Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2006-03
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 7, 8, 9 ... 11, 12, 13  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Мар 22, 2006 12:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032201
Тема| Балет, БТ, «Золотой век», Персоналии, Ю. Григорович
Авторы|
Заголовок| Юрий Григорович: «Золотой век» – XXI
Где опубликовано| «Литературная газета»
Дата публикации| 20060322
Ссылка| http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg112006/Polosy/9_2.htm
Аннотация|

На сцену Большого театра России возвращается балет Дмитрия Шостаковича «Золотой век». Это не только юбилейная акция в честь 100-летия великого русского композитора. Одно из самых знаменитых в XX веке хореографических сочинений Юрия Григоровича переходит к новому артистическому поколению.
– Моя постановка балета Шостаковича «Золотой век» состоялась в 1982 году на сцене Большого театра России, которым я тогда руководил. Но её предыстория началась задолго до того дня, и не в Москве, а в Ленинграде.
Еще до войны, в начале 1940-х годов, будучи учеником Ленинградского государственного хореографического училища, ныне Академии русского балета имени А. Вагановой, я познакомился с музыкой Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Моей учительницей по фортепьяно в училище была сестра композитора Мария Дмитриевна Шостакович. Она боготворила музыку своего знаменитого брата и много рассказывала о нём, играла некоторые его сочинения нам, ученикам. От неё я и узнал, что Дмитрий Дмитриевич писал музыку и для балетов. Уже потом, когда я стал солистом Театра оперы и балета им. С.М. Кирова в Ленинграде и начал свои опыты как хореограф, то на музыку сюит из балетов Шостаковича ставил отдельные танцы в различных театральных коллективах.
И однажды, набравшись храбрости, я попросил о встрече с Дмитрием Дмитриевичем – мне нужно было разрешение композитора на возобновление его балетов. Я, конечно, знал, что после статей в «Правде» – «Сумбур вместо музыки» и «Балетная фальшь» – все три балета Дмитрия Дмитриевича не ставились на наших сценах. Но после снятия запрета, мне казалось, время пришло. Однако Шостакович сказал мне буквально следующее: «Не надо, понимаете, реанимировать эти балеты, я бы не хотел...» И я ушёл очень огорчённый и долго не возвращался к этой теме.
К работе над «Золотым веком» я приступил значительно позднее, будучи главным балетмейстером Большого театра и уже после кончины композитора. Его вдова Ирина Антоновна позвонила мне и, помня о моём желании поставить балеты Дмитрия Дмитриевича, побудила возобновить давние замыслы. Она предложила предоставить мне весь музыкальный материал первого его балета – «Золотой век». И работа началась.
Все, с кем приходилось мне беседовать о балетах Дмитрия Дмитриевича, говорили, что неудача первых двух постановок «Золотого века» и «Болта» были обусловлены плохой их драматургией. Собственно, так считал потом и сам композитор. Он писал, что «руками и ногами» отбивался от этих сценариев, но сложные обстоятельства заставили его выполнить этот заказ. Прежде всего для написания нового сценария я пригласил в соавторы друга Дмитрия Дмитриевича, профессора Ленинградской консерватории Исаака Гликмана, который великолепно знал все вехи творчества Шостаковича. Мы написали новый сценарий, но он требовал включения нового музыкального материала – музыки Шостаковича, сходной по характеру и времени написания балета.
Герои – типичные для того времени молодые люди, наивно верящие в светлые идеалы нового общества, которое они начали строить. В нашей версии сюжета их представления о любви сталкивались с тёмной стороной реальности, включая уголовную, как прямую угрозу их жизни и счастья. К сбору музыкального материала подключились другие музыканты: например, ученик Дмитрия Дмитриевича композитор Вениамин Баснер, музыковед Сергей Сапожников, концертмейстер Дмитрий Котов.
Если говорить о хореографии, то основой её стал прежде всего классический танец, который как бы впитал и выразил все характерные черты и особенности времени 1920-х годов. В балете я также использовал элементы фольклорного танца и элементы физкультуры, движения трудовых процессов (рыбачья картина). А для антагонистов героев, отрицательных персонажей (нэпманы и бандиты) – элементы бытового танца (таити-трот, танго, фокстрот); гротесково-сатирические танцы-портреты (генерал, поп, буржуй) создавались мной в стиле модных в то время агитпредставлений театров рабочей молодёжи – ТРАМов.
Художником я пригласил талантливого театрального сценографа Симона Вирсаладзе, который был художником почти всех моих балетов. Его декорации и костюмы воспроизводили атмосферу тогдашней России и были удивительно красивы.
В премьере 4 ноября 1982 года танцевали звёзды тогдашнего большого балета: Рита – Наталия Бессмертнова, Люська – Татьяна Голикова, Борис – Ирек Мухамедов, Яшка – Гедиминас Таранда. Дирижёр Юрий Симонов и оркестр Большого театра блестяще провели весь очень трудный музыкальный материал. Премьера балета в Большом театре прошла с успехом и затем была показана на гастролях во Франции, Германии, Австрии, Англии, Южной Америке, США, Австралии и др.
Я горжусь, что был первым, кто возродил из почти полувекового забвения балет великого русского композитора Дмитрия Шостаковича «Золотой век». Сегодня он переходит к новому поколению артистов Большого театра.


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Мар 22, 2006 12:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032202
Тема| Балетно-акробатическое шоу, «Лебединое озеро»
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Двойное сальто белого Лебедя
Шанхайский акробатический балет привлек публику трюками
Где опубликовано| «Независимая газета»
Дата публикации| 20060322
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2006-03-22/8_salto.html
Аннотация|

Женщина-змея. Фото предоставлено информационно-продюсерским центром PR&CULTURE

В Кремлевском дворце показали балетно-спортивное шоу «Лебединое озеро». Это европейская премьера проекта и начало мирового турне Акробатического балета Шанхая. Сочетание классического танца с цирком для российской публики - непривычная экзотика. Даже если речь идет о балетном шлягере.
Главное – не знать, как звучит музыка балета. Даже если помнишь, что подлинник Чайковского давным-давно не исполняется на балетной сцене, потому что еще в конце XIX века оригинальную партитуру заменила составленная на ее основе компиляция. Но автор компиляции, композитор и дирижер Дриго, был умный и грамотный профессионал, корректно приспособивший трудную (для восприятия тогдашних балетных ушей) музыку к потребностям гениальных постановщиков. А китайцы порезали куски, как бог на душу положит, сократили кое-как и перемешали.
А в остальном все, что обещала реклама, публике Кремлевского дворца было показано. Обещали семейный спектакль, где дети не увидят переработок балета в современном духе. Так и сделали. В начале спектакля появляется двухметровый лебедь-обманка, из которого навстречу еще не заколдованной Одетте выпрыгивает Злой Гений. Потом он же появляется над сценой в виде огромной совы с распростертыми крыльями и пульсирующими огнем глазами величиной с колесо. Просто «Боинг», а не птица.
Саму историю китайцы упростили, оставив только то, что дает повод для акробатики и трюков. Либретто переписали. Сюжет спектакля - путешествие некоего европейского властителя. Юноша увидел, что на крышу его замка приземлилась красивая девушка-птица, посидела – и полетела восвояси. А очарованный принц поехал ее искать, причем на собственном паруснике, где вместо мачт – акробаты с шестами. Герой побывал в Индии, Китае (!) и Египте. Идет нужный антураж, даже верблюд со слоном, на которых герой «разъезжает» на фоне сфинксов и пагод. Принц плавает не один, а со свитой пестро одетых шутов, которые могут кувыркаться на вращающемся глобусе, крутить шары на кончике пальцев и при надобности перевоплощаться в пародийную четверку лебедей. Вокруг по-восточному одетые жонглеры с булавами, девушки, кидающие в воздух предметы, стоя на пуантах, и акробаты в облике будд, в крутящихся по полу колесах. А гимнастка, девушка «без позвоночника», изображает змею, свивающуюся кольцами.
В сцене на озере Одетта ходит по канату на пуантах, а кордебалет лебедей разъезжает на роликовых коньках. Тут начинается главное, тот самый акробатический номер про Лебедя, который некогда получил приз в Монте-Карло на цирковом конкурсе. Поманив публику в момент первой встречи принца и птицы, номер продолжится в финале, когда принц-атлет еще раз вскинет Одетту на плечи и пойдет вместе с ней вытворять такое, что глазам своим не веришь. Одетта (гимнастка с навыками классической балерины) на кончике пальцев одной ноги балансирует там, где и на двух ногах с трудом устоишь – на вытянутой руке партнера, на его макушке и на ладони.
Герой временно обольщается Одиллией с ее стойкой на руках и шпагатом в воздухе. В конце концов герой убивает злодея белым пером Одетты. Следует хеппи-энд и ощущение, что продюсер этих гастролей не прогадает в доходах. Зрелище получилось крайне наивное, но занятное. Именно это сочетание и обеспечит кассу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Мар 22, 2006 12:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032203
Тема| Балет, Музыка к балетам, Персоналии, С. Дягилев
Авторы| СЕРГЕЙ ТЕРЕНТЬЕВ
Заголовок| Магия Сергея Дягилева Национальный филармонический оркестр продолжает представлять музыку «Русских сезонов»
Где опубликовано| «Новые Известия»
Дата публикации| 20060322
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2006-03-22/42849/
Аннотация|

Очередной концерт абонемента «Музыка «Русских сезонов» Сергея Дягилева», который представляет Национальный филармонический оркестр России, пройдет в Москве, в Большом зале консерватории. Он позволит любителям музыки прикоснуться к редко звучащим сегодня блестящим симфоническим произведениям Игоря Стравинского и Рихарда Штрауса.

Великий русский импресарио Сергей Дягилев вошел в историю не только как человек, впервые представивший русское искусство просвещенной Европе («Русские сезоны в Париже» прогремели на весь мир). И не только как «балетный маг», десятилетия пестовавший труппу «Русского балета». Дягилев умел находить и открывать таланты, умел растить их и всегда безошибочно попадал в пульс времени, предчувствуя и осуществляя то, что через мгновение станет новым словом в искусстве.

Самым ярким музыкальным открытием Дягилева стал Игорь Стравинский. Знакомство с талантом молодого композитора произошло у импресарио 6 февраля 1909 года на концерте в Петербургской филармонии. Среди сочинений был и «Фейерверк», вошедший в программу предстоящего концерта НФОР. После исполнения этого сочинения сидевший рядом с Дягилевым знаменитый танцовщик и балетмейстер Михаил Фокин воскликнул: «А каков сынок нашего Федора Стравинского!» И действительно, сын знаменитого оперного певца, певшего «в очередь» с Шаляпиным, Игорь Стравинский стал легендой и гордостью музыки ХХ столетия и дягилевских «Русских сезонов» в частности. Стравинский вскоре буквально «спас» Дягилева, сочинив для него балет «Жар-птица»: партитура была заказана Анатолию Лядову, но маститый композитор так и не написал ни строчки в срок. Стравинский же сочинил балет за рекордно короткое время, и с этого момента началось триумфальное шествие его произведений по всем площадкам мира.

В программу концерта также включены не менее «событийные» произведения Игоря Стравинского – музыка одного из самых ярких его балетов «Аполлон Мусагет», поставленный Джорджем Баланчиным. С этой работы началось многолетнее сотрудничество между Баланчиным и Стравинским, и именно в этой постановке Баланчин, можно сказать, заявил свой индивидуальный стиль. Оркестровая сюита из знаменитой оперы Стравинского «Соловей» (по Андерсену), сочинение которой, кстати, композитор отложил ради создания «Жар-птицы», также прозвучит в этот вечер.

Еще одно композиторское имя, которое будет представлено на этом концерте, – имя Рихарда Штрауса. Дягилев познакомился с ним во время гастролей труппы «Русского балета» по Германии и Австрии. Композитор и его друг и соавтор – знаменитый драматург Гуго фон Гофмансталь пришли в восторг от спектаклей дягилевской труппы. Тогда же и родилась идея нового балета, который Дягилев заказал Гофмансталю и Штраусу. Правда, это произведение – «Легенда об Иосифе» – большого резонанса не имело. А вот другая партитура Рихарда Штрауса – его блистательная симфоническая поэма «Проделки Тиля Уленшпигеля» была весьма удачно «обращена» в балетный спектакль Вацлавом Нижинским. Этот спектакль стал последней работой великого танцовщика и балетмейстера. Созданный уже после разрыва Нижинского с Дягилевым, балет был показан в США в 1916 году.

Помимо любопытнейшей программы предстоящее выступление НФОР интригует и фигурой дирижера. В этот вечер оркестр впервые выступит с легендарным финским маэстро Юкка-Пекка Сарасте. Продолжая привлекать в Москву мировых звезд дирижерского искусства, НФОР уже неоднократно выступал с Джеймсом Конлоном, давал концерты с Джорджем Кливом и Окко Каму, наконец, объявил о том, что со следующего сезона главным приглашенным маэстро оркестра станет австриец Ион Марин. Оркестр работает не только над собственным исполнительским уровнем, но и дает возможность всем любителям музыки прикоснуться к высшим достижениям современного симфонического исполнительства.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Мар 22, 2006 1:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032204
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, «Ундина», Персоналии, Е. Образцова, Л. Сарафанов
Авторы| Игорь СТУПНИКОВ
Заголовок| Романтично, но очень сладко Торжественно открылся VI международный фестиваль балета «Мариинский»
Где опубликовано| «Санкт-Петербургские ведомости»
Дата публикации| 20060322
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/document/?id=12622&folder=166
Аннотация|

В зале царила праздничная атмосфера, среди зрителей — зарубежные гости, критики и журналисты. Как всегда, почтила фестиваль своим присутствием и когорта московских балетоведов, а также зарубежные поклонники творчества выдающихся танцовщиков — Игоря Зеленского и Николая Цискаридзе, чьи творческие вечера включены в программу фестиваля. Последний, хотя и москвич по происхождению, уже давно прикипел сердцем к Мариинскому театру и считается здесь почти своим.
За кулисами тоже царило волнение, ведь все гастролеры хотели хоть глазком взглянуть на исполнителей первых спектаклей. Ими стали гостеприимные хозяева дома, дважды исполнившие премьерный спектакль — балет «Ундина».
Этот балет, впервые поставленный французским классиком Жюлем Перро в лондонском театре Ее Величества в 1843 году, всегда манил красотой хореографии разных балетмейстеров. Они редактировали, дополняли и нередко изменяли оригинал. Меняла «Ундина» и название: в 1851 году Перро, лично осуществивший постановку в Петербурге, назвал свой балет «Наяда и рыбак».
Много ли сохранилось от оригинальной «Ундины»? Увы, лишь отрывки партитуры, записанные композитором Цезарем Пуни, да многочисленные рецензии, опубликованные в петербургской прессе и лондонской «Таймс».
Нынешнюю постановку осуществил французский хореограф и исследователь Пьер Лакотт, которому все пришлось начинать с нуля. Имя Лакотта хорошо знакомо нашим любителям балета: в 1977 году он впервые показал на сцене Кировского театра легендарный балет Филиппа Тальони «Сильфида», который хореограф реставрировал благодаря своим находкам в библиотеке Лувра. Двумя годами позже очарованный, по его словам, мастерством ленинградских танцовщиков Лакотт снова приехал в Кировский театр и поставил для труппы фрагменты старинных балетов «Маркитантка», «Хромой бес» и «Бабочка».
«Ундина» в постановке Лакотта перенасыщена танцем в его разнообразных формах: сольные вариации, дуэты, трио, массовые ансамбли следуют друг за другом непрерывно. Хореограф выплескивает на сцену весь свой запас знаний и мастерства, не давая зрителю ни малейшей передышки между отдельными номерами и фрагментами.
И происходит неожиданный парадокс: классический танец начинает утомлять. Поток вариаций кажется бесконечным, притупляет восприятие. Избыточная танцевальность оборачивается однообразием хореографии. Лакотту-хореографу не хватает мастерства режиссера, который железной рукой отсек бы длинноты, убрал повторы.
Постоянно работая в жанре романтического балета XIX века, Пьер Лакотт порой повторяется. В «Ундине» явно ощущаются цитаты из других его сочинений — «Дочери фараона», недавно реконструированной им на сцене Большого театра России, «Тщетной предосторожности», «Коппелии». А сцена морского царства в «Ундине» почти полностью, вплоть до жестов, повторяет второй акт балета «Жизель».
«Ундина» напоминает роскошный многоярусный торт, украшенный цветами, эмблемами, вензелями, искусно приготовленный виртуозом-кулинаром для корпоративной встречи единомышленников. Много ли можно отведать этого чуда кулинарии? Уверен, насыщение наступит очень быстро.
Когда труппа приступила к репетициям, были назначены несколько составов исполнителей. Перед премьерой остался всего один состав. Среди прочих причин сыграла роль и эпидемия гриппа. Заболела Диана Вишнева, готовившая партию Ундины. Оба премьерных спектакля танцевали Евгения Образцова (наяда Ундина) и Леонид Сарафанов (рыбак Маттео).
Юная Образцова умело раскрывает внутренние закономерности романтического стиля, наполняя хореографический рисунок тщательно разработанной актерской игрой. Ее Ундина — образ женственности, таинственного лукавства и внутренней силы. Образцова словно не знает технических усилий, в ее танце — тонкие нюансы и аристократизм классической школы. Леонид Сарафанов — самобытный танцовщик, виртуоз. У него упруго-мягкие, быстрые вращения, воздушный прыжок. В образе Маттео есть главное — романтическое мироощущение, то особое беспокойство души, томимой недостижимыми идеалами.
Фестиваль продолжается. Впереди встречи с молодыми хореографами, чьи работы, далекие от возвышенной романтики XIX столетия, внесут свои краски в палитру балетного праздника.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Мар 22, 2006 3:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032205
Тема| Современный танец, Групповой портрет екатеринбургских деятелей современного танца Авторы| Лариса Барыкина
Заголовок| Танцтрест Екатеринбург как лидер contemporary dance
Где опубликовано| «Российская газета»
Дата публикации| 20060322
Ссылка| http://www.rg.ru/2006/03/22/ekaterinburg.html
Аннотация|

Еще до того как Екатеринбург стали именовать "столицей российского современного танца", он побывал "колыбелью отечественного рока" (группы "Наутилус", "Урфин Джюс", "Агата Кристи", "Чайф"), "родиной "Новой драмы" (творчество Николая Коляды и его учеников), а еще раньше в ходу был термин "феномен Свердловской оперы".

Претензии на столичность вообще в духе культурного, политического и всякого иного самосознания жителей этого города. Но в случае с современным танцем все верно. Как иначе можно обозначить место, которое вот уже полтора десятка лет ежегодно выбрасывает на художественное поле все новые и новые побеги: имена, танц-компании, премьеры, акции и разного рода события.
Групповой портрет екатеринбургских деятелей современного танца обозначит множество лиц и полное отсутствие какого-либо единомыслия. Можно выделить тенденции, назвать главных фигурантов или вспомнить, с чего, собственно, все начиналось. На рубеже 80-90-х в городе, еще именуемом Свердловском, одно за другим произошло несколько важных событий. Историк балета Олег Петров увел из академической труппы Оперного театра большую группу молодежи, не желавшую иметь дела с балетной рутиной и до пенсии танцевать "у воды": так образовалась компания "Балет-плюс", затем ставшая Екатеринбургским институтом танца. Одновременно в ДК "Уралмаш" возникла труппа с вызывающим названием "Провинциальные танцы". Ее основатель Лев Шульман, хореограф Татьяна Баганова и артисты, не отягченные классическим образованием, ставили целью создать театр совершенно нового танцевального направления. Вскоре в городе появился уже в ту пору признанный авангардистом пермский хореограф Евгений Панфилов, а затем и танц-миссионеры из Америки и Европы. Их мастер-классы собирали многочисленных неофитов нового танца со всех российских просторов, и дальнейшее было похоже на лавину: о себе поочередно заявили Центр современного искусства во главе все с тем же Шульманом, танц-команда "Киплинг", "Эксцентрик-балет" Сергея Смирнова, "Арт-фабрика" Ольги Паутовой... Для западных профессионалов Екатеринбург настолько прочно стал ассоциироваться с современным танцем, что здесь в 1999 году провели так называемую Танц-платформу - российский филиал престижного конкурса хореографов "Международные встречи Сен-Дени на Сене". Попутно создавались многочисленные школы и студии, наконец, открылся первый в России факультет современного танца в Гуманитарном университете.
Критика в последнее время не без оснований говорит о кризисе жанра, но столица Урала из общей схемы явно выпадает. Если где и сформирована среда для восприятия нового искусства, то именно в Екатеринбурге: полные залы, неподдельный устойчивый интерес. Залучить такую публику мечтают устроители самых громких художественных акций и театральных премьер. Не толпа, не тусовка, а именно зрители: интеллигентные, умные лица. Только здесь можно встретить одновременно знаменитого на всю Россию художника и главного дирижера филармонического оркестра, известного театрального режиссера и автора нашумевшей книги, композитора-авангардиста и популярных рок-музыкантов, а заодно и чиновников от культуры. Считается, что не увидеть последнюю премьеру грешно. Пожалуй, такого на сегодняшний день нет нигде. Ни в Москве, с ее мегаполисными амбициями, но провинциальным масштабом освоения жанра, ни в Питере, где современный танец до недавнего времени имел строго локальное место прописки, ни в других городах России, где энтузиасты-одиночки бьются за жизнь не слишком обласканного властями вида искусства, а попутно и за свое собственное выживание. Там все это существует от фестиваля до фестиваля, в Екатеринбурге при желании можно разглядеть процесс: здесь постоянно что-то происходит.
Собственно, и эти заметки вызваны очередным премьерным бумом. "Танцевальная компания Руслана Вишнякова" представила проект "Три истории для Сержа". Экс-танцовщик "Киплингов" Евгений Мартьянов показал своих учеников в данс-спектакле "Белая Наташа". А в ближайшее время все желающие смогут вновь оценить последнюю работу Проектного бюро "Танцтрест" (новый проект Шульмана) "Во рту бы выросли грибы". Объединяет все три абсолютно разные работы одно свойство: отказ от театрального зала в пользу нетрадиционного пространства. Проект в честь Дягилева логично смотрелся в Арт-галерее современного искусства, молодежь выбрала клубный формат, а девушки из "Танцтреста" вместе с голландским хореографом Андреа Болл осваивали прекрасный старинный паркет Хорового лицея, разместив зрителей на подушках по периметру огромного зала.
В этот раз на грядущем фестивале "Золотая маска" впервые за годы существования раздела "современный танец" в числе номинантов екатеринбуржцев не будет. Неоднократные обладатели "Масок" Татьяна Баганова и Сергей Смирнов по разным причинам взяли тайм-аут, а другие спектакли до финальной стадии не добрались. Но не надо думать, что лидеры "в списках не значатся". Смирнов будет фигурировать как хореограф мюзикла "Ночь открытых дверей" Свердловского театра музыкальной комедии, а случай с Багановой намечает совершенно новую тенденцию. Ее имя в перечне лучших оперных (!) режиссеров, спектакль "Соловей" Пермского театра претендует на лавры в оперной номинации. Получив в свое распоряжение оперно-балетную труппу государственного театра, Баганова сделала из сочинения Стравинского нечто, не вписывающееся в строгие каноны, жанровый микст со всеми признаками современного зрелища и тонкой загадочной игрой восточных символов.
Все предыдущие годы в условиях такого большого полижанрового фестиваля, как "Золотая маска", современный танец нередко выглядел бледно на фоне масштабных визуальных оперных концепций, суперпрофессиональных балетных трупп, интеллектуальных изысков в драме, новых сценических мюзикловых технологий. Но российский contemporary dance активно развивался, и теперь сформированная им новая эстетика уже способна оплодотворять другие жанры. Заметим, что тон в этом процессе вновь задают екатеринбургские мастера
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Мар 22, 2006 3:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032206
Тема| Балет, МТ, VI фестиваль балета, «Новые имена», Н. Дмитриевский, А. Мирошниченко, Н. Гелбер
Авторы| Андрей Бурцев
Заголовок| В Петербурге экспериментируют молодые хореографы
Где опубликовано| Сайт телеканала «НТВ» По материалам программы "Сегодня"
Дата публикации| 20060322
Ссылка| http://news.ntv.ru/84114/
Аннотация|

Мариинский театр в Санкт-Петербурге открывает «Новые имена». Это программа из трех балетов молодых хореографов. Подающие надежды авторы переосмыслили Мольера, Пруста и Гоголя. Всё можно увидеть за один вечер — балеты одноактные. В театре надеются, что каждый найдет своего зрителя.

За экспериментами на прославленной сцене наблюдал корреспондент телекомпании НТВ в Санкт-Петербурге Андрей Бурцев.

Акробатика с классической хореографией. Всё происходит на красно-черном фоне. Авангардизм сразу бросается в глаза, хотя всё по классике: сюжет Мольера «Мещанин во дворянстве», музыка Штрауса.

В Мариинском театре рискнули поставить сразу три балета молодых хореографов. Здесь видели немало смелых экспериментов, и опытную труппу, оказалось, не так просто зажечь новой идеей.

Никита Дмитриевский, хореограф, постановщик балета «Мещанин во дворянстве»: «Даже криком иногда действуем, с кем как. В балете много женских партий, приходится прикладывать массу усилий, чтобы добиться каких-то подвигов на сцене».

Ещё более смелое оформление самой сцены. Напрашивается образ «искусство на продажу». Декорация — огромный штрих-код, как будто публика пришла не в театр на балет, а в супермаркет за продуктами.

Содержание запутано еще больше формы. Балет Десятникова «В сторону Лебедя» — компиляция двух классических произведений: романа Пруста о Сване и пьесы Сен-Санса. Хореограф Алексей Мирошниченко предлагает и не пытаться разобраться в происходящем.

Алексей Мирошниченко, хореограф, постановщик балета: «В сторону Лебедя»: «У него не существует настоящего прошлого. Сон, мечта, реальность — все, как один свершившийся миг. У меня поэтому тоже нет ни начала, ни конца. Вы посмотрите и увидите, что начало — это конец, конец — это начало. Получается такая закольцовка».

Шинель, которую рвут на части — это действительно Гоголевская «Шинель», переосмысленная молодым хореографом Гелбером. Сюжет американец переделал на почти голливудский манер. Акакий Акакиевич теперь терзается не по шинели, он охвачен страстью к женщине. Музыка Шостаковича.

Ноа Гелбер, хореограф, постановщик балет «Шинель»: «Я не согласен с тем, что у Акакия не может быть никаких сексуальных чувств. Я уверен, что он мужчина, у него есть эти чувства, даже если они где-то скрыты. А потом, ведь шинель в русском языке — женского рода».

За один вечер публику знакомят сразу со всеми подающими надежду хореографами. Каждый балет состоит из одного акта. Такие постановки обычно не судят строго. Зритель знает, на что идет. Тем более среди молодых экспериментаторов, возможно, есть будущие Петипа, Фокины или Баланчины
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Мар 22, 2006 5:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032207
Тема| Балет, Персоналии Лиепа А.
Авторы|
Заголовок| Кремлёвский Дворец открывает "Русские сезоны"
Где опубликовано| Сайт "Маяк"
Дата публикации| 20060322
Ссылка| http://www.radiomayak.ru/culture/06/03/22/45431.html
Аннотация|
Андрис Лиепа представляет два одноактных балета "Тамар" и "Жар-птица" на основе хореографии Михаила Фокина с декорациями и костюмами, восстановленными по сохранившимся эскизам Головина и Бакста.

ЛИЕПА: Что сохранилось? Сохранились и сейчас идут около 10 спектаклей Дягилева, которые через эти года прошли и передавались из ног в ноги. А были спектакли, которые созданы были в определённый сезон. "Тамар" создавался в сезон 1912 года на музыку Балакирева. Очень красивое произведение с национальным колоритом грузинским.

Михаил Михайлович Фокин был знатоком народных танцев. Он был первый, кто вывел на профессиональную сцену народные танцы. До этого весь балет был сугубо классифицированным, т.е. классический балет не отходил от канона ни на йоту. Сохранились в неприкосновенности эскизы Бакста и Головина. По этим эскизам мы восстанавливаем канву и визуальную атмосферу спектакля.

Восстановить то, что было утеряно, практически невозможно. Но я много работал с фокинским материалом, он уже живёт во мне. И все эти вещи во мне перерождаются, и я на какое-то время становлюсь либо Дягилевым, либо Фокиным, либо Бакстом. Потому что мне, как художественному руководителю, приходится принимать очень важные решения всего этого направления, которое называется "Новые Русские сезоны" и посвящение Сергею Павловичу Дягилеву.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Мар 22, 2006 5:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032208
Тема| Балет, СПб, VI фестиваль "Мариинский"
Авторы| Ступников И.
Заголовок| Романтично, но очень сладко. Торжественно открылся VI международный фестиваль балета «Мариинский»
Где опубликовано| Санкт-петербургские ведомости
Дата публикации| 20060322
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/document/?id=12622&folder=166
Аннотация|
http://www.spbvedomosti.ru/document/images/12606-0

В зале царила праздничная атмосфера, среди зрителей — зарубежные гости, критики и журналисты. Как всегда, почтила фестиваль своим присутствием и когорта московских балетоведов, а также зарубежные поклонники творчества выдающихся танцовщиков — Игоря Зеленского и Николая Цискаридзе, чьи творческие вечера включены в программу фестиваля. Последний, хотя и москвич по происхождению, уже давно прикипел сердцем к Мариинскому театру и считается здесь почти своим.

За кулисами тоже царило волнение, ведь все гастролеры хотели хоть глазком взглянуть на исполнителей первых спектаклей. Ими стали гостеприимные хозяева дома, дважды исполнившие премьерный спектакль — балет «Ундина».

Этот балет, впервые поставленный французским классиком Жюлем Перро в лондонском театре Ее Величества в 1843 году, всегда манил красотой хореографии разных балетмейстеров. Они редактировали, дополняли и нередко изменяли оригинал. Меняла «Ундина» и название: в 1851 году Перро, лично осуществивший постановку в Петербурге, назвал свой балет «Наяда и рыбак».

Много ли сохранилось от оригинальной «Ундины»? Увы, лишь отрывки партитуры, записанные композитором Цезарем Пуни, да многочисленные рецензии, опубликованные в петербургской прессе и лондонской «Таймс».

Нынешнюю постановку осуществил французский хореограф и исследователь Пьер Лакотт, которому все пришлось начинать с нуля. Имя Лакотта хорошо знакомо нашим любителям балета: в 1977 году он впервые показал на сцене Кировского театра легендарный балет Филиппа Тальони «Сильфида», который хореограф реставрировал благодаря своим находкам в библиотеке Лувра. Двумя годами позже очарованный, по его словам, мастерством ленинградских танцовщиков Лакотт снова приехал в Кировский театр и поставил для труппы фрагменты старинных балетов «Маркитантка», «Хромой бес» и «Бабочка».

«Ундина» в постановке Лакотта перенасыщена танцем в его разнообразных формах: сольные вариации, дуэты, трио, массовые ансамбли следуют друг за другом непрерывно. Хореограф выплескивает на сцену весь свой запас знаний и мастерства, не давая зрителю ни малейшей передышки между отдельными номерами и фрагментами.

И происходит неожиданный парадокс: классический танец начинает утомлять. Поток вариаций кажется бесконечным, притупляет восприятие. Избыточная танцевальность оборачивается однообразием хореографии. Лакотту-хореографу не хватает мастерства режиссера, который железной рукой отсек бы длинноты, убрал повторы.

Постоянно работая в жанре романтического балета XIX века, Пьер Лакотт порой повторяется. В «Ундине» явно ощущаются цитаты из других его сочинений — «Дочери фараона», недавно реконструированной им на сцене Большого театра России, «Тщетной предосторожности», «Коппелии». А сцена морского царства в «Ундине» почти полностью, вплоть до жестов, повторяет второй акт балета «Жизель».

«Ундина» напоминает роскошный многоярусный торт, украшенный цветами, эмблемами, вензелями, искусно приготовленный виртуозом-кулинаром для корпоративной встречи единомышленников. Много ли можно отведать этого чуда кулинарии? Уверен, насыщение наступит очень быстро.

Когда труппа приступила к репетициям, были назначены несколько составов исполнителей. Перед премьерой остался всего один состав. Среди прочих причин сыграла роль и эпидемия гриппа. Заболела Диана Вишнева, готовившая партию Ундины. Оба премьерных спектакля танцевали Евгения Образцова (наяда Ундина) и Леонид Сарафанов (рыбак Маттео).

Юная Образцова умело раскрывает внутренние закономерности романтического стиля, наполняя хореографический рисунок тщательно разработанной актерской игрой. Ее Ундина — образ женственности, таинственного лукавства и внутренней силы. Образцова словно не знает технических усилий, в ее танце — тонкие нюансы и аристократизм классической школы. Леонид Сарафанов — самобытный танцовщик, виртуоз. У него упруго-мягкие, быстрые вращения, воздушный прыжок. В образе Маттео есть главное — романтическое мироощущение, то особое беспокойство души, томимой недостижимыми идеалами.

Фестиваль продолжается. Впереди встречи с молодыми хореографами, чьи работы, далекие от возвышенной романтики XIX столетия, внесут свои краски в палитру балетного праздника.
ФОТО Наташи РАЗИНОЙ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Мар 23, 2006 10:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032301
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, «Новые имена», Н. Дмитриевский, А. Мирошниченко, Н. Д. Гелбер, О. Новикова, А. Сергеев А. Иванов, Г. Попов А. Пимонов, М. Хребтов
Авторы| Татьяна Кузнецова Фото| Валентин Барановский / Коммерсантъ
Заголовок| Лучший русский -- это иностранец // Молодые хореографы в программе "Новые имена"
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20060323
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?docId=659887
Аннотация|

На фестивале "Мариинский" показали три одноактных балета трех молодых хореографов. ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА полагает, что для успеха вечера было достаточно и одного.

В балете Ноа Д. Гелбера женщина-«шинель» (Яна Селина) не может заменить Акакию Акакиевичу (Андрей Иванов) шинель настоящую

Бывший артист кордебалета Большого Никита Дмитриевский целый год протанцевал в Нидерландах – в молодежной труппе Иржи Килиана NDT-II, отчего по возвращении на родину приобрел репутацию передового хореографа и знатока современной европейской хореографии. И хотя за пять лет эта репутация не подкрепилась особыми балетмейстерскими свершениями, Мариинский театр доверился образованному юноше.
Для своего петербургского дебюта господин Дмитриевский выбрал музыку Рихарда Штрауса к пьесе Гофмансталя на сюжет мольеровского "Мещанина во дворянстве". С тем же успехом хореограф мог бы остановиться на девичьей группе "Сливки" и телепередаче "Дом", потому что его сценическую мельтешню ничто не связывает ни со Штраусом, ни с Мольером. В его плохо организованной тусовке все взаимозаменяемы, все бессмысленно мечутся из кулисы в кулису и все лепят одинаковые комбинации. Шуточки хореографии – типа хватания за ногу убегающих балерин или переворачивания их вниз головой – с бородой ниже пояса, текст представляет собой смешение классических штампов с килиановскими общими местами – вроде поддержек-проворотов под руками партнера. Ни характеров, ни контактов, ни индивидуальной пластики – персонажей невозможно идентифицировать даже по костюмам, словно накопанным в ближайшем секонд-хэнде. Журден носит голубой берет воздушного десантника и черную безрукавку, его жена и служанка одеты в платья, стилизованные под XVII век, влюбленные облачены в черное репетиционное, маркиза выступает в блестящей клеенке, а граф обзавелся лиловой маечкой и оранжевой шапочкой. С этим балетом-однодневкой примиряет одно: Мариинский театр на нем явно не разорился.
Небольшой балет Алексея Мирошниченко "В сторону лебедя" на музыку Леонида Десятникова рискует прожить дольше. В названии ("Du cote de chez 'Swan'") авторы смешали английский с французским и Пруста с Сен-Сансом. "По направлению в Свану" осталось лишь в воображении хореографа, а вот знаменитая фокинская миниатюра обыгрывается им с несколько комичной прямотой. На фоне гигантского товарного штрихкода, изображенного на занавесе просцениума, артисты Олеся Новикова и Александр Сергеев выясняют непростые отношения: друг с другом, современностью и культурным наследием. Антагонизм сменяется влечением, параллельное существование – совместным, вращения – поддержками, неподвижность – лихорадочной деятельностью. Их напряженный, хоть и не свободный от форсайтовского влияния хореографический диалог несколько портит лишь навязчивая имитация птичьей пластики. Затянутые в черные комбинезоны, с челками, зализанными в форме клювов, артисты то и дело заламывают за спину руки-крылья с провисшими локтями, тянут шеи на манер кур, выискивающих зерна в навозе, и ходят по-петушиному, высоко вздергивая колени. Для иронического парафраза дуэт слишком пафосен, для интеллектуального комментария слишком наивен. Однако выстроен грамотно и крепко: балерина сполна продемонстрирует свои лучшие качества – от темперамента до природных данных, прежде чем угаснет в знаменитой позе умирающего лебедя, да и ее партнер успеет блеснуть пластической всеядностью до того, как в финале замарширует, взмахивая "крыльями", тем самым символизируя вечную жизнь классического искусства как товара повышенного спроса.
Третьим – и самым ценным – приобретением Мариинки стала "'Шинель' по Гоголю", поставленная американцем Ноа Д. Гелбером на музыку Дмитрия Шостаковича к кинофильмам "Одна" и "Условно убитый". Мариинский театр познакомился с этим автором во время постановки форсайтовских балетов – бывший артист и постоянный ассистент Уильяма Форсайта был уполномочен перенести их на петербургскую сцену.
Как ни странно, но питомец главного балетного авангардиста поставил очень понятный и даже традиционный балет с удобочитаемым сюжетом, яркими пластическими характерами и удивительно точно пойманной атмосферой. Не беда, что историю Акакия Акакиевича американец прочитал как его неудавшуюся попытку пробиться в "мир стабильности и процветания",– балет оказался богаче авторских деклараций. Прежде всего благодаря блистательно сделанной главной партии. Андрей Иванов – маленький прыгун с накаченными мышцами и обаятельной физиономией – мог бы всю жизнь скакать шутом в классических балетах и никто бы не заметил его драматического дара. В роли трогательного, наивного, отчаянно жалкого Акакия Акакиевича он выложил все свои тайные козыри, продемонстрировав умение "держать зал", достойное большого артиста. Семенящая походочка, съежившаяся фигурка, суетливые ручки, словно отмахивающиеся от невидимых мух, и роскошная техническая свобода, позволяющая танцовщику сочетать вполне классические прыжково-вращательные виртуозности с пластической изощренностью, свойственной современному танцу.
Оснащенность форсайтовскими достижениями пошла на пользу всем мариинским танцовщикам: теперь им нипочем самые быстрые темпы, а новый тип координации позволяет передавать как тончайшие душевные порывы, так и остро гротесковые черты. Господин Гелбер оказался мастером вариации: не слабее монологов Акакия Акакиевича вышли соло его коллег-чиновников (Григорий Попов и Антон Пимонов). Блистателен и портрет Полицмейстера (Максим Хребтов): сохраняя неподвижность широко расставленных ног, сатрап буквально добивает оцепеневшего Акакия Акакиевича монотонной остервенелостью движений рук и корпуса. Непривычный к сюжетным балетам американец отлично справился и с режиссурой: остроумно придумана сцена грабежа, внятно разработаны кошмары героя, великолепно сделана вечеринка чиновников (используя всего шесть персонажей, хореограф сумел создать впечатление бессмысленной суеты жизни); не позволяет себе ни неуместных эротических вольностей, ни ненужной сентиментальности и женщина-"шинель" (Яна Селина). Упрекнуть балетмейстера можно разве что в избыточных манипуляциях с одеждой да в скромной незатейливости финала – привидение подкидывает в воздух пальто своих обидчиков. Драматической кульминацией стала предыдущая сцена: эффектная смерть Акакия Акакиевича, уходящего в черные недра исполинской шинели, поглотившей сцену Мариинки от планшета до колосников.
Итог вечера молодых хореографов утешителен, хоть и неожиданен: "новое имя" все-таки появилось. И неважно, что оно звучит не по-нашему,– гоголевский спектакль Ноа Д. Гелбера стал самым русским из всех оригинальных балетов, созданных Мариинским театром в последние годы. В конце концов Петипа тоже не был природным русским.

Балет "Шинель по Гоголю" на музыку Д. Шостаковича в постановке Ноа Д. Гелбера на фестивале "Мариинский"

Балет "Шинель по Гоголю" на музыку Д. Шостаковича в постановке Ноа Д. Гелбера на фестивале "Мариинский"

Балет "Шинель по Гоголю" на музыку Д. Шостаковича в постановке Ноа Д. Гелбера на фестивале "Мариинский"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Мар 23, 2006 10:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032302
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, «Новые имена», Н. Дмитриевский, А. Мирошниченко, Н. Д. Гелбер, О. Новикова, А. Сергеев А. Иванов, Г. Попов А. Пимонов, И/ Баймурадов
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Ностальгия русских -- деконструкция, мечта американцев -- драмбалет
Молодая хореография на Мариинском фестивале
Где опубликовано| «Время новостей»
Дата публикации| 20060323
Ссылка| http://www.vremya.ru/2006/49/10/148169.html
Аннотация|



«Новые имена» -- так называется вечер молодых хореографов на Мариинском фестивале. Меж тем никого из трех балетмейстеров, сочинивших одноактовки в этой программе, совсем уж «новым» человеком для балета не назовешь. 25-летний Никита Дмитриевский учился в МАХУ, год стажировался в знаменитом NDT у Иржи Килиана, затем ставил миниатюры для артистов Большого театра и сделал внятный, грамотный, хоть и килиановско-ученический спектакль «Зеркало» для Русского камерного балета «Москва». Алексею Мирошниченко -- тридцать, он выпускник Вагановского, ныне его преподаватель (балетмейстерская кафедра, между прочим). В Мариинском как хореограф дебютировал в 1997 году (и поныне слышен подземный гул -- так глубоко провалилась тогда его «Свадебка»); последующие работы в Новосибирске -- в частности «Соната для матричных принтеров» -- были значительно менее претенциозны; правда, балетмейстер находится под неизбывным влиянием Форсайта, даром что в родной Мариинке работает именно репетитором балетов франкфуртского проповедника деконструкции. Уже закончивший карьеру танцовщика, ранее работавший во Франкфурте Ноа Д. Гелбер переносил в Мариинский театр форсайтовские балеты (сам мастер появился лишь за несколько дней перед премьерой), впрочем, не только в Мариинский, он воспроизводил эти тексты в 25 театрах мира.

Для фестиваля Дмитриевский сочинил «Мещанина во дворянстве» на музыку Рихарда Штрауса, Мирошниченко воспроизвел «В сторону «Лебедя» Леонида Десятникова (ранее хореограф показывал эту работу в США, по приглашению New York Choreographic Institute), а Гелбер, взяв музыку Шостаковича к фильмам «Одна» и «Условно убитый», -- «Шинель по Гоголю».

«Мещанин во дворянстве» -- очень хорош светом (точная и затейливая игра лучей, силуэтов, пятен), занятен хореографией (с немаленьким акробатическим оттенком), слаб в оформлении костюмов (какая-то дискотека начала девяностых -- молодой человек в десантном берете, рядом -- девушка в черном кожаном платье и красных колготках) и безнадежен повествовательно. «Мещанин во дворянстве»? Кто Журден, еще можно понять, но далее маркиз неотличим от слуги. Лучше всего сразу отказаться от попыток разобрать, кто есть кто, и тихо радоваться постановочным трюкам (учителя танцев везут своих партнерш на скейтбордах -- как в классическом «Лебедином» тащат картонных лебедей вдоль задника за веревочку) и мягкой пластике танцующих -- мир меняется, меняются как правила «высшего света», так и персональный состав его, и вот это колеблющееся, неуверенное, неустоявшееся состояние -- в переливающихся движениях мышц. То есть спектакль (за хореографию, сценографию и свет в котором отвечает сам Дмитриевский, костюмы -- Татьяны Машковой) стоило бы переодеть и как-нибудь нейтрально переназвать (жаль, словосочетание «Прелести маньеризма» уже занято балетом Алексея Ратманского). Тогда у него был бы шанс на порядочную прокатную судьбу.

«В сторону «Лебедя» -- маленький дуэт. Мужчина и женщина в черных трико (Олеся Новикова и Александр Сергеев) ведут диалог на фоне гигантского нарисованного на заднике черно-белого штрихкода (дизайн Филиппа Донцова; штрихкод никакой конкретной страны и продукции не обозначает, цифры взяты, видимо, наобум). И у балерины, и у танцовщика на щиколотке -- светлый зажим, такой, каким метят птицу; на головах из челок сформированы клювики. В движениях -- смесь цитат из «Умирающего лебедя» (подвигнувшего Десятникова сочинить свои вариации на эту тему десять лет назад) и утрированно-птичьих движений (они еще головой эдак двигают, как Ярмольник, изображавший грифа в зоопарке). Шуточка как шуточка -- и запомнится она не хореографией, но работой Новиковой и Сергеева, сумевших внести во вполне тривиальную хохму ясность чистой графики.

А затем грянула «Шинель»... То есть вот работает человек в труппе Форсайта, переносит его балеты, все высшие материи, компьютерные игры ума. А скучает на самом деле по понятным историям, чтоб там вариации были как у всех, и кто-нибудь по кругу непременно попрыгал. И Ноа Д. Гелбер в 2006 году от Рождества Христова взял и сочинил для Мариинки натуральный драмбалет -- с либретто на полторы страницы, с прописанными не просто партиями, но ролями.

В нем есть занятные фрагменты, в этом балете если уж вариации, то вариации Военного и Светского письма, которые переписывает Акакий Акакиевич. (Андрей Иванов, которому досталась главная роль, вторит последовательно Григорию Попову и Антону Пимонову; и надо сказать, что этот Акакий Акакиевич переписывает письма небрежно -- Башмачкину поставлен несколько иной, сокращенный текст по сравнению с оригиналами). Со вкусом к характерному жесту, с толком, с расстановкой сделана партия портного Петровича Исломом Баймурадовым. Но смотреть, как Шинель (Яна Селина) одолевает бедного чиновника в эротических снах (девушку носят над «спящим» героем двое слуг просцениума, все в черном), без смеха, право же, невозможно. А сцена в участке, где не желающий возиться с мелкой бедой маленького человека городовой встает на стол и так на Башмачкина наступает -- все, это уже балет «Медный всадник».

Таким образом, «Новые имена» показали только одно: ничего бесследно не исчезает. Наших хореографов тошнит от соцреализма, они ищут вдохновения на западных путях -- кто у Килиана, кто у Форсайта. А американец, проработавший у того же Форсайта всю карьеру, тоскует по драмбалету. И все это вместе собирается в Мариинском театре, ухитряющемся как-то давать слово и тем и другим.


Последний раз редактировалось: Наталия (Чт Мар 23, 2006 11:07 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Мар 23, 2006 11:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032303
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, «Новые имена», Н. Дмитриевский, А. Мирошниченко, Н. Д. Гелбер, О. Новикова, А. Сергеев А. Иванов, И. Баймурадов, Я. Селина
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Три па в правильном направлении “Новые имена” на фестивале “Мариинский”
Где опубликовано| «Ведомости»
Дата публикации| 20060323
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2006/03/23/104357
Аннотация|

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ — Мариинский театр так долго приучал публику, что на его сцене идут только шедевры, что их ждут даже от дебютантов. Трем молодым хореографам театр предложил поставить одноактные спектакли для программы “Новые имена”. Шедевров пока не получилось, но публика осталась довольна.
“Новые имена” на Мариинском фестивале должны были быть точкой спада зрительской активности — к современной хореографии в Петербурге отношение скептическое, а поставленная прямо в середину программы премьера угодила между классическими мастодонтами с участием приглашенных западных звезд и бенефисами местных любимцев. Но публика заполнила зал до отказа: заинтриговать красотой проекта в Мариинке умеют. Для “Новых имен” постановщиков отобрали, кажется, не по предыдущим работам, а по биографиям — три варианта становления хореографов в наши дни.
Никита Дмитриевский окончил Московскую академию хореографии, подавал надежды как исполнитель небольших сольных партий в Большом театре и прямо оттуда попал на стажировку в труппу Иржи Килиана Netherlands Dance Theatre, после которой расстался с правоверной классикой. Алексей Мирошниченко уже больше десяти лет танцует в Мариинском театре. За это время из кордебалетных линий так и не выбрался, зато примерил на себя хореографию практически всех работавших с труппой постановщиков. Американец Ноа Д. Гелбер учился в баланчинской школе, танцевал все и везде, пока не осел во Франкфуртском балете у Форсайта и не стал его ассистентом. Но, несмотря на разницу возраста и судеб, все хореографы — дети балетной глобализации, которые создают один и тот же спектакль, только находятся на разных стадиях его постановки.
Выросший на Петипа и Григоровиче, Дмитриевский радует уже тем, что демонстрирует возможность избавления от привычных клише. Взявшись за постановку “Мещанина во дворянстве”, он пока все внимание сосредотачивает на том, чтобы хореография соответствовала сложной структуре музыки Рихарда Штрауса. И проявляет массу изобретательности в сочинении композиций для разнофигурных ансамблей. Но персонажи, хотя для них придуманы яркие детали, сливаются в общую массу, из-за чего спектакль похож на бессюжетный балет.
Эффектный ход сделал Мирошниченко. Для постановки он выбрал опус Леонида Десятникова “В сторону “Лебедя” (соло на фортепиано исполняли Полина Осетинская и Алексей Гориболь, которым не нашлось места на практически пустой сцене), обыгрывающий знаковый балетный образ. Его Мирошниченко зарифмовал еще и с хореографией Форсайта. Но замысел оказался интереснее воплощения. Мирошниченко проиграл в соревновании, несмотря на первоклассных исполнителей — Олесю Новикову и Александра Сергеева.
Ноа Д. Гелбер, напротив, демонстративно отказался от соревнования со своим шефом. Придумав на аффектированную киномузыку Шостаковича “Шинель” по Гоголю“, ассистент Форсайта проявил неожиданный пиетет к традициям русского балета. В своем спектакле он под микроскопом синтезирует отечественную школу актерского мастерства и западную хореографическую изощренность. И в труппе находит десяток человек, которые способны воплотить этот синтез на сцене. Наиболее органично выглядят Андрей Иванов — Акакий Акакиевич, Ислом Баймурадов — портной Петрович, Яна Селина — Девушка.
Публика устраивала артистам овации после каждого из этих спектаклей. Она уже готова смотреть современную хореографию. Двигаясь на ощупь, три молодых постановщика проложили путь, на котором создателей эксклюзивов для Мариинского театра ждет успех.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Мар 23, 2006 11:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032304
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета,
Авторы| Екатерина БЕЛЯЕВА
Заголовок| "Ундина" затонула, а "Спящая" проснулась
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20060323
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=631&rubric_id=200&crubric_id=1002639&pub_id=728092
Аннотация|

Премьерой "Ундины" Пьера Лакотта открылся VI Международный фестиваль балета "Мариинский". Далее шли два спектакля с участием гастролеров - "Дон Кихот" с Матье Ганио и "Спящая красавица" с Алиной Кожокару. Впереди - еще одна премьера, на которой пройдет смотр сил молодых хореографов, затем три бенефиса танцовщиков, в конце - "Лебединое" с Ульяной Лопаткиной и Жозе Мартинезом и Гала звезд фестиваля.
Об "Ундине" пишется с трудом, спектакль получился более чем неудачный. Да жаль артистов, которые выстояли тяжелейший репетиционный процесс и с блеском танцевали оба премьерных спектакля. Проект постановки "Ундины" Лакотта возник давно, когда театр не слишком четко понимал, что ему делать с классикой - то ли культивировать традицию, то есть сохранять советское наследие в виде сергеевских и виноградовских редакций классических балетов, то ли продолжать доверяться тонкому реставратору Сергею Вихареву и лелеять эпоху императорскую, то ли вызвать модного Пьера Лакотта, чтобы он сочинил французскую подделку a la romantique, и потом продавать ее на гастролях (гастрольная слава "Дочери фараона" Большого театра не давала заснуть). Три года назад господина Лакотта пригласили в Мариинку, он согласился, так как европейские труппы все чаще отказываются от его услуг, и мэтр сидел без работы. Строптивые мариинские балерины в зал приходили с опаской, что справедливо: стареющий хореограф временами забывал, что он поставил позавчера, и просил балерин напомнить им же сочиненный текст или в глаза говорил непоследним артистам, что они бездарности и их внешность не годится для романтического балета.
К всеобщей радости, Лакотта попросили уехать, а постановку отсрочили. За это время станцевали море Форсайта, Доусона, добавили Баланчина, отправили Лопаткину к Ван Манену (результаты работы прима-балерина предъявит на Гала). Думали, что Лакотт уже не вернется. Французу хорошо заплатили, но он настаивал на вторичном приезде и на постановке. Все началось сначала. Пытки балерин, слезы, скандалы. Лакотт отодвинул на второй план прима-балерину Диану Вишневу, которая работала как зверь, предпочел ей скучную корифейку Евгению Образцову. Из премьеров он оставил только Леонида Сарафанова, который и вынес на себе весь груз французских танцев.
Ставить танцы как таковые господин Лакотт, несомненно, умеет, но о композиции и драматической составляющей говорить не приходится. В этом смысле нет нужды сообщать читателю, что балет "Ундина" был поставлен Жюлем Перро в 1843 году в Лондоне, а потом перенесен в Петербург под названием "Наяда и рыбак". Да еще Анна Павлова танцевала Наяду в начале века в Петербурге. То, что сочинил Лакотт, к этим шедеврам романтической хореографии отношения не имеет, разве что сюжетная канва о русалке Ундине, которая разбивает сердце рыбака Маттео, разлучая его с невестой Джанниной. Безнадежно я пыталась найти какую-то логику в танцах. Считала число ундин в подводном царстве, вычленяла антре, коды и вариации главных героев, надеялась лицезреть действенный танец, в котором был силен Перро. Но тщетно. С другой стороны, если забыть о балете-предшественнике, можно найти какие-то плюсы в новом спектакле Лакотта - сюда относится обилие наивной пантомимы и всяких драматических курьезов. Так, папа Маттео вдруг появляется из платяного шкафа, а Ундина оказывается на кровати Маттео как живое воплощение его будущего сна - на этой же кровати они поплывут в подводное царство, на родину Ундины. Перемены декораций решены комично, когда опускается черная штора и кто-то из артистов мимирует на авансцене под грохот переставляемых конструкций. Декорации Лакотт сделал в стиле конфетных оберток - плоские, без перспективы. Лес вышел как на любимой конфете "Мишка на севере", что само по себе забавно. Петербуржцы более спокойно отнеслись к этому наивному китчу с танцами: наверное, подустали от головоломок американца Форсайта и хотят французских деликатесов. Танцев поставлено множество, и артисты, солисты и кордебалет старались от души. Один Сарафанов с его высоченными жете, турами и пируэтиками чего стоит. Красивая вариация Олеси Новиковой в 1-м акте и уверенные танцы Образцовой (Ундина).
Не могу отдельно не сказать о бессмысленном до абсурда финале. Непонятно, зачем Маттео с Ундиной идут венчаться на площадь, когда стало очевидным, что роза осыпалась, Ундина умрет и надежды на земное счастье у них нет никакой. И что сталось с бедной Джанниной - у Лакотта ее силой неведомого урагана прямо из-под венца уносит со сцены прочь. А дальше публичный позор жениха, у которого одну невесту сдуло, а вторая умерла на руках. Все присутствующие в ужасе бросились врассыпную, а парочку накрыла шелковая волна.
В кулуарах поговаривают, что "Ундину" скоро снимут. Но у Лакотта есть козырь - он предложил одной известной студии записать "Ундину" на DVD, от чего Мариинский театр вряд ли откажется. Это значит, что спектакль доведут до кондиции. Финал сделают логичнее, пантомиму подрежут, танцы подсократят, смешные лодки и кровати заменят на что-то более романтическое. Так что можно ждать следующего приезда хореографа. Но до лета спектакля в репертуаре театра нет.
* * *
Лично я ехала на фестиваль, чтобы взглянуть на звезд мирового балета, которых приглашают составить пару звездам мариинским, не покидая пределов России. Выбор персонажей этого фестиваля выше всяких похвал. Пять лет назад много значил ранг приглашенных, сегодня театру важнее старые привязанности и позиция первооткрывателя. Большая любовь у Мариинского балета с прима-балериной Ковент-Гарден Алиной Кожокару, каждый ее визит - услада для балетоманов и печаль для специалистов (они горюют, что только раз в год видят Алину). Когда-то, танцуя здесь "Жизель", она намекнула, что спектакль совсем не о том, о чем вы думаете, и танцы не так просты, как вам кажется, а о романтическом в балете вы не имели до сих пор правильного представления. Многим верилось, что эту крошечную танцовщицу благословил на танцы сам Жюль Перро. В прошлом году она повернула вспять историю петербургских Китри, сделав акцент роли не на тупой бравурности, а на бисерной технике и партнерской игре. Теперь пришла очередь вихаревской "Спящей". Впервые Алина должна была играть сама за себя, без поддержки любимого партнера Йохана Кобборга. Изумительно вписалась Кожокару в этот императорский мариинский стиль, не потерялась, не диссонировала, не ошибалась ни в музыке, ни в танцах, только гармония светилась. Вихарев бережет сокровища своего главного реставрированного шедевра как зеницу ока - варяги в балет не допускаются, а за отклонения от стиля накладываются санкции. Так спектакль и выживает, оставаясь мариинским раритетом, а новые силы в него вдувают такие харизматические исполнители, как Алина. Трудно описать, что она привносит. Как существо романтическое, эфемерное, делает она свое дело незаметно, а результат потрясающ. Остальные исполнители были на высоте. После тяжелой травмы вернулась на сцену Дарья Павленко (Фея Сирени) - неотъемлемая составляющая этого балета с премьеры. Все ее появления сопровождались аплодисментами, показывающими, как соскучились поклонники. Андриан Фадеев (Дезире) создал Алине комфортные условия и сам выступил уверенно и красиво. Великолепным Бриллиантом блеснула Виктория Терешкина, а Золотом - Екатерина Осмолкина. Был феерический спектакль.
Отдельная благодарность руководству Мариинки за то, что здесь не ждут, пока молодые звезды раскрутятся, знакомят с ними публику в самом их расцвете. О самой юной парижской этуали Матье Ганио (22 года) серьезно заговорили после записи DVD с "Сильфидой" Лакотта. От его исполнения Джеймса повеяло такой свежестью, такой элегантностью французского стиля в хорошем смысле слова. Но вместе с быстрой славой пришли первые травмы и операции - дело в том, что статного и красивого танцовщика приписали к самым высоким и нелегким балеринам. Благодаря успешной французской травматологии артиста быстро вернули в строй, и уже минувшей осенью он будоражил Париж новым достижением - сыграл Калигулу в одноименном балете Николя Ле Риша. На фестиваль его позвали станцевать Базиля, роль, за которую его удостоили звания звезды. Партию Китри исполнила Олеся Новикова, талантливая молодая артистка, гордость старейшего педагога театра Ольги Моисеевой. Наконец-то я поняла, откуда родом потрясающее фуэте Светланы Захаровой. Секретом владеет Ольга Моисеева и по очереди передает своим девочкам - когда-то Галине Мезенцевой, потом Захаровой, теперь Новиковой. Базиль - Ганио многих озадачил: в Париже эту роль не считают особенно игровой, важнее следовать канону, что и продемонстрировал танцовщик. Гармонии с балериной, как у Фадеева с Кожокару, не получилось. Ее игровые позывы артист не собирался замечать, танцевал как бы один. К тому же бравурное амплуа ему явно не близко. Но устойчивость, уверенное вращение и красивые стильные позы демонстрировал отменно. Уличная пара - Екатерина Кондаурова и Александр Сергеев (Эспада) - танцевала очень хорошо. Как бы там ни было, спасибо Махару Вазиеву за бодрость мысли, то есть за то, что пригласил артистов, когда они в расцвете сил. Надеюсь, что на следующий год Ганио выступит в чем-то более подходящем его тонкой натуре. Еще из французов появятся Аньес Летестю, Орели Дюпон, Жозе Мартинез, но они - старые гости Петербурга и в специальном представлении не нуждаются.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Мар 23, 2006 11:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032305
Тема| Балет, Премия журнала «Балет», Персоналии, И. Колб, В. Мартынюк, А. Сергеев, В. Арбузова, А. Галичанин В, Васильев, С. Лунькина, Н. Ледовская, Г. Смилевски
Авторы| Наталия КОЛЕСОВА
Заголовок| Полет души Вручены премии журнала "Балет"
Где опубликовано| «Культура»
Дата публикации| 20060323
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=631&rubric_id=207&crubric_id=100442&pub_id=728911
Аннотация|

Традиционная церемония вручения премии журнала "Балет" "Душа танца" в этом году совпала с 25-летним юбилеем этого уникального в своем роде издания. Поэтому праздничный вечер, организованный главным редактором журнала "Балет" Валерией Иосифовной Уральской, был окрашен особо теплыми эмоциями. Лауреатами этого года стали композитор Валерий Кикта (номинация "Маг танца"), художественный руководитель Театра танца Республики Саха (Якутия) Геннадий Баишев ("Звезда народного танца"), педагог Башкирского театра оперы и балета Зайтуна Насретдинова ("Мэтр танца"), балетмейстер-репетитор Мариинского театра, воспитавший целую плеяду звезд, Геннадий Селюцкий и художественный руководитель балета Татарского оперного театра Владимир Яковлев ("Рыцари танца"), педагог Пермского хореографического училища Нинель Сильванович и педагог Московской академии хореографии Александр Бондаренко ("Учитель"). В номинации "Звезда" премии были удостоены Вера Арбузова, солистка Театра балета Бориса Эйфмана, и солист Большого театра Дмитрий Белоголовцев. "Восходящими звездами" нынешнего года стали Виктория Терёшкина (Мариинский театр) и Николай Чевычелов (Театр классического балета Н.Касаткиной и В.Василёва). Приз "Душа танца" в номинации "Легенда" получил выдающийся танцовщик нашего времени, символ и настоящая легенда русского балета Владимир Васильев, которого зал в единодушном порыве стоя приветствовал искренней и бесконечной овацией. Неслучайно еще в фойе его окружила стайка молодых японцев и американцев с фотоаппаратами, изумленных встречей с кумиром, казавшимся им недосягаемым.
Концерт в честь лауреатов оставил несколько полярных впечатлений. На полюсе авангарда оказался "Лебедь" в постановке Раду Поклитару в исполнении Игоря Колба (Мариинский театр) - хулиганский, выразительный и бесцеремонный по отношению к классике опус. Он выглядел просто очаровательно по соседству с парадным дуэтом из "Талисмана" М.Петипа в исполнении чопорной Валерии Мартынюк и легкого, но скованного Александра Сергеева из той же Мариинки. Согрели зал непосредственный якутский танец "Чок-Чокой" Владислава Попова и в особенности невероятный Раб в трио из балета "Корсар" Татарского театра оперы и балета. Руслан Савденов - настоящее открытие праздничного концерта: страстный, гибкий, легкий, темпераментный. В его пируэтах ощущалась мастерская уверенность, а в кураже выплескивался юношеский задор. Не только публика, но и признанные мэтры принимали танцовщика с воодушевлением. Знаменитая "Тарантелла" Баланчина нашла в этот вечер новых интерпретаторов - Екатерина Березина и Николай Чевычелов из Театра классического балета привнесли в этот кажущийся милой шуткой сложнейший номер элементы удали и игры.
Самым сильным и цельным впечатлением вечера стало выступление солистов Театра балета Бориса Эйфмана Веры Арбузовой и Альберта Галичанина. В их исполнении дуэт из балета "Красная Жизель" прозвучал невероятно выразительно и мощно: страсть и ненависть, жесткость и нежность слились в единый эмоциональный и хореографический узел. Красота и протяженность линий балерины вписывались в яростные и мучительные поддержки, в совершенстве исполненные партнером, лишний раз доказывая особую сценическую силу хореографии Бориса Эйфмана.
В честь Владимира Васильева в тот вечер исполнялись его сочинения: нежная Светлана Лунькина танцевала "Сентиментальный вальс" Чайковского - печальную историю юной и трепетной души, а Наталия Ледовская и Георги Смилевски - любовный дуэт из "Ромео и Джульетты", воплощающий половодье свойственных юности чувств. Справедливо сказал в финале вечера сам Владимир Васильев: "Без этих артистов не было бы праздничного концерта, но без журнала "Балет" мы бы никогда не собрались вместе, чтобы еще раз ощутить радость от настоящего и столь редкого в наши дни профессионального единения".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Мар 23, 2006 11:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032306
Тема| БТ, История, Балет
Авторы| Ольга ШАБЛИНСКАЯ Фото из книги «Ave Майя»
Заголовок| 230 лет Большому
Где опубликовано| «Аргументы и факты»
Дата публикации| 20060323
Ссылка| http://www.aif.ru/online/aif/1325/46_01
Аннотация|



28 марта 1776 г. князь Пётр Урусов получил правительственную привилегию на содержание в Москве постоянной труппы с обязательством построить театр, в котором можно было бы ставить оперу, балет и драматические спектакли. Так в России появился Большой театр.
В 1833 г. 19-летний Михаил Лермонтов напишет в «Панораме Москвы»: «…На широкой площади возвышается Петровский театр, произведение новейшего искусства, огромное здание, сделанное по всем правилам вкуса, с плоской кровлей и величественным портиком, на коем возвышается алебастровый Аполлон…»

В дыму пожарищ

Великолепное здание преследовали несчастья. Большой сгорал дотла четыре раза — в 1780, 1805, 1812 и 1853 гг. Самый страшный пожар — в 1853 г. — длился несколько суток. Расплавились даже чугунные колонны, поддерживавшие ложи бельэтажа. 70 воспитанников детской театральной школы, находившихся в момент пожара на сцене, удалось спасти. Но 7 столяров сгорели.
Сегодня Большой снова в строительных лесах, теперь уже — на капитальном ремонте. Официальная дата окончания реконструкции — 2008 г. Основные внешние части здания сохранятся в неприкосновенности — как памятник культуры и архитектуры. В том числе и знаменитый портик Бове, по поводу которого так волновались специалисты, останется на своём месте…

БОЛЬШОЙ всегда по праву считался главным театром страны. Лучшие из лучших артистов работали именно здесь. Интриги и скандалы, разгоравшиеся здесь, были соответствующими — самыми громкими…

* * *
19 АВГУСТА 1979 г. из нью-йоркского отеля вышел высокий светловолосый мужчина и смешался с толпой. Это был советский танцовщик Александр Годунов — он попросил политического убежища в США. Свою жену, балерину Власову, он больше не увидит…
Годунова приняли в лучший театр США — IBT — с жалованьем в 150 тыс. долл. в год. Но он проработает там чуть более двух лет и уйдёт — из-за конфликта с руководителем Михаилом Барышниковым.
Только в апреле 1995 г. знаменитый артист смог увидеться с матерью и братом, а через месяц скончался на своей вилле в Западном Голливуде. Иосиф Бродский написал в некрологе: «Я считаю, что он не прижился и умер от одиночества».
* * *

В 1988-м руководство Большого театра принудительно отправило на пенсию чуть ли не весь цвет балетной труппы: Майю Плисецкую, Владимира Васильева, Екатерину Максимову, Михаила Лавровского, Наталию Бессмертнову, Нину Тимофееву. Околобалетные круги ахнули.
«Им было предложено остаться в театре на договорных условиях, с тем чтобы они принимали участие в некоторых спектаклях. Молодые артисты должны были занять их места. Долго танцевать можно — смотреть на это нельзя», — говорит Юрий Григорович.
В. Васильеву и Е. Максимовой в тот момент было по 48 лет, Н. Тимофеевой — 53.
Обида некоторых танцовщиков не остыла по сей день.
* * *
7 марта 1995 г. хореограф Юрий Григорович написал заявление об уходе. Более 30 лет он возглавлял балет Большого театра, но конфликт с директором ГАБТа Кокониным зашёл слишком далеко. Ушли также главный дирижёр театра А. Лазарев и главный художник В. Левенталь.
10 марта ряд верных Григоровичу людей устроили забастовку. Должен был идти балет «Ромео и Джульетта». Зал полон зрителей. Дирижёр за пультом отсутствует. Открывается занавес… Половина артистов одеты в повседневную одежду. Другая — в балетных костюмах. Один из забастовщиков объявил со сцены: «Уважаемые зрители! Мы неоднократно выражали недоверие директору Большого театра Коконину. Но нас игнорировали. Спектакля сегодня не будет. Может быть, теперь руководство нас услышит».
На следующий день вышел приказ об увольнении забастовщиков — более 10 человек. Они подали в суд. Суд восстановил «протестантов» в их должностях. А на следующий день вся группа написала заявление об уходе по собственному желанию…
* * *
«Её не может поднять ни один партнёр», — сказал об Анастасии Волочковой директор ГАБТа Анатолий Иксанов. По ТАКОЙ причине из Большого не увольняли ещё никого… К танцовщице приезжали журналисты, измеряли её сантиметром, ставили на весы… Волочкова подала в суд на Большой театр. Судья признал, что в отношении Анастасии нарушены нормы трудового законодательства. Поддержал балерину и министр труда Починок.
Гонимая балерина подала в суд лично на Иксанова.
На сцену ГАБТа с тех пор Волочкова так и не вышла: ей предлагали лишь второстепенные роли…
А вслед за скандалом с Волочковой последовало громкое увольнение известного певца Николая Баскова. В 2004 г. Анатолий Иксанов объявил, что театр не намерен продлевать контракт с тенором. Басков только пожал плечами и перешёл в Нижегородский театр оперы. Сказал, что он и без Большого собирает полные залы.
Кстати
ЗОЛОТИСТО-АЛОМУ занавесу Большого театра с изображением звезды, серпа, молота, лиры и т. д. уже более 50 лет. Общая площадь занавеса — 500 кв. метров. Вес — более тонны.
Фанатки певца Лемешева побили его жену

Кровавая месть «сырих»

У НЕПРЕВЗОЙДЁННОГО певца Сергея ЛЕМЕШЕВА, выходца из тверских крестьян, была самая большая армия «сыров» (фанатов, если выражаться современным языком) за всю историю театра. После того как Ленского — Лемешева убивали на дуэли, ползала уходило. (На спектаклях его главного конкурента Козловского подобного не наблюдалось, что повергало поклонников Ивана Семёновича в огромное расстройство.)
Однажды фанатки подсмотрели, как ссорились Лемешев и его жена, оперная певица Ирина Масленникова. «Сырихи» решили отомстить за своего любимца. Наменяли в магазине два мешка медных монет и пошли в театр. Когда Масленникова в роли Виолетты в «Травиате» Верди пропела фразу про луидоры, с верхних балконов на неё «полился» жуткий дождь из медяков… Масленникова под звонкие удары «двушек» и «трёшек» о пол сцены убежала за кулисы. Дали занавес. Спектакль был сорван.
Особо рьяные фанатки Лемешева несколько раз даже побили Масленникову, за что певица подала на них в суд…

«Закройте ляжки!»

Майя ПЛИСЕЦКАЯ стала символом русского балета. Творчество балерины — взрыв, фантазия, эротика, бунтарство. За что Плисецкая не раз получала по шапке. Министр культуры Фурцева, увидев Плисецкую в «Кармен-сюите», сказала: «Закройте ляжки». «Совершенно не подумав о том, что в «Лебедином озере» «ляжки» открыты», — комментирует Майя Михайловна. Ещё министр сказала, что Плисецкая — предательница классического танца, если танцует ТАКОЕ. И куда дальше пойдёт Большой театр, если будут подобные балеты?! Знаменитая балерина ответила в своём стиле, хлёстко: «Никуда балет не пойдёт. Как плесневел, так и будет плесневеть».
Любого иностранного гостя обязательно вели на «Лебединое» с Плисецкой.

«Гнать босяка!»

ЗНАМЕНИТЫЙ оперный певец Большого театра Фёдор ШАЛЯПИН мечтал, что в жизнь его народа «будет внесён новый свет, что люди перестанут так много плакать, так бессмысленно и тупо страдать».
Однажды со сцены Большого театра он спел народную песню «Дубинушка». Разгневанный тем, что певец дерзнул исполнить крамольную песню, Николай II требует изгнать «этого босяка» из Императорского театра. Шаляпин находится под наблюдением царской полиции…
Во многих воспоминаниях современников о знаменитом басе обязательно упоминается его невероятная скаредность. Если Шаляпин приглашал друга в пивную в Праге, то платил только за себя. Хотя гонорары получал баснословные…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Чт Мар 23, 2006 11:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032307
Тема| Балет, Новосибирский балет, «Золушка», Персоналии, К, Симонов
Авторы| ИРИНА УЛЬЯНИНА
Заголовок| Золушке сменили время
Где опубликовано| «Коммерсант-Новосибирск»
Дата публикации| 20060323
Ссылка| http://www.kommersant.ru/region/novosibirsk/page.htm?Id_doc=659899
Аннотация|

В Новосибирском театре оперы и балета приступил к репетициям молодой питерский хореограф Кирилл Симонов. Он намерен поставить «Золушку» Сергея Прокофьева по собственному либретто как спектакль для взрослых. Действие будет происходить в наши дни в офисах, на презентациях и вечеринках высшего общества. По этому случаю короля, фею и гномов заменят кутюрье, клерки, гувернантки и другие.

Когда Кирилл Симонов изложил свой замысел относительно «Золушки», возник вопрос: почему до этого не додумались другие? Сюжет сказки непрерывно эксплуатируется в книжных бестселлерах и телесериалах. Но осовременить его, переведя на язык танца, первым рискнул именно господин Симонов.
Ъ Кирилл Симонов родился в Петрозаводске в 1977 году. Дважды закончил Санкт–Петербургскую академию русского балета им. Вагановой — как танцовщик и как хореограф. Работал в Англии, Японии, Австралии, Бразилии, Литве и т. д. Является главным балетмейстером музыкального театра Карелии. Триумфом Кирилла Симонова считается постановка «Щелкунчика» в Мариинском театре вместе с художником Михаилом Шемякиным. В репертуаре НГАТОиБ есть его балет «Соната». Поставил танцы на балу у Воланда в телесериале «Мастер и Маргарита» Владимира Бортко.

Над будущим балетом, получившим в труппе неофициальное название «Про новых русских», работает питерская постановочная группа. Сценографию придумал Эмиль Капелюш: его декорации создают достаточно агрессивное футуристическое пространство из зеркал, стекла и металла. Оно легко трансформируется то в дом мачехи — алчной и истеричной бизнесвумен, то в офис, торговый центр или салон.
Художнице по костюмам Стефании Граурочкайте довелось выступить единой в двух лицах — кроме сценических костюмов сотворить коллекцию haut couture, в которой дочери мачехи и прочая элита будут блистать на приеме у Принца. Зато никакой бутафорской тыквы, превращенной в карету, и никаких хрустальных башмачков не потребуется. Постановщик отказался от надоевшей сказочной атрибутики, воспринимаемой скучным штампом, в пользу более актуальной символики. Например, на бал Золушка — белая ворона в жестоком мире наживы — отправится на белом крылатом единороге. Заколдует невесту без приданого гувернантка, впавшая в легкое безумие от внутренних противоречий — желания не уронить достоинства и необходимости угождать хозяевам. Главное — перемены действия и среды обитания героев не повлекут за собой серьезных купюр музыкального материала, лишь отдельные фрагменты сочинения Сергея Прокофьева хореограф намерен поменять местами.
«Принц — это руководитель крупной корпорации, одинокий в силу того, что он, как и Золушка, — существо с другой планеты, с иной системой ценностей. Они разлучаются на пати потому, что он не готов осознать необходимость любви в своей жизни. Из–за этого момента вся история представляется мне очень грустной, — рассказал Кирилл Симонов. — Конечно, в третьем акте я не отправлю героя искать Золушку по разным странам и смотреть испанские и индийские дивертисменты — в XXI веке подобный разворот событий выглядит совсем уж наивным. Он будет засыпать и грезить ею, представляя то в образе банкирши, окруженной клерками, то в образе звезды а–ля Марлен Дитрих. И финал обещаю необычный, многозначительный». Роли в «Золушке» распределены на четыре актерских состава, потому репетируют практически все солисты и кордебалет.
Одновременно Кирилл Симонов ставит одноактный балет «Come in» на музыку современного композитора Владимира Мартынова, премьера которого состоится 9 апреля. Музыкальным руководителем обоих спектаклей выступает главный дирижер театра Теодор Курентзис.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 7, 8, 9 ... 11, 12, 13  След.
Страница 8 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика