Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2006-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Пн Дек 25, 2006 11:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122502
Тема| Балет, БТ, Персоналии, С. Захарова
Авторы| Елена Стафьева
Заголовок| Девушка с подъемом
Искусство легкой ножкой ножку бить
Где опубликовано| «Вещь» №10(74)
Дата публикации| 20061225
Ссылка| http://www.expert.ru/printissues/thing/2006/10/interview_zaharova/
Аннотация|

Светлана Захарова :: Фото: Игорь Чукин

Светлана Захарова сегодня не просто главная прима-балерина Большого театра и не просто одна из первых отечественных балерин, она — одна из самых востребованных мировых балетных звезд, олицетворение Стиля Русского Балета. Ее наперебой зовут лучшие мировые театры, с ней работают лучшие хореографы, среди ее партнеров лучшие танцовщики – иными словами она переживает расцвет своей карьеры. Мы расспросили ее, что составляет балетные будни и из чего строится балетное совершенство.
Когда обычный зритель, не балетоман, видит на сцене Светлану Захарову, он, конечно же, не думает о выворотности, подъеме и прочих сугубо балетных вещах. Если такой зритель в принципе склонен к рефлексии и имеет вкус, он постарается избежать и пошлых банальностей про «неземную легкость» и «воздушность». Собственно, точнее всего восхищение и удивление перед мастерством такого уровня передает нарочито корявые строки Бродского по поводу Барышникова: «И все же я не сделаю рукой / Того, что может сделать он ногой!».

— У меня была такая нормальная детская мечта — я хотела стать балериной. Но мои родители полагали, что балет — это настоящая каторга, куда отдавать ребенка ни в коем случае нельзя, и вообще у человека должна быть какая-то нормальная профессия. И на все свои слезные просьбы я неизменно получала ответ: «Нет, ни за что». А как было у вас?
— У меня как раз все наоборот: я не хотела заниматься балетом, но этого хотела моя мама. Когда-то она сама мечтала стать балериной, но ее не пустили родители — она была единственным ребенком и родители не хотели отправлять ее учиться в Киев. Меня мама все-таки отправила в Киев, но, когда я ехала поступать, я говорила ей, что, даже если поступлю, учиться не буду, потому что не хочу жить далеко от дома.
— Но это же действительно тяжело.

— Это тяжело, да. Но когда я приехала, там как раз шли, видимо, выпускные экзамены, и я увидела, какие они все стройные, причесанные, красивые. Я сидела и думала: «Боже мой, как мне здесь нравится!» Но первое время было очень тяжело. Конечно же, все время хотела домой и плакала, когда приезжала мама. Было тяжело физически — элементарно не хватало сил выдержать физические нагрузки. И не то чтобы кто-то кого-то притеснял, а просто в этом коллективе нужно было доказывать свое право на существование, право на то, чтобы с тобой общались. Для этого надо было быть настолько сильным и настолько интересным ребенком, чтобы за тобой тянулись.
— А не было в какой-то момент мысли, что, может быть, лучше все бросить и жить какой-то другой жизнью, например лет в четырнадцать-пятнадцать, когда еще все можно поменять?
— Нет, в этом возрасте уже нет. В десять лет, когда я только поступила, вся семья уехала в Германию — отец военный. Я там одна осталась. И когда мама приехала проведать меня на зимние каникулы, я расплакалась: все, забирайте, не хочу быть балериной, хочу уехать с вами. Я очень скучала.
— И мама вас забрала?
— Да, забрала. И я полгода не училась, я жила в Германии, ходила в обычную общеобразовательную школу. Но за полгода я так отвыкла от обычных школ, что меня все это вначале сразило. Я была как с другой планеты. Мне казалось, что я сделала в своей жизни невероятно глупый шаг. Ну, потом я привыкла, стала такая же, как все, но какое-то особое внутреннее ощущение осталось. Потом начался вывод советских войск, и мы с мамой вернулись домой и опять приехали в Киев.
— Кто был инициатором?
— Это было как-то обоюдно. И после того, как я вернулась из Германии, у меня никогда не возникала мысль все бросить. Я проучилась шесть лет, потом, где-то лет в пятнадцать, меня сразу взяли на выпускной курс в Вагановское училище, в Санкт-Петербург.
— А в каком возрасте случается кризис, когда человек понимает, что он никогда не будет танцевать Одетту-Одилию, а в лучшем случае будет лебедем где-нибудь во втором ряду кордебалета?
— Любой ребенок считает, что он будет звездой. Когда в детстве мы ходили на какой-нибудь балет, утром после спектакля мы приходили в зал и танцевали вариации балерин, которые вчера посмотрели. То есть все себя представляют только солистами. Поэтому никто из детей даже и не подозревает, что с ним будет. Осознание приходит уже, наверное, только в выпускных классах. Хотя очень часто бывает так, что человек блестяще выпускается, а приходит в театр — такой амбициозный, «звезда», — а его ставят в кордебалет, хотя и там все места тоже заняты. Первое время он вообще может стоять в кулисе или за кулисами и просто наблюдать, как работают его коллеги. Присутствовать на репетициях, что-то учить.
— Среди ваших балетных знакомых бывало так, чтобы человек бросал все?
— Когда я училась в Киеве, у нас был очень дружный и очень сильный класс, И многие фактически сразу после окончания училища оставили эту профессию — по состоянию здоровья, по каким-то другим соображениям. Кто-то ушел в театральное училище, кто-то занялся бизнесом, кто-то детей рожал. И из класса, в общем-то, хорошо танцующих людей осталось двое: я и еще один человек. Его зовут Денис Матвиенко, он звезда Киевского театра оперы и балета. Он часто приезжает сюда, в Большой театр в том числе, и мы иногда вместе танцуем.
— Среди обычных людей существует масса легенд о балете. Все слышали страшные истории о том, как девочки голодают, как падают в обмороки от голода, как их за лишний килограмм выгоняют из училища. Эти истории соответствуют действительности?
— В училище, я думаю, соответствуют. В театре уже нет. Театр и училище — это две разные планеты. Из училища на самом деле выгоняют из-за того, что девочка поправляется. Выгоняют из-за того, что у нее не получается что-то. Девочки голодают, обмороков я не видела, но на диете сидели — только какие-то морковки, салаты и ничего больше.
— Но человек же не может долго продержаться на морковке.
— Да, поэтому и сил у детей нет. В училище очень строго, там такая настоящая муштра. Когда приходишь в театр, все по-другому. С одной стороны, становится легче, потому что появляется какая-то свобода. Здесь на уроках классического танца к тебе никто не будет подходить и вытягивать твой подъем, как в училище, или выворачивать в сторону колено, чтобы оно было выворотное. В театр ты приходишь готовым артистом и уже начинаешь сам работать над своей фигурой, над своим видом, ты действительно сам себе хозяин. А в училище педагог может отругать тебя, может шлепнуть, и очень больно, по заднице за то, что она у тебя расслаблена. Это все в порядке вещей.
— А как переносятся серьезные ограничения, когда многого нельзя?
— Меня это не огорчает. Конечно, есть режим: лишнего не съешь, лишнего не выпей, лишнего не перегуляй. Потому что на следующий день надо рано вставать, идти репетировать, а чтобы нормально репетировать, надо все время быть в хорошем тонусе, в форме. А репетиция — это работа. Это так же, как человек, который с утра идет в офис: он должен быть с нормальной, свежей головой, чтобы думать и выдавать какие-то результаты. То же самое и у нас: наше тело должно быть все время в хорошем состоянии, чтобы нормально работать. В общем-то, я по поводу ограничений не переживаю, я себя чувствую нормально. Когда я хочу, я встречаюсь с друзьями и могу отмечать все праздники.
— И пирожные есть?
— И мороженое тоже. И когда у меня отпуск, я нормально, как все люди, отдыхаю.
— Сколько дней вы можете позволить себе провести без репетиций?
— Когда я чувствую, что очень устала, я даже пальцем не пошевелю дней десять. Десять дней проходит, и я начинаю постепенно на полу делать какую-то гимнастику, растяжки. Усталость, причем не только физическая, очень сильно мешает танцевать.
— Сегодня среди девушек довольно модно ходить в балетные классы. И я слышала разные мнения: одни говорят, что это полезно, замечательно и нет ничего лучше для фигуры, а другие — что это вредно, вся эта балетная выворотность и растяжки совершенно противоестественны…
— Честно говоря, я не знаю, как влияет балет на людей, которые им никогда не занимались и во взрослом возрасте начинают это делать. Ну, наверное, то, что у них спина лучше себя чувствует, это точно. И осанка лучше, и, может быть, талия у кого-то появится. Вот сейчас многие занимаются йогой, это очень модно — йога тоже, в общем-то, основана на растяжках. А у нас это как нормальное явление.
Белла персона
— Какой была ваша первая серьезная работа на Западе?
— Когда мне было двадцать лет и меня пригласили в Гранд-Опера. Вот это был такой прорыв, я поехала танцевать туда одна, без театра.
— Что вы танцевали?
— «Баядерку». И никого из русских до меня туда не приглашали лет десять. Вообще театр довольно-таки закрытый, они приглашают мало гастролеров, у них своя сильная труппа. И когда мне позвонили и сказали: «В следующем сезоне мы бы хотели с вами заключить контракт на такой-то спектакль» — я положила трубку и минут пять не могла ничего сказать. Вокруг меня ходила мама и спрашивала: «Что такое, что такое?» И потом, когда я объявила, мы обе громко кричали и радовались.
— В Гранд-Опера еще сохранились воспоминания о Нуриеве?


— Да! Уже больше десяти лет прошло с его смерти, но они очень бережно хранят его постановки. Они помнят все просто досконально: Нуриев просил вот здесь сделать так, а здесь Нуриев просил сделать этак. То есть люди, которые работали с ним, помнят все, что он им говорил. «Редакция Нуриева» — это в Гранд-Опера святое. И вообще в Париже, бывает, зайдешь в какое-нибудь кафе или в ресторан — висит фотография Нуриева. В Париже он был, как божество, я думаю.
— А где вам на Западе комфортнее всего работать?
— Вы знаете, есть такой театр в Японии, с которым у меня контракт: Национальный театр в Токио. Вот там очень удобно работать. Я люблю и Гранд-Опера, и «Метрополитен», и «Ковент-Гарден». Но в Японии — может быть, потому, что сама страна очень комфортная, — как-то очень хорошо. Они все готовы сделать, чтобы мне было комфортно, уютно — начиная с репетиции и заканчивая спектаклем, когда просто гримеры, костюмеры, буквально ниоткуда появляются и салфеточкой вовремя вытирают пот, — вот такие мелочи очень нужны артисту. Причем все так ненавязчиво: за кулисами темно, они ходят с фонариками, чтобы, если у тебя тесемочка где-то развязалась, сразу поправить. Стоишь, а вокруг тебя всегда незаметно присутствуют какие-то люди, которые в любой момент готовы кинуться тебе помочь, дать, например, воды.
— Говорят, японская публика очень своеобразна и не похожа на европейскую…
— Знаете, у них успех артиста не выражается в том, что они будут бешено орать «браво» и «бис». Они будут так очень сдержанно аплодировать — но все. Каждый, кто пришел, будет сидеть и хлопать. Они все сидят и дружно хлопают, потом раз — и все дружно замолчали, перестали хлопать. С годами я заметила, что у них успех — это когда зал полон. Вот это да, это значит успех. Но они, если любят, то будут очень верными поклонниками: они будут ездить за тобой куда-нибудь в Европу, в Москву.
— Кто ваши любимые партнеры из тех, с кем вы танцуете на Западе?
— В «Ла Скала» очень люблю танцевать с Роберто Боле, он просто Аполлон, красавец, очень хороший партнер и хороший человек, то есть, как говорят итальянцы, «белла персона».
— А в Париже?
— В Париже я танцевала со многими — все партнеры были хорошие. Очень сильные эмоции я испытала, когда танцевала «Жизель» с Лораном Илером. И «Лебединое» с Николя Ляришем. Потрясающе. Причем мы с ним танцевали с одной репетиции — заболел партнер, с которым я должна была танцевать. Я никогда с ним даже за руку не держалась, а тут целое «Лебединое озеро» пришлось танцевать. А Ротбартом тогда был Лоран Илер. Я этот спектакль, наверное, никогда не забуду — он эмоционально был просто потрясающим.
— А что конкретно зависит от партнера?
— Да все — например, хотя бы то, упадешь ты на сцене или нет. Эмоциональное состояние тоже зависит от партнера: приятно тебе с ним танцевать или ты равнодушна. Надо тебе лишний раз переживать перед выходом на сцену или не надо, не беспокоишься по этому поводу или, наоборот, трясешься как осиновый лист и думаешь: «Ой, боже, что сейчас будет. Поднимет — не поднимет…»
— А вас роняли?— Ну нет — на спектакле никогда. Тьфу— тьфу-тьфу.
— Мне кажется, это ужасно страшно, когда тебя куда-то поднимают…
— Да нет, нормально. Может, когда в училище делаешь первые поддержки, немножко страшновато. А вообще нет. Просто есть балерины, которые хорошо идут на поддержки и партнеру не тяжело, а есть балерины, которые не умеют, не чувствуют, как это надо делать, и висят, как мешок с картошкой. И тогда партнеру безумно тяжело, хотя девочка может весить не очень много.
— От веса не все зависит?
— Не всегда. Бывает у девочек одно количество килограммов, но одну поднимают, как пушинку, а вторую — еле выжимают. Просто она не умеет иногда помочь партнеру. Многое зависит от кости, от мышечной массы. Бывает худая балерина, но с ней партнер не любит танцевать: у человека от природы тяжелая кость. И здесь уже ничего не сделать, как бы ни худел. Тяжелый человек — вот и все.
— А что еще важно, кроме ног и тела — голова?
— Очень. Я знаю многих людей, которые, в общем-то, не имея необходимых для балета данных (не самые лучшие ноги, подъема нет), но имея очень умную голову, хорошие мозги, добивались многого в искусстве.
Великие
— А кто из великих балетных танцовщиков кажется вам особенно замечательным?
— Не знаю. Недавно я была в Японии и танцевала с Фарухом Рузиматовым «Шахерезаду». Единственное, о чем я жалею, что он родился так рано — или я родилась поздно. Он находится в великолепной форме, потрясающей. У человека открылось какое-то второе дыхание. Невероятная личность, невероятный человек. И, конечно же, Михаил Барышников. Когда я была маленькой, мы в училище смотрели все его записи — я никогда не замечала балерину, которая танцевала рядом с ним.
— А почему Барышников, а не, например, Нуриев?
— Наверное, потому, что Барышников более современный. И потом в нем присутствует та харизма, которая мне нравится. Какая-то такая теплота, какой-то свет. Даже когда он просто стоит, на него можно смотреть и смотреть — его тело, мышцы, это все совершенно. И, может быть, еще потому, что я больше видела записей Барышникова, чем Нуриева. Наверное, это то же самое, как в фигурном катании: есть Плющенко, есть Ягудин…
— А вам кто больше нравится? Ягудин, наверное…
— А я не скажу, кто больше нравится. Мне оба нравятся, но есть люди, которые болеют за одного, а есть — за другого. То же самое Барышников и Нуриев.
— А кто еще в юности владел вашим воображением?— Сильви Гиллем. Когда я первый раз ее увидела, я подумала, что это невозможно — так владеть своим телом. Потрясающе.
— Мне всегда было интересно, как балетные люди объясняют, почему та или иная балерина — великая. Вот, например, что в Сильви Гиллем тако особенного, почему она в последние годы считалась балериной номер один?
— Понимаете, то, что могла она, больше не мог никто.
— А в чем конкретно это выражается? Поднять ногу, вытянуть руку…
— Да — вытянуть красивую ногу, красивый подъем, просто владеть так своим телом могла только она. Ну, она сейчас продолжает танцевать, хотя, конечно, классику уже практически не танцует. А что касается современных дел — здесь ей нет равных, наверное, до сих пор. Многие смотрят и просто мечтают повторить хотя бы часть того, что она может. Может, такое владение своим телом дается от природы. Уникальная способность. Это то же самое, что голос: он есть, и все. И если человек им еще правильно пользуется, мы просто не можем оторваться. То же самое и у нас. Если у человека хорошее тело и он может им пользоваться, от этого зрелища невозможно оторваться.
— Вы никогда не сожалели о том, что вам не довелось поработать с кем-то из великих хореографов, с Баланчиным, например?. Я помню, что о вас в начале вашей карьеры писали как о замечательное баланчинистке…
— Да, да — потому что Баланчин очень любил высоких, с длинными ногами, руками и с большим хорошим подъемом. Мой педагог говорила мне, что вот был бы жив Баланчин, он просто на тебя ставил бы все свои балеты. То есть еще со школы это имя все время было рядом, и когда я пришла в Мариинский, там уже начали делать балеты Баланчина — первыми были «Серенада» и «Аполлон». Тут я, конечно, что называется, купалась в материале.
— А вам нравится баланчинский балет?
— В принципе, нравится. Единственное, чего мне там не хватает, — это сюжетов. Его балеты бессюжетные, они поставлены на движение. Но мы, русские, привыкли к…
— …тому, чтобы кто-нибудь умирал?
— Да, к драматизму. В принципе, я не люблю оглядываться назад и о чем-то сожалеть — надо искать что-то новое, все время идти куда-то, смотреть вперед. Вот я недавно нашла японского хореографа, который мне отдал свой номер — называется Revilation . Она поставила мне замечательный номер со стулом, где я танцую босиком. Люди, которые видят этот номер, говорят: «Ты, такая классическая балерина, танцуешь в таком модерне, и такой драматизм в нем присутствует». Наверное, именно что-то такое я искала все эти годы. Музыка потрясающая! Хореография очень интересная. И главное, что это не голый модерн — в нем присутствует какая-то своя история. Я очень люблю его исполнять.
— А что для вас сейчас интереснее танцевать — классику или модерн?
— Наверное, так как классику я уже натанцевалась — у меня уже десятый сезон, как никак, — какие-то новые модерновые вещи мне интереснее делать. Но танцевать классику тоже интересно, потому что ее не каждый может танцевать. Когда ты выходишь и чисто танцуешь классическую партию — это твоя личная победа над собой, над классикой, над всем. И работать над классическими спектаклями, над па-де-де, над вариациями — это сложно, но это особенное какое-то состояние. Выше классики ничего нет. Человек, который танцует классику, в принципе может танцевать модерн. Хуже, лучше, но может. Человек, который танцует только модерн, не может танцевать классику.
Звезда, которую не узнают
— В какой момент вы почувствовали собственный звездный статус, в чем это проявилось на обычном житейском уровне? Когда ты поп-звезда, тебя гаишники останавливают, узнают и отпускают. А когда ты балетная звезда?
— Меня вообще не очень узнают. Тем более гаишники. Только те, кто балетом интересуются.
— А такие попадались?
— Ну, пока меня гаишники практически не останавливали. Хотя был один момент, когда я нарушила правила. Я очень редко сажусь за руль, но так получилось. Меня остановил гаишник, и я ему начала объяснять, что я из Большого театра, очень тороплюсь, а он смотрит на меня с полным безразличием и говорит: «А меня не волнует».
— Вы не любите водить машину?
— Я люблю, но моя семья мне просто не разрешает это делать, у меня есть водитель. И когда у водителя выходной, я пытаюсь сесть за руль, но бесполезно — мне не дают. У меня есть права, я училась в замечательной школе BMW, и меня научили хорошо ездить. Я всегда включаю поворот, то есть я такой очень честный водитель. Но нет, семья меня так бережет, моя мама и брат, что я очень редко сажусь за руль.
— А что еще составляет ваши житейские радости — дискотеки, кино, магазины?
— Вы знаете, и дискотеки, и кино — это все есть. Балетные люди, которые это любят, туда ходят. Это вопрос личных интересов. Другое дело, что лично я все это не особенно люблю. А вот по магазинам хожу и, в общем, даже люблю это дело. Мы с мамой обычно шопинги устраиваем.
— Есть у вас любимые марки?
— На марках я особо не заморачиваюсь, мне понравилась вещь, она хорошо на мне сидит — я ее покупаю не задумываясь, потому что такой вариант редко получается найти.
— Да? Но при идеальной фигуре есть полно вещей, из которых можно выбирать…
— А вот это так кажется. У меня с одеждой как с мебелью — вроде бы все магазины заставлены мебелью, а когда идешь покупать, ничего не нравится
— А где больше всего любимых магазинов?
— Вообще я люблю, конечно, больше всего покупать вещи в Милане.
— Почему?
— Не знаю. Все-таки, мне кажется, итальянцы на самом деле законодатели моды.
— А давайте я задам вам в финале такой классический вопрос: что новое и интересное есть в ваших ближайших планах, где и с кем вы будете танцевать?
— Вот в октябре в Италии, в Парме, были мои концерты. Это был такой первый мой за долгое время пробный сольный концерт, он назывался ‘Evening with Svetlana Zakharova’, «Вечер со Светланой Захаровой». Было два гала-концерта, где я танцевала в первой части отдельные номера, а во второй — «Кармен». Со мной были мои партнеры, еще артисты, которые танцевали между моими номерами. Концерт прошел очень хорошо, с большим успехом. И у меня уже есть много предложений повторить концерты такого плана. Поэтому я сейчас работаю над этим, думаю, как найти время.
— Это будет в Москве?
— Наверное. Я очень хочу сделать концерты в Москве, но сама я для этого, как всегда, и рукой не пошевелю. Нужно, чтобы кто-то пришел и сказал: «Света, давай! — там-то и тогда-то».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Пн Дек 25, 2006 11:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122503
Тема| Балет, Балет Валерия МИхайловского
Авторы| Ливси Елена
Заголовок| Завидует ли Плисецкая Михайловскому?
Мужской балет сделал мировую революцию
Где опубликовано| «Комсомольская правда в Санкт-Петербурге»
Дата публикации| 20061225
Ссылка| http://spb.kp.ru/?rubr=/2006/12/25&doc=155545
Аннотация|



Лет 15 назад Валерию Михайловскому пришла в голову гениальная идея: создать собственный балет. К тому времени Михайловский уже был известен и даже знаменит.

Но с появлением собственной труппы стал суперзнаменит. Идею артиста поддержал Комитет по культуре Администрации Петербурга, и труппа получила статус государственной. Но секрет успеха не в этом - мало ли государственных учреждений, где зритель просится: «Выпустите меня отсюда, мне страшно в зале одному!» А на Михайловском зал полон. В основном - женщинами. Одна моя знакомая уже много лет подряд ходит на все их выступления. Наверное, женщины воспринимают это шоу как мужской стриптиз, разве что деньги в трусики не засовывают. А те, кто видит такое впервые, поначалу хихикают: мужики, а в пачках, как тетки, изображают умирающего лебедя. А изображают, кстати, здорово, на кончиках пальцев. Специалисты утверждают, что далеко не все женщины-балерины могут правильно исполнить этот танец. И что Майя Плисецкая должна обзавидоваться и кусать локти.

Собственно, Михайловский и заявлял, что хотел доказать: мужчины способны исполнять женские партии лучше женщин, потому что они более гибкие.

И не зря по всему миру этот коллектив называют не иначе как «революцией в русском балете».

Смотрите выступление труппы «Мужской балет Михайловского» 31 декабря в ДК им. Горького. Начало в 18.00.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Пн Дек 25, 2006 1:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122504
Тема| Балет, Театр балета имени Якобсона, вечер камерных постановок Георгия Алексидзе
Авторы| Ирина Губская
Заголовок| Кризисный формат хореографии
почему балетмейстерам негде ставить, а артистам негде танцевать
Где опубликовано| «Город»
Дата публикации| 20061218
Ссылка| http://www.gorod-spb.ru/story.php?st=8400
Аннотация|

Театр балета имени Якобсона (он же -- "Хореографические миниатюры") показал вечер камерных постановок Георгия Алексидзе. Событие примечательное тем, что в Петербурге давно объявлен хореографический кризис. Театры сетуют: некому сочинять балеты, артисты переживают: для них не создаются эксклюзивные постановки. Кажется, хореографы должны быть нарасхват. Но площадок для новых работ немного. Почти все труппы укомплектованы руководящими хореокадрами, и чужие здесь не ходят.

Скажем, театр Бориса Эйфмана -- авторский, в нем нет места даже ученикам руководителя. В Малом главный -- Николай Боярчиков, под его крылом второй балетмейстер. Еще есть балетмейстер в оперной труппе. Оба театра справляются с одной премьерой в сезон без привлечения дополнительных сил. Театром Консерватории руководит Никита Долгушин. Иногда мэтр приглашает на постановку ученика.
Лишь Мариинский театр живет без штатного хореографа и не ограничивает число премьер (хотя балет и существенно проигрывает опере). И все же Мариинка не отстает от коллег по числу новинок. Качественно -- за счет хореографов-"варягов". Количественно -- за счет вечера молодых хореографов и постановок в серии бенефисов танцевальных звезд. Скажем, здесь еще студентами Вагановской академии выпустили на сцену Алексея Мирошниченко и Кирилла Симонова. Правда, ранний старт не способствовал особому успеху.
Одновременно балетмейстерские кафедры в Консерватории и Вагановской академии продолжают выпускать дипломированных специалистов. Но реализовать потенциал выпускникам оказывается сложно. Балетный мир замкнут не только для посторонних. Для "своих" -- тоже. Чтобы попасть на сцену театра, хореографу нужны привходящие обстоятельства. Личные контакты тут -- главное условие.
Георгий Алексидзе -- не молодой, а наоборот, заслуженный хореограф. Он известен еще с первых постановок в 1960-х камерных программ, сочинял для Кировского, "Хореографических миниатюр", Вагановского училища, труппы Эйфмана, работал на периферии, преподавал в Консерватории и Вагановской академии. Несколько лет Алексидзе предлагал Мариинке новую постановку -- дело затянулись, возможно, его "Времена года" наконец появятся в следующем сезоне.
Вечер на базе Театра имени Якобсона Алексидзе оказалось выпустить намного легче. Программу составили только из соло и дуэтов (их более двух десятков), и это себя оправдало, хотя миниатюра по сути жанр самоуничтожения балета как театра. Но за эти миниатюры можно отдать многие большие балеты.
Алексидзе -- не открыватель новых путей. В его миниатюрах аукались то Бежар, то Баланчин, то Пети, то Якобсон, да еще много кто и что: но это было не подражание -- а знание и опыт мастера. Конечно, образованный человек не равен творческому. И в таланте Алексидзе больше доля первого, чем второго. В стремлении уйти от этой "образованности" он привносит изыски диссонансов в выверенную логику постановок.
Кажется, что такой мастер, как Алексидзе, должен иметь иную судьбу. Ему бы авторский камерный театр с приглашенными звездами. Но такого театра у Алексидзе не случилось. Недавно он руководил балетной труппой в Тбилиси и вывел ее на пристойный уровень (теперь его сменила Нина Ананиашвили, балерина международной известности).
Сейчас Георгий Алексидзе -- главный балетмейстер Театра балета имени Якобсона, где есть еще и художественный руководитель Юрий Петухов, который периодически пополняет афишу собственными творениями. Если теперь в афише появятся другие имена, хотя бы студентов балетмейстерской кафедры Вагановской академии, которую возглавляет Алексидзе, а среди исполнителей -- имена стосковавшихся по новому репертуару артистов разных театров, то пальму первенства в решении балетмейстерского кризиса эта труппа у Мариинки, пожалуй, перехватит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Вт Дек 26, 2006 1:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122505
Тема| Балет, Мт, «Щелкунчик»
Авторы| Ирина Губская
Заголовок| "Щелкунчик" как две большие разницы
Где опубликовано| «Город»
Дата публикации| 20061225
Ссылка| http://www.gorod-spb.ru/story.php?st=8430
Аннотация|

К Новому году Мариинский театр традиционно показывает балет "Щелкунчик". В этот раз с запозданием: прежде "Щелкунчики" появлялись чуть ли не в ноябрьской афише. И с маленьким отличием: обычно это были спектакли Вагановской академии. На этот раз в канун Нового года начнут с постановки Шемякина, а уже потом подключат вагановские. Желательно их не перепутать: ориентированы эти спектакли на разную публику.

"Щелкунчик" пользуется спросом по нескольким причинам. Во-первых, это музыка Чайковского. Во-вторых, это загадка, поскольку первоначальная постановка не сохранилась вообще -- только восторженные воспоминания современников. Еще привлекает имя Мариуса Петипа, который хотя и не сочинил сам спектакль, все же приложил руку к его идее.
Сейчас в ранге канонической существует постановка Василия Вайнонена 1934 года. Добропорядочная сказка, светлый и ясный спектакль, все полагающиеся классическому балету танцы. Для знакомства детей с балетным театром лучше не придумаешь.
Меньше всего внимания, пожалуй, в истории балета "Щелкунчик" уделяется Гофману. Его произведения стали основой либретто, но, кажется, ни в одной постановке (а их в мире немало) от гофмановского духа не осталось практически ничего. Ситуацию попытался исправить Михаил Шемякин. В 2001 году в Мариинке появился его спектакль, названный (надо полагать, по инерции) балетом. Постановка каверзная. Для зрителей -- отсутствием балета. Шемякин не театральный художник, и первый его опыт это и доказал. Сцена перенасыщена рисунком, красками, бутафорией, сложносочиненными костюмами и крысами. Балет честно занимается анимацией всего этого добра -- не без риска для здоровья: то гигантский "летательный" башмак кренится, грозя уронить балерину, то костюмы мешают вращениям. Но посмотреть есть на что.
Объединяет обе постановки, пожалуй, только то, что трагизм музыки Чайковского обойден стороной. В вайноненовской -- ради итогового "светлого царства". Шемякин рассматривает вообще проблемы иного порядка -- тут не до банальностей, вроде победы добра над злом. С точки зрения соответствия духу музыки первый спектакль, пожалуй, предпочтительнее. Но Валерий Гергиев дирижирует вторым, шемякинским.
Детскими "Щелкунчиками" вместо постоянного дирижера вагановских спектаклей Валерия Овсяникова дирижирует Павел Бубельников. Овсяников занят по зарубежному контракту -- выпускает в Мюнхене "Корсара". А Бубельников последнее время в Мариинке что-то вроде палочки-выручалочки: несколько устаревшей надежности профессионал, который способен "подхватить" любой спектакль.
В спектаклях театра заняты Ирина Голуб и Леонид Сарафанов, Евгения Образцова и Владимир Шкляров, Дарья Павленко и Илья Кузнецов. В "школьных" обычно главные партии танцуют выпускники, но поскольку в предстоящем году выпуска не будет (в связи с измененным учебным планом), то любопытно будет сравнить составы этого года и предстоящего: повторятся они или за "дополнительный" год появятся новые надежды.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Вт Дек 26, 2006 12:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122601
Тема| Балет, БТ, Вечер американской хореографии, Персоналии, К. Уилдон
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Хореограф между двух огней
Кристофер Уилдон вдохновился «Гамлетом»
Где опубликовано| «Независимая газета»
Дата публикации| 20061226
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2006-12-26/8_horeograf.html
Аннотация|

Кристофер Уилдон уже привык к неулыбчивости российских людей.
Фото Сергея Приходько (НГ-фото)


За Кристофером Уилдоном в Москве по пятам ходил человек с камерой – хореограф ставит в Большом театре одноактный спектакль, а британское телевидение снимает документальный фильм про иностранного балетмейстера в России. Уилдон родился в Англии, после окончания балетной школы работал в Королевском балете Великобритании, потом уехал танцевать в Америку. В Нью-Йорке он начал карьеру постановщика. Этот британец считается одним из самых перспективных хореографов Америки, востребованных и на исторической родине, и повсюду в мире.

– Кристофер, руководству Большого театра пришлось долго уговаривать вас поработать в Москве и поставить спектакль по Шекспиру для запланированного вечера американской хореографии.
– Уговаривать не нужно было, мне просто надо правильно выбрать время. «Гамлет» – сюжет, от которого я буду отталкиваться. Я пока не уверен, точно ли буду рассказывать историю Принца датского или возьму ее как определенную атмосферу. Возможно, второй вариант – предпочтительней. Но получается странно: мой спектакль предназначен для «вечера американской хореографии», а я англичанин! Может, назвать вечер по-другому?
– На переговорах с вами речь сначала шла о «Золушке», потом возникла идея балета на музыку Бриттена, а теперь вами выбрана Третья симфония Арво Пярта.
– Очень трудно решить заранее, какую музыку выбрать, если надо сделать выбор задолго до работы. Меняются мои вкусы, и я слушаю много разной музыки. Не скажу, что Пярт – самый мой любимый композитор, у меня много любимых, но мне действительно нравится работать с этой музыкой. Из всех произведений Пярта его Третья симфония достаточно романтична.
– Вам важно, чтобы музыка была романтичной?
– Не обязательно. Мне нравится музыка, в которой чувствуется какая-то сердечность.
– Я спросила потому, что в американских СМИ часто цитируют ваши слова «я – романтик». Редкое признание для современного художника.
– Да, я давно это о себе сказал. Я люблю разные балеты и счастлив, когда вижу хорошо исполненную «Сильфиду» или «Баядерку», но мир современного танца меня тоже привлекает. На меня вообще действуют хорошие вещи. Я такой парень, который любит все прекрасное – например, прогулку по Красной площади после хорошего ужина.
– В свое время вы получили золотую медаль на балетном конкурсе в Лозанне и тем испортили статистику: существует мнение, что интересными хореографами становятся, как правило, не премьеры, а средние танцовщики.
– Эта золотая медаль лежит дома на полке у моих родителей и собирает пыль. Когда-то это было важно, но сейчас кажется, что награда не имеет значения. Постепенно моя страсть от исполнения балетов перешла к их сочинению.
– Про ваши балеты одни говорят, что Уилдон старомоден, а другие радуются, что вы, в отличие от многих, хотите комбинировать старые добрые арабески с пируэтами, а не только отдаете дань модерн-дансу.
– Я и вправду чувствую себя как бы между двумя лагерями. Иногда, может быть, немного одиноко посередине, но с другой стороны, это неплохое местечко.
– Говорят, что вы собираетесь оставить пост главного приглашенного хореографа труппы «Нью-Йорк сити балле». На эту должность многие всю жизнь безуспешно мечтают попасть, а вы запросто покидаете престижное место. Изменились планы?
– О планах говорить трудно, они еще не сформированы. Но настало время делать что-то свое. Меня долго защищали разные балетные компании. Теперь я хотел бы иметь группу собственных танцовщиков, с которыми мог бы поработать. Ведь когда приезжаешь в чужую большую компанию, надо за короткое время понять ее особенности. Это трудно – нет возможности заранее узнать людей.
– В Большом театре тоже большая труппа…
– Колоссальная! И наверно, от меня ждали, что я поставлю для нее колоссальный балет. Может быть, в следующий раз, но пока я планирую спектакль для 6–8 исполнителей. Ведь я только что поставил большущий «абстрактный» балет в Лондоне – он называется «TGV», про идею движения и путешествия, поэтому название дано в честь танца и в честь поезда железной дороги. Теперь меня потянуло к малой форме. И по-прежнему, даже после кастинга, я не могу сказать, что хорошо узнал компанию Большого и до конца определился с составами. Хотя кое-кого я приглядел. Цискаридзе, Лунькина, Александрова, Клевцов… Потрясающие артисты. Они очень открыты и, похоже, быстро схватывают мои идеи. А я по ходу работы пытаюсь понять, что такое Кристофер Уилдон в Москве, что такое Москва и какая в ней жизнь.
– И как, поняли?
– Понял, что все тут отличается от Соединенных Штатов. В Москве быть сложно, но потрясающе. Здесь люди не так быстро открываются незнакомым. В Америке стоит познакомиться с кем-то, к вам тут же лезут с распростертыми объятиями. А у вас отношения строятся, в общем, более реально. Если улыбаются, то из симпатии, а не просто из вежливости. Хотя сначала, когда я улыбался кому-то, а мне в ответ выдавали суровое лицо, я обижался – думал, этот человек ко мне плохо относится. Но теперь разобрался, что к чему. И за две недели, что я здесь, солнце не появилось ни одного раза! Понятно, что при таком климате не всегда хочется улыбаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Ср Дек 27, 2006 11:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122701
Тема| МТ, Реконструкция
Авторы| Алексей Тарханов
Заголовок| Ксавье Фабр: мы могли бы ждать, да театр не может
Где опубликовано|»Коммерсант»
Дата публикации| 20061227
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=733406&issueId=30288
Аннотация|

С автором проекта реконструкции и реставрации исторического здания Мариинского театра КСАВЬЕ ФАБРОМ побеседовал АЛЕКСЕЙ Ъ-ТАРХАНОВ.

– Ваш контракт разорван или только приостановлен?
– Контракт разорван. Нам, конечно, сказали, что если решение по началу реконструкции исторического Мариинского театра будет принято, то к рабочему проектированию привлекут и нас, но никаких гарантий, что именно так и будет, нет. Что произойдет спустя годы, которые может потребовать строительство Мариинского-2, никто не знает. Мы могли бы ждать и ждать, да театр не может.
– Вы считаете, что он не может ждать?
– Зависит от сроков. У исторического здания Мариинской оперы немало проблем. Фундаменты во многом потеряли прочность, их надо усиливать. Они заложены до 1850 года и покоятся на деревянных сваях, как и всюду в старом Санкт-Петербурге. Деревянные стропила и крыша тоже не в лучшем состоянии – особенно перекрытия сценической коробки, они хрупки и уже деформированы. Более всего меня беспокоит деревянная конструкция, которая несет потолок зрительного зала. Это великолепная конструкция, спроектированная Кавосом, который сделал то же в Большом в Москве. Это чудо деревянной инженерии, но она отчасти перестроена и ослаблена. А ведь это та часть театра, которая висит непосредственно над публикой. Балконы слабы, и их надо укрепить, это проблема всех старых опер, но на это надо обратить внимание. И наконец, система безопасности – пожарные рукава, спринклеры. Она в скверном состоянии. Я очень беспокоюсь, что, если работы по реконструкции слишком задержатся, проблемы станут еще острее.
– Но вы знаете, что ситуация с Мариинским-2 тоже не очень понятна. Доминик Перро получил кипу замечаний по своему проекту и всего несколько месяцев на доработку.
– Я не знал об этом. Жаль. Это дополнительно осложняет дело. Я понимаю, что Мариинский-2 – это огромное здание, которое заслуживает особого внимания, а экспертиза всегда занимает время. Но, откровенно говоря, мне давно казалось, что программа строительства Мариинского-2 была очень амбициозной. Я не говорю о конкретном проекте мною уважаемого Доминика Перро. Но та программа, которая ему была дана с самого начала, она требует слишком многого. И если строительство Мариинского-2 затянется на три или четыре года, и к тому надо прибавить еще год обкатки нового здания...
– Переезд тоже потребует времени.
– С переездом понятнее. Есть предприятия, которые на этом специализируются. Физически переезд оперы такого масштаба занимает в Европе три-четыре месяца. Но если у вас новое сценическое оборудование, новая техника, новое здание... Это как большой корабль. Вы не можете отправить его в дальнее плавание, как только его спустили на воду.
– Вы начали работу в 2003 году?
– Да, выиграв конкурс, объявленный Министерством культуры и Мировым банком, в котором участвовали 25 команд. Сначала мы занимались обследованиями исторического здания Мариинской оперы, чтобы выработать программу реконструкции. В 2004 году была небольшая пауза. Решалось, продолжим ли мы работу, и затем в 2005-м и 2006 годах мы завершили техническую часть, получили "добро" Госэкспертизы и подготовили документацию, необходимую для проведения тендера на генподрядчика.
– Когда в Мариинку должны были прийти строители?
– Вот как раз сейчас. В январе 2007 года. Но тогда считалось, что театр перейдет в другие залы Санкт-Петербурга, где должны быть кроме всего прочего приготовлены места для репетиций, декорационных мастерских, костюмерных. И поскольку этот вопрос не был решен заранее, дело зашло в тупик и потребовалось изменить планы и активизировать строительство новой сцены. Этой осенью мне впервые сказали, что переезд невозможен и что альтернативное решение изучается.
– Валерий Гергиев был готов закрыть театр на несколько лет, а потом вдруг изменил решение?
– Я не могу строить никаких предположений относительно того, как это решение было принято. Вероятно, рассматривали все возможности, но предпочли один переезд нескольким. Решили, что не стоит гонять туда-сюда две с лишним тысячи человек. Жаль, конечно, что переезд не был приготовлен заранее, по-моему, об этом просто никто не подумал, заказывая нам проект, но это не зависит от меня, увы.
– Что происходит со спроектированным вами концертным залом, который недавно открыл Валерий Гергиев? Он был возведен с удивительной скоростью и без малейших промедлений, преследующих главные сцены.
– Мариинский-3 был одним из дополнительных проектов. Валерий Гергиев решил превратить сгоревшие мастерские театра в концертный зал – с возможностью постановки одноактных балетов, сценического исполнения опер и так далее. Этот проект был поднят в кратчайшие сроки – с быстротой маэстро Гергиева, с его умением объединить силы и выбить средства.
– Сколько времени ушло на проект?
– Всего восемь месяцев! Валерий Гергиев просил начать работу в июле 2004 года – сразу со специалистом-акустиком господином Тойотой. Проект был закончен в апреле-мае 2005 года, строительство началось в августе-сентябре, чтобы завершиться в ноябре 2006 года. Я доволен залом и его акустическими качествами, не совсем удовлетворен деталями, особенно в интерьерах зрительских фойе, где очень многое было сделано без согласования с архитектором, но, учитывая сроки, и это неплохо.
– Вы по-прежнему в контакте с господином Гергиевым, по-прежнему понимаете друг друга?
– Мы всегда доверяли другу другу. Всякий раз, когда мы встречались в Санкт-Петербурге или во время его многочисленных путешествий, в Амстердаме, в Лондоне, где бы то ни было, мы находили время для плодотворной работы. Без преувеличения, для меня замечательная возможность работать с человеком такой стремительности решений. Видите, как быстро мы закончили зал, стоило ему взяться.
– Вы надеетесь, что теперь его энергия поможет и главным сценам?
– Я бы очень хотел. Мариинская опера стала для меня вторым домом, я сроднился с театром и со всеми людьми, которые там работают. Мне кажется, что они были бы рады осуществлению нашего проекта. Но надо не упустить время, этой достойной старой даме, Мариинской опере, нужна помощь, она заслуживает лучшей судьбы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Чт Дек 28, 2006 4:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122801
Тема| Современный танец, "International Exposure"
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Туда и "Оттуда"
В Израиле прошла выставка современного танца
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20061228
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=688&crubric_id=100423&rubric_id=209&pub_id=804934
Аннотация|

Скорость, сила, страсть
"International Exposure" значит - международная выставка товаров, предназначенных для продажи. В начале декабря в рамках подобной акции предлагался... современный танец. Местом проведения были выбраны три сцены Центра Сьюзан Деллаль. Это замечательно удобный театр, который пользуется заслуженной славой не только у израильтян. Любопытно происхождение названия. Он носит имя девушки, погибшей в нежном возрасте от страшного недуга. Безутешные родители мечтали, чтобы имя дочери вспоминали как можно чаще, а потому отдали свое состояние центру с тем, чтобы он назывался Сьюзан Деллаль. Так, собственно, и получилось. Сегодня центр - комплекс зданий с внутренними двориками, где буйно растут цветы и щедро плодоносят цитрусовые, - известен во всем мире. Как и современный танец, в котором Израиль весьма преуспел, стремительно приближая свою страну к положению одной из танцевальных столиц. ("В области современного танца нас уже можно назвать державой", - верно заметил руководитель центра Яир Варди.) В Сьюзан Деллаль показывают ежегодно более шестисот спектаклей.
Солнечными декабрьскими днями (зима присутствовала номинально, а местные жители удивлялись, что температура в разгар дня поднималась до 24 градусов) с утра до глубокой ночи свои новые работы показывали израильские труппы, которых на сегодняшний день в этой небольшой стране насчитывается более четырех десятков. Зрительные залы не пустовали даже тогда, когда показ приходился на время после полуночи. Помимо привычных зрителей - поклонников и коллег - кресла заполняли менеджеры и продюсеры международных фестивалей из многих стран мира. Собственно, им и был адресован этот своеобразный танцмарафон, проведению которого помогли два министерства - МИД и Минкульт Израиля.
Наиболее известны труппы "Батшева" и "Кибуц". "Batsheva Dance Company", разменявшая пятый десяток, основана одной из родоначальниц модерн-танца Мартой Грэхем и баронессой Батшевой де Ротшильд. Эти дамы поставили смелую задачу - создать ансамбль, который сможет занять лидирующее положение в мире. Пятнадцать лет назад коллектив возглавил сделавший раннюю карьеру на Западе харизматичный танцовщик и хореограф Охад Нахарин. "Батшева", любимая миром, побывала и в Москве со своим отважным танцевальное шоу "Анафаза". Одно дело - удивить Россию своей признанной визитной карточкой, совсем иное - показать, что труппа может еще. Тем более что в Сьюзан Деллаль - они хозяева, занимают свое, отдельное крыло. "Batsheva Dance Company" показать "еще" сумела - "Бертолину", правда, права хореографа руководитель временно передал своей танцовщице Шарон Эйяль. Название спектакля переводится как "запах женщины" в самом что ни на есть физиологическом варианте. Этот запах дурманит юных, пробуждая в них первобытные повадки и инстинкт завоевателей. И выглядит это так. Рядами молодые (кто в чем: тренировочные костюмы, купальники, штаны с вырезами на ягодицах, чулки на резинках) как оголтелые ломают свои тела. Две линии юношей - им на руки летит девушка, они высоко подбрасывают ее и потом опускают на землю. Другая, третья, четвертая - и вот на сцене уже штабелем сложены женские тела. Природа шарма, кружащего юные головы, опущена ниже пояса. Лед равнодушия и порыв желания - коллективны. В истерический раж входят все одновременно, и выражается это то в остервенелых прыжках, то в истовом ползании по сцене. Эксперименты над физиологическими порывами ошпаривают энергией. Драйва - хоть отбавляй, но на пространстве этого спектакля ни эротике, ни тем более любви места не находится. Декларация: человек - животное, руководство - инстинкты, способ существования - стая, развитие - вспять. Последнее обозначено зримо: стая меняет направление - танцовщики выпрыгивают спиной назад, шагают затылком вперед, словно перематывают пленку в режиме re-wide.
Нахарин тоже представил свой прошлогодний опус - "Three". Кажется, хореограф-провокатор устал, а потому не отвлекается ни на философию, ни на какую-либо историю. В фокусе его внимания - танцы, на главные роли назначены движения, свободные и яростные, которые артисты щелкают, как орехи. Энергия движения передается по цепочке, перерастая в единую лавину. Головокружительные поддержки, мужской дуэт-танго, ориентальная вязь рук, и вновь - падение - прыжок - кульбит - взмывание в воздух. Для сочинителя танец - дерзкая область мистики, пластическая медитация, танец, который опьяняет вне смысла, который можно передавать вербально. Скорость, сила, страсть - вот три источника, три составные части фантазий хореографа.

Колхозные танцы
В далеком от Тель-Авива кибуце возник один из лучших ансамблей танца. "Kibbutz contemporary dance company" - труппа с мировым именем, что дома сидит нечасто. Гастрольный график начисто отметает принцип обособления, некогда положенный в основу колхозного миропорядка. Впрочем, сегодня большинство жителей кибуцев работают в городе, куда отправляются на крутых авто. Руководитель труппы Рами Беер, похоже, решил удивлять контрастами: после лирически-нежного спектакля "Когда приблизилась к Солнцу" (огромный успех в Москве в начале нынешнего года) он предложил "Экодум" ("Ekodoom") - ритмичный, мощный и даже агрессивный: дерево, под ним, там, где должны быть корни, - ящик. В нем вьется, из него стремится вырваться рыжеволосая обнаженная женщина. Потом она (вместе с деревом и коробкой) исчезнет, и на сцене промелькнут десятки монологов, диалогов, массовых танцев. Спектакль, в сущности, о том, что жизнь - не день сегодняшний, и соткана она из фрагментов воспоминаний, брызг цвета, увиденных в далеком детстве. Может быть, и не нашего. Этот космос мемуаров, своих и чужих, личных и общечеловеческих, подчиняет зрителей, складываясь в танцевальные метафоры и аттракционы невероятной изощренности. Нежный дуэт под пение птиц (любовь), марширующие шеренги обезличенной толпы (война), две дамы в черных париках-каре, которых возят вдоль сцены юноши, так похожие на рикшей (мечта), исповедальное соло и сквозь световой занавес - равнодушные лица (протест), хрупкая девушка, танцующая под хлопьями снега (одиночество). А в финале Беер ставит под сомнение театральную условность. Сорваны кулисы, скинуты плащи, отброшена бутафория, а движение продолжается. Среди продюсеров, встреченных в кулуарах, не удалось увидеть того, кто бы не задумал украсить свой фестиваль этим спектаклем. Так что надежда увидеть его и в России имеет все основания.
Тем не менее товары предлагались разные: в "Here and not" Мишель Молем рассматривала традиционный треугольник - две женщины и один мужчина, страх и страсть потери, мазохистское желание сохранить любовь. Под "Реквием" Моцарта ("Emanuel Gat Dance") в конвульсивной агрессии билась восьмерка голенастых девиц в форменном прикиде (черные юбки и белоснежные блузки) - от продвинутого урока хореографию отличали лишь намеренно диагональные построения. А Салли-Анна Фридланд ("Dance Drama Company") решила примерить, но безуспешно, к современному танцу движения неоклассики под нестройное звучание расположившегося на сцене "Ra'anana Symphoniette Orchestra".

Подальше от корявости
Театральную жизнь в Израиле сегодня невозможно представить без современного танца, который, несмотря на молодость, уже перешагнул младенческие лета. Ушли в прошлое корявые артисты и старательность неофитов - с этим отлично справились академии в Иерусалиме и Тель-Авиве. Списано и брутальное поклонение какой-либо одной системе координат, предлагались самые разные техники - все, кроме скучных. В израильском танце нет сосредоточенного покоя - все работают с моторной энергетикой, на разрыв аорты. Преодолел он и рьяную тягу к депрессиям. Нашел свою нишу. Подальше от холодноватого мастерства и красивости европейцев, чуть ближе - к фатальной самоидентификации российского современного танца. Шаблонности, правда, хватает и тем, и другим, и третьим. Но очевидно, что на Востоке протаптывают тропы с маргинальной территории в большой мир. Эпатаж потихоньку отступает вместе с тягой к философским умозаключениям. Отброшен ханжеский пиетет перед традициями. Эмоции выдаются здесь и сейчас. Здесь и сейчас они нужны и зрителям.

Возвращаясь на места взрывов
Министерство иностранных дел Израиля решило пригласить на "International Exposure" российских журналистов, желая показать все, чем богата страна. Естественно, то, что можно охватить за несколько дней. И своего достигло, правда, ценой невероятного напряжения со стороны журналистов. Ранним утром еще закрытые для посещений музеи и выставки встречали невыспавшихся россиян. Все музейные комплексы идеально ухожены, каждому предмету, даже если он предметом искусства еще не стал (стул или этажерка - из серии ширпотреба второй половины прошлого столетия или фото тель-авивских кафе 30-х годов), отведено свое, точное и удобное место. А уж для свитков Мертвого моря возведено отдельное здание в Иерусалимском музее, где встречаются страны и времена.
Характер музейных экспозиций подчиняется требованиям, рассчитанным на века (тут - эстетическое кредо), а сама жизнь человека - хрупка и беззащитна. На стыке этого и сформирован упрямый и оптимистичный нрав израильтян. Тогда становится понятно, почему улица, где прогремел теракт, сразу после взрыва становится многолюдной - сюда приезжают, выражая протест и объявляя о своем бесстрашии. А на стертом с лица земли детском кафе, где погибли малыши, через несколько дней уже расставлены столики и мамаши потчуют своих чад. Жизнь продолжается. Настоящее не в силах запугать, но ужасы прошлого не забываются. Об этом - спектакль "Момик" Евгения Арье в Театре "Гешер" по инсценировке романа Давида Гроссмана "Смотри в разделе "Любовь". Театр прокладывает связь меж эпохами (в переводе с иврита "гешер" - "мост"), спектакли играются в двух языковых версиях - на русском и на иврите. Иерусалим конца 50-х. Феллиниевские картинки жизни семьи - идеально счастливой ей мешает стать память. Родители Момика приехали в Израиль из Польши и не хотят вспоминать о пережитом в лагерях. Поэтому мальчику остается только фантазировать о неведомом "там", населенном "нацистскими чудовищами". И вот однажды в доме появляется таинственный дедушка "оттуда", который уже много лет почему-то молчит. Эти тайны стали для Момика поводом для сказочных фантазий. Эмоции, возникающие в спектакле, щемящей тишиной отдаются в зале. Режиссеру важнее экспериментов показать поэтапное развитие истории.
Последний вечер - концерт именитого на родине и признанного на Западе Израильского филармонического оркестра. Программу академического толка составляли сочинения Шуберта, Моцарта, Дворжака. Свои мысли и чувства музыканты, собранные и выученные Зубином Метой и ведомые в тот вечер маэстро Йоэлем Леви, передавали пластичными, гибкими фразами широкого дыхания. Парящая мощь звука сняла усталость перенасыщенной программы, с которой группа российских журналистов в итоге справилась. С благодарностью исследовав не только территорию танца, но и тот контекст, на котором он смог возникнуть и развивается.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Чт Дек 28, 2006 4:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122802
Тема| Балет, Кино, Парижская опера, «Принцесса Аврора»
Авторы| Екатерина БЕЛЯЕВА
Заголовок| День Кароль Буке
Новый фильм Нильса Тавернье "Принцесса Аврора"
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20061228
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=688&crubric_id=100423&rubric_id=209&pub_id=804924
Аннотация|

В Москве в рамках Фестиваля "Французское кино сегодня" прошел День Кароль Буке. Известная французская актриса приезжала, чтобы лично представить новую картину Нильса Тавернье "Принцесса Аврора", в которой она сыграла королеву - маму принцессы-балерины. Традиция таких дней одного актера начинает приживаться в Москве. Пусть только одна картина будет новой для российских зрителей - всегда ведь интересно увидеть артиста его глазами. Из своего огромного послужного списка Буке выбрала только два названия - "Слишком красивая для тебя" Бертрана Блие (1989) и "Целуй кого хочешь" Мишеля Блана (2001). Актриса много рассказывала о Блане, о его зверских методах работы на съемочной площадке и потрясающих результатах. Главное, что он умеет смеяться над вещами, от которых у других мороз по коже. Или увидеть смешное там, где другие его просто не ищут. И Буке предпочла легковесный, очень французский по духу фильм Блана шедевру Бунюэля "Смутный объект желания", в котором когда-то дебютировала. Чтобы предупредить вопросы о бывшем супруге, Жераре Депардье, Буке предварила показ "Слишком красивой для тебя" фразой: "Если хотите побольше узнать обо мне сегодняшней, посмотрите еще раз этот фильм". Кароль играет в нем роль утонченной женщины, которая оказалась слишком красивой для грубоватого героя Депардье. Вечером показали "Принцессу Аврору" (в оригинале "Аврору", но из-за выхода одноименного фильма Оксаны Байрак с Дмитрием Харатьяном в главной роли переименованную для российского проката). Кароль Буке предстала в неожиданном для нее амплуа - мудрой женщины в годах, но еще очень красивой. В основе сюжета - сказка о девочке, которая мечтала танцевать, но статус королевской дочери не позволял ей встать на пуанты. Буке играет маму этой принцессы, а по ходу фильма мы узнаем, что королева была известной танцовщицей, но по восшествии на трон вынуждена была расстаться с танцами. По всему сказочному королевству прокатился запрет на ношение пуантов и тому подобное. Юная Аврора открывает мир заново, а пуанты матери, спрятанные в сундуке на пыльном чердаке, достаются ей, как Золушке хрустальные башмачки - обе неожиданно для самих себя надевают бальную обувь и танцуют как профи.
У кинокритиков наивный детский фильм особого успеха не имел, но зрители идут на него охотно. Среди них - влюбленные балетоманы. Главной приманкой стала не только красавица Буке, но и настоящие артисты Парижской Оперы. О повышенном интересе к этим персонажам говорить не приходится. Чего стоит главная парижская этуаль Николя Ле Риш в роли Художника, которого полюбила Аврора и который умирает у нее на глазах, с достоинством защищая свою честь артиста. Или пикантный кавалер Кадер Белярби, загримированный в фильме под восточного шейха, который приехал свататься к Авроре и по традиции показывал танцы своего народа в собственной же хореографии. Нехитрый танец a la "Шехеразада" Фокина с другими идолами балетной сцены Парижа и Гамбурга Мари-Аньес Жилло и братьями Иржи и Отто Бубеничеками. Еще снялся здесь Ян Бридар - он изображал другого принца и, соответственно, сочинил другого рода танцы, также исполненные артистами Парижской Оперы. Самым отвратительным из национальных принцев Авроре показался японский - он, как и двое других претендентов на руку принцессы, показал танцы своего народа (в хореографии Ютака Такей, танцовщика труппы Каролин Карлсон). И наконец, несколько танцев для Авроры (Марго Шателье) сочинила сама Карлсон, вызвав в актрисе бурю противоречивых эмоций. Ее можно понять - учиться танцу у суровой Каролин никому сахаром не покажется.
Нильс Тавернье - один из немногих счастливчиков режиссеров, удостоенных высокой чести - разрешения снимать фильмы в Опера Гарнье, привлекать для бытовых интервью солистов балета, простаивать с камерой в кулисах и репетиционных залах - в общем, делать все, что его душе захочется. В повседневной жизни Нильс скорее похож на рокера, главное его занятие - съемки документального кино в экстремальных условиях. На съемках одного такого фильма в Касабланке он и познакомился с Буке. Его подруга танцевала в Парижской Опере, и, когда он познакомился с Буке, он уже был человеком абсолютно больным балетом, но не с позиции зрителя, а как бы изнутри. В 2000 году он снял фильм "Звезды" - о закулисной жизни одного из самых респектабельных театров мира - Парижской Оперы. То, что он записал и смонтировал, мало чем напоминает безмятежные полотна Дега. В его трактовке нежные и тонкие балерины во время репетиций похожи то на взбесившихся фурий, то на медитирующих дзен-буддистов, то на токсикоманок, задыхающихся от сигаретного дыма. Но пленка зафиксировала и парадную сторону театра: по мере приближения вечернего спектакля хаос сменяется светом и порядком - замарашки превращаются в неземных дев - вилис, сильфид, наяд. Многие артисты охотно откровенничают перед камерой Тавернье. Вот такая изнанка великого искусства.
Почему этот фильм привезла в Москву именно Кароль Буке, хотя актриса играет в нем не главную героиню, понятно объяснила сама Буке. Отсняв балетного материала на фильм, который мог бы длиться несколько дней, Тавернье пришел к Буке и попросил оказать ему поддержку, так как у молодого режиссера-документалиста было мало шансов получить разрешение на съемки художественного фильма-сказки. Участие Буке поспособствовало продвижению проекта, и через несколько лет этот фильм действительно вышел на экраны. Роль королевы-матери, которая, умирая, завещает дочери "никогда не забывай танцевать, даже когда тебе грустно", а затем появляется в образе доброй феи, предостерегая ее от опасностей, и роль защитницы молодого талантливого режиссера, влюбленного в балет, слились для Буке в единое целое. Она с удовольствием едет хоть на край земли, чтобы представить зрителям новую картину. До Москвы, например, она побывала в Новосибирске с этой миссией.
Эксклюзивными правами на фильм "Принцесса Аврора" владеет кинотеатр "35 мм". В прокат фильм выходит с конца декабря и надежно продержится в репертуаре в течение Рождественских праздников.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Чт Дек 28, 2006 4:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122803
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Н. Осипова
Авторы|
Заголовок| Итоги года. ДЕБЮТ ГОДА. Триумф новой Китри. Наталия Осипова
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20061228
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=688&rubric_id=1000357&crubric_id=1001976&pub_id=804039
Аннотация|

Чтобы назвать Наталию Осипову самой яркой дебютанткой сезона, было две причины. В октябре Наташа станцевала Китри. Ждали чудес, но не столько от нее, сколько от партнера - 17-летнего белорусского вундеркинда Ивана Васильева. Интрига завораживала. Острых впечатлений дождались, но прежде всего от Китри. В этой партии, стоптанной столькими пуантами за столетие, Наталия Осипова может нравиться, может - нет, но не признать ее невозможно. Появилась балерина московская. Таких танцовщиц, танцовщиц Первопрестольной, в чистом, первозданном виде было не так уж и много. Это балерины особого склада, открытого темперамента, соборного звучания, вихревого темперамента. Такой была напористая и бесстрашная Ольга Лепешинская, а еще раньше Екатерина Гельцер, чьи мимику и жесты благовоспитанный Петербург считал утрированными. Потом появилась Майя - с ее умением сместить акценты, сделать самый что ни на есть правильный текст немного странным и вопреки канонам, но от него, текста перемененного и своевольно присвоенного, было глаз не отвести! Была еще Екатерина Максимова, чья Китри - особая статья, начертанная танцовщицей из редчайшей породы универсалов, искусством которой способны восхищаться приверженцы самых разных стилей и манер. От них, этуалей, Наташа Осипова приняла московскую эстафету. Ее танец рождает ностальгию по тем, давно ушедшим, а кем-то и не виданным временам, знакомым уже только по легендам, когда на площадь Барселоны выплескивалась танцевальная вольница. От ее пируэтов в вариации с кастаньетами кружится голова, двойные и тройные вращения в фуэте кажутся нереальными, а прыжки, невероятные по высоте, полетности и зависанию в эфире, - от Бога. Ее па подчиняют ритмы, становятся эстетической категорией, но ни разу - гимнастикой или трюком. Что и говорить, драгоценный блеск московского стиля с его азартом и легкостью, задором и жизнерадостностью через десятилетия напомнил о себе. Балет, который ведет Наташа, - не танцевальная история, давно набившая оскомину, а приключение.
Говорят, что Осипову открыли лондонские гастроли, там строгие критики действительно назвали ее главной сенсацией визита Большого и "новой Плисецкой". Не смеем сопоставлять, но в традиционных летних анкетах нашей газеты московские критики в номинации "Дебют" уже второй год кряду называют Наташу, которая перед "Дон Кихотом" перетанцевала множество прыжковых репертуарных вариаций и во всех была неподражаема.
Память неотвратно хранит резкие суждения профессионалов о юной выпускнице МАХУ Н.Осиповой (класс Марины Леоновой), после традиционного концерта ополчившихся на строение ее ног и "невоспитанную" стопу. Нетрудно представить, что пришлось пережить и претерпеть семнадцатилетней девочке, страшно представить, какой необратимой могла бы стать психологическая ломка. Но она сумела преодолеть атаки и доказала, что чувство танца - дар не менее ценный, чем складное строение тел иных воспитанниц Терпсихоры, которых превозносят сразу и "навсегда".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Чт Дек 28, 2006 4:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122804
Тема| Балет, БТ, МТ, Гастроли в Лондоне
Авторы|
Заголовок| Итоги года. ГАСТРОЛИ ГОДА. Наши за границей. Русский сезон в Лондоне
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20061228
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=688&crubric_id=1001979&rubric_id=1000357&pub_id=804046
Аннотация|

Летом на берегу Темзы случилась великая встреча. На сцене "Королевской оперы" выступал Большой театр, в соседнем "Колизеуме" - Мариинский. Питерцы представили фестиваль "Шостакович на сцене", посвященный столетию со дня рождения композитора, и вместили в афишу 15 симфоний, две оперы, одну оперетту и четыре балета Шостаковича. Москвичи тоже приурочили визит к юбилею: ровно полвека назад Большой впервые покорил Лондон, тогда успех был связан с именем Галины Улановой. На этот раз из Первопрестольной привезли и оперную труппу, но дали ей меньше афишного места: восемь балетов к двум операм. Конечно, оба театра приезжали в Лондон неоднократно, но в параллельном и грандиозном турне "схлестнулись" впервые.
Европа любит прогнозировать, и в анонсах, предлагавшихся заблаговременно, симпатии и предпочтения отдавались петербуржцам. Мариинский возбуждал умением сохранять шедевры (для консервативных лондонцев - особая ценность) и способностью перешагнуть в XXI век (в чем, конечно, титанизм маэстро Гергиева сыграл не последнюю роль). Большой представлялся музейной реликвией советской эпохи, музея, не очень-то старинного, а того, где хранятся сильно подновленные и подправленные раритеты. То есть труппой, живущей прежними заслугами. Пресса пророчила схватку титанов, не сомневаясь в победе Мариинского.
Оперные спектакли обеих трупп (Мариинские "Катерина Измайлова", "Нос" и концертный вариант оперетты "Москва, Черемушки"; из Большого - "Огненный ангел" и "Борис Годунов") были восприняты благожелательно. В том, что в Мариинке - оперный бум, британцы и не сомневались, а вот Большой сумел доказать, что имеет еще и оперу, критика похвалила и солистов, и оркестр за точность и чистоту звучания.
Противостояние развернулось в области балета. И здесь победу москвичам обеспечил точный репертуарный расчет. Неудача "Золотого века", еще на родине признанного самым ярким провалом Мариинки, подмяла и одноактные балеты, дорогие сердцу российских балетоманов - "Ленинградскую симфонию" и "Клопа". Ситуацию не спасли даже звездные примы. Большому было легче - он не был связан тематикой, подхлестываемой честолюбием представить неведомого балетного Шостаковича. Да и размах был иным: Большой обрушил на Лондон эксклюзивный репертуар, которого там явно не ждали. Среди показанных балетов - "Светлый ручей" и "Игра в карты" (восторг критиков и зрителей), "Золушка" и "Пиковая дама", а также парадная классика, уже апробированная гастрольными успехами: "Лебединое озеро", "Дон Кихот" и "Дочь фараона". В результате - безоговорочный успех Большого, сумевшего сменить свой "международный образ", превратившись из монстра-неудачника в живого современника.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Пт Дек 29, 2006 12:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122901
Тема| Балет, БТ, Гастроли в Лондоне
Авторы|
Заголовок| Триумфы: Быков и Золушка
Большой балет стал новым
Где опубликовано| «Ведомости»
Дата публикации| 20061229
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2006/12/29/118523
Аннотация|

Удельный вес своего успеха русский балет определяет западными контрактами. После трехнедельного летнего сезона в лондонском Covent Garden Большой театр обеспечил его будущее на годы вперед.
Русский балет все еще успешно эксплуатирует имидж единственного и неповторимого хранителя классического наследия.
Однако на этот раз англичане неожиданно открыли для себя, что не все спектакли из России — коллекция архаических красот. Впервые театр не просто разбавил традиционный репертуар одной новой постановкой, но продемонстрировал, что активно учится говорить на современном языке: в Лондоне были представлены “Светлый ручей” и “Игра в карты” Алексея Ратманского, “Золушка” Юрия Посохова и “Пиковая дама” французского классика Ролана Пети. Вердикт критиков резюмировала The Telegraph: “Моя единственная претензия к потрясающим гастролям Большого — то, что они показывали свои лучшие спектакли так недолго”. А это значит, что мир признал современную хореографию такой же специализацией русского балета, как творения Петипа.
После долгой паузы на мировой сцене показала себя и опера Большого театра — тоже успешно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Пт Дек 29, 2006 12:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122902
Тема| Балет, «Короли танца», Труппа Альвина Эйли, «Трокадеро де Монте Карло», Театр «Хореографические миниатюры, Персоналии, С. Данилян, Н. Цискаридзе, Д. Вишнева, Т. Тарп, Г. Алексидзе
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| ПРОЩАЙ, УХОДЯЩИЙ!
Где опубликовано| «Русский базар»
Дата публикации| 200612
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/cgi-bin/rb.cgi/n=52&r=variation&y=2006
Аннотация|



ПОЗДРАВЛЕНИЕ
Многим из нас в канун Нового года стоит помянуть добром уходящий 2006.
Напомню нашим читателям, что в феврале этого года в балетном мире Америки произошло событие, получившее международный резонанс: агентство «Ardani Artist» создало экстравагантный проект балетного вечера «Короли танца». Сергею Даниляну не в первый раз доводится будоражить довольно респектабельную балетную жизнь Нью-Йорка.
Я считаю программу спектакля «Короли танца» достойной балетных вечеров Сергея Дягилева. В последнем номере журнала “New York” отмечались все выдающиеся явления городской культурной жизни за последний год. В объединенном музыкально-балетном отделе «Короли танца» заняли ШЕСТОЕ место в общем списке и ПЕРВОЕ - среди отмеченных событий в области хореографического искусства Нью-Йорка. В следующем году эта программа будет показана в Москве.
В газете «Нью-Йорк таймс» за 24 декабря балетные критики также отметили достижения театров за уходящий год. Критик Джия Курлас отметила одного из «королей танца» - премьера Большого театра Николая Цискаридзе за его выдающееся участие в «королевском» репертуаре. Джон Рокуэл, ведущий критик газеты, назвал выступление примы-балерины Мариинского театра Дианы Вишневой в роли Манон лучшим в программе открытия гастролей Американского балетного театра в Линкольн центре. Сергей Данилян является импресарио выдающейся русской балерины, благодаря ему мы теперь можем видеть в Нью-Йорке спектакли с участием Вишневой.
Я с огромным удовольствием поздравляю Гаяне и Сергея Даниляна с заслуженным успехом их многосторонней деятельности и желаю им осуществления новых проектов!

ПОСЛЕДНИЕ
СПЕКТАКЛИ ТРУППЫ АЛЬВИНА ЭЙЛИ
Последним днем уходящего года заканчиваются и гастроли уникальной труппы, созданной Альвином Эйли. Основной состав участников театра – чернокожие (всех оттенков) танцовщики Америки. Две белые девы труппу не украшают, потому что совершенно не владеют пластикой черных артистов, на которую рассчитан репертуар труппы. Каждый год труппа показывает несколько балетов современных хореографов. Я уже писала, что очередное произведение Твайлы Тарп, которая не отличается богатством фантазии, было исполнено танцовщиками Эйли так самобытно, что стало, на мой взгляд, лучшей премьерой сезона. Большой резонанс вызвал балет известного хореографа Джона Бутлера «Портрет Билли». Номер поставлен под запись песен в исполнении знаменитой певицы Билли Холидай.
Но на меня наибольшее впечатление среди произведений современных хореографов произвел балет “Grace” («Молитва») на музыку и под пение разных композиторов и певцов. Это было ни с чем не сравнимое зрелище: языческие пляски, шаманство, впадение в транс. Народ, принявший в конце балета христианство, танцевал менее вдохновенно. А как исполняли этот языческий пляс, языческую молитву артисты Эйли и особенно Дана Смаллвуд! Казалось, ее руки, заплетавшиеся в невыразимом узоре, не имеют суставов. Я не могла бы уловить ни одного конкретного движения, ни одной – даже мгновенной – позы. Это был страстный, ни с каким другим не сравнимый танец-вакханалия в честь неведомого нам божества.
Замечательно восстановлен балет «Река» Альвина Эйли, но, как и всегда, наибольшее впечатление производит его шедевр «Откровения»! Балет в этом году был включен в большинство программ. Все в нем прекрасно, все впечатляет: и молитва одинокого человека «Я хочу быть готовым к тому времени, когда придет смерть», и бешеное «бегство» невольников с плантаций, и деревенский праздник у дверей церкви, и моление о дожде. Труппа выступает в Нью-Йорке каждый год. Советую всем любителям балета обратить внимание на гастроли театра в следующем году.

ТЕАТР «ТРОКАДЕРО ДЕ МОНТЕ КАРЛО»
Какая же труппа не танцует «русскую классику»! А забытая теперь привычка выбирать сценические псевдонимы из русских имен напоминает нам начало ХХ века, когда слово «балет» являлось почти синонимом русского искусства танца. И «балерины» Лариска Думбченко, и Светлана Лофаткина, и Ольга Суппозова, и Татьяна Йобутйобутская и многие другие «актрисы» труппы «Трокадеро де Монте Карло» в жизни носят совсем другие имена: Рафаэль Морра, Фернандо Медина, Роберт Картер, Тайбор Хорват. Балетная труппа «Трокадеро» - это театр-шутка, его репертуар – пародия не столько даже на сам классический балет, как на манеру исполнения и закулисные нравы. Все артисты этого театра – мужчины, само исполнение ими женских партий в женских костюмах и на пальцах обуславливает пародийность спектаклей. Театр не ставит перед собой серьезных задач расширить рамки мужского танца, как аналогичный «Мужской балет Валерия Михайловского». «Трокадеро» - театр комедии, все в его программе, начиная с названия театра, – шутка.
Я видела только одну программу. В нее включены вторая картина из балета «Лебединое озеро», отрывки из классических балетов и – премьера театра – «Парижское веселье» (на музыку Оффенбаха), балет Леонида Мясина одного из последних хореографов, выращенных Дягилевым, в редакции Сюзан Тревино. Я считаю эту премьеру большой удачей театра.
Нельзя не отметить высокий профессионализм «очаровательниц» «Трокадеро». Как они крутят пируэты! На пальцах! А ведь мужские ноги с детства не приучены к танцам на пуантах. Все «балерины» - профессиональные танцовщики-мужчины. И все – способные актеры. Недаром художественный руководитель театра Тори Добрин (его предки приехали в Америку из Киева) выбрал для репертуара своего театра русский балет, а для своих артистов – русские имена и сочинил им смешные русские биографии: вы не увидите на сцене безликого, механического исполнения, отрывки из балетов актерами не просто станцованы, но и разыграны. Среди исполнителей, как в каждой труппе, есть танцовщики, которые выделяются и которых нельзя не запомнить, а у меня, как у каждого зрителя, есть свои любимцы. В этом сезоне я отдала свое сердце Герде Торд (Бернарду Бургмайеру). Один из самых высоких танцовщиков труппы, он был обворожителен в роли «этуали» из Гранд Опера («Парижское веселье»). Актер превосходно изображал элегантную «гранд даму», привыкшую к своему превосходству над остальными смертными. В исполнении женских ролей артист обладает прекрасным чувством меры.
Присутствуя на генеральной репетиции, я получила дополнительное удовольствие, когда элегантная содержательница варьете (Светлана Лофаткина), перебирая стройными ножками в прюнелевых ботиночках на каблуках, заговорила с кем-то на сцене глубоким басом...
В феврале «Трокадеро» гастролируют в Москве. Впервые театр выступал в Москве в 1993 году с большим успехом. Эту поездку организовал им Сергей Данилян.
До 7 января «Трокадеро» выступают в Joyce Theater, который находится в Манхэттене на углу 19-й улицы и 8-й авеню. Советую тем, кто хочет весело провести время, посмотреть любую из программ.

В РОССИИ
7 декабря в балетной жизни Санкт-Петербурга произошло настоящее событие. Балетный коллектив «Хореографические миниатюры» (созданный покойным Леонидом Якобсоном) показал новую программу «миниатюр» Георгия Алексидзе. Объясню, в чем принципиальное значение этого вечера.
Георгий Алексидзе, известный хореограф, родился в Тбилиси в 1941 году, закончил Московское хореографическое училище и кафедру хореографии в Ленинградской консерватории у Ф.В. Лопухова. В 1996 году показал на сцене Ленинградской филармонии первую программу балетных миниатюр (затем последовали вторая и третья программа), которая по тем временам была авангардным явлением в балетном мире России. Именно поэтому, как ни парадоксально, но так типично для Кировского (Мариинского) театра, этот вечер не был включен в репертуар театра, хотя исполнители были артистами Кировского балета. Некоторые миниатюры и до сих пор могли бы украшать репертуар любой труппы.
Прошло сорок лет. Основная тенденция современных русский балетных театров – подражать изо всех сил западному балету. Алексидзе, вернувшись к идеям своей юности, показал, что не все удачи прошлого устарели и должны быть «сброшены с корабля современности». Алексидзе обратился к музыке Веберна, Канчелли, Люли, Денисова, Пьяцоллы и сочинил 22 новые миниатюры. По словам Арсена Дегена, петербургского балетного критика и историка русского балета, вечер был очень удачным. Хореографическая палитра Алексидзе, как правило, светлая. Но в данном вечере, как свидетельствует Деген, было несколько миниатюр, созданных на основе трагических сюжетов: например, «Превращение» (Кафка), «Страх» на слова М. Цветаевой («Ты дал мне детство лучше сказки, так дай мне смерть в семнадцать лет»), посвященное поэтессе. Как и 40 лет назад, большое место в программе занимают миниатюры на темы греческих мифов: «Плач Армиды» (исполняется танцовщиком Мариинского театра Сергеем Поповым в тунике наполовину мужской, наполовину женской, как воспоминания о тех временах, когда женские роли исполняли только мужчины); «Современный Нарцисс» (к этой теме хореограф не раз обращался и раньше); «Ио и овод»; «Орфей и Эвридика».
Деген отметил также номер «Петроградская Мадонна» (по мотивам картин Петрова-Водкина), «Цвет граната» (посвящено Параджанову), «Феникс».
По словам критика, современная труппа «Хореографических миниатюр» (художественный руководитель Юрий Петухов) не обладает интересными солистами. Поэтому некоторые миниатюры просто не прозвучали в плохом исполнении. Другое дело, когда балетные номера Алексидзе танцевали приглашенные артисты других театров...
На спектакль собрались элита балетного Петербурга, критики и артисты, в том числе звезды прошлых лет Ирина Колпакова, Никита Долгушин (оба – исполнители первых программ Алексидзе), Владлен Семенов.
Года два назад Алексидзе был избит грабителями на улицах Москвы и провел долгое время в больнице. Хореограф почти потерял зрение, но не потерял творческого импульса. От всего сердца поздравляю его с возвращением - и таким удачным! к творческой деятельности в минувшем 2006 году!

Фото автора
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Пт Дек 29, 2006 12:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 200612903
Тема| Кино, Балет, Парижская опера, «Принцесса Аврора»
Авторы| Андрей Плахов
Заголовок| Балетный плод сладок
// "Принцесса Аврора" Нильса Тавернье
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20061228
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=733781&issueId=30290
Аннотация| премьера кино



Выход "Принцессы Авроры" Нильса Тавернье приурочили к школьным каникулам. Но, как и положено хорошей сказке, любознательным взрослым она тоже может быть интересна, считает АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ.
Как и во всякой сказке, сюжет уже давно кем-то написан, осталось место только для вариаций. Королевство, где жадный и коварный казначей интригует, чтобы выдать принцессу замуж за богатого принца (официальный повод – пора спасать страну от разорения). Принцесса Аврора, которая влюбляется в красивого и романтичного художника. В королевстве высшим указом запрещено танцевать, похоже, когда-то в танце королю наступили на больную мозоль. Но королева до сих пор бредит воспоминанием о балах своей юности и передала запретную любовь дочери. Королеву играет Кароль Буке, и можно смело сказать, что без нее не было бы фильма. Вроде и роли-то никакой нет, а если есть, то чисто костюмная, но актриса вкладывает в портрет ледяной красавицы столько чувственности и затаенной страсти, что мечта о танце наполняется эротическим томлением.
Нильс Тавернье вышел из кинематографической семьи: он – сын знаменитого режиссера Бертрана Тавернье. В юности отец был "синематечной крысой", а в зрелом возрасте написал авторскую историю кино и известен тем, что с первого кадра узнает происхождение любого фильма,– где, когда, кем и при каких обстоятельствах он был снят. Состязаться с папой было бессмысленно, и Нильс (которого, кажется, назвали в честь героя популярной сказки) пошел по другой стезе. Он делал документальные фильмы, темы которых варьировались от детской работорговли до эвтаназии, от беженцев в Азербайджане до балета. Танец особенно вдохновлял Тавернье-младшего, который заработал славу редкого кинорежиссера, которого пускают за кулисы и "Гранд-опера", и "Мулен Руж".
"Принцесса Аврора" и была задумана как фильм-балет, героиня которого (юная балерина Марго Шателье) не просто танцует, но на глазах у зрителя прощается с детством, превращается из девочки в женщину и неожиданно открывает, какое действие на мужчин оказывают ее балетные движения. Подобных фильмов давно не было в огрубевшем и опростившемся французском кино. Больше всего "Принцесса Аврора" напоминает о поющих и танцующих фильмах Жака Деми – не столько даже о "Шербурских зонтиках" и "Девушках из Рошфора", сколько об "Ослиной шкуре", эталонной экранизации сказки Шарля Перро, где молодая Катрин Денев играла Принцессу, а матерый Жан Маре – ее отца, которому умирающая королева завещала жениться на женщине, более красивой, чем она сама. И другой кандидатуры, кроме Принцессы, нет.
Сохранив патриархальное целомудрие сказочного сюжета, романтик Деми сделал двухадресный фильм: дети воспринимали его как волшебную сказку, взрослые осознавали ее фривольную подоплеку. Нильс Тавернье продолжил сказочную традицию, но постарался избежать двусмысленности. Намеки, которые он себе позволяет, простодушны: ну да, речь идет о поисках свободы, об эмансипации женщин. Сам режиссер называет свой фильм "политическим актом", и эти слова можно оставить на совести автора, ибо "Принцесса Аврора", в отличие от одноименного крейсера, не провозглашает революций, а всего лишь выражает устремленность к красоте.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Пт Дек 29, 2006 12:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122904
Тема| Балет, БТ, Фестиваль в честь Ю. Григоровича,Персоналии, Ю. Григорович
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Новатор и диктатор
Юрию Григоровичу исполняется 80 лет
Где опубликовано| «Независимая газета»
Дата публикации| 20061229
Ссылка| http://www.ng.ru/saturday/2006-12-29/16_grigorovich.html
Аннотация|



Юрий Григорович возглавлял балет Большого театра тридцать лет.
Большой театр посвящает юбилею Юрия Григоровича январскую афишу. Кроме проката его главных балетов планируется специальный вечер. Григорович только что выпустил редакцию балета «Иван Грозный» в Краснодаре – здесь юбиляр трудится в последние годы, и благодарная Кубань зимой намерена арендовать сцену Ковент-Гардена: чествовать хореографа будут и в Лондоне.
Юрий Николаевич Григорович возглавлял балет Большого театра тридцать лет. За это время главный балетмейстер воспитал поколения зрителей и артистов, для которых его стиль в балете – почти единственно возможный. Когда в зале и за кулисами театра кто-то возмущается танцевальными нововведениями, эталоном истинного искусства выступают балеты Григоровича. Клака ГАБТа боготворит Ю.Н.Г. до сих пор. На спектаклях можно услышать крики из зала: «Григорович – гений!». Особенно громко кричат, если дают премьеру балета, поставленного не Григоровичем.
А начиналось все с точностью до наоборот.

Амбиции ниспровергателя

О Григоровиче заговорили в конце 50-х годов, а в начале 60-х многие уже были уверены, что в его лице грядет выход из творческого кризиса, охватившего советскую хореографию сталинского образца. Адепты старого «драмбалета» (авторы и критики) произносили имя Григоровича с зубовным скрежетом. Молодая поросль внутри театра и на страницах газет, наоборот, приветствовала его поиски «симфонического танца» как глоток свежего воздуха. За плечами Ю.Н.Г. к тому времени были новаторские спектакли «Каменный цветок» и «Легенда о любви», поставленные в Ленинграде. Григорович привел советский балет в эстетическое соответствие со временем «оттепели». В его спектаклях нравился отказ от прямой иллюстративности за счет режиссерских и пластических обобщений.
Григорович – ленинградец по рождению, внук царского адмирала Альфреда Розая и племянник Георгия Розая (солиста русского императорского балета и дягилевской антрепризы). Незаурядный характерный танцовщик Григорович 18 лет танцевал в труппе Кировского (Мариинского) театра. Первый балет будущего хореографа – «Аистенок» – был поставлен в самодеятельном театре. Когда пожилой властитель балета Кировского театра Константин Сергеев стал вставлять палки в колеса молодому сопернику, Москва стала спасением – Григорович, полный творческих амбиций, переехал в столицу. В 1964 году 37-летний хореограф был назначен главным балетмейстером Большого театра.

Кто в доме хозяин?

Хроника постановок Григоровича в Большом театре: «Каменный цветок»(1959), «Легенда о любви» (1965), «Щелкунчик» (1966), «Спартак» (1968), «Иван Грозный» (1975), «Ангара» (1976), «Ромео и Джульетта» (1979), «Золотой век» (1982). Плюс версии «Спящей красавицы», «Лебединого озера», «Жизели», «Дон Кихота», «Раймонды», «Баядерки» и «Корсара». Григорович обласкан «сверху»: Ленинская премия за «Спартака», Государственная премия за «Ангару» – балет о сибирской рабочей молодежи, звания народного артиста, Героя Социалистического Труда. И возможность беспартийному хореографу возглавлять труппу главного театра страны. (Случилась, правда, неувязка с «Лебединым озером». Григорович мечтал сделать трагический финал балета, но министр культуры Фурцева потребовала оптимизма. В результате Одетта много лет не погибала, а воссоединялась с Принцем. Когда Ю.Н.Г. несколько лет назад восстанавливал балет, никто не мешал ему закончить спектакль по собственному желанию. Одетта скончалась.)
На первом этапе все было прекрасно. Молодые артисты Григоровича любили, в том числе и будущие враги. Владимир Васильев и Марис Лиепа с восторгом участвовали и прославились в «Спартаке». «Щелкунчик» признан одной из лучших в мире балетных версий музыки Чайковского. «Спартак» Большой театр долгие годы называл своей «визитной карточкой» (по свидетельству Николая Цискаридзе, за билеты на «Спартак» можно было «выменять подписку на редкие книги или устроиться к хорошему врачу»). Лучшие спектакли Григоровича вошли в «золотой фонд» ХХ века.
Со временем в Большом балете начались проблемы. Григорович получил огромную и несменяемую власть. «Грозный» в общественном мнении не был принят однозначно: автора упрекали за сочувствие идее «цель оправдывает средства». Аскетизм танцевальной лексики Григоровича нравился далеко не всем. Многие были недовольны, что Ю.Н.Г. заменил собственным шекспировским балетом старый шедевр Леонида Лавровского. Как часто происходило в Большом театре в разные периоды его истории, началась «подковерная» борьба, хождения знаменитостей по инстанциям «за» и «против» Григоровича, пошли собрания балетной молодежи, требовавшей освободить им место в спектаклях за счет «состарившихся» народных артистов. В начале 90-х немецкий журнал «Шпигель» опубликовал статью, обвинявшую Ю.Н.Г. в авторитарном руководстве и творческом монополизме. Странным казалось и долгое бездействие хореографа: «Золотой век», во многом – цитатник собственных произведений со следами творческой усталости, стал последней оригинальной постановкой главы балета ГАБТа. С 1982 года Григорович не ставит ничего нового. В его творчестве останутся лишь редакции классики и перелицовки прежних работ.
За время правления Григоровича балетная труппа выезжала танцевать за границу около ста раз. Когда-нибудь напишут захватывающую эпопею на тему «Зарубежные гастроли советских театров как рычаг управления и способ подавления недовольных». Пока эта трагикомедия больше известна в закулисных рассказах очевидцев, только Майя Плисецкая приоткрыла занавес в откровенных мемуарах. С течением времени Ю.Н.Г. стал неприкасаемым для критики. Когда в издательстве «Искусство» чудом вышла книга, в которой подвергались сомнению некоторые аспекты гениальности Ю.Н.Г, автор стал получать угрозы по телефону, редактор, пропустивший крамолу, был уволен, появились разгромные рецензии на издание.

Конец эпохи

7 марта 1995 года главный балетмейстер ушел из Большого театра по «собственному желанию»: он узнал, что ему на смену готовят Владимира Васильева. С увольнением Ю.Н.Г. «наверху» изменили структуру руководства театром: указом президента Ельцина была упразднена должность главного балетмейстера, отныне балет возглавляет художественный руководитель. После ухода Григоровича ГАБТ сотрясла забастовка: 10 марта верные люди в труппе в знак протеста сорвали показ спектакля «Ромео и Джульетта».
Увольнению предшествовал конфликт Ю.Н.Г. с директором Большого театра Владимиром Кокониным. Директор захотел внедрить в театре контрактную систему, а это означало конкурс на руководящие творческие должности. Такого главный балетмейстер стерпеть не мог. В прессе появилось совместное «открытое письмо», подписанное Григоровичем, главным художником ГАБТа Валерием Левенталем и главным дирижером Александром Лазаревым. Они обвинили Коконина в узурпации власти и одновременно покинули ГАБТ.

Свободное плавание

Григоровичу предложили работу в Краснодаре. Там он воссоздал почти все свои балеты и учредил международный балетный конкурс. В 1999 году Ю.Н.Г. чуть не сорвал гастроли балета Большого театра в Лондоне. Григорович потребовал заплатить ему «вперед» 100 тысяч фунтов по авторским правам. Театр настаивал, что права принадлежат ему как работодателю постановщика, а не Григоровичу, который должен был в любом случае получить отчисления от сборов со спектаклей. Конфликт удалось уладить.
Григорович вернулся в ГАБТ, когда Васильева на посту директора сменил Геннадий Рождественский. С тех пор Ю.Н.Г. изредка посещает театр как зритель, но регулярно возвращается как восстановитель своих балетов и глава балетных конкурсов. В интервью он мягко критикует политику нынешней администрации «за перегиб в сторону современного балета». С гордостью вспоминает: «Когда я работал в Большом, балетные спектакли устойчиво давали полные сборы. Опера – когда как». Иногда откровенничает: «Я пил и пью водку всегда, но никогда – с горя».
Причины дружбы Григоровича с Анастасией Волочковой за многие годы обросли версиями и слухами, но факт остается фактом: когда Ю.Н.Г. возобновлял в Большом «Лебединое озеро», он поставил условие: главную роль – Волочковой. В конфликт балерины с театром Ю.Н.Г. публично не вмешивался, но в интервью он часто говорит про «уникальное дарование» и талант «волшебной танцовщицы». Волочкова получила приз на возглавляемом Григоровичем балетном смотре «Бенуа де ла данс». Церемония выдачи приза спровоцировала скандал и крики «Позор!» в зрительном зале.
За всю жизнь Ю.Н.Г. поставил около 20 балетов (вместе с редакциями классики). Для сравнения: ровесник Григоровича Морис Бежар, активно творящий до сих пор, сочинил около двухсот балетов, считая одноактные. Григорович то заявлял о «Мастере и Маргарите», то обещал «Золушку». Последняя попытка была продекларирована в ГАБТе несколько лет назад – балет на музыку Шостаковича «Болт». Но все осталось в разговорах.
В последние годы Григорович вместе с женой, Натальей Бессмертновой, ездит по свету, ставит в разных театрах мира свои балеты. Иногда что-то слегка меняет в них, как правило, сокращает. Спектакли Григоровича для одних – откровение, для других – балетный музей и памятник «суровому стилю» советских шестидесятников. Его постановки востребованы: сегодня не всякий хореограф владеет большой формой и умеет «собрать» спектакль в нескольких действиях. У Григоровича масса эпигонов. То, что было революционным, стало консервативным и академическим. Так часто бывает в истории искусства.

Обдумывает... ...и претворяет. Фото Дамира Юсупова (Большой театр)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10999

СообщениеДобавлено: Пт Дек 29, 2006 12:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006122905
Тема| Балет, БТ, фестиваль в честь Юрия Григоровича, «Щелкунчик», «Легенда о любви», «Спартак»
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| И много-много радости детишкам принесла
В самом новогоднем балете «Щелкунчик» все опять танцуют вокруг елки
Где опубликовано| «Независимая газета»
Дата публикации| 20061229
Ссылка| http://www.ng.ru/accent/2006-12-29/23_shelkunchik.html
Аннотация|

Ожившими куклами уже много десятилетий заманивают зимой на балет упрямых детей и ностальгически настроенных взрослых. Фото из архива Большого театра

31.12–7.1. Новогодняя афиша Большого театра.

«Щелкунчик» – истинный кормилец всех музыкальных театров мира, начиная с Рождества в Европе и кончая российскими зимними каникулами для младших школьников.
Балет по сказке Гофмана густо усыпан снегом и украшен елочными игрушками, прямо на сцене вырастает громадная елка, вокруг которой водят хороводы взрослые и дети.
Страшная битва оловянных солдатиков с крысами тоже впечатляет, хотя разных людей – по-разному: ее можно читать как метафору изничтожения вселенского зла, но отдельные зрители (на одном спектакле я слышала это собственными ушами) вспоминают, как отчаянно они морили тараканов в своей квартире.
В музыке Чайковского слышно нечто возвышенно-мечтательное, словно пожелание на Новый год, но не обыденное, типа «счастья, здоровья и успехов в личной жизни», а как бы несбыточное – например, в 2007 году научиться летать по собственному желанию и посмотреть сверху на ночную Москву.
Впрочем, полеты и так будут, потому что в «Щелкунчике» Большого театра герои, Маша и Принц, забираются на елку в огромной ладье, раскачивающейся над сценой.
И зрители не видят ни страховочных ремней, ни театральных рабочих за кулисами, которые для эффекта «поездки» тянут туда-сюда канаты, привязанные к мачте. Зато танцующе-порхающих снежинок хоть отбавляй. И бьюсь об заклад, что только совсем толстокожий человек тут не вспомнит о босоногом детстве.
31 декабря «Щелкунчиков» будет два – утром и вечером. Цены на эти спектакли немаленькие, но кайф от посещения театра перед Новым годом – большой. Вот Николай Цискаридзе уже много лет не упускает возможность станцевать в «Щелкунчике» в последний вечер года. В паре с балериной Светланой Лунькиной он снова выйдет на сцену, позолотив до блеска свои черные волосы и нарядившись в ярко-красный с золотом костюм.
В начале января обойма «Щелкунчиков» пополнится еще двумя спектаклями в рамках фестиваля, посвященного юбилею Юрия Григоровича.
Показы балетов этого же хореографа «Золотой век», «Спартак» и «Легенда о любви» добавят к новогодней теме толику жары. Ведь неплохо зимним вечерком поужинать в ресторане южного российского города («Золотой век»), поучаствовать в оргии древнеримских патрициев («Спартак») или позагорать на солнышке в жаркой восточной стране («Легенда о любви»).
При этом надо учесть, что в балетах ГАБТа первой декады января найдут свое и любители триллеров (в «Золотом веке» под видом мирных обывателей орудует шайка бандитов), и поклонники кровавых видов спорта («Спартак» полон гладиаторских боев), и те, кто жаждет лицезреть большую и чистую страсть («Легенда о любви» – говорящее название).
Финалы балетов – разные. В «Веке» полный хеппи-энд – комсомольцы разоружают бандюков и привлекают на свою сторону ресторанную танцовщицу. В «Легенде» чувство долга побеждает зов сердца и плоти.
А в грустном «Спартаке» главного героя враги поднимают на мечах. Но, что приятно, на этом спектакле временно примиряются идеологические противники: и коммунисты, и капиталисты с одинаковым увлечением смотрят на балетные перипетии классовой древнеримской борьбы, не отождествляя себя ни с восставшими рабами, ни с надменными рабовладельцами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 7 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика