Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2006-03
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 9, 10, 11, 12, 13  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25124
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 25, 2006 10:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032503
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Ю.Григорович, А.Антоничева, Д.Матвиенко, Н.Цискаридзе
Авторы| Николай Долгополов
Заголовок| "Золотой век" вернулся
ЗАМЕТКИ С БАЛЕТНОЙ ПРЕМЬЕРЫ
К 100-летию Дмитрия Шостаковича балетмейстер Юрий Григорович вернул на сцену знаменитый балет.
Где опубликовано| «Труд»
Дата публикации| 20060325
Ссылка| http://info.trud.ru/trud.php?id=200603250520602
Аннотация|

Мой самый ближайший родственник, друживший с Дмитрием Дмитриевичем, не раз рассказывал, что сам композитор своих балетов не любил, даже в моменты откровений говорить о них отказывался. Именно они вызывали у советской номенклатуры жуткое неприятие. А напечатанная в "Правде" статья под убогим заголовком "Сумбур вместо музыки" с погромным разносом его балетов чуть не стала для великого творца смертным приговором. И на просьбу Юрия Николаевича поставить "Золотой век" композитор ответил: "Не надо реанимировать эти балеты, я бы не хотел..." Но настойчивый Григорович поставил балет в 1982-м в Большом и вернул ушедшего в 1975-м Шостаковича на балетную сцену.

А вчера "Золотой век" снова возвратился к зрителю. "Я просто хотел восстановить справедливость по отношению к Шостаковичу и его музыке, - сказал мне Юрий Николаевич. - На предложение генерального директора Иксанова и главного балетмейстера Ратманского возобновить балет откликнулся с радостью. Этот спектакль совсем не похож на "тяжелый" классический балет. Вот увидите".

Увидел. И именно на вчерашней премьере в Большом театре стало ослепительно понятно, почему в сталинскую эпоху балет был поруган и изгнан. Да потому, что Шостакович на десятилетия вперед опередил свое время. Музыка, написанная композитором в 1930-м, звучит столь современно, что просто диву даешься. Ну как в прошлом веке можно было так угадать, сделать балет вроде бы на актуальную тему, но заглянуть настолько вперед, в век грядущий, действительно золотой?

Ритмы столь свежи, что молодые звезды Большого танцуют с невиданным удовольствием и охотой, я бы сказал, яростно. Невольно сравниваешь эту редакцию "Золотого века", с той, что видел в 80-е. И кажется, что нынешняя более зрелищна - она легче, как-то раскрепощеннее. Наверное, одно из открытий "Золотого века" - Денис Матвиенко. Его молодой рыбак Борис - сама мощь, порыв, молодость. Анна Антоничева в партии Риты напомнила знаменитую Наталью Бессмертнову. Нет, не исчезла в Большом высочайшая техника и тонкая лирика, которой порой столь не хватало некоторым ее примам. А Николай Цискаридзе расшевелил избалованную премьерную публику, заставил взорваться "бисом", овациями. До чего же хорош его конферансье ресторана "Золотой век" - тут и юмор, и отточенное мастерство, и драматическая игра, и, что нечасто встретишь теперь в балете, игра со зрителем.

В спектакле 11 картин и после каждой хотелось, чтобы "Золотой век" продолжался, не заканчивался. Ну, ей-богу, прямо рвалась мольба: потанцуйте еще, хоть немного, а? Заслуга в этом, конечно, Григоровича. Мастер сменил свой привычный серебристый ежик на длинные, зачесанные назад седые волосы. А задора, азарта у него прибавилось. Как все это удается отнюдь не молодому балетмейстеру? Впрочем, а как удалось написать такую музыку Дмитрию Шостаковичу в 24 года? У гениев - свои загадки. И у нас, простых смертных, нет на них ответа. Зато дано нам внимать и восхищаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Пн Мар 27, 2006 10:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032701
Тема| Балет. БТ, «Золотой век», Персоналии, Ю. Григорович, М. Аллаш, А. Никулина, А. Волчков, П. Дмитриченко
Авторы| А. Гордеева
Заголовок| Золотые времена. В Большом театре возобновили спектакль 1982 года
Где опубликовано| «Время новостей»
Дата публикации| 20060327
Ссылка| http://www.vremya.ru/2006/51/10/148320.html
Аннотация|



К юбилею Шостаковича в репертуар снова запущен сочиненный Юрием Григоровичем «Золотой век». Снова пустые места в партере (отлично помню, как в моем детстве билеты на сей спектакль вручали в кассе в нагрузку к «Жизели»), снова толпа продавцов у входа (это клаке платят натурой, они потом перетаптываются у входа и впаривают билеты как сумеют), снова ненормированная работа этой клаки (последнее время казалось, что тень стала знать свое место, ан нет, механические аплодисменты в самых неожиданных местах вновь в цене). Воспроизведен ритуал появления «папы» после спектакля на поклонах («папой» звали Григоровича, «мамой» -- ректора МАХУ Софью Головкину) -- со вставанием поднятого клакой зала, с оптом закупленными цветами. Воспроизведено и унылое оформление сцены, последний выдох когда-то определявшего балетную моду Симона Вирсаладзе: в «комсомольских» эпизодах танцующих окружают мутно-алые вымпелы, будто с плохо отмытой кровью, в «нэпманских» -- вымпелы в серо-черных разводах. И сам спектакль воспроизведен, хотя и сокращен до двухактной версии (в сюжете о том, как в 1923 году рыбак Борис уводит из ресторана певичку Риту и они вместе начинают заниматься созидательным трудом, этого самого труда стало меньше; нэпманское разложение в ресторане осталось нетронутым).

Когда этот спектакль выпускали впервые, некоторые вещи были не видны, сейчас обозначились четко. Например, то, что Григорович явно взял схему «Кабаре» Боба Фосса и использовал ее как мог (фильм вышел за десять лет до спектакля; в 1930 году, когда Шостакович написал балет, у него был принципиально другой сюжет -- о выезде советской футбольной команды за рубеж; для своей премьеры балетмейстер вместе с Исааком Гликманом придумал новый). Но у Фосса ведь все сложно, переплетено, замысловато: да, есть не слишком чистый мир кабаре, противостоят ему вестники нового порядка, белокурые детки-ангелы, на пограничье -- Конферансье, соединяющий и разделяющий два мира. Только у светленьких ангелов свастики на рукавах и в течение одной песенки у них тяжелеет взгляд и напрягается челюсть; бульдоги уже, а не дети. У Григоровича же сюжет прорублен просекой: вот правильные комсомольцы, вот неправедные ресторанные людишки (и их предводитель, конечно же, не только ресторанный танцор, но и грабитель, затем убийца). Конферансье также на границе, но позволить себе в 1982 году фигуру, равно издевающуюся над «добром» и «злом», Григорович не мог, и Конферансье, сохранив некоторые замашки фоссовского героя, превратился в фигуру более безобидную, он ближе к опереточному эксцентрику (лихо прыгает на шпагат), чем к демоническому правителю сцены.

В хореографии Григоровича огромные цитаты из всех его старых сочинений -- от «Спартака» до «Ангары» и от «Легенды о любви» до «Ивана Грозного». Видно, как выдохся тогда балетмейстер, «Золотой век» стал его последним оригинальным спектаклем в Большом театре и последним оригинальным спектаклем вообще (с тех пор он все перелицовывает классику и редактирует свои давние постановки). Акробатика, когда-то бывшая органической частью его хореографии, стала главной ее составляющей -- и вот положительный герой поднимет девушку в воздух, перевернет головой вниз, возвратит в исходное положение, потом то же самое сделает отрицательный герой.

В советские «закрытые» года Григоровича спасало то, что деться артистам было некуда, он мог выбирать для своих творений лучших из лучших, они вытаскивали его хореографию. Сейчас у прим контракт, оговаривающий количество спектаклей, а любая корифейка в театре, недовольная темпом карьерного роста, начинает рассылать свои кассеты по западным труппам и жить на чемоданах, недаром пол балетной Германии -- это наши соотечественники. И что бы привычно ни произносилось по поводу консервативности балетной труппы Большого (он есть, этот консерватизм, это правда) и ее вечной и неизбывной любви к Григоровичу (вот тут надо уточнить: конкретных людей к конкретным спектаклям, все-таки «Спартак» и «Щелкунчик» -- это одно, а вот «Золотой век» -- другое, и артисты это прекрасно понимают), триумфальным «возвращением Григоровича» этот спектакль не стал.

В премьере не участвовали самые яркие примы театра -- ни Светлана Захарова, ни Мария Александрова (у каждой оказались свои рабочие планы, не связанные с Большим). Ни один из звездных танцовщиков не захотел выйти в главных ролях (лишь Николай Цискаридзе, пожелав поностальгировать по своему первому году в театре, выбрал себе на премьере роль Конферансье -- это был его дебют в Большом). В результате Ритой стала опытная ведущая солистка театра Мария Аллаш, а далее шанс получила молодежь. Певичкой, этаким советским аналогом Салли Боулз, стала Анна Никулина (числящаяся в кордебалете ученица Екатерины Максимовой обладает хорошим апломбом и острым жестом, она обаятельна и лукава, что можно увидеть даже в очень однообразной партии); роль патетического рыбака получил Александр Волчков (молодой человек, которого Ролан Пети когда-то назвал херувимчиком, сейчас ведущий солист, видимо, скоро станет премьером); бандитом Яшкой очень старался быть кордебалетный танцовщик Павел Дмитриченко (роль была сделана в 1982 году на здоровенного Гедиминаса Таранду, сегодняшний худенький артист старательно пытался надувать бицепсы и изображать грозного злодея -- получилось не очень). Вся эта компания играла в «Золотой век» старательно, но, поскольку, кроме Аллаш, никто из них, к счастью для себя, не представлял, что такое был «век Григоровича» в театре и даже вообще что такое 1982 год, напоминало все это детские игры в войнушку в песочнице. Ветераны вздрагивают и поеживаются, проходя мимо, -- дети изображают из себя «фашистов» и «наших». Для них это уже не живая жизнь, а одна из игр, как в египтян в «Дочери фараона». Только это и может порадовать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Пн Мар 27, 2006 10:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032702
Тема| Балет, БТ, «Золотой век», Персоналии, Ю. Григорович, Д. МатвиенкоЕ. Крысанова, Н. Цискаридзе
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Не расстанусь с комсомолом. Балет «Золотой век» в Большом театре
Где опубликовано| «Независимая газета»
Дата публикации| 20060327
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2006-03-27/8_gabt.html
Аннотация|

Комсомольцы в 'Золотом веке' воплощают связь классического танца с советским физкультпарадом. Сцена из спектакля. Фото Дамира Юсупова

Премьерой «Золотого века» Большой театр выполнил взятые на себя «социалистические обязательства» – поставить к столетию Дмитрия Шостаковича три его балета. Первые два – «Светлый ручей» и «Болт» – осуществил худрук балета Алексей Ратманский. На постановку третьего пригласили Юрия Григоровича. Балетмейстер восстановил свой старый спектакль, в либретто которого общественная нравственность наглядно связана с экономическим строем: при частной собственности – плохие люди, при социализме – хорошие.
В 1930 году, стремясь использовать гений Шостаковича в целях агитации и пропаганды, композитору предложили сюжет про советскую футбольную команду, выезжающую за рубеж и там посрамляющую буржуев. Юный Дмитрий Дмитриевич не испугался глуповатого текста и написал великолепную музыку, но балет все равно не задержался в афише. В 1982 году за дело взялся Юрий Григорович, тогда – главный балетмейстер Большого театра. Он выпустил собственную версию «Золотого века» с новым либретто. В нем появилась важная для балетов любовная тема, для отработки которой партитуру дополнили другими сочинениями композитора.
Дело происходит в южном городе России в 20-е годы. В стране разрешен НЭП, и оттого на родине бушуют безобразия. Положительный герой балета Борис ловит рыбу для трудящихся. «Золотой век» – это нэпманский ресторан, в котором трудятся месье Жак, он же бандит Яшка, прикинувшийся танцовщиком кабаре, и беспартийная Марго, она же Рита, партнерша Яшки, которая пока не знает, что ее ждет большая и чистая любовь с комсомольцем. Но месье Жак тоже положил глаз на Риту, рассчитывая на взаимность. А тут еще боевая подруга бандита Люська, помогающая ощипывать завсегдатаев ресторана, страдает ревностью, отчего получает финку в бок. В финале Яшку с сообщниками упекут в тюрьму, а Рита с Борисом балетными прыжками бросятся строить коммунизм. Забавное либретто хорошо приспособлено для выбранного типа спектакля-плаката. В истории балета бывали сюжеты и похуже, что не влияло напрямую на качество хореографии. Не смущает же никого рассказ о личной жизни воскресшей мумии (балет «Дочь фараона»). Только в фабуле «египетского» балета нет идеологической конъюнктуры…
Переставляя «Ручей» и «Болт», Ратманский взглянул на сталинские истории с иронией нашего современника. Григорович и сегодня верен своей серьезности 1982 года в разработке темы. Как делал он советскую сказку-агитку, так и делает. Только теперь сказка проходит под ностальгическим девизом «Старые танцы о главном».
Но постановщик благоразумно сократил спектакль за счет скучных сцен с положительными героями, тем усилив эмоциональное влияние разгула «новых нэпманских». Кроме того, Григорович умеет выстроить спектакль и вовремя сменить его эмоциональный градус. Он знает, как закрутить винтом кордебалетные эпизоды, чередовать лирику с экшеном и соорудить динамику погонь. «Золотой век» похож на старый советский фильм «Тайна двух океанов», который по случайному совпадению крутили по ТВ в день премьеры, – шпиономания, снятая по голливудским послевоенным канонам. Хотя идейные поклонники ленинизма и зрители, вздыхающие по советской молодости, полюбят балет не за режиссуру.
В декорациях Симона Вирсаладзе богачи 20-х годов прожигают жизнь под мелодии модных танго и фокстротов. Танцевальные па строятся на основе сатирических телесных извивов, вызывающе задранных женских ног и выбрасываний нэпманш в воздух. Комсомольцы с красными хоругвями пританцовывают ровными рядами, воплощают связь классического танца с советским физкультпарадом (эстетический принцип Григоровича в этом балете) и пускаются в платонически-восторженные переплясы с комсомолками, ломающими руки по канонам русских народных танцев.
Исполнители главных ролей очень старались выполнить требования постановщика. Мгновенно меняющий фрак на майку Яшка (Ринат Арифуллин) – картинный оборотень без погон. Мощно прыгающий и вертящийся Борис (Денис Матвиенко) тривиален ровно настолько, насколько вообще ходульны положительные герои советских произведений искусства. Классической балерине Анне Антоничевой (Рита) приходится изображать женщину-вамп, а в дуэтах с любимым рыбаком в манерах девицы неожиданно проглядывает балетный Лебедь. Циничную Люську со смаком исполняет молоденькая Екатерина Крысанова. Николай Цискаридзе (жеманный Конферансье) навевает воспоминания о фильме «Кабаре». Труппе ГАБТа вообще близка старомодная, но спортивно-размашистая, лексически простая, но напористая хореография Григоровича. Такое здесь умеют и хотят танцевать. Это легче, чем вникать в стили Баланчина, Мясина или Ноймайера.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Пн Мар 27, 2006 10:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032703
Тема| Балет, БТ, «Золотой век», Персоналии, Ю. Григорович, Д. МатвиенкоЕ. Крысанова, Н. Цискаридзе
Авторы| Елена Губайдуллина
Заголовок| Партбилет и туманы В Большом реанимировали “Золотой век” Григоровича
Где опубликовано| «Ведомости»
Дата публикации| 20060327
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2006/03/27/104485
Аннотация|

Этот спектакль Юрий Григорович сочинил почти четверть века назад. Монументальное зрелище, всерьез воспевавшее советские победы, и тогда смотрелось слишком прямолинейно. Сегодня же история про то, как трудяги-рыбаки одолели бандитов из ресторана, кажется по меньшей мере неправдоподобной. Представить такой сюжет в кино или на драматической сцене невозможно. Но балет стерпит все. Такова его условная, сказочная природа.
Спектакль возродился в новой редакции. Требования времени сказались только на длительности представления. Наиболее платежеспособная публика — публика деловая. Слишком долго сидеть в театре она не может. Старый трехактный “Золотой век” теперь уместился в два действия. Но основной сути постановки сокращения не затронули. Марши агитбригад, фокстроты “прожигателей жизни”, возвышенные адажио, крутая поножовщина, кровь и любовь остались прежними. Зато изменилось их восприятие. Пафос горячечных двадцатых обернулся чисто фантастическим пафосом.
Приморские площади с рыбаками и комсомольцами и ресторан “Золотой век” — два мира, два контрастных пространства. Одно — правильное и ясное, словно раскрытый партбилет. Ровные марши, четкие рапорты, восторженный энтузиазм, горделивая самоуверенность. Другое — обольстительное и завораживающее, как мерцающее перламутрами и кораллами дно морское. Там тайна, соблазн, страх и преступление. В ресторане, пропитанном духами, туманами и прочими буржуйскими запахами, томится правильная девушка Рита. Анна Антоничева танцует классическую барышню, по недоразумению попавшую в смутное ресторанное царство. Ее тянет на светлые рыбацкие просторы. Туда, где не страшно. Туда, где рыбак Борис (Денис Матвиенко), похожий на былинного витязя, самоотверженно лупит воздух сильными прыжками и батманами. Но партнер Риты по ресторанным танцам мсье Жак, он же главарь бандитов Яшка (Ринат Арифулин), не дремлет. Изощренный злодей коварен, как Кощей, и пылок, как Змей Горыныч. Прекрасную Риту он любит гораздо убедительнее прямодушного правдолюба Бориса. Страсти разгораются нешуточные. И жертву выбирают вслепую. От ножа Яшки гибнет его верная подружка Люська. Дитя порока, душа ресторана.
Проворная, верткая, неуемная Екатерина Крысанова играет бандитку Люську ярко и искренне. Ресторан “Золотой век” — ее естественная среда, ее триумф и праздник. Она упивается им, соперничая в детской непосредственности с летучим Конферансье. Николай Цискаридзе — самый опытный солист из премьерного состава — с наслаждением вернулся к своей прежней партии (он успел станцевать ее в первой редакции, которая шла до середины 90-х). Распорядитель веселья свободен и шутлив, как легкомысленная, счастливая музыка.
Щедрая энергия молодого Дмитрия Шостаковича (балет написан в 1930 г.) хлещет через край в привлекательных ресторанных сценах и “серьезничает” в комсомольских камланиях про светлое будущее (дирижер — Павел Клиничев). Звуки соблазняют и провоцируют, дерзят, подначивают, швыряют в бездны, ошарашивают и убаюкивают. В общем-то из-за гениальной партитуры все и затевалось. Большой театр очень хотел иметь в репертуаре все три балета Шостаковича. “Светлый ручей” и “Болт” не так давно поставил молодой худрук театра Алексей Ратманский. Поставил иронично и беспафосно, взглянув на ранние советские годы глазами поколения, выросшего без комсомола. Логично было бы продолжить триптих единой рукой. Но Большой театр поступил иначе. Видимо, из уважения к собственному советскому прошлому.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Пн Мар 27, 2006 10:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032704
Тема| Балет, БТ, «Золотой век», Персоналии, Ю. Григорович
Авторы| Дмитрий Абаулин
Заголовок| Триумф советского балета Большой театр вспомнил "Золотой век"
Где опубликовано| «Российская газета»
Дата публикации| 20060325
Ссылка| http://www.rg.ru/2006/03/25/premiera.html
Аннотация|

23 марта на новой сцене Большого театра прошла премьера возобновленного балета Д. Д. Шостаковича "Золотой век". В год 100-летия со дня рождения великого композитора в афише Большого можно найти все три его балета: "Светлый ручей", "Болт" и "Золотой век".
Поставленный Юрием Григоровичем в 1982 году "Золотой век" начал новейшую историю освоения балетных партитур Шостаковича. Написанные в 1930-х годах балеты в свое время быстро сошли со сцены, пригвожденные статьей "Балетная фальшь". И до поры до времени театры не пытались вернуть их к жизни. Появлявшиеся то тут, то там постановки (будь то сатирический "Клоп" в хореографии Л. Якобсона или романтические "Мечтатели" в Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко) использовали сборную музыку. Идею новых постановок "Золотого века" или "Болта" отвергал и сам композитор, правда, с оговоркой: в том виде и с тем либретто, на которое они создавались.
Как выяснилось недавно, по крайней мере "Светлого ручья" эта оговорка не должна была касаться. Нынешний художественный руководитель Большого балета Алексей Ратманский уже в XXI веке сумел поставить живой и симпатичный спектакль с первоначальным сюжетом без каких-то серьезных переработок. Но этот случай все же оказался счастливым исключением. Через пару лет после "Светлого ручья" Ратманский, поверивший в возможность ставить "изначального" Шостаковича, взялся за "Болт" и потерпел фиаско.
Юрий Григорович в начале 80-х полностью перекроил либретто. Его соавтором стал музыковед Исаак Гликман, на протяжении многих лет близко знакомый с Шостаковичем. От первоначального сюжета про поездку футбольной команды в некую зарубежную страну, наполненную фашиствующими элементами и нездоровой эротикой, не осталось камня на камне. Действие было перенесено в приморский городок на юге Страны Советов, а на декорациях Симона Вирсаладзе легко обнаружить год действия - 1923. Главный положительный герой по имени Борис стал рыбаком и по совместительству участником сатирического агиттеатра рабочей молодежи, а нездоровая эротика выпала на долю нэпманов, завсегдатаев ресторана "Золотой век". В спектакль была введена дополнительная любовная линия: Борис влюбляется в танцовщицу кабаре Риту и возвращает ее в лоно комсомола. Для музыкального обеспечения любовных отношений потребовалось дополнить партитуру медленными частями двух фортепианных концертов Шостаковича. Именно проникновенное адажио с солирующим фортепиано позволило хореографу поставить великолепный дуэт Бориса и Риты.
В советское время "Золотой век" был не самым популярным из спектаклей Григоровича, и дело тут вряд ли в нелюбви рядовой публики к Шостаковичу: "Спартак" и "Легенда о любви" поставлены тоже не на музыку Чайковского. Скорее, некоторое отторжение вызывал идеологически выдержанный сюжет балета. Тем не менее мастерство создателей спектакля не вызывало сомнений. В пришедшую на смену оттепели прохладную эпоху Брежнева-Андропова-Черненко "Золотой век" смотрелся искусной стилизацией витального советского искусства 1920-х годов. Особенный успех имели декадентские танцы ресторанных герлс, в которых сегодня можно обнаружить привет фильму Боба Фосса "Кабаре", особенно в фигурах Конферансье и Люськи (в этой роли блеснула юная Екатерина Крысанова, точнее всех из участников возобновления прочувствовавшая стилистику спектакля).
Сейчас мог бы стать предметом соц-артовского стеба и весь советский сюжет, но Григорович сохранил первоначальное решение, лишь несколько сократив действие. "Золотой век" стал еще более динамичным, темповым. Сцена поединка рыбаков с бандитами не менее выразительна, чем гладиаторские бои "Спартака" или погоня в "Легенде о любви". Выстроенные уверенной рукой хореографа-режиссера кордебалетные построения стали визитной карточкой спектакля.
Возобновленный "Золотой век" имел в первый премьерный вечер триумфальный успех. Отчасти, конечно, это можно приписать фронде против нынешнего руководства Большого. Но никакие интриги оппозиции не могут заставить весь партер как по команде встать при выходе на поклоны Юрия Григоровича, в чьей фигуре сегодня для многих воплотились представления о Золотом веке советского балета
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Мар 27, 2006 1:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032705
Тема| Балет, БТ, балет "Золушка", Персоналии, Посохов Ю.
Авторы| Дворцов В.
Заголовок| Бесстыдство голых королей.. Снова о Большом театре России
Где опубликовано| Сайт "Русское воскресение"
Дата публикации| 20060317
Ссылка| http://www.voskres.ru/articles/dvorzov2.htm
Аннотация|
Почему у нас всё всегда выходит только по-русски? – хочешь одно, а получаешь… как всегда… Так и я – сел писать о Большом, а получилось о бОльшем.

Поводом к данным рассуждениям послужило посещение генеральной репетиции (оркестрового прогона) балета-сказки Прокофьева «Золушка» в Большом театре России. Насчёт «балета» разговор особый, но «сказка» всё же случилась! Когда после «прогона» сотни и сотни мастеров и ветеранов сцены и закулисья (а другие на таких мероприятиях и не встречаются) неизбежно целуясь и раскланиваясь, тут же стыдливо тупили взгляды, мучительно выдавливали из себя ничего не значащие фразы, всячески избегая оценок в отношении только что произошедшего на главной сцене страны вандализма, – над всем их профессионально-трусливым шуршаньем вдруг разнёсся громкий детский голосок: «Дрянь спектакль! Совсем на сказку не похоже!»
– Ребёнок, дай руку! – Я, склонившись, осторожно пожал маленькую ладошку. – Спасибо, ребёнок, ты – наша надежда!

Бесстыдство голых королей давно перехлестнуло все пределы взрослой толерантности: уже просто некуда прятать глаза, чтобы не видеть глянцевых секс-обложек и не замечать рекламных соблазнов «всё себе позволить», уже невозможно делать вид, что тебя не касаются умирающий на решётке вентиляции наркоман-подросток и побирающаяся у помоек твоя первая учительница, что тебе всё равно, когда с могилы Неизвестного Солдата мародёры спиливают «цветной лом», и к горлу вовсе не подступает тошнота, когда Ромео тащит Джульетту за ногу по академической сцене. Голые короли не просто шествуют по улицам, выставляются в витринах, позируют на прилавках, они через ТВ ворвались в наши дома, через школьные реформы вломились в семьи, лезут в души. А мы, в лучшем случае, молчим, насуплено рассматривая свою стоптанную обувь и пугаясь назойливости мысли о том, что за похвалы королевских нарядов можно б было тут же получить несколько сребреников. А всё потому, что в те времена, когда мы были достаточно молоды, и имели звонкость голоса и безоглядную неопытность самим воскликнуть о неприглядной внешности обнажающегося правителя, что-то удержало нас от этого, что-то остановило, нашёптывая в левое ухо: «возможно, это тебя не коснётся».

Большой театр – эталон, образец подражания и священное знамя всей творческой России, он величание государством своей культурной элиты, Большой театр – место служения гениев России той красоте, что спасёт весь мир. Так было, когда мы были достаточно молоды, и имели звонкость голоса и безоглядную неопытность…
 Стоп! «Широк русский человек, надо бы…» Надо бы вернуться к делу. Этапы разложения и, главное, подмены эталона, уничтожения образца и осквернения священного знамени при нашем взрослеющем молчании, как по ступеням, круто ведущим вниз, можно проследить по серии постановок в Большом театре опер и балетов Сергея Прокофьева: «Любовь к трём апельсинам», «Игрок», «Ромео и Джульетта», «Огненный ангел» и – «Золушка»! «Прокофьев», как и «Шостакович», – любимый либеральный бренд, его имя автоматически должно означать присутствие свобод, равенств и братств, и борьбы против тоталитаризма и косности, что продаётся и покупается однозначно.

Именно «Любовь к трём апельсинам» когда-то прозвучала набатом о начавшемся пожаре в русском академическом искусстве. Чуть подающее признаки жизни тело лондонца Питера Устиноффа, «под имя которого дали деньги», вносилось и усаживалось многочисленными ассистентами в центре зала, где оно немо глядело на постановочно-репетиционное суечение по сцене от перерыва до перерыва. Я, набрался наглости и засёк время – за 26 минут, приглашённый в качестве режиссёра-постановщика оперы, древний драматический актёр ни разу не сморгнул, т.е., у него ни разу не сменилась мысль! И что за убожество было таким образом «поставлено» – кто видел, тот видел.

Далее был «Игрок» А. Тителя – с помпой вывезенного в столицу глухого провинциала, которому перед этим сделали скорое и громкое, как хлопушка, «имя» за мерзейшее, в духе Мейерхольда, издевательство над русской классикой в ельциновской вотчине.«Ромео и Джульетта» режиссера Деклана Доннеллана и хореографа Раду Поклитару впервые заголили факт победы на русской сцене «общеевропейской» эстетики сексуальных меньшинств, что всегда откровенничает в дуэтах, в которых «эту гадость» – женщину валяют по полу, протаскивают промеж ног, выворачивают мездрой на зрителя, словно… В постановке заморских мастеров была особая «находка»: в припадке чувств Ромео просто оттаскал «эту» по сцене за ногу. Да, давным-давно, при Николае Первом и Александре Третьем, при Сталине и Брежневе, принцы носили балерин на руках…
«Мы к вам заехали на час…» – звучало, когда мы были достаточно молоды. И очередная заехавшая «к вам» постановщица Франческа Замбелло сотворила для России «Огненного ангела»…

Чтобы не выглядеть одиноким провинциальным ретроградом, прикроюсь цитированием столичных критиков:
Мария Бабалова: «Хотя известная американка Франческа Замбелло запальчиво поясняла, что обращение к "Огненному ангелу" – это протест против модного ныне упрощения сознания, сделала она спектакль азбучный. Система ее режиссерских координат очень проста. … Оба тандема солистов создают одинаковые по маломощности образы, за которыми нет личностей. Их вокал настолько "бескровен", что почти никогда не преодолевает оркестр, формально звучащий вполне корректно и учтиво…».

Наталия Зимянина: « Кажется, наш не самый бедный театр в начале ХХI века мог бы позволить себе и побольше фокусов, а не просто теней, мятущихся по сцене, как в какой-нибудь школьной постановке, и смешно скользивших по лицам нынешних идеологов Большого, сидевших в директорской ложе. … Визуально больше всего запомнился бессловесный Мадиэль Генрих, идол и мучитель Ренаты – да и то костюмом гнойного цвета и похожестью не то на Баскова, не то на Маликова. … Чистенький, но вяленький оркестр под управлением Александра Ведерникова.… Истеричные крики в публике после невнятного спектакля выдавали либо родственников, либо клаку».
Сергей Ходнев: «Франческа Замбелло решила вновь разыграть полюбившуюся ей тему "тоталитаризм и личность", перенеся действие куда-то в конец советских 1920-х. Вся эта "тоталитарная" стилистка работает в спектакле слабо, прежде всего, потому, что массовых сцен в нем немного. … С самого начала на сцене маячат, подтверждая худшие опасения, две железных кровати, и на одну из них Рупрехт таки заваливает свою спутницу, брыкающуюся голыми ногами».

 Когда я шёл смотреть «Золушку», признаюсь, что меня уже заранее подогревали замыслы о предстоящем клеймении злодеев, ибо слишком однозначно в последние, почти уже десять лет эстетическая политика администрации и попечительского совета главного театра страны направлена на растление нового, молодого зрителя, и на надругательство над понятием «классика» в глазах старого, на ней воспитанного. Но то, что пришлось увидеть, не только опрокинуло всё мной заготовленное, но и просто лишило слюны и желчи: на сцене самого знаменитого в мире театра бесстыдное злодейство отступило, нет, постыдно бежало! перед непроходимой глупостью. Такого букета наивного и непуганого непрофессионализма, который цвёл бы «не ведая стыда», никогда не соберёт никакая там Магнитогорская самодеятельность, или, тем более, Кемеровская оперетта! Когда-то мне уже приходилось объяснять («Отцы и дети лейтенанта Шмидта»), что режиссёр и актёр, балетмейстер и танцор – принципиально разные профессии, практически не сопоставимые друг с другом, и, тем более, не взаимозаменяемые. Но… кто умеет читать, тот нынче не заказывает музыку. Поэтому понятно, что «наш человек из Сан-Франциско» танцор Ю. Посохов совершенно искренне никогда даже не догадывался о том, что перед постановкой балета необходимо выучить оркестровую партитуру, чтобы проследить и общий замысел композитора, и его проработки тем для отдельных персонажей и конкретных сцен. Более того, похоже, что самодеятельный балетмейстер даже понятия не имел – как и для чего нужны эти самые музыкальные номера! На одну и ту же музыкальную тему у него выходили и быстренько что-то делали совершенно разные персонажи – герои и злодеи, мужской кордебалет и солистки… А если музыка у композитора вдруг заканчивалась – ничего страшного! – танец в тишине переходил в пантомиму.

Под стать «балетмейстеру» были и «художники» из Германии. Особенно умилила Сандра Вулд – архитектор по диплому, она лихо взялась за балетные костюмы, не то чтобы не зная, как нужно закладывать материал – «по косине» или, там, в какую складочку – для того, чтобы он «жил» в движении, но и вообще по истинно по бюргерски не утруждаясь посомневаться: а можно ли соединять капрон и драп, если ты не беженец?

Бедные цеха и несчастные монтировщики! Бестолковые и уродливые конструкции бессвязных кубистически-пустых махин, выставляемые и вывозимые на несколько секунд или минут, должны были, по-видимому, поражать публику размахом возможностей Большого, – но! Но, видимо, что такое «художественный образ» режиссёру Ю. Борисову в его Петербургской консерватории как-то своевременно не объяснили, и он на совершенно голубом глазу провозвестил: «хотя я никогда не ставил балетов»(!), но «балету – как мне всегда казалось, – особенно классическому, всегда чуть-чуть не хватало смысла». Бедные-бедные Захаров, Лавровский, Голейзовский, Григорович и Виноградов!.. Зато теперь, после того, как Борисов «балет» «поставил»…. Господа преподаватели, откройте же студентам страшную тайну: режиссёрская глупость на сцене скучна, а отсутствие логики – утомительно.

Общее уныние несколько разбавлял беспричинно весёлый дирижёр Ведерников. Он с умилением смотрел на огромную, в пол зеркала сцены, проекцию собственного тела, и искренне восторгался своим визуальным величием и схожестью с демиургом Микки Маусом из знаменитой масонской мультяшки Уолта Диснея.
«Истеричные крики в публике после невнятного спектакля выдавали либо родственников, либо клаку». Пока припозоренные мастера и ветераны сцены и закулисья жались к стенам фойе, сквозь них в сторону дирекции гордо прошествовали голые короли – отметить свой очередной успех.

И тогда-то над профессионально-трусливым шуршаньем разнёсся громкий детский голосок: «Дрянь спектакль! Совсем на сказку не похоже!»

Да кто они, эти наши правители-нудисты? Можно, конечно, перечислить ФИО дирекции и попечительского совета Большого, добавить их покровителей из ФАККа и из… но… как поимённо назвать уже переваливших числом за полтора миллиона «управляющих» и «руководящих» нашей катастрофически нищающей, необратимо вымирающей, безнадёжно теряющей территории и уважение страной?!
Бездари.Это когда-то они стыдливо прикрывались пыжиковыми шапками и портфелями с директивами и указами: «Да-с, были мы раньше Акакиями Акакиевичами и нуждались в шинелях, дабы скрывать свою бесталанность. Но времена-то изменились». Изменились. И вслед за шинелями на свалку истории полетели и Гоголи. Бесстыдство голых королей – в агрессивной демонстрации власть предержащими своего интеллектуального убожества, демонстрации дикарского невежества, навязывании животной рефлексии. Ибо как иначе расценить идеологический эксгибиционизм Владислава Суркова (заместителя главы администрации Президента РФ) перед своими однопартийцами: «…развитие европейской цивилизации, частью которой является цивилизация российская, показывает, что люди на протяжении всех наблюдаемых эпох стремились прежде всего к материальному благополучию…»?!
А ещё, уверяю вас, стоит послушать – что на сон грядущий читает сам Председатель Книжной палаты…

Да, времена изменились, и сладкогубый шоумен (по совместительству директор ФАККа) наконец-то безнаказанно озвучивает оголено королевскую мысль о ненужности творческих союзов! Зачем теперь эти внутрипрофессиональные советы художников и писателей, архитекторов и журналистов, когда уже состоялся новорусский менеджмент, готовый торговать искусством и прочим? И что ответить? Что, мол, при всех переменах времён, творческие вопросы вечны? А чем доказать? Ему. Им... А, может быть, нынешняя администрация страны волнуется от «неуправляемости» творческих объединений? Нервничает от вероятности «идеологической оппозиции»? Ох, вряд ли её может что-то взволновать, кроме денег, денег и ещё больших денег. Нет, последнее, что осталось завершить в окончательно изменившихся временах – более не должно оставаться ничему тому, что напоминало бы бездарям об их бездарности. Ни единым голосочком.

И ещё, про менеджмент, готовый поторговать искусством. Хм, но как бы уже не секрет, что все наши новорусские менеджеры – обыкновенные мародёры. Мародёры, наскоро обирающие всё ценное с убитых и раненных товарищей. Касается ли это электричества, лесной, рыбной, военной или атомной промышленности. Или болдовской коллекции.

 Вот и журнал «Сибирские огни» – один из старейших литературных журналов России. Восемьдесят четыре года – без перерыва! – выходили его номера, на страницах которых открывались имена прозаиков Вяч. Шишкова и Вс. Иванова, А. Коптелова и П. Проскурина, А. Иванова и В. Шукшина, В. Астафьева и В.Распутина, поэтов С. Маркова и П. Васильева, Л. Мартынова и Е. Стюарт, В. Федорова и Ст. Куняева… Но времена меняются… И этим летом в кабинетных недрах областной администрации очень кулуарно произошла перерегистрация «литературно-художественного и общественно-политического журнала» в окончательно «унитарное предприятие». В результате чего из соучредителей был выведен Союз писателей России. Понятно, что в новом штатном расписании предусмотрен директор ГУПа, но как-то нет главного редактора или там замглавного, а в бюджете не существует строчки – «авторский гонорар»… И очередной голый король местного уровня со своего кресла начальника департамента честно, и потому бесстыдно, вопрошает ненужного теперь никому главного редактора: «А кто, вообще, читает этот ваш журнал»?.. И что ответить? Ему. Им...

 Да, конечно, всё это бесстыдство оказалось возможным потому, что во времена, когда мы были молоды, имели звонкость голоса и безоглядную неопытность воскликнуть о неприглядной внешности оголяющегося правителя, что-то удержало нас от этого, что-то остановило, нашёптывая в левое ухо: «возможно, это тебя не коснётся».И что теперь? А теперь, склонившись, осторожно пожмите маленькую ладошку:– Спасибо, ребёнок, ты – наша надежда!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Мар 27, 2006 1:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032706
Тема| Балет, гастроли в Хельсинки, Персоналии Рузиматов Ф., Сурнева И.
Авторы|
Заголовок| Звезды" российского балета станцуют в Хельсинки
Где опубликовано| Сайт радиостанции "Маяк"
Дата публикации| 20060327
Ссылка| http://www.radiomayak.ru/culture/06/03/27/45653.html
Аннотация|В Международный день театра в Александровском театре в Хельсинки артисты Большого, Мариинского и других известных российских театров представят на суд финской публике балет "Мартин Лютер".

Главную партию исполняет премьер Санкт-Петербургского Мариинского театра Фарух Рузиматов, главные женские партии - Ангела Света и баронессы Катарины фон Бора - заслуженная артистка РФ Ирина Сурнева. Роль Ангела Тьмы исполнит заслуженный артист РФ, солист Музыкального театра им.Станиславского и Немировича-Данченко - Антон Домашев.

"Балет "Мартин Лютер", рассказывающий о реформации христианской церкви и драматических исторических событиях, связанных с фигурой Мартина Лютера, за короткое время завоевал сердца многих зрителей по всему миру. Уникальные костюмы и декорации помогут зрителям перенестись во времена средневековой Германии и Италии", - отмечается в рецензии Александровского театра.

Всего в Хельсинки запланировано шесть представлений. Но на этом праздник русского искусства в Хельсинки не закончится. 12 апреля финских зрителей ожидает опера "Сказка о царе Салтане" в исполнении солистов Мариинского театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Пн Мар 27, 2006 2:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032707
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, «Ундина»
Авторы| Сергей Конаев
Заголовок| Лакотт и русалка
Где опубликовано| «Итоги»
Дата публикации| 20060327
Ссылка| http://www.itogi.ru/Paper2006.nsf/Article/Itogi_2006_03_25_23_4351.html
Аннотация| Фестиваль балета Мариинского театра, в шестой раз ставший кульминацией российского балетного сезона, открылся премьерой "Ундины"



Пьер Лакотт известен миру как реставратор-стилизатор исчезнувших балетных шедевров XIX века. Своими постановками он словно проверяет, какого эффекта может достичь современный хореограф, имея дело исключительно с историческими либретто, архаическими партитурами и французской техникой танца, основанной на быстром бисерном плетении па. В России громкую и отчасти скандальную славу Лакотту принесла "Дочь фараона" в Большом театре, поставленная в 2000-м. Этот трехактный красочный приключенческий балет стал удачей хореографа и завоеванием театра. В Мариинке, годом ранее с архивной тщательностью и азартом воссоздавшей "Спящую красавицу" Мариуса Петипа в постановке 1890 года (эта реконструкция изменила представления о целой театральной эпохе), на Лакотта смотрели как на безответственного фантазера. Но с течением времени руководству театра понадобились воссоздания (и воссоздатели) всякого рода, - верно, чтобы не играть одной колодой.

История русалки, отказавшейся от бессмертия ради земной любви, гениально изложенная хореографом-романтиком Жюлем Перро и в его лондонской (1843), и в петербургской (1851) версиях постановки, стилизации воспротивилась. "Ундина" - типичная для романтизма феерия о взаимопроникновении и отчужденности идеального и земного миров. Во времена Перро такие феерии ставили в союзе с театральными машинистами: появление Ундины из волн морских в раковине, ее полеты через окно в комнату и обратно, ее танец с тенью, обретенной вместе с земной плотью, составляли суть и прелесть спектакля. Сегодняшний балет, и Лакотт в том числе, растерял навыки создания чудес из воды, льда, огня, камней и живого света (к слову, ими виртуозно овладели гении драматической режиссуры Лев Додин и Эймунтас Някрошюс). Редактируя сразу обе версии либретто, Лакотт не совладал с линиями любовного треугольника Ундина - рыбак Маттео - его невеста Джаннина. Оставалось надеяться на хореографию.

В ней несомненно образное и стилизующее начало: подчеркнуты позы с замиранием на пуантах, требующие воздушности и устойчивости ("апломба"), которыми пленяли балерины романтической эпохи; в "подводных" сценах для перестроений кордебалета использован мотив "волны" и кружений. Выделяются те из танцев, что поставлены на интересную ритмически и мелодически музыку, скреплены игровым сюжетом и вдруг возникшими эмоциями. Почти все они из картины праздника Мадонны во втором акте: и наступательная вариация Джаннины - Екатерины Осмолкиной, в серии вращений и прыжков гневно атакующей увлекшегося Ундиной Маттео, и адажио Маттео с Ундиной, у Евгении Образцовой и Леонида Сарафанова проникнутое трогательной, почти детской влюбленностью. Однако и в этой работе Лакотта тяжело хромает хореографическая драматургия: взаимосвязи вариаций внутри ансамблей и ансамблей внутри спектакля слабы и невнятны. Эти связи могли бы наметить артисты, если бы отточенности исполнения сопутствовали поэзия, пикантность и хулиганство.

...Начало спектакля умилило: две старушки в черном, отделившись от других персонажей, "подплыли" к пастору, как лебеди к Одетте; в финале на какую-то секунду повеяло печалью сказки с несчастливым концом. Ничем другим призрак настоящей "Ундины", шаловливой и возвышенной, себя не выдал.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Пн Мар 27, 2006 5:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032709
Тема| Балет, Проекты А. Лиепы, «Тамар», Персоналии, Ю. Сморигинас
Авторы| Анастасия Кудинова
Заголовок| Илзе Лиепа: «Тамар» - новый балет на старую тему
Где опубликовано| Сайт «Yoki.Ru»
Дата публикации| 200603245
Ссылка| http://yoki.ru/entertainment/25-03-2006/19902-0
Аннотация|

«Русские сезоны» Сергея Дягилева начались сто лет назад. Во славу русского национального искусства они проходили в Париже, Лондоне, Риме и других крупнейших европейских столицах. Во время социалистического периода многие спектакли были утеряны, потому что это искусство не приветствовалось.
Наконец, через век, столичные зрители снова увидели возрождение этих уникальных традиций, которыми была богата российская культура. На сцене Государственного Кремлевского Дворца прошла презентация проекта «Русские сезоны XXI век». На ней была представлена программа, состоящая из двух балетов – «Тамар» и «Жар-Птица».
«Тамар» был поставлен Михаилом Фокиным в память Сергея Дягелева. Это короткая история на тему грузинской легенды. Впоследствии, по этой легенде М. Ю. Лермонотов написал волнующую поэму, назвав ее именем главной героини.
Под влиянием все той же поэмы Балакирев сочинил изумительную симфонию. Однако благодаря Льву Баксту музыка и поэма объединились в балет.
Перед началом балета Андрис Лиепа, режиссер-постановщик спектакля, поинтересовался у зрителей, все ли купили программки. Но, не дождавшись ответа из зала, решил сам рассказать о сюжете спектакля.
Красавица царица Тамара томится в башне на берегу Терека. В нее влюблен визирь, тайно жаждущий быть с ней, но никогда не могущий осуществить эту мечту. Однажды утром Тамар приводят молодого юношу, которого слуги захватили близ замка. Он очаровывается ею, и как говорится в поэме, - у них была «бурная, удивительная, романтическая ночь». Но замок полон неожиданных странностей. Все путники, которые попадают туда, оказываются на утро в волнах Терека.
По задумке Андриса Лиепы, «все, что творилось на сцене, было отражением мечтаний и сновидений главной героини грузинской легенды». «Наш балет не имел никакого отношения к тому, что существует настоящая царица Тамара», - подчеркнул знаменитый танцовщик в эксклюзивном интервью Yoki.ru.
«Тамар» и «Жар-Птица» являются уникальными спектаклями, которые должны быть в русской копилке, в частности, в Москве. В Петербурге они были поставлены в 1993 году, и я очень рад, что Москва теперь имеет возможность видеть эти спектакли. Ведь на них растут молодые артисты», - сообщил Андрис Лиепа.
Главные роли в «Жар-Птице» сыграли восходящие звезды - Кристина Кретова и Сергей Смирнов.
По словам режиссера-постановщика, главная партия в «Тамаре» досталась Ирме Ниорадзе «в первую очередь потому, что она грузинка». То, что она является потрясающей балериной и артисткой оказалось лишь вторым определяющим критерием.
«Нам действительно повезло, что сейчас Ирма свободна и имеет возможность нас порадовать своим балетом», - заметил заслуженный артист.
Как удалось выяснить Yoki.ru, в рамках «Русских сезонов XXI века» столичных зрителей порадуют как реконструкции известных балетов, так и новые постановки. «Мы не хотели ввозить только старые спектакли», - заметил Андрис Лиепа.
Не успев отыграть свой спектакль в столице, буквально через неделю продюсеры уже собираются вывозить свой проект на гастроли по России. «Мы повезем этот спектакль вместе с Кремлевским балетом в Новосибирск, Екатеринбург, Пермь и Челябинск. Я думаю, что получится очень хороший концерт, ведь солистами будут Николай Цискаридзе и Илзе Лиепа», - сообщил Андрис Лиепа.
В планах режиссера-постановщика также есть намерение выступать за рубежом. По его словам, из Лондона и Парижа уже поступили приглашения. А, это означает, что мы, как и сто лет назад, возможно будем вписывать новую страницу в летопись мировой культуры.
Кстати, в преддверии премьеры проекта, в Новинском Пассаже проходила выставка, посвященная восстановлению декораций и костюмов к балетам из репертуара «Русских сезонов» Сергея Дягилева. Интересно, что декорации и костюмы второй раз были подготовлены Анной Нежной.
Как заметил Андрис Лиепа, «при восстановлении реквизитов помогало отношение к традиции и истории».
«В наш тяжелый век, когда люди заняты на работе, мы хотим, чтобы они нашли отдушину в спектакле. И я очень рад, что мы имеем возможность познакомить со своими постановками около пяти тысяч зрителей», - заключил режиссер-постановщик.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Вт Мар 28, 2006 11:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032801
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, Заключительный концерт, Персоналии, У.Лопаткина
Авторы| Мария Ратанова
Заголовок| Блиц-Крит // Ульяна Лопаткина сменила амплуа
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20060328
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=661161&issueId=30053
Аннотация|

В Петербурге гала-концертом завершился VI фестиваль балета "Мариинский". Балетоманы предвкушали выступления звезд из Парижа и Лондона, однако мировые балетные хиты затмил номер голландца Ханса ван Манена на музыку Эрика Сати в исполнении Ульяны Лопаткиной и Ильи Кузнецова, считает МАРИЯ Ъ-РАТАНОВА.

Благодаря хореографии Ханса ван Манена, поставившего «Trois Gnossiennes» Эрика Сати, Ульяна Лопаткина в руках Ильи Кузнецова утратила свою привычную классическую холодность

Гала наполовину состоял из лучших современных номеров, уже показанных на фестивале. Гордясь урожаем новой отечественной хореографии, театр повторил на заключительном концерте свежие вещи петербуржца Алексея Мирошниченко и москвички Аллы Сигаловой. Идея ясна: западные артисты на VI фестивале "Мариинский" перешли на десерт, вперед были выведены молодые мариинские солисты.
Дуэт "В сторону 'Лебедя'" Алексея Мирошниченко на музыку Леонида Десятникова для двух фортепиано был принят менее бурно, чем в программе "Новые имена". Тогда публика была настроена на эксперименты, а на гала она жаждала зрелищ. Но театр продемонстрировал, что он не только красоты ради реконструирует Петипа и Фокина и не из снобизма приглашает скандального деконструктивиста Форсайта. Он растит новое поколение хореографов, умеющее "играть в классики". Что доказывает отличная современная музыка, иронически обыгрывающая мотивы сен-сансовского "Лебедя", провокационный дизайн Филиппа Донцова – гигантский штрих-код и товарные бирки на ногах танцовщиков и остроумная хореография, выдающая поклонника форсайтовских гротесков и растяжек. Соло на фортепиано, задавая тон паре танцовщиков (Олесе Новиковой и Александру Сергееву), исполнили Алексей Гориболь и сам композитор.
Чтобы не оставить сомнений в том, что балетмейстерская мысль в России бьет ключом, третье отделение начали с фрагмента "Золушки" Алексея Ратманского. На премьере в 2002 году казалось, что концепция спектакля принадлежит в основном авторам дизайна, "бумажным архитекторам" Илье Уткину и Евгению Монахову, что Ратманский создал удачное наполнение придуманной художниками истории и без дизайна хореография "Золушки" существовать не может. Все оказалось не так: без декораций танцы в сцене бала (в исполнении Дианы Вишневой и Андрея Меркурьева) не только не поблекли, а выиграли в силе и выразительности. Стало ясно, что Ратманский по-прежнему лидер среди отечественных хореографов. Танец Золушки и Принца на музыку знаменитого вальса Прокофьева, то задыхающийся от волнения, то летящий по кругу, так красив, что опусы коллег Ратманского вряд ли могут с ним конкурировать.
Столь ожидаемое поклонниками явление звезд Парижской оперы на этом фоне прошло почти незамеченным. Аньес Летестю, Жозе Мартинес и Стефан Фаворен исполнили Па-де-труа (Одиллии, Зигфрида и Ротбарта) из нуреевского "Лебединого озера", конечно, со всем благородством французской школы, но с такой патетикой и медлительностью, будто оживляли монумент. Гораздо непосредственнее выглядело Адажио из "Манон" Макмиллана в исполнении лондонских звезд Алины Кожокару и Йохана Кобборга. Как всегда прелестная Кожокару с обаянием ребенка сыграла совсем не испорченную Манон, без ума влюбленную в своего де Грие. Впрочем, и это Адажио померкло перед номером "Trois Gnossiennes" Эрика Сати в хореографии Ханса ван Манена, исполненным Ульяной Лопаткиной и Ильей Кузнецовым.
Ван Манен, сформировавшийся в том же Нидерландском театре танца, что и другая знаменитость – Иржи Килиан, мастер бессюжетных балетов, трансформирующий неоклассику с помощью танца модерн и собственной фантазии. "Trois Gnossiennes" были поставлены ван Маненом в 1982 году. Загадочная вещь Эрика Сати (название отсылает к ритуальным танцам жителей древнего Крита) полна ориентальных мотивов. Лопаткина в обтягивающем голубом платье на пару с полуобнаженным Кузнецовым то подчеркивает плясовой мотив в ronde de jambe, то ведет лирическую тему интимного дуэта, то становится жрицей танца, наполняя его внутренней силой, рассекая воздух руками, ведя за собой партнера мощными арабесками. Ироничная, печальная, упоительная музыка Сати и захватывающая загадками и эротизмом хореография ван Манена совершенно преобразили величавую балерину, разбив ее привычную классическую холодность.

Шестой Международный фестиваль балета "Мариинский". Гала-концерт с участием звезд балета. Сцену из спектакля "Манон" танцуют Алина Кожокару и Йохан Кобборг

Шестой Международный фестиваль балета "Мариинский". Гала-концерт с участием звезд балета. Сцену из спектакля "Лебединое озеро" танцуют Аньес Летестью, Жозе Мартинез и Стефан Фаворен

Шестой Международный фестиваль балета "Мариинский". Гала-концерт с участием звезд балета. Сцену из спектакля "Дон Кихот" танцуют Леонид Сарофанов и Алесья Новикова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Вт Мар 28, 2006 11:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032802
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, "Лебединое озеро", Заключительный концерт, Персоналии, Ж. Мартинез, М. Ганьо, У.Лопаткина
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Диагностика классикой
Звезды парижской Opera прошли испытание петербургскими балетами
Где опубликовано| «Ведомости»
Дата публикации| 20060328
Ссылка|http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2006/03/28/104525
Аннотация|

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ — Гала-концертом завершился VI международный фестиваль балета “Мариинский”. В программе из четырех отделений не нашлось места ни “Корсару”, ни “Жизели” — его заняли постановки Баланчина, ван Манена, Ратманского, Сигаловой, Мирошниченко. Также и весь фестиваль был сфокусирован на хореографах XX и XXI вв. Тем ярче сияли в классике звезды-танцовщики, в этом году намеренно немногочисленные.

Несмотря на то что из-за отсутствия одной из самых раскрученных современных звезд — Лючии Лакарра программу заключительного вечера переверстывали в последнюю минуту, гала-концерт оказался изысканным. Гламурной приставке “гала” соответствовало только гран-па из “Дон Кихота” — оно низвело до уровня банального трюкача даже Леонида Сарафанова, который в открывавшей фестиваль “Ундине” доказал, что технические трудности не способны заставить забыть его собственно о танце.

Диана Вишнева и Андрей Меркурьев, участие которых в нынешнем фестивале ограничилось дуэтом из “Золушки” Ратманского, Ульяна Лопаткина, специально для фестиваля выучившая балет ван Манена Trois Gnossiennes, Дарья Павленко, впервые после тяжелой травмы появившаяся в “Бриллиантах”, Игорь Зеленский в специально поставленном для него Аллой Сигаловой Concerto Grosso на музыку Генделя демонстрировали, что танцовщикам мирового класса современная хореография дает больше возможностей для актерской самореализации, чем балеты Петипа.

Однако ни одна современная постановка не позволяет с такой точностью провести профессиональную диагностику танцовщика, как классические спектакли. Испытанию ими подвергли самых долгожданных гостей “Мариинского” — французов Матье Ганьо и Жозе Мартинеза.

В иерархии Opera National de Paris они занимают равное положение этуалей — звезд высшего калибра. Но это единственное, что их объединяет. Матье Ганьо, продолжателю знаменитой балетной династии, сцена Opera была гарантирована с тех пор, как он начал заниматься танцем, — его уникальные данные очевидны с первого взгляда. Мягкость и деликатность стиля Ганьо еще два года назад позволила руководству театра признать в нем идеального романтического принца наших дней — он стал самым молодым в истории Opera танцовщиком-этуалью. На “Мариинском” фестивале 22-летнему французу досталась роль зажигательного Базиля из “Дон Кихота”. Но, чтобы очаровать Петербург, привыкший к более брутальным Базилям, его детской искренности оказалось недостаточно. На полигоне виртуозности Матье Ганьо тоже уступил питерским кумирам Фаруху Рузиматову и Игорю Зеленскому — его танец не отягощен борьбой за каждый сантиметр партии ради демонстрации невиданной техники. Однако он умеет превратить этот вековой гроссбух трюков в танец, кантилена которого может сравниться только с итальянским бельканто.

Жозе Мартинез, выросший в небалетной Испании, попал в кастовую труппу благодаря победам на самых престижных международных конкурсах. Он был звездой мирового масштаба, но в табели о рангах родного театра целых 10 лет ждал места на вершине — вероятно, в роскошных декорациях Дворца Гарнье странно выглядела его манера, лишенная томности и элегичности. Мартинезу тоже не удалось предъявить высших технических достижений. Ради петербургского выступления испанец переучил привычное для себя “Лебединое озеро” в постановке Нуреева на редакцию Сергеева, где партия Принца Зигфрида сведена к красивому ношению костюма в первой картине, утомительным поддержкам балерины во второй и па-де-де в третьей. Однако Мартинезу хватило этого, чтобы превратить обитателя картонного дворца в человека, принимающего призрачную мечту за реальность и предающего родную ему душу.

Одеттой-Одиллией Мартинеза стала Ульяна Лопаткина. Со времени ее дебюта в “Лебедином озере” никто не мог разделить ни одиночества этой Одетты, ни горестного торжества Одиллии. Балерина-перфекционистка настолько отточила свою интерпретацию, что сделала ее эталонной. В дуэте с Мартинезом она впервые позволила себе отойти от нее, найдя в его Зигфриде родственную натуру.

Нынешний “Мариинский” фестиваль был богат премьерами — их оказалось пять. Но запомнится он именно благодаря преображению, случившемуся в самом затертом классическом балете.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Вт Мар 28, 2006 12:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032803
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, «Новые имена», Н. Дмитриевский, Н. Гелбер, А. Иванов, И. Баймурадов, А. Мирошниченко, О. Новикова, А. Сергеев
Авторы| Игорь СТУПНИКОВ
Заголовок| Здесь танец юношей питал
Где опубликовано| «Санкт-Петербургские ведомости»
Дата публикации| 20060328
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/document/?id=12771&folder=166
Аннотация|

Завершился балетный фестиваль «Мариинский». Под занавес при аншлагах и овациях прошли три мужских бенефиса — Игоря Зеленского, Фаруха Рузиматова, Николая Цискаридзе. Они оправдали ожидания поклонников. А внимание нашего обозревателя было приковано к новым именам, которые поклонников только завоевывают.
Рискну перефразировать строки Михаила Ломоносова: «Лишь танец юношей питал, отраду старым подавал»... Именно они вспоминались на вечере балета, отданном трем молодым хореографам в репертуаре фестиваля «Мариинский». Вечер назывался «Новые имена».
Москвич Никита Дмитриевский, работающий в разнообразных стилях современного танца, представил балет «Мещанин во дворянстве» по пьесе Мольера на музыку Рихарда Штрауса. Густонаселенная пьеса с ее туго закрученной интригой с трудом укладывается в прокрустово ложе одноактного балета. На сцене суета, персонажи перебивают друг друга, пытаясь в спешке заявить о себе. Не помогают распознать логику спектакля и костюмы художницы Татьяны Мошковой: влюбленные герои Люсиль (Анна Лавриненко) и Клеонт (Игорь Колб) облачены в черные одежды, словно собрались не на венчание, а на тризну. Аристократов от мещан отличить трудно — у всех некий усредненный хореографический язык. Выделяется из общей массы лишь господин Журден (Михаил Лобухин), тот самый мещанин, над которым все подсмеиваются, но который с завидной жизнерадостностью и юмором преодолевает жизненные преграды.
«Шинель» по Гоголю» — так назвал свой балет на музыку Дмитрия Шостаковича американец Ноа Гелбер. Он по-своему трактовал судьбу Акакия Акакиевича. Либретто, написанное самим хореографом, логично и компактно. Но главное — оно передает дух гоголевской повести.
Артисты Мариинского театра создали в балете запоминающиеся образы. Это прежде всего Андрей Иванов (Акакий Акакиевич). Его виртуозный танец покорил динамикой, выразительностью и широтой, поведал о зарождении и гибели мечты. Великолепен Ислом Баймурадов в роли портного Петровича. Возникли в балете и неожиданные персонажи — это «письма», которые старательно переписывает прилежный Акакий Акакиевич. «Военное письмо» (Григорий Попов) — воплощение выправки и муштры, парадных вращений и прыжков. «Светское письмо» (Антон Пимонов) — само изящество и политес, мягкие линии и полусогнутая спина. В финале спектакля на сцене возникает гигантская шинель — символ государственной власти. В ее необъятных фалдах и заканчивает свой путь чиновник по фамилии Башмачкин.
Петербуржец Алексей Мирошниченко подробно объяснил истоки названия своего балета «В сторону «Лебедя». В его основе — ассоциации, связанные с романом Марселя Пруста «В сторону Свана» и пленительной миниатюрой Сен-Санса «Лебедь». Но суть балета не в игре слов: балетмейстер словно отправляется на поиски утраченного времени, воскрешая «прекрасную эпоху», когда поклонялись искусству и ценили его.
Поднимается занавес, и перед зрителями открывается огромный штрих-код, торговый шифр, будто утверждающий — нынче все на продажу: чувства, убеждения, совесть. Замечательную музыку Леонида Десятникова время от времени пронзает мелодия Сен-Санса, звучащая как воспоминание, как грустный и величавый мотив былых времен. Два танцовщика в черном, Олеся Новикова и Александр Сергеев, — две окольцованные птицы, на кольцах которых тоже штрих-коды, благодаря которым так легко проследить их полет, а если нужно, и оборвать его.
Хореография Мирошниченко изобретательна, он мастерски, с большим вкусом сочетает классическую лексику с современной пластикой, «птичью поступь» — с взлетами свободной птицы.
Несомненную красоту спектаклю придали Полина Осетинская и Алексей Гориболь, вживую исполнившие соло на фортепиано.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Вт Мар 28, 2006 12:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005032804
Тема| Балет, Современный танец, «Золотая маска»
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Прыгают о разном
Классический балет и современный танец российского производства
Где опубликовано| «Независимая газета»
Дата публикации|
Ссылка| http://www.ng.ru/accent/2006-03-28/7_jump.html
Аннотация|

Титаны балетного конкурса показали свою программу досрочно, но и оставшаяся часть интересна. Фото из спектакля «Клетка для попугаев» предоставлено театром «Балет Евгения Панфилова»


Хотя «Золотая маска» только начинается, титаны балетного конкурса – Большой театр и Мариинка – отстрелялись досрочно. Но и оставшаяся часть программы – один балет и три проекта современного танца – интересна. Главное, по этим спектаклям видно, что есть жизнь на Марсе, то бишь в российской театральной провинции и в «неглавных» столичных театрах.
«Двери» театрального проекта «Аппаратус» (29 марта на сцене Театра Луны) посвящены столетию со дня рождения Даниила Хармса и соответственно проникнуты странностями из мира обэриутов. Постановщик Александр Пепеляев придумал сложную систему дверей и шаров, между которыми по сцене мечутся люди. Дверьми с силой хлопают, их все время открывают и закрывают, с ними даже разговаривают, так что неясно, кто тут главный танцовщик: вещь или все-таки человек? Зрители, которые придут на спектакль, обречены на увлекательно-мучительный поиск смысла – он как бы есть, но его как бы и нет. Впрочем, это стандартная ситуация хармсовской абсурдистской логики.
Почти то же самое вы найдете в «Мухах» (проект Дины Хусейн и Анны Абалихиной, 6 апреля в Театре Наций), только там все повернуто на женский вариант. «Мухи» – история особей женского пола, запутавшихся в паутине собственной неврастении. Анна Абалихина и Дина Хусейн придумали и поставили себе танцы, по ходу которых тайники дамской психики выворачиваются наружу, а душа все-таки находит путь к солнышку и зеленой травке. Смотреть это стоит хотя бы потому, что обе девушки, учившиеся танцевать за границей, превосходно двигаются.
10 апреля на сцене РАМТ идут два спектакля: «Немного ностальгии» (Театр современного танца, Челябинск) и «Клетка для попугаев» (Балет Евгения Панфилова, Пермь). Сравнивать их сложнее, хотя они показываются в один вечер и на одной сцене, к тому же в обеих постановках использованы металлические каркасы: в одном – столбы, покрашенные под березки, в другом – настоящая клетка. И по столбам, и по клетке ползают, лазают и прыгают исполнители. Но прыгают они о разном. «Немного ностальгии» – копание в недрах меланхолии абстрактного среднестатистического россиянина. «Клетка для попугаев» – пластическое рассуждение на тему «Есть ли свобода на свободе?». Тут птички мечтают выбраться из клетки, не подозревая, как несладко самим искать способ выжить, а внутренне несвободные люди хотят залезть в собственную клетку в житейском зоопарке, где не надо ни о чем заботиться, покормят и так.
В спектакле «Ромео и Джульетта» (постановка Красноярского театра оперы и балета, 4 апреля на сцене театра «Новая опера») вы не найдете осовремененных декораций или нестаринных костюмов. Все выглядит внешне похожим на средневековую Верону. Но мир шекспировских героев в «Ромео и Джульетте» похож на шаманское камлание, где все, как заведенные, подчиняются дудке неведомого крысолова, уводящего жителей города прочь от нормальных человеческих чувств. Только главным героям, которые умеют любить не только себя, дано избежать соблазна и стать похожими на живых людей. В повествовательном балете много драк и традиционных сцен с пантомимой, так что даже те, кто не читал Шекспира, во всем разберутся.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Вт Мар 28, 2006 4:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032805
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета,
Авторы| Александр ФИРЕР Илл.: Наталья РАЗИНА
Заголовок| ОТ «УНДИНЫ» ДО «ШИНЕЛИ»
Где опубликовано| «Вечерняя Москва»
Дата публикации| 20060328
Ссылка| http://vmdaily.ru/main/viewarticle.php?id=22079
Аннотация| В Санкт-Петербурге прошел VI Международный фестиваль балета «Мариинский»

На илл.: Олеся Новикова и Александр Сергеев в балете «В сторону «Лебедя» на музыку Леонида Десятникова

В качестве премьеры была представлена «Ундина» в хореографии Пьера Лакотта. Сохранилось немало документов о постановке Жюля Перро середины XIХ века. Даже Достоевский описывает эпизод появления Ундины на весле гребца. Если у Перро в его версиях все персонажи оставались живы, то у Лакотта все гибнут. Потрясающих танцев тут в изобилии. И все же это не стиль Перро, в редкостной гармонии сочетавший балетные па с жанровыми сценами, игровой пантомимой и характерными крестьянскими танцами.
Лакотт, может, и проигрывает в сравнении, но труппа Мариинки определенно выиграла, показав мастерство, которому позавидует даже балет Парижской оперы.
О молодом премьере Леониде Сарафанове (Маттео) все только и говорили. В партии Ундины выступила юная Евгения Образцова, с эфирной легкостью преодолевшая все изуверства хореографа. И это при том, что больная балерина с утра лежала под капельницей, а затем два вечера подряд танцевала премьеру.
Программу фестиваля украсили мужские бенефисы Николая Цискаридзе (Большой театр), Игоря Зеленского и Фаруха Рузиматова (Мариинка). Цискаридзе только за тридцать, Зеленскому – под сорок, а Рузиматову – за сорок. Соответственно были составлены и программы. Самая физически и технически сложная была у Цискаридзе, представившего стили Баланчина, Голейзовского, Пети и Форсайта. Впервые в России танцовщик исполнил «Кармен. Соло» Ролана Пети: Цискаридзе один танцует и Хозе, и Тореро, и Кармен с красным веером в руке.
Игорь Зеленский прекрасно выглядел в своем коронном «Аполлоне» Баланчина. В «Бриллиантах» же он в основном поддерживал балерину. Номер Concerto grosso – что-то трагическое о судьбе артиста на музыку Генделя – специально для него поставила Алла Сигалова. Своих питерцы принимают с патриотизмом: с колосников летел красный дождь, а зал неистовствовал.
Фарух Рузиматов предстал Золотым Рабом в фокинской «Шехеразаде», но все же героиня Светланы Захаровой была более впечатляющей. В «Паване мавра» Хосе Лимона бенефициант выступил вместе с солистами труппы из Бордо, со знаменитым Шарлем Жюдом. Специально прибыли испанцы, а в финале к ним присоединился сам Рузиматов, принял красивые позы – полуиспанские, полуцыганские – под сыплющиеся сверху лепестки роз.
В вечере современной хореографии «Новые имена» свои премьеры показали Никита Дмитриевский («Мещанин во дворянстве» на музыку Рихарда Штрауса), Алексей Мирошниченко («В сторону «Лебедя» на музыку Леонида Десятникова) и Ноа Д. Гелбер («Шинель» по Гоголю» на музыку Шостаковича).
По традиции фестиваля «Мариинский» в классических балетах участие принимают мировые звезды. В «Дон Кихоте» выступил 22-летний красавец с благородными манерами Матье Ганьо – самая молодая звезда Парижской оперы. На «Спящую красавицу» была приглашена из Лондона Алина Кожокару. Танцевала блистательно. Однако ее козыри – непосредственность и живость; она же пыталась разыграть с труппой чопорный петербургский стиль – и проиграла. Самым сильным художественным впечатлением фестиваля стала интерпретация «Лебединого озера» Ульяной Лопаткиной и Хосе Мартинезом из Парижской оперы.
Завершился фестиваль грандиозным гала-концертом в четырех отделениях, в котором участвовали Диана Вишнева с Андреем Меркурьевым (Адажио из «Золушки» Алексея Ратманского). Ходят упорные слухи, что с нового сезона оба подписывают контракт с Большим театром.
Ульяна Лопаткина впервые – и блестяще– исполнила с Ильей Кузнецовым шедевр Ханса ван Манена «Гносиенны»; недаром на концерт даже прибыл сам хореограф.
Зарядившись энергией на главном балетном событии сезона, публика перевела стрелки часов на час вперед в ожидании «Мариинского-2007».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10836

СообщениеДобавлено: Вт Мар 28, 2006 7:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005032806
Тема| Балет, БТ, «Золотой век»
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Рита и бандиты
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20060328
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3091501/
Аннотация| Большой театр возобновил последний балет Юрия Григоровича

"Золотой век" - одно из самых сложных и не самых счастливых созданий Григоровича. Поставленный в 1982 го-ду, балет то исчезал, то возвращался, а после ухода хореографа из театра был снят с афиши. Судя по новой, сжатой до двух актов редакции, совершенно зря. Спектакль в конструктивистских декорациях Симона Вирсаладзе производит силь-ное впечатление. В первую очередь идеальным слиянием звука и движения.
В спектакле есть история: комсомолец Борис уводит девушку Риту от бандита Яш-ки и приобщает к созидательному рыбацкому труду. Для Григоровича это лишь необходи-мый повод сочинить масштабные танцы. Он мыслит крупными сценами, где каждая — осо-бый мир, спектакль в спектакле.
Есть оживлен-ное, взрывчато-активное движение, преломляющее эле-менты праздничных шествий и физ-культурных парадов. Имеется экстрава-гантный, броско-блестящий дан-синг, цитирующий неувядающие фокстроты танго и вальсы-бостоны. Присутствует изощренный гротеск с яркими персонажами и уморительной пантомимой. Не забыта и чистая, надбытовая и вневременная, лири-ка в виде трех адажио героев на пустынной сцене. Все вместе сплавлено в зре-лище, которое несется к финалу с мощью локомотива.
Однако насладиться сполна танцовщики Большого не позволили. Из четверки героев безоговорочно убедителен лишь стойкий юноша Борис — техничный и элегантный Денис Матвиенко. Его дублеры пока не готовы составить ему конкуренцию. Аполлонический красавец Александр Волчков слаб в поддержках, а душа-парень Руслан Скворцов — в прыжках.
Соперника главного фигуранта — бандита Яшку танцуют Ринат Арифуллин, Павел Дмитриченко и Александр Воробьев. Первый — аристократ, вступивший на путь порока, второй — истеричное дитя улицы, третий — просто хороший танцовщик без особых примет. Если не помнить обаятельнейшего мерзавца, некогда воплощенного Гедиминасом Тарандой, всем можно ставить крепкую"четверку".
В оценке дам годится метод гоголевской Агафьи Тихоновны. Идеальной Рите неплохо было бы иметь роскошные ноги Анны Антоничевой, томность Марии Аллаш и кокетливость Нины Капцовой, а бандитской подружке Люське не помешала бы стремительность Екатерины Крысановой, помноженная на соблазнительность Анны Никулиной.
Отдельный разговор — маленькая, но выигрышная роль Конферансье. Непревзойденный балетный комик Геннадий Янин и эксцентричный Денис Медведев остались в рамках хорошего вкуса, а вот Николай Цискаридзе переусердствовал в качании бедрами. Образ тем не менее получился актуальным. Если, не дай бог, что случится с премьером, на замену смело можно приглашать Бориса Моисеева.
Кордебалет — рыбаки, бандиты и нэпманы — силы "Золотого века" 1980-х не достиг. Тогда за размашистыми прыжками тружеников моря еще чувствовалась мощь державы, делавшей ракеты и перекрывшей Енисей. Сегодня, в созвучии с эпохой, танцовщики органичнее изображают бандитские разборки и гламурные развлечения.
Не в чем упрекнуть подопечных дирижера Павла Клиничева. Они пре-одолели почти все подводные ри-фы партитуры, из-за которых в далеком тридцатом бастовали оркестранты ленинградского ГАТОБа. Маэстро Григорович тоже остался доволен. Выбежав на поклоны, он первым делом приветствовал музыкантов, а затем бросил в оркестровую яму самый большой букет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 9, 10, 11, 12, 13  След.
Страница 10 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика