором недостатков и достоинств, превратился в трагикомедию с участием всего зала – каждый зритель ощутил себя подсудимым.
На фоне этого живого искусства антиквариат, выложенный на сцену Сэдлерс Уэллс во втором действии торгов, отдавал пылью музейных запасников. Пожилая испанка Эва Эрбабуэна играла роскошным платком, лягала пышный оборчатый хвост платья, раскорячивала короткие ноги и топотала каблучками, стук которых спасительно заглушал ударник,– фламенко в таком варианте выглядело столь же увядающим жанром, как и его знаменитая исполнительница. "Черное" па-де-де из "Лебединого озера", исполненное звездами Американского балетного театра Джулиан Мерфи и Анхелем Корейей, смахивало на заключительную часть корейского jump – отменно исполненные трюки классического экзерсиса так и не сложились в осмысленный танец.
Музейную пыль постарались стереть хип-хопом – его представляли европейские короли этого танца – французы с композицией "Drop it!". Попытка театрализовать уличную импровизацию оказалась помпезной и унылой: битых 20 минут одетые роботами танцовщики избавлялись от своих золотых лат и дискретной пластики механических кукол, завершив все это 32 фуэте на голове в исполнении "главного" робота.


Последний раз редактировалось: Наталия (Чт Фев 08, 2007 7:28 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 2 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика