Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-02
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Фев 01, 2007 9:46 am    Заголовок сообщения: 2007-02 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в феврале 2007 года (первый номер ссылки - 2007020101 означает: год - 2007, февраль месяц - 02, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Фев 01, 2007 9:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020101
Тема| Балет, Персоналии Максимова Е.
Авторы|
Заголовок| Сегодня день рождения прославленной балерины Екатерины Максимовой
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20070201
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=738686&issueId=36190
Аннотация|

Сегодня день рождения прославленной балерины Екатерины Максимовой

С днем рождения ее поздравляет педагог Большого театра, народный артист СССР Михаил Лавровский:

– Очаровательную женщину, блистательную балерину, замечательного педагога поздравляю со знаменательной датой! Желаю как можно больше творческого счастья и долголетия ей и ее близким!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Фев 01, 2007 9:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020102
Тема| МТ, Мариинка-2, Персоналии Перро Д.
Авторы| НАТАЛЬЯ ШЕРГИНА, Санкт-Петербург
Заголовок| Тайная вечеря ЮНЕСКО. Противники строительства питерского небоскреба встретились с европейскими экспертами в полночь
Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 20060201
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2007-02-01/62371/
Аннотация|
<...>
Глава Центра всемирного наследия ЮНЕСКО не остановился на критике Газпром-Сити. Он высказал также свое мнение о других крупных проектах – второй сцене Мариинского театра и реконструкции «Новой Голландии». По мнению господина Бандарина, если проект «Новой Голландии» является примером бережного отношения к истории и архитектуре города, то «золотой купол» Мариинки-2 архитектора Доминика Перро «создает в городе разрыв», диссонирует со сложившейся исторической застройкой района Коломны.

Реставратор Михаил Мильчик, в свою очередь, поинтересовался у господина Бандарина, насколько велика для Петербурга угроза оказаться в своеобразной красной книге ЮНЕСКО – занесение в список городов, которым грозит особая опасность. Этот вопрос, как сказал Франческо Бандарин, вполне возможно, будет рассматриваться на весенней сессии Генеральной ассамблеи ООН.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Чт Фев 01, 2007 11:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020103
Тема| Балет, Театр Станиславского и Немировича-Данченко, «Чайка», Персоналии, Д. Ноймайер
Авторы| БОРИС ТАРАСОВ
Заголовок| Хореограф Джон Ноймайер
«Для меня важно все, что связано со Станиславским»
Где опубликовано| «Новые Известия»
Дата публикации| 20070201
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2007-02-01/62370/
Аннотация|

Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ

Живая легенда европейского балета, самый прославленный хореограф мира Джон Ноймайер приехал в Россию, чтобы создать новую версию своей легендарной «Чайки» на сцене Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Громкая премьера должна состояться в марте. После целого дня репетиций, примерок и переговоров с техслужбами (Джон – автор сценографии, костюмов и постановки спектакля) балетмейстер выглядел чуть уставшим, но согласился дать интервью «Новым Известиям».

– Джон, почему Чехов?

– Я знаю его пьесы очень хорошо, и меня зачаровывает то, как Чехов подает характеры, то, как он все оркеструет. И реальность персонажей, которая может быть понята без слов. То же самое с Шекспиром, который писал поразительные пьесы, но его герои могут быть выражены и без слов. В Чехове есть что-то очень тонкое в смысле эмоционального климата. Важно, что у него нет однозначно плохих или хороших, злых или положительных персонажей. Для меня всегда было важно передать в танце весь этот спектр и все нюансы.

– В свое время вы собирались поставить балет по другой пьесе Чехова – по «Трем сестрам», но проект не состоялся. Вы обратились к «Чайке». Почему именно к ней?

– Я видел, конечно, много постановок «Чайки». Но однажды, 1 января 1996 года, я увидел «Чайку» в Берлине, и для меня стало откровением, что эта пьеса не только о русской жизни конца XIX века. Она касается меня лично, очень близко касается.

– Ваши постановки идут на величайших сценах мира – в Парижской опере, Американском балетном театре, Королевском балете в Лондоне, Большом и Мариинском театрах. И неожиданно вы принимаете приглашение от Московского театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Как они вас уговорили?

– Как художника меня, прежде всего, интересует качество исполнения, а не имя. Для меня были очень важны та честность и открытость, с которой они просили не любую мою постановку, а именно «Чайку». Директор театра мистер Урин приезжал в Гамбург и видел премьеру, после этого он смотрел ее на наших гастролях в Санкт-Петербурге. Меня подкупило то, что он хотел именно этот балет, и так сильно хотел. Для меня большое значение имеет то, что у этого театра богатые традиции и его имя неразрывно связано со Станиславским. Когда я готовился к постановке «Чайки», я приезжал в Москву и приходил во МХАТ, где для меня даже остановили репетицию и закрыли занавес, чтобы я мог посмотреть на легендарную чайку на занавесе. Для меня это важно, потому что именно там была первая успешная постановка этой пьесы, и, собственно, «Чайка» помогла в каком-то смысле Станиславскому и МХАТу стать известными. Поэтому для меня было важно вернуть результаты моих исследований, моей работы в Россию, в театр, носящий имя Станиславского.

В ваших постановках большую роль играют личность исполнителей, их индивидуальность. В этой труппе вы нашли личности, способные воплотить образы Чехова в вашей постановке?

– Мы сейчас в процессе работы над этим. Здесь я нашел людей, которые слушают меня и хотят работать. Я не знаю, солисты ли они, ведут ли спектакли. Увидев их на классе, я выбрал тех, которые мне понравились. Надеюсь, у нас будет два или три состава исполнителей.

– Русских артистов немало и в Гамбургском балете, который вы возглавляете. Вам с ними интересно? Они как-то отличаются от европейских или американских танцовщиков?

– Когда я работаю с танцовщиками, они обычно одеты в трико и у них нет паспорта. И мне совершенно неважно, какой они национальности – китайцы они, аргентинцы или русские, мне важно, насколько они творческие люди, важны наши отношения, наш диалог. Главное – понимают ли они меня, доверяют ли мне, и что мы можем создать вместе.

– Сильно ли будут отличаться ваши постановки «Чайки» в Гамбурге и в Москве?

– Да, конечно. Думаю, что в этом вопросе важны два аспекта. Первое – текст. Точно так же, как, когда звучат пьесы Шекспира, разные актеры произносят один и тот же текст по-разному. У нас есть хореографический текст и два танцовщика, которые его исполняют. Они привносят свою личность и делают это по-разному. Во-вторых, я живущий хореограф, и это значит, что работа не закончена. Когда я смотрю наши репетиции, как мы работаем, я в то же время оцениваю свою собственную хореографию. И если я вижу, что какое-то движение можно сделать по-другому, что оно будет выглядеть лучше, если мы сделаем его ниже или выше, то я меняю.

– Какой вам показалась Москва в этот приезд? Она изменилась?

– Сложно ответить. Когда я работаю, я, как собака с костью, – ничего не вижу. Максимум, что мне удалось, – сходить в Большой театр. Я всегда очень осторожно говорю об этом, потому что считаю, нужно хорошо знать то, о чем говоришь. Могу только поделиться впечатлениями. Мне все больше кажется, что Москва становится похожа на любой другой большой город в мире. Думаю, что это плохо. Здесь все больше уделяется внимания гламуру, Gucci, красивым бутикам... И все меньше – личности. Меня это очень огорчает.

– А в каком городе вам комфортнее всего?

– Конечно в Гамбурге! Но также и в Париже. Мне очень нравится Лондон, и я люблю Санкт-Петербург. Не могу говорить как специалист, но я больше времени провел в Петербурге и знаю там больше уголков. Может, если я проведу больше времени в Москве,и мне не придется столько работать, я найду и здесь какие-то интересные уголки.

СПРАВКА

Балетмейстер Джон НОЙМАЙЕР родился 24 февраля 1942 года в США. Учился в Королевской балетной школе Лондона и затем в Королевском Датском балете в Копенгагене, где занимался у знаменитой Веры Волковой. В 1963 году был приглашен солистом в труппу Штутгартского балета (Германия), где вскоре сам начал ставить балеты. В 1969–1973 годах – главный балетмейстер балета во Франкфурте-на-Майне. В 1973 году возглавил Гамбургский балет. Именно там в 1977 году поставил свой самый известный балет «Сон в летнюю ночь», по Шекспиру. В дальнейшем под руководством Ноймайера этот балет вышел на сценах Парижской оперы, Венской оперы, в Датском Королевском балете, в Шведском Королевском балете, в Дрездене. В 1989 году во время гастролей балетной труппы Парижской оперы «Сон в летнюю ночь» был показан на сцене Большого театра. В декабре 2004 года этот балет вошел в постоянный репертуар Большого. В 2001 году Ноймайер перенес в Мариинский театр в Санкт-Петербурге балеты «Весна и осень», «Здесь и сейчас» и специально для солистов Мариинки поставил «Звуки пустых страниц» на музыку Альфреда Шнитке.


Последний раз редактировалось: Наталия (Пн Мар 05, 2007 3:59 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Чт Фев 01, 2007 12:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020104
Тема| Балет, БТ, Misericors (“Милосердные”), Вечер американской хореографии, Персоналии, К. Уилдон, А. Яценко, Н. Цискаридзе, Д. Гуданов
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Самый быстрый балет
Cтавит в Большом театре Кристофер Уилдон
Где опубликовано| «Ведомости»
Дата публикации| 20070201
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2007/02/01/119972
Аннотация|

Несмотря на несолидные 33 года, Кристофер Уилдон — суперзвезда современной хореографии. Он уже обзавелся коллекцией всех существующих в мире балетных наград, в его послужном списке — работа в лучших компаниях Европы и Америки, штатная должность хореографа в New York City Ballet и только что начавшая создаваться собственная балетная труппа. В Москву он приехал для того, чтобы стать участником Вечера американской хореографии, премьеру которого готовит Большой театр. Название его нового балета — Misericors (“Милосердные”) — родилось в ту минуту, когда это интервью сдавалось в номер “Ведомостей”. Уилдон создает спектакль специально для московских танцовщиков, он будет исполняться рядом с балетами двух признанных классиков ХХ века — “Серенадой” Джорджа Баланчина и “В комнате наверху” Твайлы Тарп.

— Большой театр уже не раз приглашал вас на постановку. Что побудило вас наконец принять приглашение?

— Когда несколько лет назад ко мне обратились в первый раз, то предложили “Золушку”. Конечно, я был польщен возможностью работать в Большом театре, тем более что театр был готов пойти на риск и поручить мне такую крупную работу. Но инстинкт говорил мне, что лучше начать с небольшой работы, а если все пройдет хорошо, тогда подумать о чем-то большем.

— Что для вас служит толчком для того, чтобы взяться за работу?

— Сейчас, когда меня приглашают разные интересные компании, многое зависит просто от того, как я себя чувствую и насколько заполнен мой календарь. Бывает, что я уже работал с труппой раньше и она мне не очень понравилась, — тогда приходится говорить, что я занят.

— А что дает первый толчок воображению при создании нового балета?

— Всегда что-нибудь новое. Иногда это какой-то образ — или движение, которое я вижу в скульптуре… Бывает, я вообще не понимаю, с чего начать. Один раз ставил, оттолкнувшись от своего сна. Часто начинаю ставить спектакль с середины, с па-де-де — это для меня бьющееся сердце работы. А потом возвращаюсь к началу. Иногда сначала находится музыка, подходящая танцовщикам, которых я думаю занять в спектакле. Это как в живописи: всегда самое страшное — положить первый мазок. Он становится катализатором, все выстраивается вокруг него: можно продлить линию в одну сторону или другую.

— Вы помните, как у вас возникла эта потребность — создавать балеты?

— Внутренне я этим занимаюсь очень давно. Еще когда был мальчиком, я по деревьям не лазил — я с ребятами ставил спектакли у нас в саду. И мне казалось, что я прекрасно знаю, как это надо делать. У меня был маленький деревянный театр, для которого я сам делал крошечные фигурки, декорации. Тогда это была игра. А потом это стало моей жизнью.

— Для чего вы занимаетесь хореографией?

— Во-первых, для артистов, во-вторых, для публики, потом для себя. И едва ли для критиков.

— А чего вы ждете от критики?

— Во-первых, понимания. Но больше, чем просто понимания того, что я делаю, — понимания общей картины развития балета.

— В России существует мнение, что в Америке рецензии ведущих газет решают все.

— В отношении театра — пожалуй, да: если в New York Times появится плохая рецензия на бродвейское шоу, его придется закрыть. Но к балету это отношения не имеет. В целом, я думаю, власть прессы падает, потому что развиваются технологии. Иногда самые страшные критики — это простые зрители, которые высказываются в Интернете. Я уже перестал читать сайты, потому что на них нет ограничений, там люди могут себе позволить абсолютно всё.

— Несмотря ни на какие отзывы в Интернете, у вас репутация самого успешного современного хореографа. Что такое для вас успех?

— Успех — это когда видишь, что танцовщики, с которыми ты работаешь, растут. Мой собственный успех, как я его понимаю, часто отличается от того, что чувствует публика, что чувствуют критики. Много я поставил таких работ, которыми сам не был удовлетворен, но на них была очень хорошая пресса, а бывало и наоборот.

— По-моему, в Америке не было ни одной рецензии, в которой вас бы не назвали Баланчиным XXI века. И в Москве балет, который вы ставите специально для труппы Большого, будет идти в один вечер с “Серенадой” Баланчина. Вас не обижает эта постоянная параллель?

— Баланчин — один из самых великих хореографов прошлого века. Но это не значит, что он был единственным человеком, который повлиял на меня. Аштон, Макмиллан и более современные хореографы — Килиан или Форсайт — всё это люди, которыми я восхищаюсь, и, думаю, так или иначе каждый из них повлиял на мой способ работы. Но, разумеется, параллель с Баланчиным возникает чаще всего, вероятно, потому, что я работал в New York City Ballet, сам танцевал балеты Баланчина. Сам я с ним никогда не встречался. Для меня он остается чем-то нереальным — светящимся необыкновенным образом. Поэтому сравнение с ним — это колоссальный комплимент.

— Вы уехали из Лондона, из школы Королевского балета Великобритании, в New York City Ballet, потому что хотели танцевать Баланчина?

— Я уехал, просто потому что хотел узнать, что такое Америка — и в жизни, и в танце. В первую очередь, конечно, в танце. Но тогда я не думал о собственной хореографии — я хотел танцевать.

— В современной России молодые танцовщики тоже часто уезжают. Но при этом они почти наверняка отрезают себе путь назад — местное балетное сообщество принимает их возвращение с огромным трудом. Вы же регулярно работаете в Королевском балете.

— У вас совсем другое общество. Я смотрю со стороны, и у меня складывается ощущение, что для начала достаточно сложно вырваться из этого общества. И когда люди где-то далеко находят более свободную, открытую жизнь для себя, оставшимся в России тяжело их принять. В Англии же единственное чувство, которое меня окружает, — это гордость за меня, за то, что я смог вырваться в большой мир. Возможно, так сложилось, потому что я сразу же стал очень успешным. Они сами попросили меня вернуться и ставить для Королевского балета.

— К чему вы готовились, когда ехали в Москву?

— Перед этой поездкой я был как такая клейкая ленточка, на которую собирались мнения очень многих людей, с которыми мне доводилось обсуждать мое приглашение в Большой театр. Я был уверен, что никто здесь не знает, кто я такой, никто не захочет со мной работать и что репетиций будет недостаточно. И первые две недели в декабре, когда я сюда приехал, были ужасны. Но в Нью-Йорке — я туда вернулся на Рождество — я себя внутренне перепрограммировал. И когда приехал обратно в Москву, буквально с первого дня все стало прекрасно. Танцовщики, кажется, начинают мне доверять. А я выкинул из своего балета все, что было поставлено в первые две недели, — оставил, может быть, два-три движения. Все остальное за восемь дней сделал заново. Наверное, это самый быстрый балет, который я когда-либо ставил.

— В современном российском балете не такой богатый опыт создания новых постановок, как в Америке или Западной Европе. Не мешало ли это вашей работе?

— На мой взгляд, есть группа танцовщиков, которые неоднократно участвовали в постановках Алексея Ратманского, которые легко адаптируются к новой работе. Но в целом, мне кажется, артисты Большого прежде всего горды своим наследием — тем, что они представляют эту труппу, что Балет Большого театра действительно одна из самых сильных компаний в мире. И если ты идешь на спектакль Большого, нравится тебе это или нет, ты сразу видишь именно Большой: это один из немногих театров, который сохраняет свою индивидуальность. В отличие от многих других компаний, здесь по-прежнему сохраняется единая школа, нет людей, воспитанных в другой системе. С одной стороны, это прекрасная, удивительная традиция. С другой стороны, она грозит неприятием нового, остановкой в развитии. Чтобы не допустить этого, для начала, я считаю, труппа должна больше доверять Алексею Ратманскому (художественный руководитель балетной труппы Большого театра. — “Ведомости”). Он очень хорошо понимает и уважает классические традиции Большого театра. Его идеи вовсе не в том, чтобы разрушить классику или принизить ее значение. Мне кажется, он стремится к тому, чтобы Большой был не просто потрясающей классической труппой, но потрясающей труппой, которая способна к развитию и репертуарному разнообразию.

— Что для вас оказалось самым необычным в работе с Большим театром?

— На днях на репетиции я попросил одного танцовщика развернуть бедро не так, как он привык в классическом балете, а так, как это хочу видеть в своем балете я. Он ответил: “Если сейчас я сделаю такой поворот бедра, потом мне три недели придется выворачивать его обратно”. Я сам учился классическому танцу, танцевал больше двадцати лет и могу прекрасно вывернуть бедро любым способом. Меня немножко пугает, когда совсем юные люди, моложе меня, вдруг говорят: “Это слишком современно, мы должны заниматься тем, что умеем, потому что делаем это лучше всех в мире”. Во многом это абсолютная правда — они прекрасные танцовщики, но они не понимают, что сейчас во всем мире есть люди, которые исполняют хореографию столь же красивую, но лучше выражающую сегодняшний день. И знакомство с ней только улучшит классические работы, благодаря ей танцовщики станут намного более интересными и разноплановыми исполнителями. Сейчас же я вижу, что многие из них даже не знают, что происходит в балетном мире. Когда я сам танцевал, это был главный подарок, высший дар, если мне доставалась своя, созданная для меня роль. Я танцевал хореографию Прельжокажа и Билла Форсайта, но каждое утро приходил в класс, вставал в арабеск, и мой арабеск был классически чистым, я мог выйти на сцену и станцевать Зигфрида или Альберта. Это так же, как быть писателем. Если ты написал прекрасный любовный роман, это не значит, что ты не можешь создать прекрасно написанную научно-исследовательскую работу.

— А как преодолел эту ситуацию Королевский балет, который тоже дорожит своими классическими традициями, но имеет в репертуаре и радикальные постановки?

— В Большом, насколько я знаю, был один взгляд — Григоровича, который доминировал над всем. У него были свои идеи, и он от них не отвлекался, твердо шел по своему пути и вел по нему Большой. Великий хореограф, он сделал потрясающие работы, но это один голос. В Королевском балете ситуация гораздо проще. У них, конечно, большие классические традиции. Но есть и традиция постоянного сотрудничества с современными хореографами — это был один из принципов, на котором создавалась эта труппа. Основательница Королевского балета Нинетт де Валуа подвигала на создание новых спектаклей молодого Аштона, потом началось новое развитие благодаря Макмиллану. И даже когда в расцвете были собственные хореографы, там делал свои балеты Энтони Тюдор, приглашали Баланчина, Глена Тетли… В Королевском балете не создавали единой линии развития хореографии, всегда было внутреннее движение, двери были нараспашку. И танцовщики готовы к тому, чтобы создавать новые работы, новые образы, новые движения. Артисты принимаются в труппу не потому, что у них прекрасные тела и великолепные пропорции. Они могут быть не очень элегантными, но продвигаются до положения звезд, потому что являются думающими танцовщиками, которые умеют преображать себя.

— Удалось ли вам найти в Большом артистов, способных на это?

— Для меня одна из самых таких артистов — это Анастасия Яценко. Очень во многом она как западная танцовщица — готова менять себя и свое тело, она сама думает, как и что сделает из того, что я предлагаю. Это очень по-западному и не совсем по-Большому. Я бы сделал ее первой балериной, выдвинул впереди всех, потому что она открыта сотворчеству и умеет преображаться. Говорят, у нее нет таких прекрасных линий, чтобы быть здесь прима-балериной. Но ведь часто видишь таких балерин, у которых длинные ноги, прекрасные стопы, красивое лицо, которому очень идет корона, но на сцене она похожа на тортик из нью-йоркского ресторана: в витрине он выглядит как произведение искусства, а когда его тебе приносят, на вкус он не отличается от коробки, в которую упакован.

— Когда вы приехали в Москву, то говорили, что ваш балет будет поставлен для Николая Цискаридзе.

— Он был единственным человеком, которого я знал, когда вошел здесь в класс (Кристофер Уилдон был хореографом проекта “Короли танца”, в котором в прошлом сезоне принимал участие Николай Цискаридзе. — “Ведомости”). То, как Коля работает, вообще не похоже ни на кого другого на планете. Но репетировали мы совсем мало. Когда я приехал, его не было в Москве. Потом он вернулся и мы с ним и со Светланой Лунькиной начали репетировать па-де-де. Но мне не казалось, что они друг друга хорошо дополняют. Я продолжил работать с ним одним, но он заболел пневмонией, и так вышло, что 90% балета я поставил на Дмитрия Гуданова. Когда я увидел его в первый раз, то подумал, что мне с ним будет сложно. Но реальный опыт оказался прямо противоположным. Я вижу, что каждый день его мозг работает, он пытается понять то, что я говорю. Он не сразу схватывает, чего я добиваюсь, но у меня такое ощущение, что, когда он в конце концов найдет свой путь, это не будет только поверхностным повторением, эта хореография останется в его крови.

— У вас есть ощущение, что и другим артистам Большого театра вы открыли нечто новое?

— Я вовсе не хочу сказать, что я здесь для того, чтобы преподать кому-то урок. Но мне бы очень хотелось надеяться, что хоть один или два танцовщика задумаются о том, чему я пытался их научить, и, когда в репетиционный зал войдет какой-то другой хореограф, они уже не будут стоять так, будто хотят его побить. Они занимаются таким делом, которому нужно отдавать всю свою жизнь. И, несмотря ни на что, я ценю их колоссальный труд.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Чт Фев 01, 2007 6:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020205
Тема| Балет, БТ, Вечер американской хореографии, Балет К. Уилдона, Персоналии, К, Уилдон, Н. Цискаридзе, Д. Гуданов
Авторы| Беседу вела Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| КРИСТОФЕР УИЛДОН:
"Погода без солнца работе не помеха!"
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20070201
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=692&crubric_id=1002077&rubric_id=200&pub_id=811672
Аннотация| АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ


В Большом театре завершаются репетиции одноактного балета, который станет мировой премьерой "Вечера американской хореографии", намеченной на 14 февраля. На постановку приехал Кристофер УИЛДОН, главный приглашенный хореограф "New York City Ballet". Его считают одним из самых многообещающих хореографов мира, свидетельство чему - активное сотрудничество Уилдона не только с баланчинской труппой, но и с АВТ, балетами Бостона, Сан-Франциско, Колорадо, Гамбурга, Монреаля, а также с Каролайн-балетом, английской Королевской Оперой, Альберто-балетом. В Большом театре полагают, что репутация Уилдона ничуть не преувеличена.

- Вы молоды, но уже многое успели и как танцовщик, и как хореограф. Как вы попали в балет?

- Я начал учиться балету в частной школе, когда мне было восемь лет. Маленький английский городок, один педагог, крошечная школа, где я был единственным мальчиком на 20 девочек. Через полгода учительница сказала родителям, что меня необходимо серьезно обучать в Лондоне. Мать с отцом послушались совета, и в течение десяти лет я учился в столице. После окончания балетной школы работал в Королевском балете Великобритании, затем уехал танцевать в Америку. Там же поставил свои первые балеты.

- На афишах Большого пока вместо названия значится - "Новый балет на музыку Арво Пярта", а в театре спектакль упорно называют "Гамлет". Почему "Гамлет"? И почему - музыка Арво Пярта?

- Музыка Третьей симфонии Пярта романтична, и мне захотелось с ней поработать. На самом деле трагедия о принце Датском была только исходной точкой - слишком тяжело эту философию упаковывать в короткое время одноактного балета. Поэтому взял какие-то идеи и, исходя из характеров, сделал абсолютно абстрактный балет, в котором никакой фабулы и истории не будет. Собственно, я и не утверждал, что это "Гамлет", только отталкивался от пьесы в своих фантазиях, но артисты называют своих персонажей именами шекспировских героев.

- Зрители тоже могут сверять свои впечатления по "Гамлету"?

- Ни в коем случае. Они даже думать о "Гамлете" не должны.

- А как будет называться балет?

- Я никогда не называю балеты до того, как их поставлю. Для меня невозможно дать имя младенцу, не увидев его лица, назвать ребенка до рождения... Осталось поставить только три минуты, а потом появится и название, о котором меня все расспрашивают, вот и вы тоже.

- Довольны ли вы работой с артистами Большого?

- Сейчас доволен. Трудно было первые две недели. Пока мы не поняли, чего хотим друг от друга. Быть может, притирка была вызвана тем, что танцовщики не имеют большого опыта работы с современными хореографами. Опыт был у тех, кто работал с Алексеем Ратманским, но и он был не у всех и уже давно. Понять, как сотрудничать с новым балетмейстером, можно только в живом общении. Никак иначе.

- А что артисты были должны понять?

- Во всех американских труппах постоянно ставят новые балеты, и артисты открыты к работе с незнакомым хореографом. У них иное сознание: приходят в зал и уже готовы пробовать все, что угодно. Они готовы к осуществлению мечты балетмейстера, а она, мечта, в том, чтобы танцовщики не только делали, что просит хореограф, но и сами участвовали в созидательном процессе. Чтобы в них самих жила креативная - созидательная - энергетика. Создание балета вообще-то - встреча двух художников: постановщика и исполнителей, а не простое повторение вторыми того, что предложил первый. Танцовщики Большого поначалу медленно к этому шли.

- Кто из артистов занят в репетициях и нет ли среди них тех, с кем вам уже доводилось работать?

- Впервые работаю со всеми, кроме Николая Цискаридзе, с которым встречался в Калифорнии на постановке гала "Короли танца". Но он нездоров последнюю пару недель и практически не появляется на репетициях, так что почти всю партию я поставил на Дмитрия Гуданова, который репетирует с огромным желанием. Еще в спектакле заняты Светлана Лунькина, Руслан Скворцов, Настя Яценко, Ян Годовский, Слава Лопатин, Аня Ребецкая, Маша Александрова, Юрий Клевцов, Екатерина Шипулина. Сейчас они уже открылись и работают как западные танцовщики, но при этом у них есть еще и уникальная школа Большого театра.

- Почему раньше вы не откликнулись на приглашение Большого?

- Приглашали на постановку "Золушки", и мне тогда показалось, что это спектакль не для дебюта. Пробовать Большой "на зуб" на грандиозном балете Прокофьева невозможно. Сейчас понимаю, что был прав. Начинать с такого колоссального произведения, не зная труппу, не понимая, кто и как работает, было бы по меньшей мере опрометчиво. Такой полноценный балет - трудоемкие вложения со стороны не только хореографа, но и труппы. Не хотел ни Большой театр, ни себя ставить в сложную ситуацию.

- Вы завершили танцевальную карьеру?

- Как раз сейчас я снова начал заниматься в репетиционном зале. Быть может, в июле станцую в Лондоне на гала в честь открытия "Фестивал-холла". Это одна из причин, по которой после шести лет паузы пытаюсь вернуть себя в форму. Кроме того, решил вновь попробовать "взять" музыку телом, почувствовать ее, напомнить себе язык живого балета, чтобы придуманные движения шли не умозрительно, а чтобы я сам "пережил" их физически. И, кроме того, отличный способ передать хореографию русским танцовщикам - это показ. Языки у нас разные - через переводчика получается слишком долго. Гораздо лучше показать движение.

- Вы работали с разными хореографами и были одним из самых успешных премьеров. Почему решили в молодом возрасте ставить самостоятельно?

- Немало балетов ставилось на меня, и я не был "зашорен" одним балетмейстерским почерком. Наоборот, мог воспринимать разные типы балета и танца. В Лондоне работал с Макмилланом, в Нью-Йорке - с Роббинсом, танцевал во многих балетах Баланчина. Я был чисто классическим танцовщиком. Мой педагог - из Мариинского театра - дала мне в определенном смысле русскую школу. Одной из причин моего приглашения баланчинской труппой было то, что я мог исполнять классические партии. Я знал, что могу это делать хорошо, но мне было интересно попробовать иное. Потому для меня оказалась любопытной сюита из "Вестсайдской истории" Роббинса, где надо было танцевать по-другому, а Прельжокаж заставил меня двигаться еще иначе. Тут я почувствовал, что классический танец могу обогатить, восприняв другие элементы, вставляя их в свой словарь, увеличить танцевальную лексику. Постепенно моя страсть к разнообразию в исполнительстве перешла к сочинению балетов.

- Как вы могли бы охарактеризовать ту систему, в которой работаете?

- Интересный и неожиданный вопрос. Я никогда не чувствовал, что есть какая-то система. Как я работаю? Во-первых, выбираю музыкальное произведение. У меня широкий вкус, нравится классическая музыка, романтики. Единственное, что меня не вдохновляет на творчество, - музыка барокко. Но ничего, поскольку ее используют все, то мне и не обязательно. Итак, беру сначала музыкальное сочинение, изучаю его досконально. Когда практически знаю наизусть движение мелодии, ритм, каждую фразу и даже такт, то подготовка закончена. А потом иду в зал и работаю спонтанно. Хотя, должен сказать, что несколько поменял свою систему специально для Большого театра. Каждый день утром работаю с ассистентами - двумя танцовщиками, которых я знаю давно, с поры Королевского балета. По утрам я прорабатываю с ними отправные точки для мизансцен, которые потом разворачиваю на репетиции с танцовщиками. Повторяю: так я не работал никогда. Но, оказалось, что и такая система приносит неплохой результат.

- Вы почти восемь сезонов танцевали в "New York City Ballet" и уже семь лет ставите в этой компании, вас называют продолжателем Джорджа Баланчина. А сейчас, как стало известно, собираетесь расстаться с труппой?

- Как и у любой труппы, у "New York City Ballet" есть свои подъемы и спады. Но это уже не та труппа, какой она была в годы, когда ее возглавлял Баланчин, чего следовало ожидать. Невозможно сохранять дыхание и видение человека, когда его уже нет. Коллектив и так делает невозможное - после смерти Баланчина более двух десятилетий продолжает свое существование, хотя он был сформирован единым видением этого человека. Но "звездами" Баланчина были скорее целые балеты, чем индивидуальные танцовщики. То, что спектакли так долго живут без Мастера, свидетельствует об этом. Я же хочу создать свою труппу, начать с нуля...

- Интересно создать свой театр или просто стало тесно в "New York City Ballet"?

- И то и другое. Моя труппа не будет показывать только мои работы. Естественно, буду ставить один-два балета ежегодно. Но постараюсь стать и продюсером, искать новых молодых хореографов.

- В вашей труппе будут танцовщики с классической подготовкой?

- Хотелось бы собрать 20 танцовщиков. Обязательно с классической школой, но они должны иметь такую амплитуду возможностей, чтобы в секунду переходить с пуантной техники на современный хореографический язык. Молодые танцовщики становятся все более свободными в своих подходах и могут разговаривать на совершенно разных хореографических языках. В больших труппах очень много молодых, талантливых ребят, но они остаются невостребованными.

- Кем вы себя ощущаете - американцем или англичанином, ведь менталитет разный?

- Менталитет действительно разный. Особенно в работе. Мне ближе американский способ - там люди спокойны, слушают, повторяют, концентрируют себя исключительно на работе. Хочу того же - быть с людьми, которые голодны до искусства, хотят раскрываться и открывать для себя новый художественный опыт без всяких наростов в виде политики, социальных драм и т.д., и т.п.

- Какие хореографы вам интересны?

- Кем я восхищаюсь, вы хотите сказать? Вообще-то Алексеем Ратманским. Мне кажется, то, что он сделал в Большом театре, колоссально. Уже сейчас видно, как он понемножку двигает труппу к чему-то новому. Могу представить, с чего начиналась его работа в Большом. Словно подходить к стене, которую никак не перейти: то ли подрыть подземный лаз, то ли перелезть. Восхищаюсь тем, что столь талантливый хореограф, как Алексей, взял на себя эту должность и пытается решать проблемы огромной труппы. Конечно, они отвлекают его от собственной художественной карьеры. И все-таки он успевает заниматься и творчеством.

- А кто еще, по-вашему, достоин восхищения?

- Должен сказать, что помню советы и поддержку Уильяма Форсайта, он был одним из тех, кто подхлестнул меня работать самостоятельно, сделать что-то свое. Кроме того, я действительно восхищаюсь его работами, хотя сейчас он движется все дальше от танца к театру. Самого танца в его последних работах уже начинает не хватать. В Нью-Йорке есть ряд молодых современных хореографов, которые мне очень нравятся. Люблю отдельные опусы Марка Моррисона, Пола Тейлора.

- Вы работаете только в формате одноактных спектаклей? Известно, что вы ставили "Лебединое озеро". Это был единственный большой балет?

- Сделал и большие балеты: "Сон в летнюю ночь" и "Лебединое озеро". На "Лебедином" я рос, восхищался им, обожал его. Захотел найти и придумать способ, как в свою концепцию включить главное из хореографии Иванова и Петипа. Был убежден, что нельзя переставлять белый акт или черное па де де на балу. Поэтому решил сделать историю в стиле XIX века: балетная труппа репетирует "Лебединое озеро". Идея возникла под влиянием полотен Дега, в каждом из которых - интрига. Вы заметили, у Дега почти в каждой картине возникает странная фигура? Это - патрон Парижской Оперы. Один из тех, кто властвует над молодыми балеринами, как Ротбарт над лебедями. Спектакль начинается в зале, где репетируют "Лебединое озеро", и от этой вполне реальной ситуации переходит к фантазии, а потом обратно.

- Есть ли вопрос, который вам бы хотелось услышать?

- У меня берут много интервью, но никто не спросит меня, рад ли я тому времяпрепровождению, которое выпало мне в Москве. Наверное, боятся ответа.

- И как вам в Москве?

- На самом деле нравится. Тем, например, что преодолел определенные сложности. Поначалу должно было убедить артистов, доказать, что смогу, создам, что, может быть, все получится и неплохо и вы, господа, не зря тратите время... Сейчас, кажется, заслужил доверие, что позволяет получать удовольствие от работы с артистами Большого. И Москву посмотрел немного. Очень понравилась, несмотря на странную погоду без солнца.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Чт Фев 01, 2007 9:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020106
Тема| Балет, Театр Станиславского и Немировича-Данченко, «Чайка», Персоналии, Д. Ноймайер
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Хореограф Джон Ноймайер: "Что значит быть художником, который влюблен?"
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20070201
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3100757/
Аннотация|



Москву приехал Джон Ноймайер. Знаменитый хореограф ставит "Чайку" в Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко. Премьера назначена на 9 марта. С Джоном Ноймайером встретилась корреспондент "Известий" Светлана Наборщикова.

У автора более чем 130 сочинений до недавнего времени были односторонние творческие отношения с Россией. В его вотчине - Гамбургском балете - работали русские солисты, но сам хореограф у нас не ставил. Лед тронулся в 2001 году, когда Мариинский театр уговорил Ноймайера сделать вечер одноактных балетов, в том числе эксклюзивную постановку "Звуки пустых страниц", посвященную последним дням жизни Альфреда Шнитке. Ноймайер, не любитель работать с вечно спешащими академическими гигантами, согласился. Соблазн сделать "Звуки..." на родине его покойного друга оказался сильнее. Репетиционный процесс тормозили конфликты с мариинским руководством, да и дисциплина в знаменитой труппе, по мнению гостя, оставляла желать лучшего. Тем не менее Мариинка получила ноймайеровский эксклюзив и две великолепные актерские работы. Андриан Фадеев с зоркостью клинициста воспроизвел муки умирающего, а Ульяна Лопаткина перевоплотилась в черную ласковую Смерть. С уходом Лопаткиной в декретный отпуск спектакль померк, а затем и вовсе исчез из репертуара.

В 2004 году Ноймайера дождался Большой театр. Радость встречи омрачилась отказом маэстро ставить эксклюзивный балет. Взамен хореограф предложил многократно опробованный в театрах мира "Сон в летнюю ночь", но и здесь его постигло разочарование. Накануне премьеры в БТ царил полный раздрай, о чем на встрече с Обществом друзей Большого балета поведала Светлана Захарова: "Оставалась неделя до спектакля, а все рассыпалось. Деревья шли не туда, кровать, которая должна была уезжать за кулисы, не уезжала, занавески падали, и вообще происходило что-то невероятное. Джон, увидев это, пришел в ужас. После прогона он был абсолютно белый, собрал всех в зале и начал буквально с азов объяснять, что надо делать". В муках рождающаяся премьера (маэстро не раз порывался ее отложить) в последний момент чуть было окончательно не сорвалась: заболели все исполнители партии Лизандра. Спас русский "Сон..." гамбургский солист Иван Урбан, срочно введшийся в спектакль.

Дирекция обновленного "Стасика" уверена, что конфузов, постигших "старших братьев", удастся избежать. Во-первых, театр хотел и получил именно "Чайку", знаковый спектакль для труппы, носящей имя основоположников Художественного театра. Во-вторых, артисты готовы отнестись к репетициям со всем пиететом и потратить на "Чайку" столько времени, сколько требует этот сложнейший балет. В-третьих, руководство уже объявило мартовскую премьеру кульминацией сезона, а обещания надо выполнять.
вопрос: Герр Ноймайер, "Чайка" — третий опыт вашего сотрудничества с русской компанией. Вы надеетесь, что он окажется удачным?
ответ: Жизнь непредсказуема. Я скажу, что он будет удачным, а завтра меня собьет машина... Сейчас я просто доволен. У меня хорошее чувство от того, как идет процесс, как складываются отношения с артистами. Но мы не можем говорить о ребенке, пока он не родился.

в: Зачем переносить драматическую "Чайку" на балетные подмостки?

о: Для того чтобы понять, что было до появления слова, какие вопросы задавал себе Чехов, прежде чем взяться за перо. Что значит быть художником, который влюблен? Что значит быть любимым и в то же время быть творческой личностью? Сложно объяснить все сюжетные линии пьесы. Поэтому у меня Тригорин — великий балетмейстер-консерватор, как Петипа. Аркадина — великая балерина, как Анна Павлова. Костя — молодой, дерзкий хореограф. В Нине — она для меня самый важный персонаж пьесы — затронуты все стороны искусства: и успешного, и революционного.

в: То, что в вашей "Чайке" звучит музыка современников Чехова — Скрябина и Чайковского, вопросов не вызывает. Но почему вы обратились к Шостаковичу?

о: В музыке Шостаковича всегда можно найти общечеловеческую сущность. В "Чайке" есть Шостакович исповедальный и есть веселый, легкий, театральный, как в эпизоде, когда Нина приезжает в Москву и танцует в ревю.

в: Самый сатирический фрагмент вашей "Чайки" — классический балет Тригорина "Смерть чайки". Между тем основу репертуара "Стасика" составляют именно классические спектакли. Получается, что, придя в гости, вы опровергаете ценности хозяев?

о: Этот балет в балете — пародия на давно отживший исполнительский стиль, но пародия с оттенком нежности. На самом деле я очень люблю классический балет. Но я хочу видеть классику, исполненную современными мыслящими людьми.

в: Я видела, как на гастролях Гамбургского балета в Петербурге люди плакали и кричали: "Спасибо!" Как вы думаете, почему вас так любят в России?

о: Танец — очень человечное искусство, а среди живущих хореографов я, пожалуй, единственный, кто считает, что движение является результатом эмоции. Я отдаю свою эмоцию и в ответ получаю эмоцию зрителя. Мне кажется, это соответствует русскому менталитету. Русские предельно эмоциональны.

в: В Петербурге вы говорили, что хотели бы поставить "Анну Каренину". Мечта остается в силе?

о: Как странно, что вы об этом спросили! Последнее время много думаю об этой постановке и постоянно получаю знаки из внешнего мира. Когда идея станет настолько сильной, что начнет меня преследовать, я пойму, как ее выразить.

в: Кто из русских балерин мог бы станцевать Анну?

о: Ульяна Лопаткина. Она — прирожденная Анна.

в: Кроме балетов у вас есть еще одна ценность — коллекция раритетов, связанных с Вацлавом Нижинским и дягилевской антрепризой. Чем пополнилась она за последнее время?

о: Главное приобретение прошлого года — организация моего именного фонда, который занимается сохранением коллекции. У меня появился новый дом, специально для экспонатов. Пока он открыт только для специалистов, но я надеюсь, что мне удастся организовать музей Нижинского и сделать его доступным.

в: Представьте, что для будущего может быть сохранена только одна вещь из вашего собрания. Что вы выберете?

о: Скорее всего — скульптурный портрет Нижинского в роли Фавна (работа Юны Трубиридж. — "Известия"). Это его единственное прижизненное скульптурное изображение.

в: А если бы вам предложили оставить для потомков только один ваш балет?..

о: Здесь мне трудно выбрать. Но если вопрос действительно встанет так остро, то, наверное, это будут "Страсти по Матфею" на музыку Баха — евангельский сюжет о каждом и обо всех.

в: Вашу последнюю постановку — "Парсифаля" — в России еще не видели. О чем этот балет?

о: О том, как человек ищет самое ценное, что вообще можно найти в жизни, — самого себя.

в: Мне кажется, все ваши балеты об этом.

о: Абсолютно так.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Пт Фев 02, 2007 1:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020107
Тема| Балет, Театр балета Н. Касаткиной и В. Василева «Спартак»
Авторы| Алина Смирнова
Заголовок| Самый страстный “Спартак”
Где опубликовано| «Pocciя»
Дата публикации| 20070201
Ссылка| http://www.rgz.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=5890&Itemid=75
Аннотация|

4 февраля в Государственном Кремлевском дворце в рамках празднования юбилея театра состоится показ спектакля “Спартак” Арама Хачатуряна в авторской постановке Наталии Касаткиной и Владимира Василёва, где были впервые включены фрагменты музыки, никогда ранее не использованные другими хореографами.

Партитура этих фрагментов эксклюзивно предоставлена авторам наследниками композитора. "Спартак" Касаткиной и Василёва - это, безусловно, классический балет, но по-настоящему современный. Эта постановка “Спартака” навсегда останется в балетном искусстве самым красивым скандалом начала века.

300 потрясающих своей роскошью костюмов Елизаветы Дворкиной, 6 тонн уникальных декораций по эскизам Иосифа Сумбаташвили (их собирают более восьми часов!), игровое оружие, изготовленное на известнейшей ювелирной фабрике, – все для того, чтобы показать чувственный, страстный стиль эпохи блистательного упадка Рима. Приемам настоящего римского боя артистов обучал профессиональный каскадер Александр Малышев.

И весь этот страстный мир сопровождается и неумолимо подчиняется великой музыке Арама Хачатуряна. Впервые в постановке "Спартака" использована музыка, хоть и написанная композитором для этого балета, но никогда ранее не включавшаяся в спектакли другими хореографами. Партитура этих фрагментов эксклюзивно предоставлена Касаткиной и Василёву наследниками композитора.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Пт Фев 02, 2007 1:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020108
Тема| Балет, Труппа «Русский балет», Персналии, В. Гордеев
Авторы| Беседу вела Лидия КУДИНОВА Фото Михаила ЛОГВИНОВА
Заголовок| «Русский балет»: традиции и новации уникального театра
Где опубликовано| «Литературная газета»
Дата публикации| 20070131
Ссылка| http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg032007/Polosy/24_1.htm
Аннотация|



Московский областной государственный театр «Русский балет» в нынешнем сезоне отметил свой 25-летний юбилей. За четверть века этот коллектив получил признание не только российского зрителя, но и любителей балетного искусства во всём мире. Ассоциация западноевропейских импресарио присвоила ему звание «Лучший балетный коллектив Европы». Американская пресса назвала «одним из самых замечательных театров мира». А в Германии «Русский балет» награждён «Золотым билетом» – это свидетельство того, что его спектакли посетили более ста тысяч человек только в ходе одного турне. «Фейерверк мастерства, грации, поэзии и гармонии», – так отозвались немцы об этих гастролях. В 2004 году «Русский балет» и его художественный руководитель стали лауреатами Премии правительства РФ имени Фёдора Волкова.

Руководит прославленной труппой народный артист СССР, профессор
Вячеслав ГОРДЕЕВ – выдающийся русский танцовщик, балетмейстер, звезда мирового и гордость отечественного балета. Благодаря его таланту исполнителя, хореографа, педагога и организатора театру удалось вырваться в число самых знаменитых балетных трупп страны и мира.


– Вячеслав Михайлович, в чём особенность вашего театра?

– В искусстве важна традиция, и она у нас есть. Четверть века успешной деятельности – тому убедительное подтверждение. Традиции, приобретённые мною в Большом театре, я постарался перенести в «Русский балет». С «Русским балетом» работало много известных мастеров – Галина Уланова, Марина Семёнова, Михаил Лавровский, исполнители из северной столицы Любовь Кунакова, Галина Мезенцева и другие.
В отличие от других театров, в последнее время формирующихся по принципу разовых антреприз, наш театр существует на постоянной основе и состоит из высокопрофессиональных артистов, выпускников лучших учебных заведений Москвы, Петербурга, Перми, Новосибирска. Все эти годы с нами работает замечательный репетитор, заслуженная артистка России Ольга Васильевна Коханчук. Благодаря её знаниям и мастерству мы имеем такой блистательный кордебалет. Лицо театра – это прежде всего кордебалет. Принцип приёма в наш театр такой: формировать труппу артистами, способными танцевать сольный репертуар. Но начинают они в кордебалете.



– Как вы пришли к созданию «Русского балета»?

– В 1981 году Ирина Викторовна Тихомирнова организовала ансамбль классического танца, который состоял всего из 16 артистов. Я выступал с этим коллективом – делал творческие вечера в Государственном центральном концертном зале «Россия». А в 1984 году, когда Ирина Викторовна была уже тяжело больна, Асаф Михайлович Мессерер попросил меня взять руководство ансамблем, чтобы не умерло её дело. Я сомневался, поскольку был тогда премьером Большого театра. Ни у одного нашего танцовщика не было своей труппы: это было не принято. Во главе коллектива всегда стояли люди солидного возраста. Мои сомнения развеяла фраза приятеля: «Ну, возьми! Ни у кого же нет, а у тебя будет!» И с 1984 года руковожу. Сразу переименовал коллектив в «Московский
балет». А в 1987 году, уже набрав серьёзный классический репертуар, мы получили право назвать свой театр «Русский балет». Сейчас в нашем коллективе 60 артистов, многие из них – лауреаты международных и всероссийских конкурсов. Ведущими солистами являются Дмитрий Проценко, Людмила Коновалова, Светлана Устюжанинова, Константин Телятников, Антон Гейкер, Максим Фомин, Майя Иванова, Анна Щербакова, Юрий Бурлака.

– Ваша афиша включает и полнометражные балеты, и огромное количество концертных номеров, объединённых в тематические программы. По какому принципу формируете репертуар?

– Концепция нашего театра заложена в самом названии: «Русский балет». Мы пропагандируем русское классическое наследие на высоком художественном уровне в своей стране и за рубежом. В нашем репертуаре «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик», «Жизель», «Дон-Кихот», «Шехерезада», а также концертные программы, включающие фрагменты спектаклей «Вальпургиева ночь», «Волшебный сад Наины» и другие номера.
Ставим не только русскую классику, но и спектакли, которые принесли славу советскому балету. Советский период – золотая страница в истории отечественного балетного театра, в то время создавались потрясающие произведения, а теперь они практически сошли со сцены. Балет такое искусство: стоит что-то потерять – потом уже трудно восстановить. Так безвозвратно ушли «Барышня-крестьянка» на музыку Б. Асафьева, «Подпоручик Киже» С. Прокофьева и многие другие. Мы решили восстановить шедевры из сокровищницы советского балета, пока они не утрачены совсем. Сделали программу именно по спектаклям советского периода под названием «Впереди планеты всей». А до этого провели цикл вечеров в память наших выдающихся балетмейстеров Петипа, Горского, Фокина. Это своего рода ретроспектива балета, который мы сейчас знаем как классический и который достался нам как наследие. Традиции русского балета закладывались ими. А позже появились такие балетмейстеры, как Лавровский, Захаров, Якобсон, Голейзовский. Они были представлены в нашей программе «Шедевры советского периода». И, скажу вам, все эти программы имели огромный зрительский успех.
Вместе с тем наш театр как экспериментальная площадка даёт возможность реализовать новаторские устремления артистов и балетмейстеров. Так, в прошлом сезоне на нашей сцене состоялась премьера балета «Чёрный монах» по рассказу А. Чехова на музыку С. Прокофьева и Д. Шостаковича.

– Какими премьерами порадуете публику в этом, юбилейном сезоне?

– В декабре мы завершили работу над совместной российско-китайской постановкой «Течёт речка». Китайский композитор Виктор Дзо написал музыку балета и предложил мне его поставить. Это романтическая китайская легенда о любви и жертвенности во имя спасения двух любящих сердец. Осенью, параллельно с подготовкой и проведением юбилейных мероприятий, шла работа и над этим спектаклем. Декорации к нему сделал известный театральный художник, академик Российской академии художеств Дмитрий Чербаджи. А эскизы костюмов и сами костюмы изготовлялись в Китае. Премьера этого необычного проекта состоялась 5 декабря в Пекине на самой престижной сцене – в Зале Национального собрания, вмещающем 10 тысяч человек. На ней присутствовали руководители страны и коммунистической партии Китая. А затем мы показали балет в других провинциях Китая. Гастроли проходили в рамках «Года российской культуры в Китае». В наступившем 2007 году, объявленном «Годом китайской культуры в России», этот спектакль увидят наши соотечественники.

Одновременно известный хореограф Генрих Майоров работал у нас над постановкой балета «Чиполлино». Этот замечательный спектакль пользуется всеобщей любовью и взрослых, и детей. Он идёт на сцене Большого театра и Московского детского музыкального театра имени Наталии Сац. Генрих Александрович завершил передачу хореографии нашим артистам и остался очень доволен исполнителями. Но теперь проблема в том, чтобы найти средства на изготовление декораций и костюмов. У нас уже есть такой печальный опыт: мы подготовили к премьере балет «Сильфида», даже сшили большую часть костюмов. Но, к сожалению, не хватило денег на изготовление декораций – а в этом спектакле очень сложная машинная техника, которая должна обеспечить сказочность полётов, порхания Сильфиды, – и из-за этого спектакль не мог быть показан зрителям.

Юные зрители Москвы и Подмосковья уже побывали на премьере нашего спектакля «Новогодняя фантазия», поставленного на музыку балетов Чайковского «Щелкунчик» и «Спящая красавица». В нём наряду с профессиональными артистами заняты и маленькие студийцы: при театре уже второй год работает детская студия, в которой классическому и современному танцу обучаются дети с четырёх лет. С нами с удовольствием сотрудничают и молодые артисты других театров, они рады возможности выступать на сцене в хороших условиях Московского областного Дома искусств в Кузьминках, где размещается театр «Русский балет».

– Вячеслав Михайлович, о чём мечтается?

– Хотелось бы, чтобы у театра появился хороший спонсор. Мы благодарны губернатору и министерству культуры Московской области за поддержку. Но почему нас не замечают меценаты? Коммерческие структуры, банки, олигархи щедро спонсируют эстраду, наверное, делают и много других хороших дел. Но почему никто не повернёт свое лицо в сторону русского балета?

– Вячеслав Михайлович, вы – лауреат «балетного Оскара»: награждены призом журнала «Душа танца» по номинации «Рыцарь балета», лауреат премии Ленинского комсомола, международных конкурсов и фестивалей артистов балета и балетмейстеров. Недавно вы были удостоены Знака губернатора Московской области «За заслуги перед Московской областью». Какая из наград вам дороже всего?

– Народный артист СССР. Потому что таких наград уже не будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Пт Фев 02, 2007 1:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020109
Тема| Балет, "Lеs Ballets Trockadero de Monte Carlо", Гастроли в Москве
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Сильфиды, которые бреются
"Трокадеро де Монте-Карло" в Москве
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 200701
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=692&rubric_id=200&crubric_id=1000887&pub_id=811719
Аннотация|

Труппе "Трокадеро" ("Lеs Ballets Trockadero de Monte Carlо") реклама не нужна, ее танцовщики, похоже, обречены на переполненные залы. Все, а не только зеваки, случайно попавшие на спектакль, хохочут до слез. Вновь в столице танцовщики "Трокс" - исключительно так, сокращая, называют их поклонники, которым в мире несть числа. К слову, компании "Трокадеро де Монте-Карло" уже более 30 лет, и никаких иных ситуаций, кроме аншлаговых, она не знала.
Артисты танцуют классику, только женские партии романтического репертуара отданы здесь мужчинам. Смешно: высокие мужчины в пачках или туниках, на пуантах, с яркими губами, приклеенными ресницами и густым тоном-румянцем на лицах, отмеченных щетиной. Однако достоинства трюкового стиля этим не исчерпываются. Их роль - шире декоративно-развлекательной. Они досконально знают свой предмет и никакой танцевальной приблизительности не допускают. У них отменная классическая база, без которой - смеши не смеши, а в остатке все равно окажется только клоунский трюк. Они - виртуозны и танцуют, не экономя сил и не щадя себя. Настолько, что позволяют "вскрыть" закоснелые штампы классики, шелуху на теле академических шедевров. А в общем-то сообща призывают аудиторию свежим, незамутненным взглядом посмотреть на наше "все", то есть национальное достояние. Наше, потому что русская классика для "Трокадеро" не просто словосочетание: они с наслаждением танцуют и шедевры, здесь рожденные, и те, которые Россия сохранила от прошлых веков. Судите сами: одна из визитных карточек - "Лебедь" Михаила Фокина: томный, с мелкими переборами па де бурре, кантиленными руками и гибким станом, из которого по мере "умирания" сыпятся перья.
У танцовщиков "Трокадеро" своя, особая связь с классикой. Зрители целого мира верят их фантазиям и залезают в балетные словари, чтобы разгадать зашифрованные имена. У каждой "дамы" труппы своя история, и год от года она насыщается новыми наворотами сюжетов и смыслов. В труппе, конечно, есть Марго Мандейн (читай - Марго Фонтейн), но больше имен из российского балетного словаря: например, Светлана Лофаткина и Лариска Думбченко. А еще артисты вскрывают закулисные нравы, которые захлестывают и сцену.
В программе гастролей (с 1 по 4 февраля в Театре эстрады) - "Па де катр", сочиненный Антоном Долиным, в котором танцовщицы перевоплощаются в романтических звезд позапрошлого века: Марию Тальони, Фанни Черрито, Люсиль Гран и Карлотту Гризи. Конечно же, нежные белые картины "Лебединого озера" и свадебный парадный акт "Раймонды" - архитектурные колоссы хореографии! Под занавес ожидается сюрприз, на что таинственно намекают организаторы, ровным счетом ничего не выдавая из задумки. Непонятно, кто на этот раз попадет в сферу их интереса. Ясно только, что это будет женский танец. Танцовщики "Трокадеро" просто талантливы, и этого, оказывается, вполне достаточно, чтобы на их спектакли рвались зрители всех континентов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Пт Фев 02, 2007 1:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020201
Тема| Балет, Балет Нью-Йорка, «Звезды ХХI века», Премии, БТ, Персоналии, А. Ратманский, И. Колесникова
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| ЗВЕЗДЫ МИРОВОГО БАЛЕТА В НЬЮ-ЙОРКЕ
Где опубликовано| «Русский базар»
Дата публикации| 20070201
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/cgi-bin/rb.cgi/n=5&r=variation&y=2007&id=nalo.2007.2.1.13.50.54.5.facetoface.2.14
Аннотация|

В театральной жизни Нью-Йорка сложилась традиция: в феврале в Линкольн- центре выступают танцовщики, которые сегодня являются премьерами разных театров мира. Устраивают праздник «Звезды ХХI века» канадцы Надежда Веселова-Тенсер (художественный руководитель концерта) и Соломон Тенсер (директор). Благодаря им мы имеем уникальную возможность увидеть в одной программе артистов разных стран, тех, кто сегодня получил мировую известность. Позвольте представить их тем любителям балета, которые не имели возможности видеть зарубежные театры.
Впервые примут участие в гала-концерте солисты Мариинского театра (Санкт-Петербург, Россия) Олеся Новикова и Леонид Сарафанов.
Петербургская пара будет исполнять «Па-де-де на музыку Чайковского» в постановке Дж. Баланчина и па-де-де из «Дон Кихота», которое ошибочно на Западе приписывают Мариусу Петипа. Все редакции знаменитого балета основаны преимущественно на спектакле А. Горского. От первой постановки Петипа 1861 года в балете вообще ничего не осталось. Знаменитое па-де-де, которое танцуют все премьеры всего мира, сочиняли понемногу все виртуозы прошлого века: В. Чабукиани, А. Ермолаев, В. Васильев, лучшие танцовщики всех поколений, включая М. Барышникова, вносили в этот дуэт какие-то дополнения. Но это – к слову. Пусть автором всемирно затанцованного па-де-де считается Петипа. В конце концов зрителям в зале важно, кто и как танцует, а не подлинное авторство хореографии.
В концерте выступят ведущие танцовщики Королевского балета в Лондоне: Алина Кожокару и Йохан Кобборг (любители балета, конечно, помнят его участие в «Королях танца» С. Даниляна). Кожокару и Кобборг танцуют хореографию из репертуара Королевского балета. Кожокару очень популярна в Европе. Румынка по происхождению, она получила профессиональное балетное образование в Киеве и школе Королевского балета в Лондоне. Танцевала в Киеве и во многих странах мира, в лондонском Королевском балете – с 1999 года.
Кобборг закончил школу датского Королевского балета, в английском Королевском балете работает с 1991 года.
Мир – сообщающийся сосуд. Миграция балетных танцовщиков в нем особенно заметна. Так, английский балет будут представлять на концерте в Нью-Йорке румынка из Киева и датчанин.
Артисты New York City Ballet (труппы, созданной Баланчиным) Ашлей Бодер и Жоакин Де Луз (в недавнем прошлом – солист Американского балетного театра) танцуют баланчинскую хореографию.
Балетная пара, представляющая Киев и Москву одновременно, партнеры и супруги Денис Матвиенко и Анастасия Матвиенко, примет участие в гала-концерте Тенсеров впервые: Анастасия как балерина Киевского театра, Денис как представитель московского Большого и Киевского театров одновременно. Оставаясь танцовщиком Киевского театра, Денис Матвиенко постоянно выступает как приглашенный гость в разных городах и странах. Большой не первый год приглашает танцовщика на постоянную работу, отсюда и некоторая невнятность объявленного места службы премьера. Но опять же: нас интересует искусство артиста в первую очередь... Супруги Матвиенко танцуют па-де-де Дианы и Актеона из балета «Эсмеральда» (постановка А. Вагановой) и современный номер.
Лючия Лакарра и ее постоянный партнер Сирил Пьерр участвуют в гала-концерте Тенсеров не меньше десяти лет. Танцовщики поменяли многие страны и театры и сейчас работают в Мюнхене (испанка Лакарра может украсить балетный ансамбль любого театра). Они исполняют номер «Таи» Ролана Пети и дуэт из третьего акта балета Джона Ноймайера «Дама с камелиями».
В дуэте Ноймайера из второго акта того же балета и из балета «Ромео и Джульетта» выступят артисты европейских театров: Сильвия Аззоли из Гамбурга и Бенжамин Печ из Гранд Опера (Париж).
Чернокожий американский танцовщик Десмонд Ричардсон (из современной труппы “Complexions”), любимец публики всех стран мира, танцует в программе два сольных номера.
Программа гала-концерта Тенсеров и имена участников концерта - залог того, что вечер будет исключительно интересным как для любителей классического балета, так и для тех, кто предпочитает современный танец. Для меня в предстоящем вечере заключается и еще одна радость.
«Чем дольше живем мы, тем годы короче, тем слаще друзей голоса...» (Б. Окуджава).
Я познакомилась с Надей и Соломоном много лет назад, так давно, что не помню когда. Нашего общего друга Саши Минца, как и многих других близких мне людей, уже нет в живых. Тем дороже для меня сейчас отношения с теми, с кем свела меня судьба. Тенсеры живут в Канаде, я вижусь с ними чрезвычайно редко. Каждый год перед тем, как приехать в Нью-Йорк, Соломон заранее строит по телефону планы, как мы, наконец, встретимся и наговоримся, и я, конечно, радостно поддерживаю эту иллюзию, но также заранее знаю, что я их увижу не дольше, чем все остальные зрители в театре, потому что проведение вечера «съест» все их время. И заранее горжусь тем, что они делают. Надя – в прошлом танцовщица, Соломон – в прошлом оперный певец, нашли возможность в чужой стране не изменить «теме» своей жизни – театру. Они встретились в Канаде, поженились вопреки всем неблагоприятным обстоятельствам жизни. Надя начала преподавать в маленькой комнате, называемой балетной студией. Теперь у нее школа «Академия», при школе – создан театр, который время от времени показывает спектакли силами учеников и приглашенных премьеров других стран. Первый гала-концерт супруги создали в Торотно 12 лет назад в честь обожаемой учительницы Нади, легенды русского балета Аллы Осипенко. Теперь балетный вечер «Звезды ХХI века» проходит в разных странах. Многие великие танцовщики мирового балета принимают участие в этих концертах. Тенсеры прошли через огромные сложности бытового и психологического характера, но выстояли и со своей дороги не свернули. Я желаю им удачи не только 12 февраля, но в осуществлении каждой новой идеи.
Фото автора


НОВОСТИ В МИРЕ БАЛЕТА

Кажется, месяц январь становится месяцем многих конкурсов в мире искусств, в том числе – в мире танца. Традиционно каждый год британские критики присуждают премию лучшим за прошедший год представителям искусств (ДРАМА, КИНО, ТАНЕЦ И МУЗЫКА). В этом году лучшим ТЕАТРОМ, ГАСТРОЛИРОВАВШИМ В ЛОНДОНЕ, критики назвали балетную труппу московского Большого театра, а лучшим хореографом года – художественного руководителя труппы Алексея Ратманского (за балет «СВЕТЛЫЙ РУЧЕЙ»). На вручении наград произошло исключительное событие, куда более уникальное, чем признание заслуг балета Большого театра: эту премию на торжественной церемонии в Лондоне в ТЕАТРЕ СЭДЛЕРС УЭЛЛС вручала Большому театру (лично Ратманскому) Ирина Колесникова, прима негосударственного балета Константина Тачкина. Тот факт, что английские критики пригласили Колесникову вручать приз Большому театру, доставил мне большое удовольствие. Я люблю эту балерину и считаю ее одной из лучших молодых танцовщиц мира. А кроме того... балерина НЕ Большого или Мариинского театра поставлена британскими критиками на один уровень с артистами Большим театром – какой урок российскому снобизму (а он существует, я знаю много тому доказательств)!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Пт Фев 02, 2007 1:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020202
Тема| Танец, Юбилейный вечер М. Плисецкой, Персоналии, Х. Кортес
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Латинский любовник с цыганскими страстями
Хоакин Кортес умудрился даже юбилей Майи Плисецкой превратить в собственный сольник
Где опубликовано| «Независимая газета»
Дата публикации| 20070202
Ссылка| http://www.ng.ru/accent/2007-02-02/22_lover.html
Аннотация|

6.02. «Мое одиночество». Танцы Хоакина Кортеса. Кремлевский дворец.

Хоакин Кортес – черноглазый брюнет с внешностью героя мексиканских телесериалов, часто танцующий полуобнаженным. Этот испанский цыган не зря прозван в прессе «идеальным латинским любовником».
Дамские журналы включают его в десятку самых сексуальных мужчин мира. Этого было бы вполне достаточно для многочисленных женщин, приходящих на его концерты. На концерте танцы Кортеса сопровождают визги и овации, а после концерта в гримерку ломятся толпы желающих получить автограф, а если повезет, то и свидание.
Кортес занимался фламенко с детства. Он умеет заворожить не только жгучими взглядами, но и мастерскими «сапатео» – дробными перестуками каблуков.
Во время февральского концерта в Кремлевском дворце обещан минимум декораций и приглушенный свет – идеальный контекст для танцевальных монологов. А что такое монолог Кортеса, наша публика могла видеть не только во время предыдущих гастролей виртуоза в России, но и на юбилейном вечере Майи Плисецкой в прошлом году. Тогда Кортес настолько увлекся, что превратил праздник балерины почти что в свой «сольник», добавив сгущенного испанского колорита в юбилейный балет «Дон Кихот».
Неудивительно, что новую программу Кортес назвал «Мое одиночество»: когда к тебе льнут все, захочется побыть одному. Впрочем, знаменитый исполнитель фламенко будет испытывать одиночество в сопровождении 18 музыкантов. И нет сомнений, что погружаться в себя особенно приятно в костюмах от Жан-Поля Готье.
По части самого танца тоже понятно. Фламенко само по себе – феномен необычайно чувственный: в нем смешаны ритмы испанцев, цыган и арабов, а Хоакин к этой взрывной смеси прибавляет элементы балета и джаз-танца.
Кортес не только активно танцует, но и активно живет. Он снимался в фильмах Пьедро Альмодовара и Карлоса Сауры, сыграл главную роль в триллере «Цыган» по роману Артуро Переса Реверте.
Танцовщик обожает автомобильные гонки, плавание, интернет, отдых на Ибице и футбол. Созданный им Цыганский фонд сотрудничает с ЮНЕСКО, а в планах – организация танцевальной школы для детей из малообеспеченных семей. Именно из такой семьи когда-то вышел миллионер Кортес, не забывающий босоногого детства.
А если правдивы слухи о том, что репетиции звезды фламенко длятся по 10–12 часов в сутки, иначе как железным человеком этого улыбчивого плейбоя не назовешь
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Пт Фев 02, 2007 1:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020203
Тема| Танец, Юбилейный вечер М. Плисецкой, Персоналии, Х. Кортес
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Тело особой важности
// Хоакин Кортес на сцене Кремлевского дворца
Где опубликовано| «Коммерсант-Weekend»
Дата публикации| 20070202
Ссылка| http://www.kommersant.ru/application.html?DocID=738386
Аннотация|

На родине Хоакина Кортеса называют "танцующим афродизиаком", в остальном мире именуют почтительнее – "принц фламенко". Высокого титула он удостоился больше десяти лет назад, когда поставил свое второе шоу "Цыганская страсть". Шоу так поразило Педро Альмодовара, что тот придумал для Хоакина роль танцовщика Антонио в "Цветке моей тайны". Фильм культового режиссера прибавил к сценическому титулу танцовщика пожизненное амплуа секс-символа, которое Хоакин Кортес отрабатывает с пылом едва ли не большим, чем свои выстукивания-сапатеадо. Журнал Elle включил его в десятку самых сексуальных мужчин мира, а в любом анонсе к выступлению Хоакина Кортеса оказывается список поверженных знаменитостей, который начинается с Наоми Кэмпбелл – она, по слухам, чуть не наложила на себя руки после их разрыва.
Что уж говорить о простых смертных – женщины всего мира сходят с ума и рвутся на сцену, едва завидев его великолепный обнаженный торс и медальное лицо, обрамленное черными кудрями. Полуголым на подмостки танцовщика выпускает Джорджо Армани – любимый кутюрье Кортеса, делающий костюмы ко всем его постановкам. Как признается сам Армани, по принципиальным соображениям: "Его лицо и тело находятся в художественной гармонии с живописным фламенко. Я учитывал это, создавая костюмы для труппы: если тела танцовщиц я прикрывал великолепными платьями, то тело самого Кортеса кутать даже в самые стильные одеяния у меня не поднялась рука. Он великолепен таким, каков он есть: единое воплощение добра и зла".
А ведь начинал этот "принц", по возрасту приближающийся к "королю", как самый нормальный танцовщик. За фламенко он взялся довольно поздно – в 12 лет, но цыганская кровь позволила Хоакину за три года достичь таких успехов, что его приняли в лучшую испанскую труппу "Национальный балет Испании" и даже доверили сольные партии. Юный честолюбец, однако, не захотел делить успех и подчиняться балетмейстерам – покинув труппу, он создал собственную, которую назвал с присущей ему прямотой "Балет фламенко Хоакина Кортеса". Первое поставленное им шоу оказалось качественным, но достаточно традиционным, чтобы ограничиться успехом в балетном мире и в среде ценителей фламенко. Танцовщик же жаждал восторга миллионов. А потому и принялся скрещивать древний андалузский жанр с новейшими веяниями эстрады.
В его шоу обычно намешано все – видеоарт и видеоклипы, спецэффекты в виде дыма и стробоскопов, висящие над сценой танцовщицы, гигантские экраны, которые увеличивают до исполинских размеров каблуки самого Кортеса, высекающие искры из специально настеленного пола. Гремучая музыкальная смесь – от заунывных напевов муэдзинов до попсовых песенок в стиле Дженнифер Лопес – сопровождает не менее эклектичные танцы, где древняя фарукка весьма охотно уступает место эстрадному "модерну" в духе нашего ансамбля "Тодес". Тут важны дозировка – сколько, чего и с чем перемешано, а главное – сколько времени в шоу "принц фламенко" отводит собственному танцу.
Москвичей титулованная особа балует своим появлением уже не первый раз – и каждый раз с новой программой. Первая, "Жизнь", вызвала в 2001 году дикий ажиотаж – Кремль трещал под наплывом зрителей. Тогда Хоакин Кортес танцевал много, самозабвенно и под финал бросился в зал, тем самым добив публику окончательно. Спустя три года в том же Кремле в новом шоу "О любви и ненависти" он танцевал значительно меньше, глобальная попса задавила самобытную испанщину, и зрители были разочарованы. Теперь Москве предстоит оценить свежую программу – "Мое одиночество", анонсированную как сольную в полном соответствии с названием. Звучит многообещающе – на юбилее Майи Плисецкой чуть больше года назад Хоакин Кортес в одиночестве вдохновенно пек импровизацию за импровизацией, устраивая бой быков с приспособленным под мулету собственным пиджаком, дирижируя публикой и перекрикиваясь со своим оркестром. Подустав, неистовый испанец вывел на сцену 80-летнюю юбиляршу, и тут началась настоящая коррида: притоптывая серебряными каблуками, плетя руками испанские вензеля, она устроила Хоакину Кортесу такой перепляс, что загнанный мачо в конце концов стащил с ног башмаки и презентовал балерине. Та, помахивая добычей, как завоеванными в бою ушами быка, торжествующе удалилась с арены.
Кремлевский дворец, 6 февраля, 19.00
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Пт Фев 02, 2007 1:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020204
Тема| Балет, Юбилейный вечер Б. Эйфмана
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| На дружеских ногах
// Борис Эйфман и гости его юбилея
Где опубликовано| «Коммерсант-Weekend»
Дата публикации| 20070202
Ссылка| http://www.kommersant.ru/application.html?DocID=738391
Аннотация|

В своих постановках Борис Эйфман довольно бесчеловечно обращается с телами танцоров Фото: ДМИТРИЙ ЛЕКАЙ

Петербургский Театр балета Бориса Эйфмана готовится отметить в Москве 60-летие своего руководителя. В арендованном петербуржцами Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко цены подскочили на порядок: самые дешевые билеты стоят аж 3 тысячи рублей – как на гастроли лучших иностранных трупп. Программа внушительного концерта составлена как творческая ретроспектива культового автора – от его авангардного "Двухголосия" на музыку Pink Floyd, в 70-е годы бросившего вызов балетному официозу, до новейшей душеподъемной "Чайки", в которой утверждается нетленная ценность академизма. Этот дрейф хореографа от маргинальности к идеологически выверенному мейнстриму отразился и в названии эйфмановского театра, прибавившего к имени создателя статус "академический". В таком контексте участие в юбилейном "Гранд Балет Гала" звезд Большого и Мариинского театра выглядит совершенно естественным. Ульяна Лопаткина, Светлана Захарова, Фарух Рузиматов ради юбиляра выучили его фирменный репертуар, не испугавшись ролей, выворачивающих наизнанку не только людские души, но и конечности.

Произведения господина Эйфмана действительно требуют танца "на разрыв аорты" – недаром балеты юбиляра лучше всех танцует его собственная труппа, вышколенная, закаленная и фанатичная. Главный знаток экзальтированной русской души (ею хореограф щедро наделяет и своих героев-иностранцев – вроде Мольера или Дон Кихота) обычно изображает ее раздираемой на части шпагатами, растяжками, членовредительскими поддержками, патетической жестикуляцией и отчаянными выпрыгиваниями. Иностранцы это очень любят – никто из русских авторов не сравнится с господином Эйфманом в популярности за пределами родины.
Американцы и сезона не мыслят без гастролей его труппы, ежегодно требуя от своего любимца и новинок, и проверенных хитов. Главная американская труппа NY City Ballet, созданная и выпестованная Джорджем Баланчиным, именно хореографу Эйфману поручила поставить балет к 100-летию своего основателя. В благополучной Германии худрук берлинской "Штаатсопер" Владимир Малахов, соскучившийся по мукам отечества, просит господина Эйфмана поставить в своем театре "Чайковского" – первый русский балет с отчетливо гомосексуальным мессиджем – и с мазохистским наслаждением танцует в нем главную роль. Лион – форпост французского авангардизма – регулярно зовет петербургскую труппу пощекотать нервы невиданными страстями и зачарованно следит, как советские чекисты в кожаных плащах топчут грубыми сапогами нежную русскую культуру в виде белоснежных балеринок. И только черствые отечественные критики регулярно пинают признанного во всем мире творца, обзывая его прозрения "спекуляцией" и "китчем". Но мужественный юбиляр относится к этому стоически, отвечая на злобные выпады народной любовью и все новыми спектаклями.
Театр оперы и балета им. К. С. Станиславского и Вл. Немировича-Данченко, 10 февраля (19.00)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11021

СообщениеДобавлено: Пт Фев 02, 2007 4:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007020205
Тема| Балет, БТ, Гастроли в Лондоне, «Светлый ручей», Персоналии, А. Ратманский
Авторы| Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.
Заголовок| Истории Запада и Востока. Триумф Большого театра в Лондоне
Где опубликовано| Радио Свобода, Программа «Время Свободы»
Дата публикации| 20070202
Ссылка| http://www.svobodanews.ru/Transcript/2007/02/02/20070202140534547.html
Аннотация|

Дмитрий Морозов: В Лондоне продолжают обсуждать давно завершившиеся гастроли балетной труппы Большого театра. Одна из причин - помимо, собственно, искусства танцовщиков - русский балет стал лауреатом одной из национальных наград в области балетного искусства, ежегодно присуждаемых британским Обществом театральных критиков. В этой категории награждается лучшая зарубежная балетная труппа. А лучшим хореографом - по соответствующей категории - стал Алексей Ратманский, руководитель балета Большого театра. Впервые балет Большого совершил поездку в Великобританию 50 лет назад; такой же триумф сопровождал его гастроли нынешним летом.

Наталья Голицына: Обе награды, которых удостоился Большой театр, были вручены Алексею Ратманскому. Сам худрук балетной труппы Большого получил одну из этих наград за хореографию балета "Светлый ручей" на музыку Шостаковича. На британских балетных критиков огромное впечатление произвели гастроли Большого театра в Лондоне. Эти впечатления и предопределили итоги голосования. Прошлым летом Большой привез в Англию на редкость обширный репертуар - смесь классики и модерна. Кроме ритуальных "Лебединого озера" и "Золушки", были показаны "Дочь фараона", "Симфония в до-мажоре" и "Игра в карты". В год, когда отмечалось столетие со дня рождения Шостаковича, в Лондоне состоялась британская премьера его балета "Светлый ручей" в постановке Ратманского. За семь лет существования в Англии национальных наград в области балета представители русской балетной школы впервые их получили, хотя на них в разные годы номинировались такие российские балетные звезды, как Ульяна Лопаткина, Светлана Захарова и Ирина Колесникова. Что же заставило жюри в этом году выделить балетную труппу Большого театра? Говорит сопредседатель жюри, глава балетной секции Британского общества театральных критиков Майк Диксон...

Майк Диксон: Выступление трупы Большого театра в прошлом сезоне на сцене Королевского театра "Ковент-Гарден" можно назвать триумфальным. Представлена разнообразная программа, которая состояла как из новых, никогда не шедших в Лондоне спектаклей, таких как "Светлый ручей" на музыку Шостаковича, так и классических балетов. Редкое разнообразие балетного репертуара подтверждено и выдающимся исполнением танцовщиками Большого.

Наталья Голицына: Одну из главных наград получил художественный руководитель балетной труппы Большого театра Алексей Ратманский. Какова, на ваш взгляд, его роль в этих триумфальных успехах российского балета?

Майк Диксон: С западной точки зрения, Алексей Ратманский представляется балетным реформатором, хореографом, который с уважением относится к балетной традиции, к русской традиции XIX века, к балетной традиции советского периода, и одновременно художником, который стремится к обновлению этих традиций, человеком, устремленным в будущее. Он сам много работал на Западе, в частности, и как танцовщик. Ратманский хорошо понимает, чего ждут от балета западные критики. Он хорошо знаком с западной хореографией и на этой основе разработал собственный стиль. Ратманский очень успешно совмещает великие традиции Большого театра с новыми идеями. Это очень освежающая комбинация. Западные зрители и критики находят захватывающим этот сплав, который был представлен выдающейся труппой с замечательными традициями.

Наталья Голицына: Некогда, в эпоху Сергея Дягилева, русский балет оказывал огромное влияние на западный, в том числе британский балет. Сохранилось ли в наше время это влияние?

Майк Диксон: Русское балетное влияние предотвратило превращение балетного искусства в Западной Европе в декадентское искусство. В России, начиная с XIX века, балет противостоял декадентским тенденциям. Появление в Европе труппы Дягилева, особенно ее танцовщиков, в частности, Нежинского, ознаменовало подлинную революцию и в балетном искусстве, и в представлении о нем публики. В Европе лет 50 не видели танцовщиков такого класса. И, конечно, когда в 50-е годы Большой театр впервые гастролировал в Лондоне, он показал невиданное разнообразие стилей и танцовщиков. Это производило захватывающее впечатление. Английские танцовщики в то время неплохо выглядели, но за ними не стояли такие давние традиции. Надо сказать, что появление Рудольфа Нуриева также способствовало обновлению западного балета. В области балета всегда существовало одностороннее движение - из России на Запад, оказывавшее влияние на западный балет. Однако в наше время балетные постановки в Западной Европе значительно улучшились, и сейчас происходит взаимное влияние и взаимодействие двух школ, как это происходит между современным танцем и классическим балетом.

Наталья Голицына: Трудно ли было в этом году британским балетным критикам назвать лучшую зарубежную балетную труппу и лучшего хореографа?

Майк Диксон: Не сказал бы. В этом году существовала серьезная конкуренция между аргентинской труппой "Танго пордос", национальным балетом Кубы и Большим. Мы никогда не разглашаем результаты голосования жюри, но могу сказать, что Большой получил подавляющее большинство голосов, также как и Ратманский в своей категории. Этот выбор оказался очень популярным у критиков.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 1 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика