Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2006-02
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Фев 06, 2006 11:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020605
Тема| Балет, БТ, "Золушка", Прокофьев С.С., Персоналии Посохов С.С.
Авторы| Седов Я
Заголовок| Любовь в безвоздушном пространстве. Премьера балета "Золушка" в Большом театре
Где опубликовано| Газета
Дата публикации| 20060206
Ссылка| http://www.gzt.ru/culture/2006/02/05/210413.html
Аннотация|


Новая "Золушка" Большого театра - воплощенная мечта тех учителей и родителей, которые требуют, чтобы дети аккуратно раскладывали по шкафам все свои игрушки, носочки, платочки и вели себя примерно. Действие здесь строится вокруг трех огромных шкафов, ведется с оглядкой на среднестатистический зарубежный спектакль, и в нем аккуратно разложено «всем сестрам по серьгам»: концепция, сценография, хореография, музыка. Все отдельно. Плюс кучка крупных и мелких театральных выдумок - что-то вроде тех фантиков и винтиков, которыми дети дорожат тем сильнее, чем пренебрежительнее взрослые объявляют их мусором.

Концепция хореографа Юрия Посохова и режиссера Юрия Борисова заключается в том, что сюжет излагается от лица Прокофьева, а приключения Золушки перенесены в близкий ему ХХ век. Впрочем, Прокофьев как истинный гений буквально парит над временем: живет на бутафорской Луне и летает по воздуху на велосипеде. У него есть горничная, гоняющая метлой четырех черных воронов. Умилившись тем, что горничной понравились выброшенные им рукописные листки, Прокофьев делает ее Золушкой - отправляет в шкаф, за дверьми которого начинаются привычные события: тирания мачехи (Мария Володина) кривляния сестер (Анастасия Винокур, Лола Кочеткова) и т.д. Композитор неотвязно следует за героиней на протяжении всего спектакля: дает новое приглашение на бал взамен порванного Мачехой, подталкивает Золушку к принцу при первой встрече, следит, чтобы она вовремя с бала ушла - точь-в-точь как зануда-учитель. Ах нет, наверное, как Гумберт с Лолитой! Или как Прокофьев со своей женой Линой? Каждый поймет в меру своей утонченности.

Для зрителей попроще - юмор подоходчивее: урок танца в шкафу с зеркальными стенками, артисты, одетые чашками и ложками, звон разбитой посуды за кулисами, где, разогнавшись не в меру, заканчивает свой бальный танец одна из сестер, авоськи с апельсинами, которые обе сестры деловито волокут домой с бала, широкие перила дворцовой лестницы, по которой съезжают принц, Золушка и другие персонажи и т.п. Апофеоз карнавала - явления Марлен Дитрих в образе героини «Голубого ангела» и Марии Каллас. Обеих принц встречает, разыскивая Золушку. Правда, их появлением дело и ограничивается: внутри эпизодов действие практически не поставлено. Дитрих лишь показывает принцу пару десятков ножек девиц кабаре, переминающихся за приподнятым занавесом, а Каллас пародийно разевает рот и тянется к принцу, пытаясь обвить его руками. Но обе сцены длятся недолго, так что напрасное ожидание эффектной игры не слишком разочаровывает публику.

В ряду этих театральных выдумок есть и уважительный поклон в сторону музыки. Второй акт начинается придворным танцем, во время которого на пустой затемненной сцене возникает киноизображение вдумчиво дирижирующего в это самое время Александра Ведерникова. Однако, совпадая с прокофьевской музыкой в метре и ритме, спектакль существует параллельно ее образному строю.
Прокофьев создал эфирное пространство. У него звучит сам воздух, предстающий живой материей. Он то издает тонкий тревожный звон, исчезающий в неуловимых человеком высокочастотных колебаниях, то низкие басовитые шелесты и шорохи. В этой музыке слышится то, что вроде бы непередаваемо в звуке: и холод межзвездных пространств, и дрожание солнечных бликов, и душевное напряжение. А грозный бой часов и сопровождающий его душераздирающий скрежет вызывают ощущение апокалипсиса.

Постановщики, стремясь передать вселенский масштаб прокофьевской фантазии, слегка перепутали. Вместо эфирного пространства они сделали безвоздушное. Действие идет на фоне безжизненного лунного пейзажа и черного неба (декорации Ханса Дитера Шааля), практически в отсутствие цвета (отдельные яркие предметы - оранжевая тыква, апельсины, пестрые костюмы мачехи, сестер и фантастических времен года лишь подчеркивают это).
В этом мертвом пространстве хореография выглядит грудой обломков и пыли - точь-в-точь как на лунной поверхности. Здесь уйма комбинаций и отдельных движений, не лишенных изобретательности. Все они навязчиво напоминают что-то давным-давно виденное у классиков - от Баланчина, Макмиллана, Ролана Пети и других до Григоровича. Однако умение пластически охарактеризовать персонажей и сочинить собственно танцы хореографу еще только предстоит обрести. Пока что он лишь придавил труппу переизбытком движений в единицу музыкального времени и нагромоздил заковыристых, но маловыразительных комбинаций.

Артисты всех рангов самоотверженно борются за жизнь и какое-то ее количество все же в спектакль вносят. Жизнерадостная и легкая Елена Андриенко (Весна), благородно сдержанная Ирина Семиреченская (Лето), по-детски напористая Екатерина Крысанова (Осень), лукаво-загадочная Нелли Кобахидзе (Зима) придают своим однотипным вариациям индивидуальные черты. Денис Медведев, Ян Годовский, Александр Войтюк, Юрий Баранов (друзья принца), лихо отплясывают на дворцовой лестнице и азартно берут на себя возбужденных сестер и мачеху. Геннадий Янин (Учитель танцев) забавно пародирует партию Вацлава Нижинского в «Видении розы», превращая эпизод урока в мини-спектакль.

Однако в настоящий балет эту «Золушку» превращают исполнители главных ролей - Светлана Захарова и Сергей Филин, с которыми постановщикам элементарно повезло. Захарова уже по своим физическим и артистическим данным - воплощенная музыка Прокофьева, какие движения ей ни предложи. В ее манере танца есть и плавное развертывание линий дивной красоты, и трепетность, и блеск виртуозно протанцованных мелких па, искрящихся как иней. Для своей Золушки она нашла особую, отличающую ее от всех поступь - героиня ходит будто над землей, боясь спугнуть мечту и трогательно преображаясь от счастья. Ее танец сочетает ту же звонкую чистоту, трогательную подростковую угловатость, беспокойную нетерпимость к неточностям и фальши, что и музыка. А порой кажется, что волшебные прокофьевские шорохи, шелесты и звоны - лишь отзвук движений Захаровой.

Сергей Филин (Принц) - голливудский красавец-сердцеед, неотразимый и в парадном белом мундире, и в ковбойских скачках третьего акта, наполняет сцену теплом, искренней заинтересованностью и душевной щедростью, которые побуждают героиню раскрыть и ему, и самой себе свои лучшие чувства. Постановщики почти не предоставили Принцу актерских задач, но Филин непринужденно ставит и решает их сам. Он искренне, но без лишнего нажима отыгрывает тоску и отчаяние от потери, а также решимость искать героиню до последнего. А затем бережно помогает Золушке разобраться в неведомых ей переживаниях.

Благодаря дуэту Захаровой и Филина несуразности постановки отступают на второй план. Бог с ними, когда есть главное - то, что гораздо труднее сделать, нежели напридумывать пародий, ассоциаций или цитат - настоящая полноценная лирика и красота. Та самая, за которой и ходят в балет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пн Фев 06, 2006 11:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020606
Тема| Балет, БТ, «Золушка», Персоналии, С. Захарова
Авторы| Ярослав Седов
Заголовок| Светлана Захарова: "Принц узнает меня не по туфельке"
Где опубликовано| «Газета»
Дата публикации| 20060206
Ссылка| http://gzt.ru/culture/2006/02/05/210553.html
Аннотация|



В новой постановке «Золушки» главная героиня превращается не только из замарашки в принцессу, но еще из горничной автора балета композитора Сергея Прокофьева в сказочного персонажа. Накануне премьеры прима-балерина Большого театра Светлана Захарова, исполнительница роли Золушки, рассказала Ярославу Седову о проблемах этих перевоплощений.

- Кто же все-таки ваша героиня: горничная, играющая принцессу, или принцесса, освобождающаяся от роли горничной?

- Моя Золушка разносторонняя. Прежде всего я хочу провести границу между прологом, где она - горничная, и сказкой. Действие строится таким образом, что моя героиня идет на бал, зная заранее все, что с ней произойдет. Она узнает все это, прочитав страницы сказки, которые Сказочник, он же Прокофьев, пишет и выбрасывает, потому что они ему не нравятся. А она их подбирает, разглаживает, читает. И когда он видит ее заинтересованность, предлагает ей отправиться в сказку.
До сих пор у меня в репертуаре были разные героини, а здесь очень интересно в одной роли сыграть сразу нескольких персонажей. То есть персонаж вроде бы один, но он постоянно предстает в разных обличиях.

- Если ваша героиня заранее знает, что встретит и завоюет принца, будут ли у нее к нему искренние чувства?

- Она заранее не знает, что завоюет его, она к этому стремится. Но, даже если знать, что тебя ждет любовь, ты все равно испытываешь совершенно неожиданные состояния, когда она наконец-то приходит. Как ни рассчитывай, как ни предугадывай - есть чувства, которые все преображают и направляют, если ты их проживаешь. Вот это для меня самое интересное - прожить и передать подобные чувства.
Конечно же, я стараюсь передать преображение Золушки после того, как она впервые их испытала. Это совпадает с замыслом постановщиков. У меня даже домашние платья героини разные. Они однотипные, серовато-синие, но первое, в котором она появляется до бала, мы условно назвали «печальное». Оно более поношенное, в нем она - бедная, обиженная, ею помыкают, рвут ее приглашение на бал и так далее. А второе, в котором она предстает после бала, почти такое же. Но его мы назвали «романтическое». В нем уже можно танцевать с принцем.
Разумеется, дело не только в платье. После бала у Золушки и манеры, и пластика - все другое. Она двигается более плавно, у нее уже нет прежней неуверенности. Она находится в том состоянии, которое пережила при встрече с принцем. Даже если в ее жизни ничего романтического больше не будет, это состояние уже навсегда с ней. И когда приходит принц - он узнает ее не по туфельке, а вот по этому состоянию.

- Вы - опытная балерина, а постановщик Юрий Посохов хоть и был хорошим танцовщиком, но многоактный балет ставил впервые. Он в какой-то мере учитывал ваши пожелания?

- Все, что вы видите, - его фантазии. Исполнители привносили только штрихи: варианты поз, детали взаимоотношений, не более того. Мы не пытались вмешаться в его работу, делали то, что он требовал. Это было непросто, не все сразу получилось. Мне и моему принцу Сергею Филину многое пришлось отрабатывать часами и днями. Так часто бывает: хореограф показывает движение, органичное для его собственных физических данных, а другим исполнителям приходится искать, как сделать это движение своим, чтобы не думать о технических приемах, а передавать состояние персонажей.

- Какие состояния героини в этом спектакле вам наиболее дороги?
- Конечно же, те, что связаны с принцем! Прежде всего - объяснение в дуэте на балу, где происходит признание. Здесь должны возникнуть те душевные токи, к которым все стремятся, но которые невозможно заранее представить, то есть те неповторимые состояния, которые можно только прожить. И вот только-только Золушка погрузилась в это состояние - бьют часы, надо бежать, и ее охватывает ужас от того, что, может быть, все закончилось навсегда.
А кроме этой сцены - встреча с принцем после разлуки. Здесь мы танцуем большое романтическое адажио, не радостное, а щемящее. Когда люди долго не виделись и наконец-то встретились, они испытывают не радость, а внутреннюю боль от того, что так долго были разлучены и могли никогда больше не найти друг друга.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пн Фев 06, 2006 12:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005020607
Тема| Балет, БТ, «Золушка», Персоналии, Ю.. Посохов,
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Свобода для танца
Где опубликовано| «Ведомости»
Дата публикации| 20060206
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2006/02/06/102486
Аннотация| Хореографической фантазии Юрия Посохова с лихвой хватило на три часа музыки Сергея Прокофьева

То, что “Золушке” уготована роль гвоздя нынешнего балетного сезона, стало ясно задолго до премьеры. Во-первых, полнометражные трехактные балеты не рискуют ставить нигде в мире уже лет двадцать. Во-вторых, международная бригада постановщиков сразу же обнаружила радикализм намерений. У главной героини нет национальности и эпохи — она существует вне времени и пространства. Но живет понятиями сегодняшнего дня: сама выбирает свою судьбу, лихо скатываясь на руки принца по перилам.
С тех пор как в середине 1970-х со сцены Большого исчезла постановка Ростислава Захарова (он первым поставил этот балет Прокофьева в 1945 г.), никому из хореографов не удавалось создать эталонное сценическое воплощение “Золушки”, в котором естественно сплавились бы гротескные ужимки и щипки Мачехи и сестер с метафизическими взлетами “Звездного вальса”, легкомысленное щебетание фей времен года — с неумолимостью уходящего времени. В наши дни практически не осталось хореографов, которые были бы способны просто “оттанцевать” три часа партитуры Прокофьева — каждый начинает постановку балета с ножницами в руках, перекраивая музыку на свой лад.
Предлагая “Золушку” Юрию Посохову, Большой театр рисковал — в послужном списке хореографа до сих пор значились только одноактные балеты. Однако дебютная “Магриттомания”, которую два года назад Посохов перенес в Москву из Балета Сан-Франциско, демонстрировала, как естественно и свободно он умеет обращаться с формой, как разнообразна и при этом лаконична его хореография. Выбрав в соавторы режиссера Юрия Борисова, немецкого архитектора Ханса Дитера Шааля и художника по костюмам Сандру Вудл, с которой он уже сотрудничал в Сан-Франциско, Посохов уделил внимание композиционной выстроенности всего проекта. Успех спектакля обеспечило единство всех его компонентов (немалая его доля — заслуга оркестра, не по-балетному звучащего под руководством Александра Ведерникова).
Но, не пожертвовав ни тактом музыки Прокофьева и сохранив очертания классического сюжета, постановщики сочинили свой спектакль — о мечтателях, живущих на других планетах, и об их взаимоотношениях с пространством и временем. Только золушкам в современном мире покровительствует не волшебная фея, а Сказочник, которому придано портретное сходство с самим композитором. Это он посылает Золушку (чтобы мечтать о принце, вовсе не обязательно быть безответной жертвой, покорно сносящей затрещины, — она вполне способна постоять за себя) в семейку Мачехи и злобных сестриц. Он же, пролетев над сценой на велосипеде, появляется в их доме под видом почтальона с приглашениями на бал, он превращает тыкву в транспортное средство, он управляет ходом времени, а в финале исчезает в кратере Луны.
Звездно-лунный мир воспроизвел на сцене Ханс Дитер Шааль (в свободное от архитектурных проектов время выпустивший книгу о Луне). Он же придумал выкатывающиеся павильоны, а для финальной сцены бала выстроил огромную белоснежную лестницу.
Тем не менее сцена почти все время остается свободной для танца. И в спектакле, насыщенном огромным количеством игровых деталей, действие практически не останавливается для того, чтобы разъяснить события. Даже чашки, ложки и чайники пускаются в пляс с Золушкой.
Посохов принадлежит к той (почти утраченной) породе хореографов, чья фантазия не иссыхает, когда ему приходится манипулировать кордебалетным взводом. Разнофигурные ансамбли — от pas de quatre кузнечиков и стрекоз до танца лошадок — удаются ему даже в большей мере, чем вариации и адажио главных персонажей. Поэтому главным героям (на премьере в партиях Золушки и Принца выступили звезды труппы Светлана Захарова и Сергей Филин) приходится соревноваться с исполнителями миниатюрных партий: спектакль становится бенефисом Геннадия Янина (Учитель танцев), Анастасии Винокур и Лолы Кочетковой (сестры Золушки), Екатерины Крысановой (Осень), Нелли Кобахидзе (Зима), Алексея Лопаревича (крошечная партия Метлы).
Но стиль Посохова обнаруживает и генетическое родство с подчеркнуто театрализованным стилем труппы Большого, в которой он когда-то начинал свою карьеру. Благодаря ему хочется не ужасаться, а восхищаться этими традициями.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пн Фев 06, 2006 3:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020608
Тема| Балет, Бт, «Золушка», Персоналии, С. Филин, С. Зхарова, Е. Крысанова
Авторы| Александр ФИРЕР
Заголовок| ПОД ОВАЦИИ ВНИЗ ПО ПЕРИЛАМ
Где опубликовано| «Вечерняя Москва»
Дата публикации| 20060206
Ссылка| http://www.vmdaily.ru/main/viewarticle.php?id=20645
Аннотация|

Илл.: Елена ФЕТИСОВА, ГАБТ

На Новой сцене Большого театра прошла премьера нового балета в хореографии Юрия Посохова и режиссуре Юрия Борисова. Авторы постановки хотели напомнить и о самом Прокофьеве, и о мрачном времени, в котором он жил. Однако первый спектакль показался сыроватым.
Мистериальная идея художника Ханса Дитера Шааля о взаимопроникновении галактик и холоде одиночества созвучна тревожной музыке Прокофьева. Этот блестящий ход не нашел адекватного воплощения в режиссерском решении: оно не столь космическое, все-таки следует обычному сюжету сказки.
Если не считать фигуру Сказочника (то бишь Прокофьева): он обитает в планетарной сфере с лунным кратерным пейзажем и исчезнет там в конце спектакля. Он – режиссер происходящего, он раскачивает маятник, летает почтальоном на велосипеде, манипулирует марионетками своего межгалактического театра.
А может, это планета состарившегося Маленького принца с розой-Золушкой. Есть тут и кэрролловские зазеркалья. Раздвигающиеся створки гигантских шкафов утаскивают героев в параллельные миры: в дом мачехи, рай балетного класса, замочную скважину, перед которой оказывается любопытная Золушка.
Сопровождает героиню длинноклювый квартет воронов – стражников времени, чьи крылья превращаются в стрелки циферблатов, по-хичкоковски заполняющих сцену.
Трехактный балет – не фунт изюма для хореографа! Не все получилось, есть и пустоты. Провисают сцены с Голубым ангелом и Оперной дивой. Марлен Дитрих с толстыми открытыми бедрами что-то невнятно и вульгарно изображает под аккомпанемент стройных ножек девиц под приподнятым занавесом. А Мария Каллас открывает кричащий «мунковский» рот, стоя на рояле, к крышке которого она привязана гибким тросом.
Проходным оказывается и эпизод, когда Принцу на вакантную должность Золушки подсовывают, как в калейдоскопе, японку, русскую, итальянку и даже… учителя танцев.
Есть и удачи. В дуэтах Принца и Золушки – интересные находки и красивые куски: чего только стоит затяжной поцелуй-перекатывание по авансцене.
После перенесенной травмы уже в прекрасной форме всеобщий любимец Сергей Филин (Принц). На балу он появляется в белоснежном мундире, съезжая по перилам лестницы под гром аплодисментов. Он чуток в лирически гармоничных дуэтах со Светланой Захаровой (Золушка), в очередной раз восхитившей своими красивыми линиями и выразительными стопами, кстати, обцелованными Принцем.
Захарова трактует свою роль необычно – ее Золушка современна, решительно отстаивает метлой свой суверенитет в склоках с мачехой и сестрами. А попадая во дворец, вовсе не выглядит бедной родственницей: царицей бала прыгает прямо на руки Принца! Симпатично поставлены танцы друзей Принца на огромной лестнице: будто по-джазовому скачут септаккорды на нотном стане партитуры. А скетчевый юмористический урок танцев для сестер Золушки, похожих на возлюбленную Шрека, – готовый номер для «Аншлага», если, конечно, согласится Регина Дубовицкая. Блеклая получилась Мачеха.
Серой массой смотрится светская тусовка на балу. В безликом исполнении Времен года (исключение – Екатерина Крысанова – Осень) их хореография кажется однообразной.
Вообще впечатление, что балет подавлен вселенской партитурой Прокофьева. И получился безадресным. Для взрослых – недотягивает, для детей – скучноват.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пн Фев 06, 2006 3:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005020609
Тема| Балет, БТ, «Золушка», Персоналии, Ю.. Посохов,
Авторы| Владимир КОТЫХОВ
Заголовок| Грузите апельсины бочками
Где опубликовано| «Московский комсомолец»
Дата публикации| 20060206
Ссылка| http://www.mk.ru/numbers/2025/article69274.htm
Аннотация| “Золушка” в Большом трещит по швам



Если кто-то хочет увидеть апельсины величиной с футбольный мяч, срочно в Большой театр, на премьеру балета “Золушка”. Таких цитрусовых нельзя было лицезреть даже в годы советского прошлого на ВДНХ. Но не только за шедевры бутафорского мастерства любим мы главный театр страны, а еще за экспериментаторский пыл и стремление скрестить такое, что трудно скрещивается. В “Золушке” создатели оттянулись по полной, здесь есть кое-что от старой сказки о девочке-замарашке, от голливудских музыкальных комедий, а среди действующих лиц сам автор балета, композитор балета Сергей Прокофьев.
В предпремьерных рассказах создатели — хореограф Юрий Посохов и режиссер Юрий Борисов — ссылались на биографию композитора, говоря, что именно его трагическая судьба и станет главной темой их “Золушки”. Персонаж такой в спектакле есть, может, и сказочник, а может, и композитор (Виктор Барыкин). Но по части судьбы сплошной туман. В начале спектакля глубокомысленно сидит на огромном шаре (земном), а в финале влезает в него через дыру, вроде как в вечность. Эффектно пролетает над сценой на велосипеде, качается на маятнике, когда начинается трагический бой часов. А еще опекает Золушку. Но это лишнее. Той Золушке, что предстает в спектакле, ничья опека не нужна. Светлана Захарова в главной роли — девушка столь крутого нрава, что сама кого хочешь забьет. Что и демонстрирует в третьем акте, разгоняя метлой надоевших ей домочадцев. Внешне госпожа Захарова выглядит роскошно — элегантная, с удлиненными линиями, холодная, как истинная прима. Не Золушка, а современная бизнес-леди. Стряхнула раза два несколько пылинок с зеркала — вот и все ее трудолюбие.
Но главная беда балета — это отсутствие танцев. Случается же такое, вот балет, а танцев нет, есть лишь некий набор стандартных балетных па. Так, в сцене бала, где все должно кипеть энергией и кружиться в вихре танца, несколько сиротских кордебалетных пар и огромное пространство сцены, никем и ничем не заполненное. Не спасает и огромная белая лестница, заимствованная из голливудских мюзиклов. Но ведь у них-то все танцует, а здесь все жмется по углам. Нечто вроде танцевальных экзерсисов появляется в финале, когда Золушка и Принц, немного покатавшись по сцене и устав от этой производственной гимнастики, прижмутся друг к другу, изображая нечто вроде любовной истомы.
Есть в балете и еще один занятный момент, когда в начале второго действия на задник сцены вдруг проецируется лицо дирижера спектакля Александра Ведерникова. Мимика маэстро, увеличенная до пределов невозможного, вызывает испуг. Есть, конечно, и другие эпизоды, от которых в недоумении ерзаешь в кресле. Когда Принц в поисках Золушки случайно сталкивается с двумя балетными дамами, пародирующими Дитрих и Каллас, приставая к ним с хрустальным башмачком Золушки. Самое смешное, а именно: где и когда Золушка этот башмачок потеряла и как его нашел Принц, — еще одна загадка спектакля.
Есть в этой “Золушке” и стоящие моменты: красивый, настоящий балетный Принц — Сергей Филин, экстравагантная Мачеха (Мария Володина) и две ее дочери — душки-пышки, все в кудельках, аппетитные и резвые (Анастасия Винокур и Лола Кочеткова), стильная сценография (Ханс Дитер Шааль) и замечательный свет от Дамира Исмагилова. И, конечно, апельсины, которые в авоськах тащат с бала сестры Золушки. Маловато для трехактного балета. Хотя полноценным спектаклем новую “Золушку”, которая трещит по швам, не назовешь, скорее черновая заявка о намерениях создать оригинальный спектакль. Поражает и политика худрука балета Алексея Ратманского, под руководством которого балетные спектакли предыдущего и нынешнего сезонов, если их оценивать по пятибалльной системе, удостаиваются тройки. “Золушка” Посохова очков театру не добавила. Хотя приглашение Юрия Борисова в качестве режиссера — положительный момент.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пн Фев 06, 2006 3:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020610
Тема| Балет, БТ, «Золушка», Персоналии, Ю. Посохов, С. Захарова
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Королевский посыльный
Где опубликовано| «Итоги»
Дата публикации| 20060206
Ссылка|http://www.itogi.ru/Paper2006.nsf/Article/Itogi_2006_02_04_23_5621.html
Аннотация| В Большом театре показали "Золушку"

В новой "Золушке" Большого театра сладость сказки исчезла бесследно
(Фото: ДАМИР ЮСУПОВ/БОЛЬШОЙ ТЕАТР)

Идея сделать из балета Прокофьева "Золушка" версию дневников композитора выглядела угрожающе, но после чтения либретто выяснилось, что радикальных решений не будет. Ставить спектакль пригласили из Балета Сан-Франциско бывшего солиста Большого Юрия Посохова, в 1992-м уехавшего на Запад и сделавшего там хорошую карьеру. То есть "Золушка" могла бы быть и его личной историей, так или иначе украшенной сказочными обстоятельствами. Но проведенные вне России годы научили Посохова не увлекаться личным, и, вернувшись домой, он призвал на помощь корректирующую команду - знаменитого сценографа Ханса Дитера Шааля и давнюю партнершу, художника по костюмам Сандру Вудл. Эти трое сделали очень гармоничный балет без оглядки на мифическую "особую стать" Большого.

В спектакле мечтательный Прокофьев с желтым шарфом на шее совмещал роли автора, феи, королевского посыльного и прочих демиургов. Дидактизма и навязчивости в его миссиях не было, разве что мелькнула небольшая претензия поначалу, когда он восседал на астероиде Маленьким принцем. В эту же планетку композитор уполз в финале, справедливо решив, что, чем упорным трудом устраивать чужое счастье, лучше поберечь собственное, даже если с ним как-то не очень...

Не топорщилась в спектакле и обруганная балетными поколениями музыка Прокофьева, а вальс второго акта просто идеально попал в точку. В самом деле, что могут в балете делать под вальс? Танцевать вальс. При этом зловещую прокофьевскую тему относительности счастья обычно игнорируют, словно не слышат. В новой "Золушке" Сандра Вудл одела дам на балу как див из "Гибели богов" Висконти. Подчиняясь этой эстетике, они заостряют движения и становятся как будто составленными из углов - локтей, коленей, стрижек; сладость сказки исчезает бесследно. Здесь же, на балу, громоздится широкая 30-метровая лестница, и герои время от времени съезжают по перилам или летают по ступенькам к ужасу балетных артистов, берегущих ноги пуще глаз.

При всем том в трех актах много юмора. Знакомя публику с мачехой и злюками сестрами, Посохов вставляет в балетный текст шутки "для своих" - точные цитаты из классических "Лебединого озера", "Видения розы" и "Жизели". В поисках Золушки принц со всем своим мальчишником "скачет" на лошадках - девушках кордебалета в кожаных ковбойских шляпах и с хвостами из правильного места. Принцу предлагают вечный набор балетных "невест" - испанку, восточную красавицу и, под хохот зала, насмерть перепуганного учителя танцев мужского с виду пола. В этом же наборе присутствуют обещанные в анонсах Марлен Дитрих и Мария Каллас, но то ли портретное сходство сильно подкачало, то ли персоны здесь не имели значения, но с ними-то как раз фурора не получилось. Так, невнятные украшательства.

Прима Большого Светлана Захарова, будучи прекрасной незнакомкой на балу, заточила себя в свой обычный жесткий корсет первой леди. Зато Золушкой была очень славной - оправляла фартучек, воинственно сражалась метлой и вытягивала идеальной формы стопы утюгами.

Что в итоге? Нежный, светлый, изобретательный без резкостей спектакль мирового качества, на который вопреки прогнозам можно идти с детьми. Взрослым же рекомендуется как верное средство от депрессии и повод для оптимизма. Хотя бы относительно репертуарной политики Большого балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пн Фев 06, 2006 4:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005020611
Тема| Балет, БТ, «Золушка», Персоналии, Ю.. Посохов,
Авторы| • Ольга Гердт
Заголовок| НИ СЕБЕ, НИ ДЕТЯМ
Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20060206
Ссылка| http://izvestia.ru/culture/article3067775
Аннотация| Балет "Золушка" в Большом театре

Золушку" Сергея Прокофьева где только и кто только не ставил, но к идеалу, кажется, не приблизился никто - все что-нибудь хорошим танцорам, режиссерам и хореографам да мешало. Той "Золушке", премьера которой только что прошла в Большом, не по размеру оказалась музыка Сергея Прокофьева: тьма-тьмущая персонажей, космические декорации одна другой затейливей потонули в ней, как песок в море, которое ни заполнить, ни выпить. Особенно если залпом.

Ворчать вроде грех - поди напридумывай такого: чтоб планеты летали над сценой и катались по ней, как детские шары; чтоб почтальон летал по воздуху на велосипеде, как сильфида; чтоб из гигантских шкафов вылетали кузнечики и стрекозы, а прозрачные чашки из кухонного сервиза и дядька-метла вальсировали с Золушкой; чтоб Марлен Дитрих разъезжала, сидя на стойке бара, а Мария Каллас (Оперная Дива) - на рояле; чтоб придворные жонглировали апельсинами, Сказочник раскачивался на маятнике, а по сцене носились не поддающиеся пересчету часы, лошади и вороны.

Но и радоваться, как выясняется, особенно нечему: как только секундное изумление очередной находкой проходит, приходится констатировать, что все это не только напоминает что-то уже в глубоком советском детстве виденное (например, липнущие к дворцовым воротам Вороны - киносказку "Снежная королева"), но и повисает в пространстве спектакля, как петли, к которым нет пуговиц, или деревья, за которыми леса, увы, не видать категорически. Буйная фантазия хореографа Юрия Посохова, режиссера Юрия Борисова, художников Ханса Дитера Шааля (сценография) и Сандры Вудл (костюмы в стиле 30-х годов) ими же постоянно урезается и купируется.

Вот придумали затейники, что Золушка - это Горничная, которая живет на некоей планете со Сказочником, отправляющим ее в сказку, но ничего про их отношения так и не объяснили. И поэтому, когда Горничная сначала кладет Сказочнику голову на плечо и жмется к нему так, словно она с ним состоит в неравном, но долгом и нежном браке, а потом бросает его ради первого попавшегося Принца - пусть даже такого прекрасного, игривого и летучего, как Сергей Филин, - это вводит зрителя в заблуждение. Девочка из сказки к своему старому другу так и не возвращается, и он, бедолага, как червяк в яблоко, заползает в свою Планету, одинокий и покинутый. Детям жутко, взрослым непонятно.

Или другая затея: придумали, что Принц, когда ищет Золушку, встречает сначала Марлен Дитрих (в костюме и роли из "Голубого ангела"), а потом Оперную Диву (смешно висящая над роялем и разевающая рот тетка) - и дальше ни влево, ни вправо! Как будто худсовет сидит в первом ряду и рубит идеи на корню. Гениальная находка с занавесом, открывающим ножки "герлс", ровненькие, как белые с черненьким клавиши рояля, пропадает, потому что эти ножки ничего не делают. А когда Оперная Дива, так и не примерив туфлю, швыряет ее Принцу, становится совсем непонятно: как же он может быть уверен, что Дива - не Золушка, если она туфлю не примерила?

Таких детских (и не детских) "зачем" и "почему" возникает множество. Почему Мачеха, как сирота казанская, сидит в кухне на дровах - ей, хозяйке, больше посидеть негде? Почему Подсолнухи, Снегири и Стрекозы в сюите "Времена года" вылетают из шкафа, а убегают за кулисы? Зачем огромный бутафорский стул спускают с неба на веревках, если на нем сидеть никто не собирается - так и улетает в небо снова через полминуты "ненадеванный"?

Даже сценки по-настоящему смешные - к примеру, та, где учит танцевать сестер Золушки приглашенный Учитель (отхвативший самые громкие аплодисменты Геннадий Янин); или та, в которой спрятавшиеся за ширмой с нарисованными платьями толстухи-сестры с мамашей выставляют принцу гипсовые ножищи такой величины, что на них не то что туфельку, сапожище не примеришь, - не спасают хореографа, наделившего всех персонажей неяркой и банальной лексикой. Изобретательности и фантазии чисто хореографической Юрию Посохову явно не хватает, а тут еще музыка, которой, как выясняется, - много, катастрофически много! И чем лучше она звучит (благодаря дирижеру Александру Ведерникову, доносившему партитуру со всей деликатностью и даже нежностью), тем хуже. Целые фрагменты пропадали неиспользованными или растраченными на какую-нибудь ерунду, как тот пресловутый, непонятно зачем с неба спустившийся стул.

Интересной хореографии так мало, что даже обаятельных и органично существующих в спектакле премьеров Светлану Захарову и Сергея Филина, разыгравших свой слегка инфантильный, но трепетный любовный сюжет, хочется похвалить, да не можешь вспомнить, за что. Вот и гадай теперь, кого водить на этот вроде бы стильный, вроде бы красивый, но ни себе, ни детям придуманный спектакль - ворон считать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пн Фев 06, 2006 9:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020612
Тема| Балет, БТ, «Золушка»
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Золушка из детского утренника
Где опубликовано| Сайт радиостанции «Маяк»
Дата публикации| 20060206
Ссылка| http://www.radiomayak.ru/culture/06/02/06/43391.html
Аннотация|

Главным героем балета "Золушка", поставленном в Большом театре хореографом Ю.Посоховым, балетный критик Майя Крылова считает музыку Сергея Прокофьева.

Крылова: Человеком недели я бы назвала композитора Сергея Прокофьева. Главное впечатление от балета "Золушка" - не хореография, а именно музыка. Фантастическая таинственность не очень-то вскрыта постановщиком Ю.Посоховым, который поставил детский утренник. А Прокофьев написал трагическую, драматическую, очень загадочную партитуру. Она не дышит оптимизмом. Это, как принято считать, обусловлено трудной жизнью композитора в 40-е годы прошлого века. Когда "Золушка" сочинялась, шла война. Прокофьев переживал из-за ареста первой жены. Даже в финальный happy end он вложил некую надежду с сомнением.

Форма волшебной сказки для него стала криком души и неким прорывом в нереальные дали. Он очень надеялся на то, что какие-то мотивы "Золушки" может быть когда-нибудь осуществятся в жизни и в стране.

Еще один человек недели, который помог балету "Золушка" появиться, это немецкий художник Ханс Дитер Шааль. Его фантазия породила качающийся маятник, на котором повисает сказочник, он же композитор Сергей Прокофьев, дарящий Золушке сказку. Сказочник, хозяин сказки, прикован к своему времени. Метафорический гротеск художника очень хорошо поработал на общую идею. Только поддержать его в этом балете некому. Разве что дирижеру Александру Ведерникову, достойно сыгравшему Прокофьева. Он стал третьим человеком недели.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Пн Фев 06, 2006 9:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020613
Тема| БТ, реконструкция
Авторы| Сергей Сыч
Заголовок| Большой, которого мы больше не увидим
Где опубликовано| «Российская газета»
Дата публикации| 20060204
Ссылка| http://www.rg.ru/2006/02/04/bolshoy.html
Аннотация| Эти снимки сделаны за несколько часов до начала реконструкции театра



В филиале Дома-музея им. А.А. Бахрушина и на Новой сцене Большого театра открывается уникальная фотовыставка Кирилла Курганова "Большой театр: кадры для истории. За несколько часов до начала реставрации".
З0 июня 2005 года на исторической сцене был дан последний перед реконструкцией спектакль - опера М. Мусоргского "Борис Годунов". Один из ее персонажей Пимен спел свое: "Еще одно последнее сказанье - и летопись окончена моя", а в ночь с 1 на 2 июля 2005 года началась новая история Большого - его реконструкция. На выставке показаны многочисленные интерьеры, их детали, а также многое из того, что публика Большого театра никогда не видела. Это одна из колонн северного портика прежнего театрального здания (1825 года) архитектора Осипа Бове, находящаяся теперь на арьерсцене (задней части сцены), шестиметровая 3-ярусная люстра, ради которой, может быть, кто-то и пришел один-единственный раз в Большой. С высоты 21 метра люстру опустили вниз, чтобы извлечь 288 электрических лампочек, разобрать на тысячи хрустальных деталей и бережно, вместе с каркасом, сохранить это "чудо света" для театра будущего.
Еще один уникальный кадр - демонтаж знаменитого занавеса. За более чем 200-летнюю историю Большого театра их было четыре. Последний занавес, всем нам хорошо знакомый, весом более 1,5 тонны и размером 500 кв. м, выполненный из шелка и расшитый золотыми нитями с буквами "СССР", с серпом и молотом, украшал сцену ровно полвека. Этот занавес, созданный по эскизам выдающихся театральных художников Федора Федоровского и Михаила Петровского, представляет собой подлинное произведение искусства.
Перед взором посетителей выставки предстанет и фотография звонницы, какой нет ни в одном театре мира. Колокола (а их 40) подобраны по тональностям, и самый крупный весит более 5 тонн. Эту звонницу во всей красе мы слышали в операх "Борис Годунов", "Жизнь за царя", "Князь Игорь"...
Уникальность фотографий этой выставки еще и в тех ракурсах: "Царская" ложа с галерки или Москва глазами Аполлона, гордо управляющего колесницей на портике Большого театра. В более раннем варианте здания театра (открытого в 1825 году) эта квадрига Аполлона была алебастровая и погибла во время пожара 1853 года. Архитектор Альберто Кавос пригласил к сотрудничеству скульптора Петра Клодта, который создал шестиметровую бронзовую квадригу. Этот портик - настоящий шедевр, один из главных символов Большого театра.
Каждый снимок на этой выставке уже стал историей, и остается надеяться, что новая история Большого станет достойным продолжением великого прошлого Большого театра России.
Организаторы выставки - Большой театр, музей имени А.А. Бахрушина, радиокомпания "Маяк", "Российская газета".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Вт Фев 07, 2006 12:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020701
Тема| Балет, Ковент-Гарден, «Жар-птица», Открытая репетиция, Персоналии, М. Мэйсон, Д. Маклири, Т. Суареш, Р. Маркес
Авторы| Татьяна Кузнецова Фото: Александр Зайцев / Коммерсантъ
Заголовок| Залетные "птицы"
Где опубликовано| «Коммерсант»
Дата публикации| 20060207
Ссылка|
Аннотация| Репетиция "Жар-птицы" в Королевском балете Великобритании

Королевский балет Великобритании провел открытую репетицию балета Михаила Фокина "Жар-птица" – одной из частей "русской программы", которая займет доминирующее место в февральском репертуаре театра. Среди "друзей Ковент-Гардена" в зале Линбери оказалась ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.

Станцевав на конкурсе в Москве советский дуэт «Дианы и Актеона», Роберта Маркес и Тьяго Суареш продолжили изучение русского балета в Ковент-Гардене

На такие интимные вечера посторонних пускать не любят. "Друзья Ковент-Гардена" – это его постоянные зрители, не только любящие театр, но и поддерживающие его материально, за что им, как друзьям дома, полагаются разнообразные привилегии. Например, право зайти запросто (заплатив за вход символические 6-12 фунтов) на обычную репетицию и проследить, из какого сора рождаются сценические чудеса. Для обозревателя Ъ театр сделал исключение, разрешив посетить малую современную сцену Ковент-Гардена – сурово-черный и подчеркнуто аскетичный зал Линбери.
Репетицию вели британские аксакалы: Моника Мэйсон, поступившая в Королевский балет еще в 1958 году и доросшая до должности директрисы, и приглашенный репетитор Дональд Маклири, который стал премьером этого театра еще в 1959 году. Оба застали вполне дееспособную Тамару Карсавину – петербургскую балерину и приму дягилевских сезонов, осевшую в Лондоне с 1918 года, которой английский балет обязан не только непреходящей страстью к русской классике, но и достоверными версиями старинных балетов.
Строгая госпожа Мэйсон, изо всех сил старавшаяся выглядеть ласковой, представила пианиста, прочитала краткую лекцию о роли дягилевского балета в английской культуре и пояснила логику отбора балетов для "русской программы" (включает в себя баланчинские Ballet Imperial и па-де-де Чайковского, "Послеполуденный отдых фавна" Нижинского и "Жар-птицу" Фокина). После чего на сцене возникли солисты театра – рослый мосластый бразилец Тьяго Суареш в спортивных штанах и майке-безрукавке и Роберта Маркес, его крошечная соотечественница с мускулистыми ногами, изможденным личиком и в репетиционной пачке без лифа. В отличие от Парижской оперы, не принимающей инородцев в свои ряды, пока их не обработают в школе при театре, Королевский балет готов брать ведущих солистов из любых стран мира. Бразильской парочке, сделавшей отличную карьеру после IX Московского международного конкурса 2001 года (тогда неотшлифованные самородки внезапно отхватили соответственно золотую и серебряную медали), ныне предстояло освоить тонкости дуэта Ивана Царевича и жар-птицы, который они заучили по видео.
Репетиторы позволили артистам протанцевать дуэт до конца, а затем, щедро осыпая похвалами, принялись обтесывать детали, останавливая бразильцев через каждые несколько тактов. Положение корпуса, направление взгляда, мельчайшие движения кистей рук, тонкости поддержек – ничто не ускользало от внимания бдительных хранителей наследия. Старцы не чурались и личного показа – и аффектированный танец столетней давности проявлялся в их жестах и позах, бережно пронесенных сквозь эстетические бури ХХ века. Пояснения репетиторов удивляли запредельно-балетной наивностью и одновременно физиологической точностью: Тьяго запрещают держать даму за руки – только за запястья ("Ведь ее пальцы – огненные, они обжигают"), требуют отклоняться на поддержках, прикрывая рукой глаза ("Она же может ослепить тебя"). Кроткая малышка Роберта никак не может злобно дать по рукам своему партнеру, когда он хватает ее за талию,– и Моника Мэйсон в который раз показывает этот резкий, брезгливый, но чрезвычайно женственный жест, который передается из поколения в поколение со времен Карсавиной.
У нас так не репетировали никогда: ни в советские, ни в новорусские времена. Добиваться идеальной точности малейшего движения не в обычаях отечественного балета. У нас принято "ценить индивидуальность" и, подстраиваясь под прихоти или технические возможности очередной примы, жертвовать не только деталями, но и целыми комбинациями па. В результате стилистика любого исторического балета в России трансформируется до неузнаваемости – так, что фокинскую хореографию уже не отличить от балетов Мариуса Петипа, в полемике с которым этот радикал и затевал свою революционную балетную реформу. А вот в Лондоне уже в этом месяце бразильские аборигены будут танцевать исконно русские балеты точнее и адекватнее, чем их российские ровесники.


Солисты Королевского оперного театра "Covent Garden" Тьяго Суарес (слева) и Роберта Маркес (справа) во время выступления
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вт Фев 07, 2006 1:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020702
Тема| Балет, БТ, "Золушка", Прокофьев С.С., Персоналии, Посохов Ю
Авторы| Фомина О.
Заголовок| В Большом театре пропадают туфли. Но героиня балета «Золушка» свою обувку все же нашла
Где опубликовано| Комсомольская правда
Дата публикации| 20060207
Ссылка| http://www.kp.ru/daily/23654/49664/
Аннотация|

Золушка (слева - Светлана Захарова) и ее вредные сестры (Анастасия Винокур и Лола Кочеткова).
Фото: Фото Дамира ЮСУПОВА.

Возможно, для детей спектакль будет несколько тяжеловат. Но взрослым увидеть его непременно нужно!
Балет продолжается почти три часа. Партитура Прокофьева звучит без купюр. На сцене преимущественно черно-белые тона. В гигантские шкафы спрятаны сценографом кухня, зал для танцев, места обитания Весны, Лета, Осени и Зимы.

Современную Золушку (Светлана Захарова) с ее боевым характером не так просто заставить мести в горнице полы. Кастрюли она надраивает скорее из добровольного стремления к чистоте. И на бал отправляется в твердой уверенности, что Принц (Сергей Филин) будет ее... Для этого придуман хитрый ход. Захарова - Золушка съезжает по дворцовым перилам... прямо в объятия будущего монарха!

Правда, Принц оказался человеком с нестабильный психикой. После того как Золушка в спешке убегает с бала, он впадает в депрессию. И принимает за любимую сначала Марлен Дитрих, а потом и Марию Каллас (диву поместили на рояль, откуда она, как коршун, нависала над Принцем). От неминуемой женитьбы на другой спасает то, что у первой слишком большая нога, а вторая отказывается примерять чужую туфельку.

Еще один главный персонаж балета - Сказочник (Виктор Барыкин), он же фактически композитор Прокофьев, - обитает на своей отдельной планете (на сцене - гигантский шар с кратерами), пишет музыку и носит одежду желто-коричневого цвета (желтый был любимым цветом Прокофьева). Сказочник сам развозит приглашения на бал на велосипеде, легко парящем над сценой.

...Особая удача спектакля - это сестры Золушки. Эти роли отдали Анастасии Винокур, дочери известного пародиста, и Лоле Кочетковой, дочке бизнесмена Алимжана Тохтахунова. У девушек просто звездный час - в классическом репертуаре они заняты несильно, зато в эту постановку вписались великолепно. И веселы-задорны, и драматические таланты налицо, так что овации зрителей были вполне заслуженными.

По сюжету сказочного счастья сестрам не обломилось. Зато у Золушки с Принцем все прекрасно: не часто увидишь, как солисты балета целуются взасос на глазах у изумленной публики...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Вт Фев 07, 2006 7:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020703
Тема| Балет, БТ, «Золушка»
Авторы| Марина Борисова
Заголовок| Счастье по расчету
Где опубликовано| Сайт «Polit.Ru»
Дата публикации| 20060207
Ссылка| http://www.polit.ru/culture/2006/02/07/zolushka.html
Аннотация| Премьера «Золушки» в Большом театре

Предвкушение – один из самых прекрасных моментов контакта с искусством. В наибольшей степени это ощущается в ожидании премьеры балета под названием «Золушка». «Золушка» -- не только великая сказка французского литератора Шарля Перро и не только выдающийся балет советского композитора Сергея Прокофьева, это одна из великих утопий человечества, которое, невзирая ни на что, всегда хочет счастья. Прежде всего в искусстве, потому что в отличие от реальности, это счастье вечно.
Независимо от того, что на дворе 2006-й год и уже давно ясно, что в жизни счастья не будет, а искусству интереснее неприглядная действительность, чем обманчивая иллюзия, от премьеры «Золушки» все равно все равно ждешь чуда. Потому что это прекрасная история с прекрасным концом, в которой автор, уже вполне себе взрослый и немало перенесший в жизни человек, с непосредственностью ребенка смог выразить мечту так, что сомнения ее подлинности не возникало никогда. Грандиозный прощальный вальс на балу с его затаенной тревогой и страшным боем часов, предупреждающим о мимолетности счастья, с одной стороны и волшебные адажио Золушки и Принца, в которых время останавливалось, обещая вечное счастье, с другой – вот те полюсы истории, которые превратили прелестный, но простой сюжет о добродетельной скромнице в философскую притчу о том, что такое иллюзия и как много она значит в жизни человека.
Словом, ожидания премьеры «Золушки», имеющие самостоятельную ценность, были чрезвычайно высоки. И абсолютно не прагматичны – вопрос о том, что сегодня, возможно, и нет хореографа, который мог их воплотить, не смущал. Нет, чудо в современном балетном театре возможно, и им была «Золушка» Алексея Ратманского в Мариинском театре (2003). Правдоподобно живая история о героине нашего времени, рассказанная языком современного танца и современной сценографии. В финале Золушка и Принц удалялись в сторону восхитительной садовой перспективы, напоминавшей о другой великой эпохе грез -- эпохе «Мира искусства», и казалось, что начинается новая страница российского балетного театра.
Юрий Посохов дебютировал в Большом как хореограф «Магриттоманией» (2004) – спектаклем взвешенным, рассчитанным и холодным, где безликость танца компенсировалась масштабными декорациями, воспроизводившими полотна абсурдиста Магритта, и чрезвычайно интересной музыкой Юрия Красавина, ставшей главный действующим лицом постановки. В новой «Золушке» -- тоже рассчитанной и холодной -- музыка Прокофьева также осталась главным действующим лицом. К нему добавилась еще группа лиц, претендующих на то, чтобы называться действующими. Прежде всего, сам автор Прокофьев в очках и с листами бумаги, выступающий в роли гида-сказочника-отца и покровителя героини. Он обитает на Луне, но спускается с ее шара, чтобы придумать историю о девушке, нашедшей свое счастье. Второе действующее лицо – дирижер Александр Ведерников, изображение которого (прямая трансляция съемки) появляется на вступлении ко 2 действию. Для открытия бала – самое то: он тоже в очках, только в черном фраке и с палочкой. Третьим действующим лицом стал отличный танцовщик Геннадий Янин, дающий урок сестрам Золушки.
Помимо одушевленных лиц на сцене есть и другие – например, три черных шкафа, в которых умещается жизнь в доме мачехи и откуда выпархивают персонажи сюиты времен года, одаривающих Золушку необходимой для бала экипировкой. Кроме того, шикарная белая лестница а ля Голливуд -- главный персонаж бала, на котором героиня стала воплощением американской мечты. Оранжевые тыквы – большие и малые, черные циферблаты и черные, дружественные героине вороны, которые манипулировали этими предметами и эффектно смотрелись на белых ступенях. Словом, Ханс Дитер Шааль сделал все, чтобы глаз, разглядывающий функционально корректную сценографию, не очень скучал. А режиссер Олег Борисов – все, чтобы зрелище одновременно было засчитано и за драматический спектакль, из которого зритель уносил в памяти двух самых харизматичных Золушек XX-го века – Марлен Дитрих как Голубого ангела и Марию Каллас как манерную примадонну – они встретились принцу в поисках героини затем, чтобы он примерил на них туфельку, оставленную на белой лестнице. Еще запоминается последний ход спектакля – заползающий в лунных шар Прокофьев в желтых брюках, сделавший свое дело.
Не запоминается только танец. Во-первых, его мало – все больше пантомима, и начинается он, по большому счету, лишь во втором действии (в первом есть сюита времен года, где прием – вылезающие из шкафа персонажи – интереснее танца). Во-вторых, он весь состоит из общих мест: даже адажио Золушки и Принца остается в памяти не благодаря хореографии, а благодаря сочетанию сценографии, света и гениальной музыки. Танец Сергея Филина (Принц) живой, танец Светланы Захаровой (Золушка), как всегда, очень красив. Жаль только, что танцевать нечего. А если еще на грозную тему часов катать по полу тыкву, внутри которой спрятан циферблат, то выходит не только несерьезно, но и не страшно.

Наталия: Режиссером балета "Золушка" в Большом театре является Юрий Борисов – сын актера Олега Борисова (1929-94)


Последний раз редактировалось: Наталия (Ср Фев 08, 2006 4:13 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Фев 08, 2006 11:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020801
Тема| Балет, БТ, «Золушка»
Авторы| Александр МАКСОВ
Заголовок| Золушка – next
Где опубликовано| «Литературная газета»
Дата публикации| 20060208
Ссылка| http://lgz.ru/archives/html_arch/lg052006/Polosy/9_1.htm
Аннотация|



Первую неделю февраля балетная Москва жила в объятиях Золушки. Эпохальный балет Сергея Прокофьева не шёл на сцене Большого театра более тридцати лет. И хотя его сценические ипостаси возникали манием руки то Владимира Васильева, то Олега Виноградова, то Вячеслава Гордеева, главная сцена страны лишь тосковала по несбывшемуся желанию Юрия Григоровича воплотить свои интересные замыслы или В. Гордеева – возродить к жизни «Золушку» Ростислава Захарова, признанную советской классикой.
Муза распорядилась иначе: оригинальную версию «Золушки» показали экс-премьер большого балета, ныне представляющий Сан-Франциско, Юрий Посохов (хореограф, основывающийся на лексике классического танца), Юрий Борисов (автор новой редакции либретто и режиссёр), Ханс Дитер Шааль (сценография), Сандра Вудл (костюмы). Сложная партитура балета оживает под взмахами дирижёрской палочки Александра Ведерникова. Так что спектакль вполне может быть назван коопродукцией, сближающей Восток с Западом.
Канва излюбленной сказки Шарля Перро прослеживается. Как ни странно, при вполне авторском подходе постановщиков (улавливающих в звуках музыки биографию Прокофьева) сохранены и тыква-карета, и даже размножившиеся часы, неотвратимо отбивающие роковые удары. Вот только заглавная героиня предстаёт в неожиданном свете. Поначалу это всего лишь горничная композитора-волшебника (Виктор Барыкин и Андрей Меланьин), которому предстоит сыграть в судьбе отнюдь не беззащитной девахи роль доброй феи. Впрочем, учитывая «психологию характера», можно и не сомневаться, что напористая героиня непременно и сама выбилась бы «в люди» без всякой посторонней помощи. Не зря же она и с Воронами (новые персонажи) браво воюет, да с призывным пластическим кличем по-ковбойски лихо скатывается по перилам парадной дворцовой лестницы... прямо в руки Принца.
Однако появилось и нечто, способное возникнуть, по-видимому, только в антураже Золушки-next.
В поисках любимой Принц из вневременного космического пространства сказки, декларированного авторами спектакля, оказывается подле абсолютно реальных Марлен Дитрих, окружённой мюзик-холльными гёрлс (не лишённая вульгарности рефлексия фильма «Голубой ангел»), и Марии Каллас, которая, водрузившись на рояль и повисая над ним, оглушает бедолагу Принца своим демоническим bel canto. И всё только для того, чтобы вызывающе отшвырнуть протянутую ей туфельку-пароль.
За три месяца работы над спектаклем подготовлено три состава исполнителей: Светлана Захарова, Екатерина Шипулина, Анастасия Яценко (Золушки), Сергей Филин, Дмитрий Белоголовцев, Дмитрий Гуданов (Принцы). Подлинными драгоценностями сверкнули актёрские работы Геннадия Янина (Учитель танцев), Анастасии Винокур и Лолы Кочетковой (Сёстры), без которых эта версия балета просто немыслима.
Показав четыре премьерных спектакля, Большой театр простился со своей новой «Золушкой» на несколько месяцев.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Фев 08, 2006 11:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020802
Тема| БТ, Реконструкция
Авторы| Майя Крылова Фото Кирилла Курганова предоставлены организаторами выставки
Заголовок| Атмосфера ностальгии
Где опубликовано| «Независимая газета»
Дата публикации| 20060208
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2006-02-08/8_atmosphere.html
Аннотация| Как выглядело старое здание Большого театра в ночь накануне закрытия

Сколько можно было удерживать покосившееся здание?

Последним балетом, показанным в Большом театре накануне закрытия на реконструкцию, было «Лебединое озеро». Последней оперой – «Борис Годунов». В ночь середины лета, когда со сцены снимали знаменитый занавес с серпами и молотами, готовя его к хранению на складе, за кулисы пришел фотограф радиостанции «Маяк» Кирилл Курганов. Теперь выставка фотографий «Большой театр. Кадры для истории» открылась одновременно на Новой сцене Большого и в Доме–музее Ермоловой (филиал Театрального музея).
В принципе, запечатлеть театральное закулисье в репортажной съемке – идея вполне тривиальная. Так много раз снимали и до Курганова. Его преимущество в том, что он оказался в нужном месте в нужный момент. И запечатлел ситуацию рубежа: финал сто пятидесятого театрального сезона и всей эпохи до капитального ремонта, плавно перетекающий в начало глобальных перемен.
Смотреть эти работы интересно, зная контекст съемок. Тогда на лица артистов глядишь с внушительной долей воображения: а вдруг это не просто заслуженные и народные в гриме, а нечто большее?
Например, певица Ирина Долженко в «Борисе» – муза оперы, уходящей из здания на большой срок. Танцовщик Владимир Непорожний, позирующий перед камерой – знак нелегкой судьбы балета, эмигрирующего на другую сцену. Тогда и спина Аполлона со знаменитой квадриги, снятая из окна театра, кажется сутулой от забот. А лицо атланта, поддерживающего ложу в зрительном зале, и вовсе кривится от непонятной эмоции. Ведь гиганту пришлось смотреть, как спускали с потолка громадную люстру и что-то делали с бархатными креслами. С другой стороны, скульптуре не грех и порадоваться – сколько можно было удерживать покосившееся здание? А Бетховенский зал, временно превращенный в буфет? (так под снимком и написано). А последний взгляд на гардеробы на ярусах? Ведь их больше не будет...
Правильно кто-то сказал на открытии: «У каждого свой билет в Большой». Одному милей царская ложа, другому – буфет с коньяком. Артисты балета вспомнят репетиционный класс, в котором так удобно закинуть ногу на палку и поговорить в этой позе по мобильнику. А балерина Надежда Грачева узнает себя на фоне проржавевшего закулисья, перед последним балетом в старом ГАБТе, еще со стаканом чая в руках, но уже в лебединых перьях на голове…

Большой театр на снимках Курганова кажется одиноким. Но его деятели на вернисаже излучали оптимизм. Руководитель оперы Маквала Касрашвили рада ремонту, потому что ждет – не дождется «театра XXII века», напичканного современными технологиями. Заместитель генерального директора Антон Гетман строит планы: не успела опера «Борис Годунов» уйти со старой сцены, как ее запускают на Новую, причем не просто так, а в подновленном виде. Что необходимо, если учесть, насколько меньше расстояние от актера до зрителя на Новой сцене. Это в громадном старом здании артистам хора можно было выйти на сцену в «Борисе» с бородами на резинке. Теперь такой номер не пройдет. Надо доставать эскизы художника Федоровского, приводить в порядок и декорации, и костюмы.
Конечно, и театр отреставрируют, приведут в порядок. Но пыль кулис прежнего Большого после ремонта никто уже не почувствует. Не увидит обветшалого, покрытого патиной веков здания, с кошками, постоянно живущими под сценой, не ощутит усталый пульс древнего дома, озабоченного производством арий и танцев на музыкальной фабрике грез России. Не будет того театра, в котором даже табличка «Не курить!» обрамлена виньетками, а древняя надпись «Уходя, гасите свет» накарябана на колонне Бове в арьерсцене.
В театре будет лучше и чище, но все, кто запомнил ГАБТ до ремонта, вряд ли избавятся от ностальгии. А фотографии донесут чувство до потомков.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Ср Фев 08, 2006 11:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2006020803
Тема| Балет, «Лебединое озеро», История постановок
Авторы| Элеонора Паску ПАРИЖ
Заголовок| «Лебединое озеро» танцуют... по Фрейду
Где опубликовано| «Эхо планеты»
Дата публикации| 20060202
Ссылка| http://www.explan.ru/archive/2006/6/s3.htm
Аннотация|


Смешанные чувства вызывает на Западе шедевр Чайковского «Лебединое озеро». После 1991 года здесь убеждены, что под беззаботный танец маленьких лебедей в Москве принято выводить на улицы танки. А некоторые утверждают, будто балет показывали по ТВ в день смерти Сталина, хотя уже трудно припомнить, были ли в 53-м году телевизоры у большинства москвичей..

Точку над «i» поставил хореограф Александр Пепеляев, который на «Бьеннале танца-2004» в Лионе заявил, что всякий раз, когда в СССР возникала политическая проблема или ждали дурных новостей, на экране телевизора появлялось «Лебединое озеро». Тем не менее три различные постановки культового балета, с небывалым успехом показанные недавно на парижских сценах, позволяют проследить его вековую историю, а некоторых театральных критиков с обостренным политическим чутьем даже заставляют насторожиться: не дурное ли это предзнаменование?
Театр «Шатле» припал к истокам: здесь в исполнении труппы Мариинского театра прошла классическая версия марсельца Мариуса Петипа и Льва Иванова 1895 года. Придирчивые критики отмечали «слегка старомодный академизм» этой хореографии, но публика по-прежнему восторженно аплодировала искусству звезд из Санкт-Петербурга, и прежде всего — Ульяне Лопаткиной. «Это «Лебединое озеро» — яркий образец великой традиции русского балета», — констатировала пресса. В «Опера-Бастий» идет «фрейдистская» версия спектакля, созданная здесь в 1984 году Рудольфом Нуреевым — гениальным танцовщиком, прах которого покоится на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем. Ну а старинный храм парижской оперетты — театр «Могадор» рискнул предложить публике привезенный из-за Ла-Манша «гей-вариант» балета, придуманный десятилетие назад британским хореографом Метью Боурном в лондонском театре «Сэдлерз Уэллс». В этом спектакле действие перенесено в Виндзорский дворец, а лебедей исполняют танцовщики-мужчины, бедра которых украшены перьями.
Кроме театроведов, сейчас мало кто помнит, что история самого популярного в мире балета началась с катастрофы. В 1877 году премьера «Лебединого озера» в Большом потерпела сокрушительный провал. Тогда критики назвали музыку, выражаясь по-современному, «нетанцевабельной». Сегодня они утверждают, что композитор «обогнал свое время». А Метью Боурн, кстати, заявил, что «Озеро» — «это лучшая музыка для танца, которая была написана когда-либо в истории, причем независимо от либретто». Позднее в Санкт-Петербурге ассистент Петипа — Лев Иванов переделал второй акт балета, а затем и всю партитуру. 27 января 1895 года прошла новая премьера, которой на этот раз сопутствовал оглушительный успех. Критики наперебой восхищались знаменитыми 32 фуэте итальянки Пьерины Леньяни, за которые сегодня ее проклинают все балерины мира. К тому времени Чайковский уже умер, но «Лебединое озеро» с тех пор не сходит с афиш.

Если славу балета измерять количеством его различных трактовок, то «Лебединому озеру» нет равных. Его ставили не только русские, но и немцы, японцы, кубинцы. Практически нет уважающей себя балетной труппы, в репертуаре которой не было бы «Лебединого озера». В нем танцевали Кшесинская и Павлова, Уланова и Плисецкая. Версия Михаила Фокина была показана во время дягилевских «Русских балетов», а вариант Сержа Лифаря увидела публика «Гранд-Опера». Первую киноверсию создал в Голливуде Джордж Баланчин, а первый балет на льду поставили в Нью-Йорке. Мужчины-травести из американского «Трокадеро де Монте-Карло» разыграли клоунскую пародию на штампы российского балета, а уже упоминавшийся Александр Пепеляев совместил танец с советскими пропагандистскими фильмами об уборке урожая и спортивных праздниках.
В чем же загадка беспрецедентного долголетия «Лебединого озера»? Конечно же, в том, что балет затрагивает вечную тему о трагическом уделе человека, который разрывается между реальностью и фантазией. Танцующая в минорном ключе Одетта олицетворяет любовь и нежность, тогда как мажорная Одилия воплощает желание и покорение. «Лебединое озеро», писал «Экспресс», это — «шедевр, отражающий противоречивость человеческих чувств и бездонность человеческой души». Белая и черная лебеди, которых исполняет одна балерина, что это: два разных персонажа или две стороны одного?
«Балет, похоже, говорит нам нечто такое, что мы о себе пока не знаем. Другими словами, он черпает свою силу в нашем подсознании», — считает руководитель балетной труппы Национальной рейнской оперы в Страсбурге Бертран д’Ат.
Но почему именно лебедь? По Фрейду, образ птицы олицетворяет подсознательное сексуальное желание. Некоторые философы-мистики считают, что лебедь — символ удовлетворенного желания, а его шею именуют «фаллической». Во многих легендах образ птицы сочетает одновременно мужской и женский элементы. Французский философ Гастон Башляр называл лебедя гермафродитом. «Эта птица — женщина, когда плывет в тихих водах, и мужчина, когда действует», — писал он. Как известно, Зевс, желая соблазнить Леду, принял образ лебедя. Недаром хореографы-политологи говорят об «автократическом рисунке» балета, в котором мужское агрессивное начало воплощено в существе женского рода. Наконец, существовало поверье, что нанесенная лебедем рана не смертельна, а куда хуже — лишает мужской силы.
С течением времени хореографы все чаще «читают» балет как историю не просто невозможного, но невозможного однополого влечения. Вариации на эту тему предложили швед Матс Эк, американец Джон Ноймайер, Рудольф Нуреев, француз Бертран д’Ат. Там, где простодушная публика классического балета прежде восхищалась патетической историей любви, нынешние «испорченные» хореографы усматривают болезненные наклонности принца Зигфрида. Если раньше критики видели на сцене борьбу между добром и злом, то сегодня балетмейстеры спорят о сексуальной ориентации персонажей.
Что это: порча нравов или признак толерантности? К такому толкованию, конечно же, подводила и трагическая судьба самого композитора, который, согласно многим свидетельствам, был гомосексуалистом и нес крест невозможной любви. В жизни Петра Ильича, как известно, были две женщины-лебедя: бывшая студентка Московской консерватории Антонина Милюкова, с которой он пережил недолгий брак, и меценатка Надежда фон Мекк, с которой он в течение 14 лет вел переписку, но так никогда и не встретился.

В 1976 году Джон Ноймайер поставил в Гамбурге балет «Иллюзии «Лебединого озера», в котором прототипом принца был Людвиг II Баварский — страстный поклонник как музыки, так и самого Рихарда Вагнера. Однако композитор, хотя и создал образ Валькирии, вел вполне заурядную семейную жизнь и как будто не ответил монарху взаимностью. После двух неудачных попыток брака со своими кузинами король, на фамильном гербе которого красовался, конечно же, лебедь, пустил на ветер государственную казну, и в результате заговора был отправлен в изгнание. В 1886 году во время вечерней прогулки в парке он утонул в озере Штарнберг вместе с сопровождавшим его врачом.
Самое первое «Лебединое озеро» отчасти было навеяно личностью баварского монарха, с которым Чайковский встречался в Байрейте в 1876 году. «Психоаналитический» балет Нуреева (1984) окончательно снял табу с вопроса о нетрадиционной сексуальной ориентации принца и обозначил переход от постановок, основанных на техническом совершенстве, к серии «психодрам», которую увенчал «Swan Lake» («Лебединое озеро») Метью Боурна. «Только англичанин мог так дерзко обойтись с классическим шедевром», — восторгаются парижские критики, которых трудно заподозрить в англофильстве. «Балет потрясает устои, — восклицают рецензенты. — Это спектакль года, который нельзя пропустить». А некоторые хроникеры, не колеблясь, называют британца «гениальным».
На сцене театра «Могадор» — Англия 60-х. Наследный принц по ночам грезит странным лебедем и отвергает сватающихся невест. Хрупкий юноша страдает от холодной королевы-матери и безуспешно пытается найти себя, в том числе в сексе. Он приходит на озеро, чтобы покончить с собой, но из воды выходит белый лебедь — мужчина его мечты, который заставляет принца забыть о мрачном намерении. В следующем акте эта птица в кожаных брюках (черный лебедь) на глазах у принца танцует знойный дуэт во дворце с королевой-матерью. Юноша от отчаяния теряет рассудок и попадает в психиатрическую больницу. А когда после лечения принц возвращается в постылый дворец, его настигает неожиданная, ошеломляющая гибель. «В завораживающем балете Метью Боурна разыгрывается не абстрактная, а вполне реальная драма, — писала «Монд». — Сегодняшние лебеди — мускулисты и жестоки, а наш век беспощаден к мечтательным принцам».
«Swan Lake» — балет-спектакль, в котором больше театральности, чем хореографии, а каждый танцор прежде всего — актер. «Я хотел создать не гей-вариант балета, как утверждают некоторые критики, — комментирует Боурн, — а скорее, драму другого, который не находит понимания вокруг».
Мужчины в женских ролях — отнюдь не новость. Это было еще в японском театре кабуки, а сегодня есть и у нас — в мужском балете Валерия Михайловского из Санкт-Петербурга. Лебеди-мужчины — не просто экстравагантность, у этого приема есть и практический смысл. «Шок стирает прежнюю память о слишком хорошо знакомом балете и освобождает воображение для новой хореографии и новых образов», — поясняет Боурн. Новое прочтение классики легко обозвать «богохульством». Но разве насыщение классического сюжета современными мыслями и чувствами — преступление? Ведь классическое произведение называют вечным именно потому, что оно живет в реалиях любой эпохи. «Шедевр романтического репертуара по-прежнему привлекает многие поколения зрителей, — констатирует «Фигаро-магазин», — и ему еще предстоят многочисленные интерпретации и громкие успехи». «Магия «Лебединого озера» заключается в том, что вокруг его персонажей можно сплести почти любые истории», — считает близкий сотрудник Нуреева — директор балетной труппы «Гранд-Опера» Патрис Барт. А Бертран д’Ат из Национальной рейнской оперы уверен: «Лебединое озеро» может еще немало нам поведать». И, судя по всему, он прав.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 3 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика