Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2006-03
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 5, 6, 7 ... 11, 12, 13  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пт Мар 17, 2006 2:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006031707
Тема| Балет, БТ, «Золотой век»
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Разложение и возрождение // Большой театр вступает в "Золотой век"
Где опубликовано| «Коммерсант- Weekend»
Дата публикации| 20060317
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=657397
Аннотация|

"Золотой век" в постановке Юрия Григоровича, о нэпманах, пролетариях и бандитах, не шел в Большом с 1995 года. Фото: из фондов Музея Большого театра

Балет Юрия Григоровича вспоминает Татьяна Кузнецова
"Золотой век" – третий (и последний) балет Дмитрия Шостаковича, пополнивший афишу Большого. Первые два – "Светлый ручей" и "Болт" – принадлежат Алексею Ратманскому, нынешнему худруку балета Большого, решившему включить в репертуар театра все балетное наследие композитора к его сотому юбилею. Однако на "Золотой век" балетмейстерского азарта господина Ратманского не хватило, и на помощь призвали главного советского хореографа Юрия Григоровича, который еще в 1982 году показал на сцене Большого одноименный балет.

Однако это был не совсем балет Дмитрия Шостаковича. "Золотой век" 24-летнего композитора в 1930 году поставили в Ленинградском театре оперы и балета, тогда еще не названным именем убиенного Кирова. Спектакль продержался недолго, несмотря на то что советскую Комсомолку танцевала святая Галина Уланова, а заграничную Диву – обольстительная Ольга Йордан. Уж слишком заборист оказался сюжет: наши футболисты выезжали в загранкомандировку в некую западную страну, которая разлагалась на глазах у завороженной советской публики в безнравственных фокстротах, любовных интригах и фашистских заговорах. Одолев все препятствия со стрельбой и погонями, достойными кинематографа, наши выигрывали матч, срывали путч и триумфально отбывали на родину.
Этот буйный экшн никак не совпадал с эпическим даром господина Григоровича. После смерти Дмитрия Шостаковича он (с помощью искусствоведа Исаака Гликмана) в корне переработал либретто и перелопатил партитуру балета, включив в нее "хронологически близкие" произведения композитора. В результате получилась трехактная мелодрама про то, как любовь помогает танцовщице кабаре стать настоящей гражданкой Страны Советов. "Золотой век" – всего лишь название ресторана в приморском городке, где разлагаются местные нэпманы. Звезда этого притона Рита влюбляется в простого рыбака по имени Борис, а ее партнер Жак (по совместительству предводитель бандитской шайки Яшка) пытается помешать девушке начать новую светлую жизнь. Кончается все хорошо, если не считать гибели от ножа Яшки его ревнивой коллеги Люськи.
Почитатели Юрия Григоровича высоко ценят его последний оригинальный балет, выпавший из репертуара Большого в 1995 году. В этом "Золотом веке", как обычно и бывает в искусстве, самыми яркими оказались эпизоды разврата. Конечно, на фоне нынешних откровений они могут показаться пресноватыми, однако в 80-е годы балетные танго, фокстроты и чарльстоны сильно оживляли публику Большого.
В XXI веке балет про позитивные ценности вновь оказался актуальным: Юрий Григорович возобновил его в 2002 году для Краснодарского балетного театра, а теперь, сократив до двух актов, возвращает на главную сцену страны. Утверждать идеалы социализма готовится сразу три состава исполнителей. Среди других партию Бориса разучивает великолепный киевлянин Денис Матвиенко, ангажированный на этот сезон Большим театром как "приглашенный солист". А народный артист Николай Цискаридзе решил вспомнить юные годы и станцевать Конферансье – роль, которая стала трамплином для его блистательной карьеры.
Новая сцена Большого театра, 23, 24 и 25 марта – 19.00


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Мар 17, 2006 4:12 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пт Мар 17, 2006 4:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006031708
Тема| Балетно - акробатическое шоу, «Лебединое озеро»
Авторы| Семен Кваша. Фото: acrobatics.ru.
Заголовок| Белый лебедь на зубах
Где опубликовано| «Газета»
Дата публикации| 20060317
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2006/03/17/a_564643.shtml
Аннотация|

Кантонский акробатический балет накануне премьеры «Лебединого озера» показал нечеловеческую гибкость московским циркачам.



Мы уже знаем, что возможности тела китайца безграничны, знаем и расписанный на годы вперед план: заниматься акробатикой чуть ли не с рождения, с пяти до двадцати пяти выступать с гастролями по всему миру, в двадцать пять выйти на пенсию. Это культурная традиция великой страны, в которой людей гораздо больше, чем способно прокормиться, поэтому обсуждать эту практику мы не будем. Главное – как она этой традицией пользуется.
В Москве уже были китайский цирк и шаолиньские монахи. Теперь ей предстоит увидеть, как Чайковского танцуют на зубах.



«Лебединое озеро» кантонской балетной труппы – блестящий образец китайского пути в искусстве». Труппа существует давно и много лет пугает публику.

Два ее солиста получили премию на цирковом фестивале в Монте-Карло: во время кульминации па-де-де балерина медленно кружила на пуантах, стоя на голове своего партнера.

Если можно сделать один номер, то почему не целый балет?

И вот по всему миру ездит коммерчески безупречный кросс-культурный проект: все знают «Лебединое озеро» Чайковского, все знают китайских акробатов, все знают анекдот про говорящих ежиков в цирке, поэтому в Китае шоу Кантонского акробатического балета идет с полными залами, куда бы оно ни приехало. И не только в Китае.

Это и в самом деле очень красиво.
Русский балет в акробатическом исполнении, где балерине приходится больше времени проводить в воздухе, на плечах партнера, у него на голове или на вытянутой руке, – действительно сильное зрелище.



Танцоры идеально подчиняются музыке, страдают, переживают, все очень возвышенно, как мы привыкли. Директор труппы, выступая во время творческой встречи в цирковом училище, сказал, что мечтает сделать акробатику высоким искусством – таким, как русский балет, например.

Тут по идее должно стоять слово «но» и объяснение, почему от всего этого идет такой мороз по коже, но его, разумеется, не будет. Достаточно будет только рассказать о великолепной презентации этого проекта, которое труппа провела в цирковом училище имени Румянцева (Карандаша).
Китайцы приехали в Москву не только для того, чтобы показать свое искусство. Они, как рассказал в приветственной речи кубический Нин Гень Фу, руководитель труппы, приехали учиться и обмениваться опытом.
Сказал он это уже после выступления русских коллег и после одного номера китайского кордебалета.

Русские студенты были умилительным зрелищем. Сильные и ловкие мальчики подбрасывали друг друга в воздух. Отчаянно смелая девочка обвивала себя канатом на высоте нескольких метров над манежем, висела на одной ножке без страховки и возбудила в публике атавистическое балаганное любопытство на грани ужаса, на котором испокон веков была построена европейская акробатика: упадет или не упадет? Не упала, но и не разочаровала.
А одна девочка жонглировала на сцене тремя шариками, два уронила. На это было приятно смотреть: было понятно, что самое страшное, что может случиться с этими студентами в этом училище, – им поставят двойку и отругают, а не выпорют бамбуковой палкой.

Потом выступал квартет девочек из интерната имени Никулина: крошечные блондинки лет, наверное, десяти под группу «Иван Купала» жонглировали булавами. Это было красиво, синхронно, под музыку, это был готовый номер безо всякой расчлененки, в пределах человеческих возможностей.

А потом выступили шесть китайских девочек в возрасте от пяти до пятнадцати лет (на вид). Они завязывали себя узлом, стояли друг у друга на голове, стояли на зубах, грызя ужасный обмотанный тряпками крюк, строили какие-то чудовищные пирамиды из скрученных в бараний рог девочек…
Это было не просто красиво, в этом было нечто нечеловеческое, потустороннее.
У обычных людей есть позвоночник, у этих, видимо, нет. У обычных людей есть собственная воля, они не могут сделать что-нибудь одновременно, но у этих – коллективный разум.

При этом они не демонстрировали, как принято в Европе, вымученные улыбки, их лица были совершенно неподвижны. Они смотрели в публику такими грустными глазами, что думалось поневоле, что эти тренированные инопланетянки (человек на такое не способен) были воспитаны по-другому, без двоек: кнут и пряник, беззаветная любовь и преданность своему делу и делу партии.

Во всяком случае, это должно быть не так страшно, как выращивать рис.

«Лебединое озеро». Акробатический балет из Шанхая. 17–19 марта, Кремлевский дворец.
17 МАРТА 2006 13:18
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пт Мар 17, 2006 4:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006031709
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, «Ундина», Персоналии, Л. Сарафанов
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Мариинский: последний фестиваль перед реконструкцией
Где опубликовано| Сайт радиостанции «Маяк»
Дата публикации| 2006
Ссылка| http://www.radiomayak.ru/culture/06/03/17/45232.html
Аннотация|

Из Петербурга передает обозреватель "Независимой газеты" Майя Крылова.

Фестиваль "Мариинский" открылся премьерой балета "Ундина". Это реконструкция старинного балета, который был поставлен в 1843 году в Лондоне. Однако фактически, кроме некоторых изображений, ничего от этого балета не сохранилось. За эту псевдореконструкцию взялся французский хореограф Пьер Лакотт, мастер такого рода дел. В главных партиях выступили балерина Евегения Образцова и солист Мариинского театра Леонид Сарафанов. О последнем можно сказать, что он этот балет и вытянул, потому что он совершенно замечательно танцует те навороты мелкой балетной техники, которые Лакотт поставил.

Кроме Сарафанова больших достоинств этот балет не имеет. Потому что Лакотт вместо реконструкции предложил микст из всех старинных балетов, которые он делал до этого и которые в истории сохранились - кусочек из "Сильфиды", кусочек из "Жизели", где-то кусочки из "Тщетной предосторожности". Даже есть цитаты из балетов более поздних, даже из Баланчина.

В результате этого изобилия заносочек, прыжочков, батманчиков наступает достаточно быстро зрительское утомление. Кроме изящного плетения балетных кружев, сильного впечатления "Ундина" не производит. Он очень схематичен, в нем есть ремесленная ловкость, но нет души, хотя труппа Мариинского театра работает очень хорошо и хорошо справляется с техническими сложностями.

Этот фестиваль, видимо, будет последним перед реконструкцией, поскольку театр закроют. Балетоманы будут обречены на ностальгию по одному из самых крупных балетных проектов, которые ежегодно проводятся в Петербурге.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пт Мар 17, 2006 7:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006031710
Тема| Балет, проект А. Лиепы, «Тамар»
Авторы|
Заголовок| Балеты "Тамар" и "Жар-птица" в Кремлёвском дворце
Где опубликовано| Сайт радиостанции «Маяк»
Дата публикации| 20060317
Ссылка| http://www.radiomayak.ru/culture/06/03/17/45256.html
Аннотация|

22 марта в Государственном Кремлёвском Дворце Благотворительный фонд им. Мариса Лиепы в память о знаменитых "Русских сезонах" Сергея Дягилева представляет премьеру двух балетов - "Тамар" и "Жар-птица".

"Тамар" и "Жар-птица", балеты из репертуара "Дягилевских сезонов", были поставлены великим русским хореографом Михаилом Фокиным. "Тамар" - балет по поэме Михаила Лермонтова, в основу которой положены легенды о прекрасной и коварной царице Тамаре, жестоко убивавшей своих возлюбленных. Музыку к поэме написал композитор Милий Балакирев. Сценографом дягилевского спектакля был Лев Бакст, представлявший знаменитое в ту пору художественное направление "Мир искусства". Премьера "Тамар" состоялась в 1912 году.

Для "Русских сезонов XXI века" балет представляют Андрис Лиепа и Юриюс Сморигинас. Спектакль поставлен с труппой Государственного Кремлевского балета. В главной партии - Ирма Ниорадзе. "Этот спектакль мы немного продлили. Оригинальная музыка Балакирева - около 20 минут. К сожалению, этого времени недостаточно, чтобы переработать идею. Мы представили расширенную версию, включив третью часть первой симфонии Балакирева", - рассказал А.Лиепа.

Спектакль "Жар-птица" на музыку Игоря Стравинского хорошо известен российской публике. Исполнители - труппа Кремлевского балета, солисты - Кристина Кретова и Сергей Смирнов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Сб Мар 18, 2006 10:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006031801
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, «Ундина», Персоналии, П. Лакотт, Е. Образцова, Л. Сарафанов
Авторы| Татьяна Кузнецова Фото: Валентин Барановский / Коммерсантъ
Заголовок| Отчет утопленников // Мариинский театр представил мировую премьеру "Ундины"
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20060318
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=658616&issueId=30045
Аннотация|
Молодые солисты Евгения Образцова и Леонид Сарафанов с блеском справились со всеми хореографическими каверзами Пьера Лакотта

Премьерой балета "Ундина" в постановке хореографа Пьера Лакотта в Мариинском театре открылся VI Международный фестиваль "Мариинский". ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА считает, что французская стилизация романтического балета – как раз то, чего не хватало петербургской труппе для утверждения в качестве мирового лидера.

Фестиваль "Мариинский" – главное балетное событие петербургского сезона. Международность ему обеспечивают ведущие солисты лучших мировых трупп, приглашенные выступить в спектаклях "Дома Петипа". Однако главное содержание фестиваля – выставка достижений петербургской труппы и демонстрация ее перспектив. В эту весеннюю десятидневку обычно умещаются и программные премьеры сезона, и бенефисы кумиров публики, и явления новых звезд.
С Пьером Лакоттом, признанным мастером стилизации старинного балета, у Мариинского театра были сложные отношения. Методу знаменитого француза, придумывающего свои спектакли на основе старинных рецензий и гравюр, петербуржцы противопоставляли свой, "научный". В Мариинке восстанавливали балеты Петипа с помощью дореволюционных записей режиссера Сергеева и открыто презирали лакоттовскую "Дочь фараона", поставленную им в Большом театре почти одновременно с петербургской реконструкцией "Спящей красавицы". Однако успех московского спектакля заставил практичных петербуржцев поступиться принципами, и два года назад француза пригласили поставить "Ундину" по мотивам исчезнувшего балета Жюля Перро, автора "Жизели". Тогда премьера сорвалась, хотя балетмейстер почти доделал спектакль: приоритет был отдан современности – труппа осваивала головоломки Уильяма Форсайта. Теперь пришла очередь середины XIX века.
"Ундина" появилась в те времена, когда балет (как, впрочем, и другие виды искусств) захлестнула мода на все потустороннее. Контакты с миром духов завораживали и манили, обещая упоительное помешательство и прекрасную гибель. Тема роковой любви видения к смертному кормила балет долгие десятилетия и породила немало шедевров. Среди них была и "Ундина", которую француз Жюль Перро в 1843 году поставил в Лондоне на музыку Чезаре Пуни, а восемь лет спустя, основательно переработав, перенес в Петербург под названием "Наяда и рыбак". Историю страсти водяной девы, разлучившей сицилийского рыбака с невестой, балетмейстер Перро, сам страдавший от превратностей любви, пополнял все новыми подробностями и разными вариантами финала – от гибели всех участников любовного треугольника до всеобщего спасения.
Приступив к реконструкции этого исчезнувшего балета, балетмейстер Лакотт выбрал лондонский сюжет – трагический. Водяная дева умирает на суше прямо во время бракосочетания, отчаявшийся рыбак топится в море. Справиться с его перипетиями ему так и не удалось – во всяком случае, без программки не разобрать, что, собственно, происходит. Сюжетные линии обрываются, судьбоносные мизансцены проскакивают второпях, логика действия (пусть и волшебного) хромает на обе ноги. Так, незапланированный смех вызывает сцена сна рыбака Маттео: засыпает он на кровати в собственной комнате; кровать, трансформированная в живописный пригорок, вместе с ним переносится в подводное царство и начинает елозить из кулисы на сцену и обратно, доставляя героя к Ундине только в тот момент, когда ее нужно поддержать в дуэте. Задолго до конца балета бесследно исчезает заколдованная Ундиной невеста Маттео – хореограф явно не придумал, как ему развязаться с этой навязчивой особой. Но главная потеря – вошедший во все балетные анналы танец наяды с собственной тенью, во время которого она понимает, что стала обычной смертной. Эпизод, такой же важный для "Ундины", как сцена сумасшествия в "Жизели", хореограф попросту проигнорировал. Словом, режиссура – как в постановке мизансцен, так и в разработке драматического действия – не самая сильная сторона господина Лакотта.
Удачнее он выступил как сценограф: виды ослепительно бирюзового моря, обрамленного изумрудно-зелеными соснами, живописными домиками и вполне натуральными лодками, наивны, как настенные коврики, и отлично сочетаются с бесхитростностью балета. А роскошные многоцветные костюмы, комбинирующие бытовое платье XIX века с традиционной балетной "итальянщиной", помогают артистам Мариинки ощутить себя танцовщиками позапрошлого века.
Однако главную иллюзию "старинности" создает хореография. Пьер Лакотт все свои спектакли ставит на основе французской школы танца, в середине ХIX века доминировавшей по всему миру (в том числе и в России, беспрерывно выписывавшей самых модных парижских хореографов). Этот стиль танца – отчетливый, блистательный, фонтанирующий мелкой техникой, изобилием антраша, всевозможных поворотиков-пируэтиков, вспышками трамплинных прыжков (с коротким толчком и моментальной фиксацией позы в воздухе) и графичностью поз – в ХХ веке был основательно подзабыт и теперь выглядит неоспоримой стариной.
Мариинская труппа, традиционно исповедующая диаметрально противоположную эстетику танца, с поразительной основательностью освоила изысканные излишества французской балетной кухни. Похоже, восприимчивость петербуржцев спровоцировала фантазию господина Лакотта – ни в одном своем балете он не наворачивал таких головоломных комбинаций, не накручивал таких быстрых темпов, не придумывал таких изощренных сочетаний па. Непрерывный поток танцев – массовых, ансамблевых, сольных – способен утомить неофита, неискушенный зритель упрекнет их в однообразии. Но для гурманов это сущее лакомство: с победительным мастерством и изяществом петербуржцы дают распробовать все тонкости и оттенки иноземного блюда.
Главными триумфаторами стали исполнители центральных партий Евгения Образцова и Леонид Сарафанов. Актерскими свершениями они не поразили, корректно удержавшись в рамках амплуа. Но по части техники едва ли кто-нибудь из отечественных звезд смог бы соперничать с этими юными артистами. 21-летняя Евгения Образцова, занимающая в театральной иерархии более чем скромное положение корифейки, танцевала с такой невозмутимой легкостью и точностью, будто выросла в школе Парижской оперы. Ее крепкие воспитанные ножки справлялись с любыми темпами, с любыми каверзами иезуитских комбинаций; округлые ручки сохраняли плавность и непринужденность, личико безмятежно выражало приличествующие моменту чувства – от невинной восторженности до трогательной обреченности. 24-летний Леонид Сарафанов, известный своей виртуозностью, на сей раз превзошел самого себя. Воодушевленный его возможностями Пьер Лакотт буквально завалил танцовщика вариациями – трудно не то что станцевать, но даже пересказать те немыслимые сложности, с которыми шутя справляется этот легконогий премьер с личиком обиженного ребенка.
Петербургский "Дом Петипа", последовательно освоивший стилистику Джорджа Баланчина, Уильяма Форсайта, английского драмбалета и русского модерна, взял последний бастион на пути к универсальности, покорив французскую "Ундину". Пожалуй, таких полиглотов действительно нет нигде в мире.





Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пн Мар 20, 2006 12:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006031802
Тема| Балет, Персоналии, Н. Ананиашвили
Авторы|
Заголовок| Дни рождения
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20060318
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=658618&issueId=30045
Аннотация|

Фото: Валерий Левитин / Коммерсантъ

19 марта – день рождения балерины Нины Ананиашвили

Ее поздравляет художественный руководитель балета Большого театра России Алексей Ратманский:
– Нина сделала как балерина потрясающую карьеру, теперь она поднимает балет у себя на родине, в Грузии. Жалко, правда, что ее нет в Большом, потому что она яркая и привлекательная балерина, и публика ее просто обожает, что еще важнее. Мне как хореографу она очень помогла, станцевав в трех моих спектаклях и став инициатором их появления. Я поздравляю очаровательную Нину с ее днем рождения и недавним рождением дочки, этого события она давно ждала.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пн Мар 20, 2006 12:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032001
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, «Ундина», Персоналии, П. Лакотт, Е. Образцова, Л. Сарафанов
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Фонтанов не вернуть Мариинский фестиваль открылся премьерой «Ундины»
Где опубликовано| «Время новостей»
Дата публикации| 20060320
Ссылка| http://www.vremya.ru/2006/46/10/147752.html
Аннотация|

Живет-поживает на свете работящий фермер (вариант -- рыбак). У него есть аккуратная простодушная невеста, дело близится к свадьбе, все в порядке. И вдруг в него влюбляется какая-нибудь очаровательная нечисть, летающая среди лесных деревьев (как в «Сильфиде») или плавающая в прибрежных водах (как в «Ундине»). Парень все бросает и кидается за ней, забывая об осторожности, невесте, долге и прочих мелочах. Романтический балет любил такие сюжеты: только что были изобретены пуанты, балерины получили возможность смотреть на окрестности свысока, менялось самосознание искусства: был сделан первый шаг от балерины -- доступной актерки (ложи на сцене и дружеские ужины после премьеры) к балерине-кумиру (только за оркестровой ямой! И даже интервью она не дает). И истории о встречах фермеров/рыбаков с духами воздуха и воды становились неявными декларациями театра, осознающего свою подросшую власть.

Из множества спектаклей с подобным сюжетом лишь «Сильфида» дожила до наших дней. Ее хранили в Датском королевском балете в версии Августа Бурнонвиля; оттуда потом и транслировали в наши театры. Парижская же версия, версия Филиппо Тальони, впервые сочинившего спектакль, была утрачена, до тех пор пока ее не поставил заново в 1972 году Пьер Лакотт. С этого момента началась его карьера специалиста по стилизации старинных, исчезнувших спектаклей. Он многое поставил по всему миру, а в России четверть века назад в Мариинском сделал несколько концертных номеров, в «Классическом балете» тогда же «Натали, или Швейцарскую молочницу» и пять лет назад в Большом «Дочь фараона». В 2002 году его пригласили в Мариинский снова -- сделать «Ундину» на музыку Чезаре Пуни. Премьера то отменялась, то откладывалась. Наконец вышла.

Жюль Перро (вариации на тему именно его балета сочинил Пьер Лакотт) историю о любви русалки и рыбака пересказывал в танцах несколько раз. Впервые в Лондоне в 1843 году; затем были две российские версии -- в 1850 и 1851 годах, в Петергофе и петербургском Большом театре. Потом спектакль (шедший у нас под названием «Наяда и рыбак») несколько раз забывали и восстанавливали, в том числе в 1903 году для Анны Павловой. Текст, судя по мемуарам балерин и отзывам современников, менялся существенно. (Петербургская версия была длиннее, в ней было больше подробностей и у нее был счастливый конец -- на морском дне рыбак женился на русалке, в то время как у англичан он безвозвратно топился после того, как девушка умирала на суше.) Для нынешнего мариинского спектакля Лакотт выбрал вариант лондонский, впрочем, и его не стал придерживаться в точности. Девиз Лакотта -- «восстанавливать дух, а не букву». Этим он и занялся.

С одним уточнением -- это не «дух Ундины», это общий «дух французской школы». «Ундина», как всякий старинный спектакль, при общем наборе ансамблей содержала несколько уникальных моментов, обязательно останавливавших внимание зрителя, их описывали все мемуаристы. К примеру, первое появление героини: вот только что отплясали рыбак (его зовут Маттео, партия досталась Леониду Сарафанову) и его «земная» невеста (по имени Джаннина, роль в очередь исполнили Яна Серебрякова и Екатерина Осмолкина), молодой человек отправляется на работу (в описании 1851 года трогательное соображение: «Чтобы на свадьбе угостить сотоварищей на славу, Маттео хочет их попотчевать теми дорогими рыбами, которые они всем продают, а сами никогда не отведывают»). В XIX веке он вытаскивал из «воды» огромную раковину -- в ней, как Венера Боттичелли, сидела Ундина. Сейчас Сарафанов просто наклоняется к низкому бортику, идущему вдоль задника, кладет за бортик сеть и подкатывает к себе лежащую на плоской плашке Евгению Образцову. Ни капли поэзии, одни нелегкие рыбацкие будни. Тятя, тятя, наши сети...

Жаль отсутствующего танца с веслом, бывшего в петербургском варианте: девушка, стоявшая на пальцах на зарубке весла и разворачивающаяся на нем в арабеске, так впечатляла публику, что эпизод специально разругал Достоевский. (Пожалел танцовщика, упиравшего весло в пол, -- на его плечо приходился весь вес балерины; а вообще классика раздражила наигранная легкость трюка -- он счел это фальшью.) Жаль не очень-то внятно сделанного главного «эксклюзива» «Ундины» -- танца с тенью. (Выпросив у повелительницы морей -- в одном из вариантов своей матушки -- разрешение превратиться в земную девушку, русалка на берегу впервые видит свою тень, пугается ее, сердится и затем играет с нею; хоть Образцова очень старательно проигрывала все нюансы, в хореографии этот «дуэт» толком не прописан, порой кажется, что девушка что-то ищет на полу, тем более что и осветители тень сделали не впечатляющей.) Жаль и оформительских аттракционов -- декорации и костюмы проектировал сам Лакотт, и они, вполне красочные (светло-розовое небо над морем, светящиеся теплым золотом окна узорчатого домика, светло-голубая вода), все же проигрывают тому буйству, что присутствовало на сцене в XIX веке. Вот островок Ундины -- всего лишь яркая и невыпуклая, как у Таможенника Руссо, лиственная зелень со всех сторон; а вот что было: «Камелии, гиацинты, магнолии и дивные, не открытые еще ботаникой растения пленяют взор и обоняние. На камышах растут фантастические лилии и розы, между ними выглядывают плутовские головки ундин и спорят с ними белизной и румянцем». И конечно, жаль стены живых фонтанов, в петербургском финале разделявшую влюбленных и Джаннину...

Но, как я уже говорила, не «Ундину» Лакотт хотел на самом деле показать. Французскую школу как таковую, ее кропотливое величие, ее виньеточную стать. И спектакль, на который в XIX веке балерины жаловались, что «маловато танцев», он превратил в сплошь танцевальный. Несколько игровых эпизодов вставлено для порядка: вот матушка гонится за крохотным сорванцом, стащившим откуда-то багет, вот через городок проезжает тележка бродячих комедиантов (в нее впряжен живой осел -- старый театральный лис, Пьер Лакотт знает, чем порадовать неискушенную публику). Осталась одна важная игровая сцена, когда «невидимая» Ундина устраивает в доме Джаннины «полтергейст» -- рвет перематываемые барышней нитки. Но далее танцуют все, и у всех танец нашпигован мелкими движениями, щебетом богов. Танец резной, точеный, бисерный, требующий адской тщательности от артистов. Танец, почти забытый в нашем отечестве, где мужчины и женщины так любят «большой стиль», размах, перекрытие сцены в три прыжка. Танец легкий (та самая раздражавшая Достоевского демонстративная безусильность): в руках Сарафанова Образцова действительно парит над сценой, вот только чуть коснулась мыском пола -- и снова она плывет в воздухе (то есть, конечно, «в воде»). И вот в эту французскую школу, в ее надменную древность («с высоты моего происхождения нет разницы даже между Большим театром и Мариинским»), в ее блистательное величие юные петербургские артисты (Евгении Образцовой -- 21, Леониду Сарафанову -- 23) и заслуживающий всех наивысших похвал мариинский кордебалет поиграли с удовольствием и без видимого труда.

И все же жаль, что фонтанов не было.

Подпись: Бедная Ундина (Евгения Образцова), бедный Маттео (Леонид Сарафанов)...


Последний раз редактировалось: Наталия (Пн Мар 20, 2006 4:55 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пн Мар 20, 2006 12:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032002
Тема| Балетно-акробатическое шоу, «Лебединое озеро»
Авторы| Дина ГОДЕР
Заголовок| С китайской стилью
Где опубликовано| «Время новостей»
Дата публикации| 20060320
Ссылка| http://www.vremya.ru/2006/46/10/147750.html
Аннотация| Москва увидела шанхайское акробатическое «Лебединое озеро»

Я давно твержу, что главным сценическим жанром стал детский утренник. Только он способен собирать огромные залы зрителей, потрясенно ахающих при каждой перемене декораций, готовых хлопать в такт любой мелодии и откликаться хором на призывы со сцены. Правда, утренники эти идут по вечерам в самых помпезных концертных залах, называются «шоу» и приходят на них взрослые. Почему детские зрелища -- любимое развлечение взрослых, вопрос для социопсихолога, но от фактов не отмахнешься. Такое вот действо -- «Акробатический балет «Лебединое озеро» -- приехало к нам из Шанхая, и стоило посмотреть, какие огромные очереди выстраивались к входу в Большой Кремлевский дворец за час до начала представления.

Предыстория шоу такова: несколько лет назад китайский номер «Восточный Лебедь. Акробатический дуэт», сделанный на основе па-де-де из балета Чайковского, взял главный приз -- «Золотого клоуна» -- на цирковом конкурсе в Монте-Карло. Создатели программы поняли, что нашли золотую жилу, и решили превратить номер в полнометражную сказочную историю. На родине, как уверяют, шоу имело успех, но товар с самого начала был задуман как экспортный, так что шанхайцы двинулись завоевывать Запад, а начать мировое турне решили с родины композитора. И лучше выдумать не могли. Для наших зрителей, у каждого из которых дома со времен Великой дружбы хранится зонтик с пагодой или эмалевая пепельница с драконом, именно китайский экспортный джентльменский набор -- фонарики, перья, драконы, пагоды, чистенькие пейзажи, похожие на фотообои, -- складывается в представление о сказочном восточном шике.

В этом смысле балет не обманывает ожиданий. Подозреваю, что знаменитая своей плохой техникой сцена КДС все-таки подкузьмила китайцам по части световых эффектов (многовато сцен выглядели совсем темными), но зрители исправно ахали при каждом открытии занавеса, несмотря на запреты, сверкали фотовспышками, а телефоны с камерами держало над головой уж точно ползала -- как на рок-концерте.

Царевна-лебедь была восточной красавицей. А принц, напротив, европейцем. Он увидел «повелительницу своего сердца» в грезах и поплыл за ней вокруг света. Понятно, что такие поездки дают массу декоративных и трюковых возможностей. Тут и снаряжение корабля (корабль сзади, а по сцене летают акробаты на шестах), и посещение Египта (в иллюминаторе сфинкс) и Индии (в иллюминаторе слон), а на сцене трюки идут один за другим (особенно хороши разнообразные эквилибристы). Вообще-то инъекции цирка замечательно смотрятся внутри театрального действа -- от самого простого полета зрители приходят в буйный восторг. Но тут-то ничего «театрального» практически не было, разве что принц в белых колготках иногда важно прохаживался около акробатов, напоминая, кто тут главный герой. Наконец, после помпезного красно-золотого Китая, разумеется с драконами и бумажными фонариками, принц добирался до своей красавицы, и на фоне слегка задымленных фотообоев с таинственным озером нам показывали чудеса «Восточного лебедя», которому рукоплескал Монте-Карло. И правда: когда балерина на пуантах стоит на одной ножке на плече или на ладони вытянутой руки своего партнера, а он с ней бегает по сцене -- это эффектно. Когда она в его руках изгибается в любую сторону так, как никогда не изгибаются балерины, а разве что «каучук» в цирке, или когда она просто в пуантах идет по проволоке над озером -- это производит впечатление. Но если вы, будучи любителем балета, станете спрашивать меня: «А танцуют-то как?», я, вспомнив анекдот про скрипача-канатоходца, который пришел наниматься в цирк, скажу: «Не Ойстрах». С цирком было заметно лучше. Ну а с музыкой, понятно, пришлось обойтись вольно -- что-то сократить, а что-то, особенно нарядное, прокрутить несколько раз.

Дальше тоже хорошо. Огромный злой орел с глазами, светящимися будто красные фонари, спускался на сцену прямо как бомбардировщик в «Норд-Осте», а в пещере злодея, куда тот умыкнул красавицу, персонажи прыгали на батуте и «змеи» показывали изумительный «каучук». Были и комические номера: мальчикам в костюмах лягушат, прыгающим на руках под танец маленьких лебедей, весь зал хлопал в такт, особенно радуясь знакомой мелодии. Классический номер любой художественной самодеятельности -- лебедята в пачках в исполнении неуклюжих мужчин -- тоже прошел на ура. Девушки в колготках с золотыми лампасами и с лебедиными перьями в руках в окружении спортивных пирамид всякому напоминали о парадах. Были лебеди на роликовых коньках, невнятного назначения девушки с перьями в прическах, наводивших на мысль о кафешантане, фокусы (довольно бесхитростные) и еще одно белое па-де-де, где героиня вытягивалась ласточкой на голове партнера. В ослепительном апофеозе, где, как уверялось в либретто, принц женился на своей принцессе по китайскому обряду, на сцену выходил весь кордебалет в костюмах-цветах, а герои уже в красном приветствовали нас из иллюминатора.

Зрители расходились невероятно довольные и долго напевали финальный полонез. Кое-кто обсуждал сравнительные достоинства академического «Лебединого озера» и «акробатического», не сомневаясь, что сравнивает два балета. В фойе дворца можно было прочесть: «Балет «Лебединое озеро» является первым произведением танцевального искусства с полностью китайской стилью...»

Подпись: Она не упадет!


Последний раз редактировалось: Наталия (Пн Мар 20, 2006 4:58 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пн Мар 20, 2006 12:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032003
Тема| Балетно-акробатическое шоу, «Лебединое озеро»
Авторы| Танец маленьких лягушат
Китайское «Лебединое озеро» повергло российскую публику в шок и трепет
Заголовок| ОЛЬГА РОМАНЦОВА
Где опубликовано| «Новые Известия»
Дата публикации| 20060320
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2006-03-20/42645/
Аннотация|

Китайским балеринам все равно где танцевать – на сцене или на руке партнера.
Фото: ИТАР-ТАСС. ЭМИЛЬ МАТВЕЕВ

В минувшие выходные в Кремлевском дворце состоялась мировая премьера шоу «Лебединое озеро» Акробатического балета из Шанхая. Москвичи первыми в мире увидели феерическое представление, поставленное на музыку балета Петра Чайковского. Этим жестом китайцы решили продемонстрировать особое отношение к родине русского композитора.

Китайские цирки почти ежегодно выступают в Москве со стандартным набором трюков: тарелочки, вертящиеся на палках, элементы восточных боевых искусств, номера с огромными куклами львов и драконов. В шоу «Лебединое озеро» не было этих «азиатских редкостей». Оно рассчитано на восприятие европейцев и родилось из акробатического дуэта «Восточный лебедь», который несколько лет назад получил приз «Золотой клоун» (аналог циркового «Оскара») на международном конкурсе в Монте-Карло. Увидев номер, сделанный на музыку из «Лебединого озера», руководитель акробатической группы из Гуандунга Нинг Генфу и хореограф Жао Минг решили превратить балет в цирковое представление.

Его сюжет оказался гораздо динамичнее и веселее традиционного либретто с трагическим финалом. Злой волшебник (огромный двухметровый лебедь, обернувшийся страшной летучей мышью) заколдовал прекрасную Одетту. Красавицу увидел принц Зигфрид, путешествовавший по разным странам. Он отправился за девушкой в царство зла, не поддался на провокации волшебника, который хотел отвлечь его то выступлением женщины-змеи, то черным лебедем – двойником Одетты, и убил злодея, проколов лебединым пером. От волшебника осталась горстка перьев, а принц и красавица отпраздновали свадьбу. Сказочные события как стержень соединили множество уникальных номеров. Акробаты, занимающиеся своим искусством с четырех лет, крутили головоломные пируэты, летали на канатах над землей, перепрыгивали с одного шеста на другой, по трое или по четверо становились на плечи друг другу и перебрасывали акробатов-детей с одной человеческой пирамиды на другую. Они крутились по сцене внутри огромных колес с мастерством балерин, танцующих 32 фуэте, укрощали одноколесные велосипеды, в царстве зла взлетали в воздух на батуте, успевая во время полета несколько раз перевернуться в воздухе. Эквилибристы, жонглеры и акробаты работали легко, без видимого напряжения. Казалось, что они знают секрет, позволяющий игнорировать законы физики. Номера чередовались с танцами, которые отлично смотрелись бы в программе любого европейского мюзик-холла.

О балетных истоках шоу напоминали девушки в длинных белых пушистых юбках, ездившие по сцене на роликах, четверка мужчин в балетных юбках до колена, которая пародировала современные версии балета и один из хитов – лягушата, танцующие на руках под музыку «Танца маленьких лебедей». Во время танца лягушата выделывали ногами, обутыми в ласты, какие-то немыслимые антраша.

Но главным чудом стали номера Зигфрида и Одетты. Исполнительница партии девушки-лебедя – судя по фигуре и манере двигаться, профессиональная балерина – сразила наповал невероятной растяжкой, которую доселе не приходилось видеть нигде. Стоя на вытянутой руке партнера на кончике пуанта, Одетта поднимала ногу, прижимая ее к голове, и начинала изгибаться вперед (каких усилий стоит Зигфриду ее удержать, понимали только профессионалы). После чего поднимала ногу, стоя на кончике пуанта, уже на голове партнера. Пара работала без страховки и не просто виртуозно исполняла номер, а танцевала, переходя от балетных па к акробатике и обратно, при этом передавая все оттенки чувств героев.

Сложнейшие декорации мгновенно менялись, огромная черная сова с горящими глазами в конце первого акта нависала на заднике, осветители творили чудеса. Полтора часа зрители, не отрываясь, смотрели на сцену, будто завороженные удавом кролики. В зале было много детей. Как им будет скучно теперь на классической постановке «Лебединого озера»!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пн Мар 20, 2006 12:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032004
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, «Ундина», Персоналии, П. Лакотт, Е. Образцова, Л. Сарафанов
Авторы| Ярослав Седов
Заголовок| Ундину погубили танцы Ежегодный фестиваль балета в Мариинском театре
Где опубликовано| «Газета»
Дата публикации| 20060320
Ссылка| http://www.gzt.ru/culture/2006/03/19/213141.html
Аннотация|



В Мариинском театре проходит очередной ежегодный международный фестиваль балета. В его программе – выступления лучших артистов ведущих европейских театров в спектаклях петербургского репертуара и бенефисы мариинских звезд. В минувшем году на фестивале прошли торжественные вечера в честь кордебалета и примадонн театра. На сей раз очередь танцовщиков. Интересных солистов в Петербурге много, но среди них лидируют звезды с мировым именем Фарух Рузиматов и Игорь Зеленский. Они-то и станут бенефициантами нынешнего фестиваля.
Кроме того, фестиваль представляет новые постановки. Главной из них стала премьера балета "Ундина". Он поставлен французским хореографом Пьером Лакоттом по мотивам легендарного спектакля XIX века, созданного Жюлем Перро, одним из отцов-основателей балетного романтизма. Восходящая к андерсеновской «Русалочке» танцевальная поэма о морской деве, погибшей от любви к смертному, с успехом шла на Мариинской сцене до начала XIX века под названием «Наяда и рыбак». Отдельные эпизоды этого балета дожили до наших дней. Авторитетнейший танцовщик и знаток старинной хореографии Петр Гусев сохранил в виде сюиты ключевые фрагменты спектакля, в том числе хит эпохи - танец Наяды с тенью (эпизод, когда русалка превращается в человека и замечает что у нее, как у всех смертных, появляется тень). Эта сюита успешно исполнялась на сценах Большого и Мариинского театров в конце 1980-х ведущими солистами труппы.
Пьер Лакотт подготовил римейк балета Жюля Перро. Музыка итальянского композитора Цезаря Пуни та же самая, что звучала в этом спектакле сто с лишним лет назад, а декорации, костюмы и танцы новые, выполненные Лакоттом в соответствии с его представлениями о романтическом балете. Эти представления в корне расходятся с тем, что известно о самой сути вклада Жюля Перро в историю балета.
Перро был мастером «действенного танца», подчинявшего отбор виртуозных па актерским задачам и развитию драмы. Лакотт действует противоположным образом: предъявляет набор трудных танцевальных комбинаций как упражнения, совершенно не заботясь, характеризуют ли они персонажей, соотносятся ли с сюжетом и не утомляют ли публику бесконечным повтором виртуозных мелких движений и прыжков с заносками. Такой тип построения спектакля был характерен отнюдь не для Жюля Перро, а для его соперника на Мариинской сцене французского хореографа Артура Сен-Леона.
Беда, однако, не в том, что новая «Ундина» не похожа на стиль ее создателя, а в том, что работа Лакотта-хореографа попросту несостоятельна в художественном отношении. Скомпоновать движения еще не значит создать хореографический образ. Точно так же, как повесить холщовые задники с аляповатыми изображениями моря и кулисы с деревьями будто из диснеевского мультфильма еще не значит создать образ старинного театра.
Спасают вечер великолепные мариинские артисты. Грациозная Евгения Образцова (Ундина) проделывает замысловатые комбинации Лакотта безупречно и будто играючи, подчеркивая выигрышные движения и наполняя их кокетливым шармом. Леониду Сарафанову в роли ее возлюбленного рыбака Маттео танцевальные премудрости тоже не мешают. Он лихо с ними управляется, покоряя публику неотразимой лучезарной улыбкой и озорными манерами Тома Сойера, готового усердно сплясать все, что требуют взрослые зануды, лишь бы поскорее сбежать вместе с подругой в романтический лес. Екатерина Осмолкина (брошенная рыбаком невеста Джаннина) не уступает Ундине ни красотой линий танца, ни виртуозностью, так что ей-богу странно, почему друзья героя Максим Хребтов и Антон Пимонов уговаривают его образумиться, вместо того чтобы самим поухаживать за девицей.
Впрочем, достойных девиц и кавалеров тут – полная труппа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пн Мар 20, 2006 11:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032005
Тема| Балет, МТ, VI Фестиваль балета, Персоналии, И. зеленский
Авторы| Людмила Киселева
Заголовок| Балетомания На фестивале "Мариинский" состоится бенефис звезды мирового балета Игоря Зеленского
Где опубликовано| «Итоги»
Дата публикации| 20060320
Ссылка| http://www.itogi.ru/Paper2006.nsf/Article/Itogi_2006_03_19_00_1638.html
Аннотация|

Игорь Зеленский танцует главную партию в балете Адольфа Адана "Корсар"
(Фото: МАРИИНСКИЙ ТЕАТР)

Кульминацией VI Международного фестиваля балета "Мариинский" станут бенефисы трех знаменитых российских танцовщиков, и самый интригующий среди них - бенефис Игоря Зеленского, блистающего на прославленных мировых сценах. Накануне вечера, намеченного на 23 марта, Зеленский рассказал "Итогам", почему его имя больше известно на Западе, чем в родном отечестве.

- Игорь, программа вашего бенефиса уже составлена?

- Честно говоря, мне не очень нравится слово "бенефис", уж слишком оно помпезное. По мне, лучше говорить просто "вечер". Уже решено, что я буду танцевать "Аполлона" и "Бриллианты" Баланчина. Специально для своего вечера я готовлю премьеру с хореографом Аллой Сигаловой - Concerto Grosso на музыку Генделя.

- Скажите, а правда, что еще совсем юным вы отказались работать в кордебалете?

- Я всегда был себе лучшим критиком и понимал, что не могу терять время в кордебалете. Просто потому, что мои ноги требуют настоящего дела. И, кстати, уже через три месяца после поступления в Мариинский театр я танцевал ведущую партию в "Дон Кихоте".

- Но потом уехали в Америку. Почему вы в свое время связали судьбу с New York City Ballet?

- Начало 90-х, если помните, было тяжелым временем. В репертуаре Мариинки тогда была только одна постановка Баланчина... А я хотел станцевать все. И потом, представьте - в двадцать лет оказаться на Манхэттене, в самом центре мира, иметь возможность послушать Паваротти, пойти на выставку Кандинского, посетить спектакли Барышникова, Пины Бауш, Килиана. Для меня это был просто эстетический шок. Даже несмотря на то, что два года до этого я проработал в Берлине.

- Как вас приняли американские коллеги?

- Как танцора, у которого такой же контракт, как и у них.

- Правда, что вам помогали Нуреев с Барышниковым?

- С Нуреевым я познакомился в 90-м, в аэропорту. Представьте, идет по залу человек в шикарном вышитом халате и тюбетейке, в руках - ноты. Он тогда как раз готовился дирижировать "Ромео и Джульетту" в берлинской "Дойче опер" и разучивал партитуру. Мы разговорились, в числе прочего он сказал: "Тебе двадцать лет, тебе не надо танцевать Бежара, танцуй классику". Нуреев взял у меня телефон и спустя некоторое время пригласил в Италию - танцевать в "Спящей красавице". Я отказался - как раз уезжал на гастроли в Америку. Потом он предложил мне станцевать его "Баядерку". Я принял предложение, но Нуреев умер, и проект не состоялся. А с Барышниковым мы общались и общаемся.

- Кажется, нынешние звезды подрастеряли тот легендарный ореол, что был свойственен Нурееву...

- Так время другое! Когда танцевали Нуреев с Марго Фонтейн, поклонники носили их на руках, а власти вызывали конную полицию. В 74-м Барышников с Макаровой танцевали в "Метрополитен-опера" "Жизель" - город сходил с ума! Сегодня мы живем в эпоху Интернета, а искусство подчиняется законам шоу-бизнеса. Балет же все больше становится искусством элитарным.

- Правда, что на Западе танцоры заканчивают карьеру в тридцать лет?

- Да, там невероятно много работают. В New York City Ballet я танцевал по шесть спектаклей в неделю. Эта труппа единственная в мире, где только и делают, что танцуют. Они работают с октября по февраль, месяц отдыхают и снова - с апреля по июль. Естественно, при такой нагрузке уже к тридцати годам проявляется миллион болячек.

- Не обидно, что на Западе вы известны куда больше, чем в России?

- Так сложилось. Свои "золотые годы" я действительно провел за границей. Но со временем в России все более или менее улеглось, жизнь изменилась в лучшую сторону, увеличились гонорары. Благодаря этим изменениям и усилиям руководства театра сейчас необыкновенно расширяется репертуар. Я в основном работаю в Питере. У нас идут балеты Баланчина, Макмиллана, Ноймайера, Форсайта. Когда-то мы просто не могли мечтать об этом. Молодым артистам уже не нужно уезжать из театра. Границы в балетном мире стерты, их просто нет, и это здорово.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пн Мар 20, 2006 11:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032006
Тема| Балет, проекты А. Лиепы, «Тамар»
Авторы| НАТАЛЬЯ СОКОЛОВА
Заголовок| КАВКАЗСКОЕ ГОСТЕПРИИМСТВО
Где опубликовано|
Дата публикации| 20060320
Ссылка| http://www.profile.ru/items/?item=18401
Аннотация|

Мировая премьера одноактного балета «Тамар» Милия Балакирева, поставленного хореографом Андрисом Лиепой с солистами Кремлевского балета, Большого и Мариинского театров в рамках цикла «Русские сезоны XXI век», состоится в Государственном Кремлевском дворце 22 марта.
Жестокая Тамар (грузинский вариант имени) жила в XII веке. У нее было лицо ангела и душа демона: она заманивала к себе в замок путешественников, где убивала их.

Лиепа попытался восстановить балет близко к тому, каким его видели в начале XX века в Лондоне, Париже и Риме на «Русских сезонах» Сергея Дягилева. Но поскольку оригинальная хореография Михаила Фокина была утрачена, в новой постановке Лиепа решил изменить трактовку образа, сделав главную героиню не жестокой и безжалостной, а страдающей. Зато удалось воссоздать костюмы и декорации художника Льва Бакста (во многом именно ему балет был обязан своим успехом). Художники Анна и Анатолий Нежные восстанавливали их по нескольким черно-белым фотографиям и единственному сохранившемуся эскизу Бакста (он специально приезжал на Кавказ, чтобы сделать наброски на пленэре).

В этот же вечер покажут еще один восстановленный балет «Русских сезонов» — «Жар-птицу» Игоря Стравинского, хореографом которого также был Михаил Фокин, а художниками Лев Бакст и Александр Головин. Его премьера прошла в декабре 2002 года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пн Мар 20, 2006 11:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032007
Тема| Балет, проекты А. Лиепы, «Тамар»
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Тамар
Где опубликовано| «TimeOut»
Дата публикации| 20060314
Ссылка| http://www.timeout.ru/text/show/17609/
Аннотация|

Восьмиугольная башня, зеленые стены, все в цветастых коврах. Слева у двери - икона св. Георгия; справа - огромное окно. В нем - покрытая снегом гора. Еще есть тайная дверь, открывающаяся прямо над мчащимся Тереком - в реку сбрасывают тела ненужных уже любовников. Так выглядел балет "Тамар" у Дягилева в Париже.
"В той башне, высокой и тесной
Царица Тамара жила
Прекрасна, как ангел небесный,
Как демон, коварна и зла", - незадолго до смерти Лермонтов пересказал в стихах смутную горскую легенду о царице, заманивавшей путешественников в свой замок и убивавшей их после бурной ночи. Сорок лет спустя, восхитившийся стихами Балакирев сочинил симфоническую поэму. Из которой еще через три десятилетия - в 1912-м - Михаил Фокин сделал балет для дягилевской антрепризы.
Спектакль хвалили французские журналисты, русские критики морщились: у Лермонтова, мол, непонятно было, кто убивал путников, а тут царица собственноручно - где же тайна и романтика? Хореография "Тамар" не сохранилась - есть лишь восторженные описания лезгинки, в которой героиня сначала соблазняла незнакомца, а затем втыкала в него кинжал. Андрис Лиепа, не первый год возобновляеющий постановки, связанные с легендой Фокина (в Мариинском идет "Шехеразада", в Кремлевском балете - "Синий бог" и "Жар-птица"), вновь работает не с точными записями, фиксирующими все движения, но с воспоминаниями, дающими большую свободу. А художники Анна и Анатолий Нежные - с эскизами Бакста. Но они любят яркие краски, так что необходимость создать на сцене дягилевское "пестрое кружение синих, вишневых, оливковых пятен, быстрое мелькание длинных откидных рукавов, черных остроконечных шапок, серебряных арабесков" в равной степени вдохновляет хореографов и оформителей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пн Мар 20, 2006 11:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032008
Тема| Бадет, БТ, «Золотой век», Персоналии, Ю. Григорович
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| «Золотой век»
Где опубликовано| «TimeOut»
Дата публикации| 20060315
Ссылка| http://www.timeout.ru/text/show/13223/
Аннотация|



"Золотой век" - название ресторана, знойного нэпманского кабака, в котором проводят ночь под кокаином нервные модники и их потрепанные дамы. За дверью - дивный новый мир: улыбчивые демонстрации, белые футболки, красные звезды и знамена, созидательный труд. Все вместе, все толпой, и в центре - герой в парусиновых штанах, рыбак Борис, участник агитбригады. Он знакомится с чудесной девушкой Ритой - и не знает еще, что прелестница по ночам зарабатывает денежки в этом самом "Золотом веке". Нет-нет, она там только поет, но ведь одно это уже безнравственно. Ну, когда узнает - так перевоспитает, конечно, куда же она денется. Вместе отправятся из пестрых 20-х в ясноокие 30-е, дружно будут участвовать в самодеятельности.
Первый раз этот спектакль в Большом поставили в 1982 году; очевидцы рассказывают, что в финале Риту еще и в пионеры принимали. Теперь галстуков не будет - Юрий Григорович превратил свое трехчастное полотно в компактное зрелище с одним антрактом. Сокращены как раз "комсомольские" сцены, зато остались "кабацкие". То есть постановщик по-прежнему позволяет разгуляться на сцене силам зла - бандиту Яшке (он тоже работает в этом ресторане), его похотливой подруге Люське (ее мимоходом убьют) и олицетворению всех пороков - Конферансье. Фигура последнего была просто утащена Григоровичем из сделанного десятью годами ранее "Кабаре" Боба Фосса - балетмейстер, видно, даже не предполагал, что фильм вдруг когда-нибудь покажут в России. А белокурым силам добра придется сократить число своих пробежек и спортивных упражнений, что должно пойти представлению на пользу.
"Золотой век" был последним оригинальным спектаклем, сделанным Юрием Григоровичем для Большого театра, и стал вообще последним сочиненным им представлением - проработав в Москве еще 10 лет, он только перелицовывал классику. Тем же самым он занимается и сейчас в Краснодаре: подновляет свои старые работы, перештопывает их, а они расползаются на глазах. Этим самым "Золотым веком" - парадным, как речь генсека на трибуне Дворца съездов, и столь же слабым и дежурным - закончилась эпоха Григоровича в Большом. Сейчас в этот краснознаменный спектакль попытаются вдохнуть новую жизнь молодые артистки Большого Екатерина Крысанова и Анна Никулина (примы Светлана Захарова и Мария Александрова вежливо отказались от приглашения в постановку и сбежали на собственные гастроли). Может быть, им удастся возобновить этот балет, не прибегая к практике "нагрузки" - в свое время на "Золотой век", как и на оперу "Октябрь", билеты навязывали в придачу к чему-нибудь замечательному. Смотреть на победу социализма зрители упорно не хотели. Может, теперь соскучились?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11028

СообщениеДобавлено: Пн Мар 20, 2006 11:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006032009
Тема| Бадет, БТ, «Золотой век», Персоналии, Ю. Григорович
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| «Золотой век» четверть века спустя
Где опубликовано| «Ваш досуг»
Дата публикации| 2006
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/work_page/12063/#critic
Аннотация|

Большой балет живет в ожидании особой премьеры. Свой старый спектакль по Шостаковичу восстанавливает бывший «главный кормчий» легендарный Юрий Григорович, руководивший труппой Большого театра 30 лет.
С премьерой совпало многое. И вряд ли случайно. Во-первых, грядет юбилей Дмитрия Шостаковича, а у нас принято отдаваться юбилейной лихорадке с не меньшей страстью, чем на Западе (Шостакович не Моцарт, но размах торжеств похожий). Классик создал всего три балетные партитуры («Светлый ручей», «Болт» и «Золотой век»), и все они в советский период пополнили список произведений искусства «со сложной судьбой». Поставить их в главном музыкальном театре стало для дирекции делом чести. И работа началась.
Сначала еще только претендовавший на пост худрука Большого балета Алексей Ратманский сделал в театре скетч из колхозной жизни «Светлый ручей». Затем, уже став худруком, он же поставил «Болт» - крайне важный для отечественного балета спектакль, возвративший ему право говорить об актуальном собственными выразительными средствами. Вероятно, Ратманский изначально и не рассчитывал довести проект до логического конца и поставить все три спектакля, поскольку в труппе Большого еще танцуют люди, помнящие ногами балеты Юрия Григоровича. Они-то и решили поучить молодежь, как надо ставить Шостаковича, и возродить «Золотой век» 1982 года.
В постановке Григоровича оживали классические балетные коллизии: пара «хороших» комсомольцев противостояла паре «плохих» молодых людей. «Хорошая» девушка Рита по невинности заблуждалась - танцевала в кабаке в дурной компании с партнером Яшкой и девицей легкого поведения Люськой. Соответственно, «хороший» рыбак Борис вытаскивал ее из кабацкого угара навстречу свету и радостям комсомольской жизни. Самыми удачными тогда считались гротескные танцы нэпманов под мелодии шлягеров. Ну и, конечно, премьерный состав - сплошь легенды последних лет советского балета: воздушная Наталья Бессмертнова, знойный Ирек Мухаммедов, стройный и такой «несветский» Гедиминас Таранда, пластичная Татьяна Голикова. Любопытно, что тогда в маленькой рольке Конферансье в этом балете дебютировал на сцене Большого Николай Цискаридзе. Будет ли он танцевать эту же роль и сейчас - неизвестно: накануне премьеры у артиста сольный вечер на фестивале балета «Мариинский». Положительную пару в новой постановке сыграет Анна Антоничева и приглашенный герой Денис Матвиенко, партию Люськи доверили исполнить легкой молоденькой Екатерине Крысановой, а в роли коварного бандита Яшки попробует свои силы Ринат Арифулин, рискуя стать новым любимцем публики.
С «заслуженными» в постановке негусто, но, несмотря на беззвездность состава, получить представление о последнем «золотом веке» советского балета, без сомнения, стоит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 5, 6, 7 ... 11, 12, 13  След.
Страница 6 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика