Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2010-06
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 10, 11, 12  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 29, 2010 9:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010062901
Тема| Балет, Премьера, Quatro, Персоналии, Леонид Сарафанов, Анастасия и Денис Матвиенко, Олеся Носова
Авторы| Ирина Губская
Заголовок| Танцы налево //
Солисты Мариинского балета показали в Петербурге свой проект

Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20100629
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2010-06-29/11_quatro.html
Аннотация|


Зрителей завлекали голыми мужскими торсами.
Фото ИТАР-ТАСС


Балет Quatro был поставлен для казанского Фестиваля имени Нуреева, где регулярно высаживается мариинский десант. А недавно танцовщики показали его на сцене Михайловского театра.

Идея спектакля явно навеяна громкими проектами Сергея Даниляна, только по принципу «самообслуживания»: танцовщики сами заказали себе мини-постановку на четырех исполнителей и два музыкальных инструмента, к тому же без оформления – своего рода концертно-гастрольный экономпроект. Ван Манен или Пети по силам разве что Лопаткиной; Бигонзетти или Дуато – театрам. Матвиенко–Сарафановы пригласили Эдварда Клюга, худрука Словенского национального балета в Мариборе, дуэт из балета которого Radio and Juliet Денис и Анастасия Матвиенко удачно тиражируют во всевозможных концертах. Музыку написал словенский же композитор Милко Лазар. Если для Казани главный мессия современного балета Георгий Ковтун, то и Клюг – вполне европейская величина. А в мусульманском обществе раздетые тела – уже революция (здесь костюмы как в «Радио», только мальчики без пиджаков, в одних брюках, а девочки также в корсажах и мини-шортах). Но дуэты семейные, так что все пристойно.

Теперь надо с этой собственности снимать сливки. Театральное агентство арендовало сцену Михайловского театра (обещанной мировой премьеры, понятно, уже не вышло). Добавили концерт – пристойный, из дежурного набора классических дуэтов, в роли «современной изюминки» – Юрий Смекалов и «Средний дуэт» Ратманского. Исполнителей, чьи имена на слуху, позаимствовали из Мариинки.

Концерт был неровный. Матвиенко в очередной раз не осилили стильное и технологичное Классическое па-де-де Гзовского–Обера. Евгения Образцова и Юрий Смекалов выясняли отношения при помощи табуретки. Виктория Терешкина внятно отрапортовала па-де-де из «Корсара», а Денис Матвиенко сочинил здесь свою трюковую редакцию. В па-де-де Баланчина–Чайковского Олеся Новикова и Леонид Сарафанов показали танец легкого дыхания, а Екатерина Кондаурова и Ислом Баймурадов – «Средний дуэт» точных и сумрачных тонов.

Административные эксперименты Дениса Матвиенко вытекают из его биографии: опыт приобщения к проекту «Королей», положение премьера Мариинки, наработки личных гастрольных маршрутов. И, похоже, осознание необходимости думать о будущем. Театр с большими спектаклями Матвиенко не слишком освоил, предпочитая карьеру концертирующего гастролера. Физические кондиции вызывают все больше вопросов, освоение нового стационарного репертуара требует привязанности к театру, а на трюки есть более азартные, молодые или академичные. Второму участнику проекта Леониду Сарафанову в своем театре жаловаться не на что – у него любые роли, и персонально «на него» поставленная «Ундина». Конечно, для рвущегося к работе виртуоза с мальчишеской фактурой могли бы еще поставить «Коппелию» или «Тщетную». Новый проект для него – «лягушачья перспектива». Тем не менее Сарафанов отвлекся на его подготовку от собственного бенефиса в театре (которые бывают не каждый день). Артист был представлен там объемно, в антураже больших спектаклей и грамотной программе, но, к сожалению, фон не блистал. В «Этюдах», недавно возобновленных, и, по идее, тщательно отрепетированных, кордебалет не может похвастаться слаженностью: в темноте он почти безупречен, но до тех пор, пока не приходится перемещаться по сцене.

Виктория Терешкина в своем соло показала безукоризненную механику и сухую тщательность танца («прямоугольник стремится стать кругом»), Денис Матвиенко – азарт по разнарядке, сам Сарафанов то экономил силы, то летал воздушным шариком.

Дебютом был баланчинский «Блудный сын», где рисунок спектакля у Сарафанова обещает больше, чем пока наработано. Зато дуэт с Олесей Новиковой в «Дон Кихоте» вышел на феноменальный уровень технической и эмоциональной согласованности.

А Quatro повторил пластику «Радио и Юлии» в формате затянутого концертного номера. Для классических артистов, не слишком знакомых с contemporary и танцтеатром, отсутствие летящих прыжков, смещенная вертикаль и невыворотные ноги – уже современный балет. Не самые глубокоэмоциональные артисты изображали «депрессивно-экспрессивные» переживания, многозначительно передвигались в пространстве (это с детским лицом Сарафанова и усталым видом вечного командировочного «с вокзала на вокзал» Матвиенко). Партнерш даже на плакат не поместили, завлекая зрителя исключительно голыми мужскими торсами. Олеся Новикова здесь чужеродный элемент – слишком гармонична. Ей сейчас вообще нет необходимости «ходить налево»: еще много чего есть сказать в репертуаре театра, в котором, кажется, артистке становится по силам практически все. Анастасия Матвиенко – другая история, по определению довесок к мужу, где яркая внешность – основной сценический аргумент.

Далее на подхвате у Дениса Матвиенко Михайловский балет. Раньше Фарух Рузиматов организовывал гастроли в Японию по схеме «я и подтанцовка». Теперь предстоит освоение Финляндии. Так что не удивит, если на предстоящих гастролях в Лондоне Сарафанов станцует Чиполлино. Мариинка все активнее «танцует налево»: Евгения Образцова в Театре Станиславского и Немировича-Данченко, Ульяна Лопаткина в Москве или Париже (тоже накануне бенефиса), недавно прошел коллективный чес Казань–Самара–Куда-там-еще. Интересно, кто останется в театре во время сочинской Олимпиады (если до нее дойдет дело) и как гастролеры из Мариинского балета будут там выглядеть (вспомним Ванкувер). Ведь если артист уходит налево, «то неизвестно, кому повезло». В смысле, что тех, кому повезло – просто нет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 29, 2010 11:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010062902
Тема| Балет, Премьера, Quatro, Персоналии, Эдвард Клюг, Леонид Сарафанов, Анастасия и Денис Матвиенко, Олеся Носова
Авторы| Игорь СТУПНИКОВ
Заголовок| Виртуозный квартет
Где опубликовано| "С.-Петербургские ведомости" № 117
Дата публикации| 20100629
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10267510@SV_Articles
Аннотация|

Создание одноактных балетов для танцовщиков-виртуозов становится явлением распространенным. Цель этих проектов – показать зрителям выдающихся танцовщиков современности в новом, порой неожиданном репертуаре

Идея очередного проекта принадлежит премьерам Мариинского театра Денису Матвиенко и Леониду Сарафанову. По их инициативе художественный руководитель Национального балета Словении Эдвард Клюг создал балет на музыку словенского композитора и дирижера Милко Лазара. Quatro (по-итальянски – «четыре») – так назван этот балет. Обычно названия хореографических опусов, сочиненных современными балетмейстерами, никак не соотносятся с их содержанием. Здесь же все математически точно: на сцене Михайловского театра, который любезно приютил новый проект, – четыре исполнителя, две супружеские пары, Денис и Анастасия Матвиенко, Леонид Сарафанов и Олеся Новикова.

Имя хореографа знакомо петербургским зрителям: несколько лет назад Эдвард Клюг поставил для Дениса и Анастасии Матвиенко концертный номер «Радио и Джульетта», нередко исполняемый танцовщиками в концертных программах. В балете Quatro хореограф стремится раскрыть человеческие взаимоотношения вне конкретного сюжета – бытовая реальность упразднена. Умение воплотить в танце эмоциональный отклик на музыку, пойти за рождающимися от ее звуков пластическими впечатлениями – вот что в первую очередь отличает искусство Эдварда Клюга, напоминающее творчество художников-импрессионистов. Интонации движений меняются ежесекундно, складываясь в сложную пластическую мелодию. Пластика исполнителей словно пульсирует, увлекая разнообразием эмоциональных оттенков.

Мир Quatro – это мир мегаполиса с его нервными ритмами, конфликтами и непредсказуемостью. Каждый персонаж балета наделен своим характером, индивидуальными чертами. Герой Дениса Матвиенко – мужественный, отчаянный горожанин, ему свойственны и беззаботность и решительность. Олеся Новикова создала образ женщины суровой, не умеющей прощать. Кажется, что в сердце она затаила обиду, которая не дает ей сил обрести внутреннюю гармонию.

Танец легкий, летящий, стремительный словно окутывает героя Леонида Сарафанова, спасая его от роковых поступков, лишь он способен превратить женщину-манекен в существо любящее и преданное. В особом мире живет героиня Анастасии Матвиенко – ее связи с реальностью иллюзорны, она живет в ней словно по принуждению, ожидая иной жизни – возвышенной и благородной.

Четыре персонажа – четыре взгляда на жизнь и окружающий мир, четыре личности, стремящиеся сохранить свою независимость и право на выбор.

Вечер балета, заключительной частью которого и стала хореографическая новелла Quatro, имел свой «тайный умысел»: в первом отделении те же артисты, та же «четверка», исполнили па-де-де из балетов самой рафинированной классики – сочинений Мариуса Петипа, Джорджа Баланчина, Виктора Гзовского. Классика словно вступала в спор с современным танцем, который подвергал классических танцовщиков недюжинному испытанию в иных канонах пластики и эмоциональной выразительности. Танцовщики-виртуозы Мариинского театра с честью доказали, что воспитанникам русской школы танца подвластны все стили современной хореографии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 29, 2010 11:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010062903
Тема| Балет, Академия русского балета им. А. Я. Вагановой, Персоналии,
Авторы| Игорь СТУПНИКОВ
Заголовок| Спринтеры на пуантах
Где опубликовано| "С.-Петербургские ведомости" № 117
Дата публикации| 20100629
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10267528@SV_Articles
Аннотация|

Состоялся 268-й выпуск Академии русского балета им. А. Я. Вагановой

Творческий путь артистов балета длится, как правило, двадцать лет. Немногим танцовщикам удается вырваться за этот временной предел. Выдающаяся русская балерина Татьяна Вечеслова назвала танцовщиков спринтерами – бегунами на короткие дистанции, подчеркивая одновременно, что пройти этот отрезок жизненного пути необходимо с полной отдачей творческих сил, какое бы место актер ни занимал в труппе. И вот дан новый «старт», и юные артисты-«спринтеры» устремились по пути длиною двадцать лет.

В этом году среди исполнителей ученицы профессора Татьяны Удаленковой и доцента Ирины Ситниковой. Мужскую «гильдию» танцовщиков подготовили доценты Никита Щеглов и Мансур Еникеев, которые нынче тоже держат экзамен – они впервые представляют на суд профессионалов и зрителей свои выпускные классы. Сразу отмечу, что педагоги с честью справились со сложной задачей: их воспитанники обладают отличной техникой, эмоциональной выразительностью, элегантностью формы.

Вечер открылся «Класс-концертом» в хореографии выдающегося танцовщика и балетмейстера первого президента Академии им. А. Я. Вагановой Константина Сергеева, 100-летие со дня рождения которого отмечалось в этом году. Зрители увидели словно изнутри лабораторию классического танца, ежедневный труд танцовщиков у палки-барьера. В хореографическом действе приняли участие ученики от мала до велика, показав, как из простых «азбучных» движений постепенно складываются сложные танцевальные этюды.

Программа нынешних концертов включает отрывки из классических балетов и опусы современной хореографии. Художественный руководитель академии Алтынай Асылмуратова восстановила для выпускных спектаклей сюиту из балета Нины Анисимовой «Гаянэ», что внесло в программу разнообразие красок, силу чувств, в целом свойственную этому почти забытому балету.

В каждом выпуске есть свои лидеры. К ним, вне сомнения, относится Валерия Запасникова, с темпераментом исполнившая партию Айши в балете «Гаянэ», где ее достойными партнерами стали сильные и яркие танцовщики Игорь Хватов (Измаил) и Константин Ивкин (танец «Шолохо»). Блеснул красотой формы и виртуозностью Виктор Лебедев, исполнив с очаровательной Ольгой Смирновой сложное «Гран-па» на музыку Обера. Трогательной хрупкой Эсмеральдой предстала Виктория Брилева в дуэте из балета Ролана Пети «Собор Парижской Богоматери». О любви, желанной и тайной, но недозволенной и невозможной, с тревожной трепетностью поведали зрителям Алиса Содолева и Сергей Стрелков в миниатюре Асафа Мессерера «Мелодия». Украсило концертную программу эффектное и чрезвычайно трудное трио из балета «Корсар», которое с ощущением стиля и широтой танца исполнили Кинен Кампа, Михаил Дегтярев и Алексей Попов.

Жизнь дипломных спектаклей коротка. Юные танцовщики разъезжаются по городам и весям. Но многие из них уже приняты в труппы Мариинского и Михайловского театров.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 29, 2010 11:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010062904
Тема| Современный танец, XII международный фестиваль современного танца Open Look, Персоналии,
Авторы| Полина ВИНОГРАДОВА
Заголовок| Мелом по сцене
Где опубликовано| "С.-Петербургские ведомости" № 117
Дата публикации| 20100629
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10267513@SV_Articles
Аннотация|

XII международный фестиваль современного танца Open Look стартовал в Петербурге. В день открытия на сцене ТЮЗа им. Брянцева выступила самая знаменитая танцевальная труппа Cкандинавских стран Danish Dance Theatre

Театр существует с 1981 года, гордится своими танцовщиками, имеющими классическую выучку, и в принципе до поры до времени считался крепким, стабильным, здоровым организмом современного искусства. В 2001 году театр возглавил хореограф Тим Раштон, снискавший славу интеллектуала, увлеченного созданием философских спектаклей-загадок. Получив в свое распоряжение команду ведущих танцовщиков Дании, Раштон быстро стал любимцем широкой публики. Сегодня Danish Dance Theatre – олицетворение того, что рядовой зритель ждет от спектаклей в стиле contemporary dance (английским термином называют все разнообразие новейших танцевальных техник).

Вокруг современного танца сложилось много стереотипов. И не то чтобы неверных, скорее, поверхностных. Например, немало балетоманов уверены, что современный танец – это балет босиком, в чем-то максимально простом и удобном типа набедренной повязки или мини-шортиков. Современный балет не предполагает последовательного развития сюжета, а значит, либретто и выразительной мелодии уже не требуется. Действие разыгрывается под какую-то странную музыку, а то и вовсе без музыки (стуки, шорохи, скрежет и прочие звуки, напоминающие помехи на электростанции). И, конечно, никакой плавности линий, мягкости движений и иллюзии парения. Вместо классического совершенства – технически сложные, резкие, часто нелогичные номера, требующие от исполнителей почти спартанской выносливости.

Тим Раштон, с одной стороны, удовлетворяет ожидания аудитории, но с другой – сотворяет из набора перечисленных стереотипов и клише нечто новое и непредсказуемое. Соблюдает дистанцию между популярным и элитарным; в зависимости от точки зрения выглядит то познающим основы бытия авангардистом, то преждевременно достигшим творческой зрелости классиком современного театрального искусства.

Если угодно, Тим Раштон – это такой скандинавский Борис Эйфман. То же стремление соединить классический танец и балет модерн; столкнуть традиционные взгляды и нонконформизм. Единственное, чего Раштон в отличие от знаменитого петербуржца не приемлет, – зрелищность и литературную основу. Он отсекает все лишнее и даже больше: это танцы без света, без цвета и без крохотного намека на красоту. Намеренный отказ от доброты и нежности – суровая скандинавская эстетика, скупая на сантименты и наивную романтику.

В Петербурге Датский театр танца показал три одноактных балета. Первый «КаДанс» (CaDance) – синхронные танцы четырех мужчин под минималистскую музыку композитора Энди Пайпа, ритм которой тяжело уловить даже натренированным меломанским ухом. Но этот танец не был диалогом с музыкой, скорее поединком с ней. Противоположный по настроению Enigma («Загадка») – спектакль женственный, чувственный. Муж-
ские руки оплетают женские плечи; тела переплетаются, как тропические лианы, напряжение между двумя полюсами постепенно нарастает и взрывается чем-то совсем неприличным (только по ощущениям). Намеки на эротику в спектаклях Тима Раштона – всего лишь намеки, не более; не факт, что близость вообще подразумевается (но есть подозрение, что детям до 14 лет лучше от зрелища воздержаться).

Заключительный номер под названием «Мел» (Kridt) пять лет назад получил самую престижную театральную награду Дании. Балет, длящийся чуть более получаса, – размышление о быстротечности жизни, навеянное фразой из Экклезиаста «Всему свое время, и время всякой вещи под небом». Движения танцоров, по замыслу хореографа, выражают изменчивость и непостоянство таких важных процессов (неуловимых субстанций?), как любовь и время. В этот небольшой спектакль уложилось главное, что датчанин Тим Раштон хочет донести до зрителя, – все самое важное написано мелом на стене и осыпается со временем. Остаются только следы или обрывки фраз, по которым невозможно понять ни смысл, ни масштабы важности происходящего. Под заключительные аккорды сюиты Musica Adventus латвийского композитора Петериса Васкса с потолка обрушился поток меловой пыли – то, что остается от самого важного.

Основная программа фестиваля начнется 1 июля и продлится десять дней. Есть еще возможность получить необычное эстетическое впечатление.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 29, 2010 11:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010062905
Тема| Балет, Персоналии, Владимир Васильев
Авторы| Беседовала Елена Добрякова
Заголовок| Владимир Васильев: «В Спартаке я искал слабые стороны»
Где опубликовано| "Невское время"
Дата публикации| 20100629
Ссылка| http://www.nvspb.ru/stories/vladimir-vasilev-v-spartake-ya-iskal-slabye-storony-42808
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

«Танцовщик ХХ века» считает, что вершины своей карьеры он так и не достиг

Солист Большого театра, специально для которого ведущие балетмейстеры мира ставили спектакли, талантливый хореограф, которому рукоплескали переполненные залы «Гранд-опера», «Ла Скала», «Метрополитен-опера», «Ковент-Гарден», Римской оперы, театра «Колон», народный артист СССР Владимир Васильев в свои 70 лет так же подвижен, мобилен, поражает простотой, демократичностью, незвездностью. Это о нем Марис Лиепа сказал: «Васильев – гениальное исключение из правил». Танцовщику по силам было воплотить на сцене любой образ – и классического балетного Принца, и страстно влюбленного восточного юношу, и могучего народного вождя, и русского Ивана, и бездушного царя-деспота. ...На днях Владимир Васильев приезжал в Петербург, чтобы представить выставку своих картин – живописи и акварелей в галерее «Стекло». Как художник, он также оказался щедрым и на яркие краски, и на разнообразие стилей и настроений – холодные и радужные пейзажи Подмосковья, Венеции, теплые натюрморты…

– Владимир Викторович, вы сразу согласились выставить свои работы в этой маленькой петербургской галерее?

– Зашел – и меня покорила домашняя уютная обстановка. Будто здесь меня давно ждали. Очень сердечные, милые люди окружили вниманием. Никакого официоза, и, судя по пришедшим на вернисаж знакомым лицам, меня и вправду не забыли.

– Как вас можно забыть?! По опросам ведущих специалистов мира вы признаны «Танцовщиком ХХ века». Вы любимчик не только в избранных кругах ценителей балета, но и в народе. Слава – это вообще-то груз?

– Никакого груза. Я не от славы упивался – от возможностей, которые передо мной открывались в работе. Ведь все, что я сделал, это лишь частица того, что я мог бы сделать. Да, в процессе творчества мне нравится то, что я делаю. Каждый раз я говорю себе: ай какой я молодец! А потом смотрю – нет, не очень хорошо. Может, это излишняя самокритика, но лучше уж так, чем наоборот.

– Это и в балете, и в живописи?

– В любой работе. Я бы сейчас многое исправил. У меня нет ни одной роли, ни одной партии, которой я бы остался до конца доволен.

– Даже Спартак?

– Даже он. Когда мастер говорит, что все завершил в своем произведении, это какая-то ложность и тупик. Потому что, заявляя так, он кончается как художник. А в работе должна быть загадка, даже для тебя самого. Это свойство есть у всех больших художников. Они всегда оставляют зрителям некий зазор для размышлений, для собственных умозаключений. Если мой герой наделен сплошными положительными характеристиками, он мне неинтересен. Я на своем веку видел стольких людей – самых благородных, самых сильных, но у которых было столько слабых сторон.

…Казалось бы, Спартак – персонаж героический и положительный. Но я все время искал его слабые стороны, его сомнения, его неуверенность, его ранимость. В результате мой Спартак полюбился зрителям... Когда мне было 18 лет, я танцевал роль старика ревнивца Джотто – был такой балет на музыку Петра Чайковского «Франческа да Римини» – моя выпускная работа. Я искал оправдание злодействам старика, его отвратительным свойствам. А можно ведь было прямолинейно решить образ. Но тогда не произойдет настоящего перевоплощения.

– От вас требовали хореографы решения таких задач?

– Нет, я сам как-то определял, находил краски. Увы, сейчас, когда я смотрю многие постановки, то заранее вижу: вот текст автора, вот режиссер сказал, как это надо делать, – и тогда мне становится неинтересно. Мучаюсь, что очень редко получаю удовлетворение от того, что слышу и вижу на сценах.

– Но ведь отсутствие мыслей и чувств наблюдается не только на сцене. А на телевидении, в кино что, по-вашему, происходит?

– Это точно, недавно посмотрел «Утомленные солнцем – 2». Чудовищно, просто чудовищно, никак не ожидал от Никиты. Хотя предпосылки уже были – «Очи черные» тоже слабая картина.

– Вы дружите с Михалковым?

– Нет. Но я всегда относился к нему как к очень талантливому человеку. Мне было интересно смотреть его фильмы. Я думаю, может быть, талант уходит по мере того, как человек все более и более утверждается в своей власти, влиянии, положении? Я сам был пять лет художественным руководителем-директором Большого театра, и когда меня в один момент просто взяли и убрали, то, может быть, меня Бог уберег? От творческого падения, от потери свободомыслия? Катя, моя жена (Екатерина Максимова, балерина, умерла в апреле 2009 года. – Прим. ред.), мне тогда сразу сказала – это провидение, что я лишился поста.

– Для вас «потеря свободомыслия» что значит?

– Это значит потерять себя. Когда ты сидишь в высоком кресле и отвечаешь за большой коллектив, то обязан порой говорить не то, что думаешь. С годами же у нас возникает право говорить то, что думаем: мы заслужили его всей своей предыдущей жизнью. Я не стесняюсь говорить то, что я думаю, не боюсь показаться кому-то глупым, не боюсь быть непонятым. Не стремлюсь быть не тем, что я есть на самом деле. А когда ты находишься на самом верху, эта опасность стать не самим собой все время висит над головой.

– Когда вы лишились поста директора Большого театра, у вас был какой-то плацдарм для отступления? Какие чувства одолевали?

– Я ушел в никуда. Конечно, это было больно, я страдал от несправедливого забвения. Ведь очень скоро ты узнаешь, что тебя нет в средствах массовой информации, тебя нет нигде. Меня в тот момент спасло занятие живописью, я работал каждый день, взахлеб. Из меня хлынул огромный поток произведений поэтических – откуда они пришли? Я понял, что это та защита, которая помогает тебе не обращать внимания на то, что было, она тебя толкает дальше. А многие люди как раз ломаются на том, что они могут только в одном каком-то деле себя проявить. Если лишают этого, то получается, что человек теряет себя, спивается, умирает.

Такая трагедия случилась с Марисом Лиепой, когда его также убрали из Большого театра, которому он посвятил большую часть своей жизни. Он стал главным балетмейстером в Софии. Казалось бы, у него была возможность доказать, что состоятелен, и сделать блестящий балет в Софии. А он не смог. Меня вот, например, не могли лишить моего искусства заниматься хореографией в мире, потому что у меня была и есть сегодня тысяча прикладных точек. Но даже если бы не это, то я нашел бы себя в других занятиях.

– Сегодня вы чувствуете ностальгию по Большому театру?

– Странно, но совершенно нет. Когда-то Большой театр был для меня всем. Начиная с 1949-го года, с первого класса хореографического училища, я все время был там, на сцене театра. Это было самое родное. А сейчас мне абсолютно все равно. Никакой тяги. Отрезано. Куда-то – раз! – и исчезло, не сразу, но исчезло.

– Ощущаете ли вы себя человеком мира?

– Иногда да. Может быть, я в большей степени, чем многие другие в нашей стране, чувствую себя человеком мира. Потому что мы с Катей постоянно были в разъездах. Мы не ставили перед собой вопрос выбора – жить либо там, либо здесь. Для нас все дороги, все страны были открыты. Ни я, ни Катя в партии не состояли, но, наверное, на нас сошлись звезды – мы должны были являть собой показательный пример свободы. Мы объездили весь мир, ну разве что в Антарктиде да на Северном полюсе не побывали. Но нигде не хотели остаться. Нас не березки держали, а близкие и дорогие люди, которые нас окружали. Но сегодня их становится все меньше и меньше.

– Не так давно вы остались без Екатерины Сергеевны. Она была вашей Музой все годы, вашей партнершей в балетах, с ней сделали много работ в кино. Трудно примириться с такой потерей?

– До сих пор у меня нет ощущения, что Кати нет. Когда я говорю о прошедших вечерах, о прошедшем юбилее, я все связываю с Катей. Вся наша жизнь прошла неразделимо. Теперь говорить о себе в единственном числе не могу. Поневоле вырывается – мы мечтали, мы думали, мы хотели. А еще помогает работа – без продыху. Я рисую, ставлю спектакли, езжу. И этим счастлив.

– Вы разбили представление о том, что танцовщик может выступать на сцене лишь до 40–45 лет. В 2000 году вы танцевали в Римской опере в балете «Долгое путешествие в Рождественскую ночь»…

– Я танцевал и в этом году, мы придумали номер с молодой танцовщицей и исполняли его на моем юбилейном вечере в Нью-Йорке и в Париже. Только надо помнить, что в 70 лет не стоит подражать себе молодому, это может выглядеть до смешного противным. Надо существовать в своем времени, в своем сегодняшнем облике. А пытаться повторить себя для людей, которые видели тебя в расцвете сил, невозможно.

– А что вас сейчас греет, есть какой-то проект?

– Самый ближайший – постановка балета «Красный мак» в Красноярске на прекрасную музыку Глиэра. Когда-то идея эта увлекла и Валерия Гергиева, но потом он остыл.

– Неужели никогда не отдыхаете?

– Иногда люблю сесть в лодку, поплыть, полюбоваться на гладь воды, послушать пение птиц. Но это нечасто. Я не могу долго оставаться в одиночестве. Люблю переходы настроений и состояний.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10741

СообщениеДобавлено: Вт Июн 29, 2010 1:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010062906
Тема| Балет, Благотворительный Фонд Дианы Вишневой, Персоналии, Диана Вишнева
Авторы| Андрей ДЕНИСОВ, Вашингтон
Заголовок| Музыкальный сюрприз
Супруги президентов США и России посетили школу искусств
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20070920
Ссылка| http://www.vremya.ru/2010/110/10/256767.html
Аннотация|

Первая леди США Мишель Обама, которая на прошлой неделе принимала в гостях Светлану Медведеву, приготовила супруге российского президента сюрприз. В Вашингтоне жены президентов посетили детскую школу искусств имени Дюка Эллингтона, и г-жа Обама пригласила участвовать в этом мероприятии еще одну русскую гостью -- приму-балерину Мариинского театра Диану Вишневу. Это получилось как нельзя кстати, поскольку в школе Дюка Эллингтона дети не только поют, играют на музыкальных инструментах и занимаются современным танцем, но и пробуют свои силы в классическом балете. Кроме того, в США только что начал действовать благотворительный Фонд Дианы Вишневой, задачи которого полностью совпадают с тем, что делает Мишель Обама. В ближайшее время фонд начнет работу и в России.

Настоящий восторг у первой леди США вызвал подарок г-жи Вишневой -- две пары балетных туфель, в которых выступала балерина. Дочки Барака и Мишель Обамы занимаются танцем и, как сказала их мама, такой подарок вдохновит их. Представляя балерину, выступающую сейчас не только в Мариинке, но и в нью-йоркском American Ballet Theater, Мишель Обама сказала, что ее присутствие вдохновляет и «невероятных студентов, которые собираются следовать по вашим стопам». Первая леди упомянула и ту «выдающуюся работу», которую делает балерина в Америке, -- через свой фонд она занимается продвижением танцевального искусства среди школьников.

В школе, названной в честь величайшего джазового музыканта Дюка Эллингтона, одаренные дети занимаются бесплатно -- нужно только сдать вступительный экзамен. Ученики школы продемонстрировали высоким гостям балетный номер, станцевали хип-хоп и показали свои вокальные возможности. Выступление показало, что среди детей есть настоящие таланты.

Светлана Медведева после концерта рассказала, что в Москве есть подобная школа искусств и будет правильным наладить сотрудничество школы имени Балакирева и школы Дюка Эллингтона. Мишель Обама пообещала, что соответствующие поручения будут даны администрациям. Г-жа Медведева подарила вашингтонской школе две картины (пейзаж кисти одного из художников из Академии живописи имени Глазунова и картину ученика школы имени Балакирева), а также балалайку.

После того как высокие гостьи уехали, в распоряжении детей осталась Диана Вишнева. Ее засыпали самыми простыми вопросами -- как нужно питаться, чтобы поддерживать форму, сколько репетировать и т.д. Балерина, приехавшая в Вашингтон в перерыве между выступлениями в Нью-Йорке (показанное накануне «Лебединое озеро» в American Ballet Theater получило вал хвалебной критики), успела заехать еще в две вашингтонские школы и встретиться там с детьми.

Школьные программы -- специфика американского отделения Фонда Дианы Вишневой. Например, главной задачей фонда в Японии, где он уже действует, является помощь в создании новых спектаклей молодыми хореографами и танцовщиками, а в России -- поддержка артистов танцевального жанра, в том числе артистов, закончивших творческую деятельность, содействие открытию танцевальных школ.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 30, 2010 9:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010063001
Тема| Балет, Музыкальный театр (Ростов-на-Дону), Премьера Персоналии, Алексей Фадеечев
Авторы| Юлия Панфиловская
Заголовок| История любви языком танца
Где опубликовано| «АиФ на Дону» № 26 (842)
Дата публикации| 20100630
Ссылка| http://don.aif.ru/issues/842/01
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В Ростовском Музыкальном театре прошла премьера балета по повести Чехова

— Мне хотелось к юбилею великого писателя-земляка создать что-то необычное, — говорит балетмейстер Алексей Фадеечев. — Но выбор произведения для либретто оказался непростым. «Чайку», «Анюту», «Чёрного монаха», «Даму с собачкой» ставили не раз. А вот «Драмы на охоте» ещё не было… Трагичная история любви судебного следователя Камышева и юной дочери лесника Оленьки Скворцовой, обмана и предательства.

И он создал удивительный спектакль. Ёмкий и лаконичный язык балета сродни чеховскому. За простотой танца — яркие образы героев, созданные Альбертом Загретдиновым, Елизаветой Мислер, Денисом Козловым, Ольгой Быковой.

…Кроны деревьев переплелись в арку. Тёмный фон декораций усиливает ожидание грозы, которая вот-вот разразится в заброшенном парке. На сцене — девушка в красном. Она танцует под волнующий вальс Евгения Доги, который звучал в фильме «Мой ласковый и нежный зверь». Если в кино музыка символизировала зарождение чувств и победу страсти, то здесь это мечты Оленьки о будущем, которым не суждено сбыться. Из темноты появляется фигура следователя Камышева. В общем дуэте чувства любовников обостряются.

Самый яркий из нескольких массовых эпизодов балета — ярмарка. Режиссёр Александр Гончаров вводит в спектакль других чеховских персонажей. На сцене появляются Толстый и Тонкий, Унтер Пришибеев, Человек в футляре, Дама с собачкой. Но главным остаётся любовный треугольник между обманутым мужем Урбениным, Ольгой и следователем. На охоте роковую красавицу убивают. В повести Чехова вопрос «кто убийца?» остаётся открытым. В балете, когда в проёме стеклянной двери появляется раненая девушка, музыка обрывается. Ольга падает к ногам своего губителя.

Зрители горячо встретили премьеру, которая закрывает нынешний театральный сезон. После постановки оперы «Князь Игорь» прошло всего три недели. Но артистам удалось снова удивить ростовских зрителей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 30, 2010 9:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010063002
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Премьера, Итоги, Планы, Персоналии, Константин Уральский
Авторы| Виктория ОЛИФЕРЧУК, Фото Андрея ГОЛУБЕВА
Заголовок| Оперный отчитался за сезон
Где опубликовано| «Вечерний Челябинск» №223 (11356)
Дата публикации| 20100630
Ссылка| http://vecherka.su/katalogizdaniy?id=30616
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Двойной подарок преподнёс оперный театр своим поклонникам в завершение 54-го сезона. За один вечер почитатели Терпсихоры познакомились сразу с двумя новыми работами балетной труппы — «Чехов. Отражения», «Рахманинов. Второй фортепианный концерт». В обоих случаях можно говорить об эксклюзивности постановок. Ещё один сюрприз поджидал зрителей в холле, где состоялась презентация первого номера газеты «Созвучие». Двойная премьера совпала с юбилеем руководителя балетной труппы Константина Уральского. Поздравительная часть с грамотами и цветами переросла в своеобразный третий акт вечера. Масштабное мероприятие стало заключительным «аккордом» нынешнего сезона, а в театре уже строят планы на будущее.

Два в одном: Чехов и Рахманинов



Чеховскую премьеру ждали с особым интересом. Единственный балет на чеховскую тему «Анюта», имеющийся в репертуаре театра, был поставлен больше 20 лет назад. На самом деле обращение к этому автору не самая большая редкость в мире танца, достаточно вспомнить балеты Щедрина «Чайка» и «Дама с собачкой». Однако большинству челябинцев работы столичных трупп неизвестны. Сыграл свою роль и юбилей автора, и, наконец, сам факт авторского спектакля, который ранее нигде не ставился. Вторую постановку на музыку Рахманинова тоже можно назвать российской премьерой. И хотя для постановщика Константина Уральского это уже третье обращение к музыке рахманиновского концерта, в России с этой работой незнакомы.

«Чистое» искусство

Балет на музыку второго рахманиновского концерта представляет собой образец неоклассики. Не так уж часто подобные постановки можно увидеть на российской сцене, тем более в провинции. А вот за границей неоклассика достаточно популярное явление, по иронии судьбы получившее распространение благодаря представителям русской хореографической школы. Среди первопроходцев — Лифарь и Баланчин, создавшие целые школы во Франции и Америке. Неудивительно, что первый вариант балета Уральский поставил именно в США, куда отправился ещё в юности, чтобы изучать современный танец. Вторая попытка была предпринята на Украине в Донецком театре. Челябинск стал первым российским городом, увидевшим знаменитое рахманиновское сочинение в балетном изложении.

— Я не вносил изменений в хореографический текст, но ощущение динамики другое, —считает Уральский. — В Америке мы играли спектакль под фонограмму, здесь оркестр с солистом. Конечно, это гораздо сложнее.

Отличительные черты неоклассики — бессюжетность и метафоричность. Первостепенную роль играет взаимодействие музыки и танца. Отсутствие сюжетной линии компенсируется танцевальной выразительностью, идеальным исполнением. Словом, искусство ради искусства. Постановка неоклассического балета на челябинской сцене стала смелым и рискованным экспериментом. Российской публике не понятно подобное изложение музыкального материала. К тому же заявленные принципы неоклассицизма оказались лишь обозначены пунктиром. Музыка и хореография существовали независимо друг от друга. Романтика и мощь Рахманинова не нашли отклика в отвлечённо эстетских экзерсисах танцовщиков. К тому же труппа театра оказалась не готова к подобной постановке. Не хватало точности, лёгкости, полёта — словом всего того, что должно было превратить действо в идеальное эстетическое зрелище.

Между строк

Премьера чеховского балета приурочена к юбилею драматурга, хотя, по словам постановщика, идея возникла ещё лет пять назад.

— Традиционный взгляд на чеховские произведения сложился во многом благодаря постановкам Станиславского, — рассказывает автор проекта Константин Уральский. — Сейчас его творчество переосмысливают и пытаются ставить по-иному. Чехов — автор непростой, он пишет между строк, а не просто излагает фабулу.

Именно это качество и позволяет трактовать чеховские произведения по-разному, открывать в них что-то новое. В отличие от других балетных постановок в авторском проекте Уральский объединил сразу три чеховских опуса — «Дама с собачкой», «Три сестры» и «Чайка».

— Мне не столь важна сюжетная линия, сколько психологические переживания героев, — поясняет хореограф. — Поэтому спектакль построен на минимизации декораций и театральной условности. Главное — создать именно «чеховскую» атмосферу, и я считаю, что нам это удалось.



Ощущение чеховского времени создано всего несколькими штрихами — самовар и чашки для чаепития, венские стулья. Замечательные костюмы Елены Сластниковой позволяют актрисам выглядеть как чеховские персонажи и в то же время не сковывают движения.

Музыкальную основу спектакля составили произведения Чайковского — «Воспоминание о Флоренции» и «Серенада для струнного оркестра». Дуэт Чехов-Чайковский оказался вполне приемлемым. Отсутствие сюжета, метафоры и здесь имели место, объединяющим действо в единое целое стали образы чеховских героинь. Интересен пролог, где представлены все пять женских образов. Затем действие переносится совсем в иную плоскость, из внешнего мира — в мир внутренний, психологический, что подчёркивает общность характеров и судеб этих женщин. А вот финал оказался невнятным, возможно, не хватило времени и фантазии.

Третье действие

В этот же вечер друзья и поклонники поздравляли руководителя балетной труппы с юбилеем. На праздник съехались гости из разных городов России: Москвы, Екатеринбурга, Самары.

— Несколько ранее приезжали коллеги из Нью-Йорка, — поделился Константин Уральский. — Жаль, что не смогли остаться на премьеру. Подводить итоги не хочу, это можно делать в конце каждого дня или недели, было бы желание. Желания нет. И вообще я не слишком рвался отмечать. Просто в театре сказали, что знаковая дата, надо отпраздновать.

Челябинский зритель познакомился с хореографом в 2006 году, когда Уральский приехал на Южный Урал на постановку балета «Ромео и Джульетта». В 2008 году Константин Семёнович возглавил балетный коллектив. Постановщик позиционирует себя как представителя современного направления в хореографии. В своё время он посвятил изучению современного танца достаточно много времени: работал в Германии и Америке, руководил балетной труппой в Айове, Нью-Йорке, там же открыл собственную балетную школу.

В нынешнем сезоне это уже третья работа Уральского: осенью с его помощью труппа восстановила старинный балет Чезаре Пуни «Наяда и рыбак». Теперь юбиляр готовится к новому масштабному проекту. Федеральная программа «Современный балет России» направлена на поддержку молодых талантливых танцовщиков. Наиболее одарённые объединятся в едином действе. А старт проекту будет дан именно в Челябинске в конце октября.

В преддверии юбилея

54-й сезон для театра оказался непростым. Сменилось руководство, сокращён административный штат. И всё это на фоне непрекращающегося кризиса. Тем не менее коллектив смотрит в будущее с оптимизмом.

— Несмотря на все сложности, нам удалось удержать творческую и финансовую планки, — считает директор театра Юрий Леончик. — Мы не остались без премьер, особенно хочу отметить постановку оперы Вагнера «Лоэнгрин», которая оказалась весьма удачной. Мы получили одобрение критиков и теперь готовим документы на премию «Золотая маска». Фестиваль Предеиной в этом году прошёл на достойном уровне, у театра появился интернет-ресурс, мы наладили обратную связь со зрителями.

Ещё одним итогом сезона стало появление печатного издания. Газета «Созвучие» впервые вышла в свет 25 июня. Название придумали сами зрители, участвовавшие в обсуждении вопроса на сайте театра. Первый номер вышел тиражом 999 экземпляров, периодичность — раз в месяц.

— Мы бы хотели, чтобы к нам присоединились коллеги из других театров, — надеется Юрий Анатольевич. — С удовольствием будем размещать их информацию. В перспективе хотелось бы видеть общетеатральное издание.

Будущий сезон для театра будет юбилейным. Уже сейчас в руководстве обсуждаются идеи на этот счёт. Откроет сезон спектакль «Руслан и Людмила», который не так давно ещё значился в репертуаре театра. Кроме того, в течение года планируются к постановке ещё две оперы — «Иван Сусанин» и «Орфей и Эвридика».

— Наконец у нас в театре имени Глинки появятся оперы Глинки, —поделился планами директор. — Ведутся работы по восстановлению «Руслана и Людмилы», реставрируются декорации, костюмы, что-то будет изготавливаться дополнительно. Ну и вторая опера Глинки — «Иван Сусанин» — тоже планируется как масштабный полноценный спектакль.

В новом сезоне челябинцев вновь пригласит на свой фестиваль ведущая балерина Татьяна Предеина, в планах возобновить конкурс оперных певцов в честь Ирины Архиповой.

— Мы хотим послать предложение в министерство России, чтобы этот конкурс стал челябинским, — продолжает Леончик.

Ещё один федеральный проект намечен на осень. Гала-концерт соберёт самых перспективных молодых танцовщиков. Руководить проектом «Современный балет России» будет Константин Уральский.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 30, 2010 9:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010063003
Тема| Балет, МТ, Бенефис Ульяны Лопаткиной, Персоналии,
Авторы| Ирина Губская, Санкт-Петербург
Заголовок| Кармен с бриллиантами //
Мариинский балет представил бенефис своей примы Ульяны Лопаткиной

Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20100630
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2010-06-30/11_carmen.html
Аннотация| БЕНЕФИС


Пластика Лопаткиной – словно звучащая музыка.
Фото с сайта Мариинского театра


Бенефисы в Мариинке – события почти исключительно фестивальные, и сольный вечер Ульяны Лопаткиной не исключение – он прошел в рамках знаменитых «Звезд белых ночей». В сравнении с последними московскими гала-программами балерины мариинский бенефис выглядит минималистским: недавняя премьера «Кармен» и баланчинские «Бриллианты», хореография середины прошлого века про страсти и совершенство.

Кармен и Лопаткина, роль и балерина – не спектакль, а противостояние. И, похоже, стиль диктует не роль. Ульяна Лопаткина оставила попытки вжиться в чуждый природе образ и вылепила свое: сюжет, смыслы, героиню. При таком переосмыслении впору добавлять в афишу что-то вроде «редакции либретто», хотя буквально не изменено ничего – ни в наборе хореографических движений (они воспроизведены с дотошной пунктуальностью), ни в развитии фабулы (все события следуют в заданном порядке). Но героиня не та, что в оригинале – у Алонсо, Верди, Мериме. У Плисецкой. Общее, пожалуй, лишь сила личности. В Кармен Лопаткиной нет безоглядного следования своим хотениям, искреннего цинизма, нежелания искать повода и обоснования своим поступкам. Нет игры с любовью и в любовь – той, возрожденческой, которая ради самой любви.

Хореографический рисунок прочерчен, врезан в пространство. В сравнении с премьерой в движениях больше резкости и повелительного напора. И отчетливее проявился акцент движений ладоней, как у Мехменэ бану. Хабанера – не эротический соблазн, а строгое подчинение, и взгляды исподлобья – при этом лице – потусторонние. И даже когда Кармен недвусмысленно толкает Хозе, простите, задом в пах, это выглядит, как клятва перед алтарем в вечной любви. Он не поверил, что Кармен могла его бросить. Удивлены? Мужчины этой Кармен достались вполне подходящие для сюжета (кроме кордебалетных юношей, которые ни на миг не забывали, что прикасаются к приме, и перебрасывание драчливой Кармен от солдата к солдату выглядело неловким перекладыванием «ответственности»). Данила Корсунцев, выбравшись за пределы вечных принцев, оказался эмоциональным и нежным Хозе. Но многолетняя выправка неизгладима. Этот Хозе выходит на зов Коррехидора, как Одетта к Ротбарту. Строевая – это не для балетных кавалеров. В итоге дуэт Кармен и Хозе не вышел за рамки хорошего, но обычного балетного дуэта. Этот Хозе – для жизни, его рок – всего лишь Коррехидор.

Дуэт с Тореадором контрастен не меньше, чем пара Одетты и Одиллии, хотя иначе. Евгений Иванченко поначалу вышел, словно в балете Ролана Пети, с гротесковым петушиным самолюбованием. Тореро соблазнительно поигрывал филейными частями, а Кармен рядом выглядела почти самураем. Он кокетничал, а она «пела» не о любви, но о Смерти. И это потустороннее дыхание изменяет Тореро. В дуэте завораживающего рапида и с притихшим оркестром он уже едва решится (рефлекторно) погладить ногу – но она так строго отдергивает, а он – знает, что не о любви речь. Это не крылья пташки, а мгла смерти.

«Кармен» – жесткий спектакль. «Бриллианты» в своем дворцовом совершенстве – нежнее, живее. Адажио – вообще личный шедевр Ульяны Лопаткиной, то, что невозможно пересказывать словами. Можно расслышать звучащую в пластике музыку, и она завораживает. И даже когда в вариации чуть не хватает выгнутого луком, в аккорд рукам, корпуса, слияние чувства и смысла покоряет совершенной гармонией: Диана, луна, бриллиантовый покой и высота. Данила Корсунцев привычно отступил на второй план, вполне по-баланчински: партнер-кордебалет. Только партнер обоснованно стушевался, очень тактично. А остальной антураж, который все же занимает больше пространства в балете, на роль оправы никак не тянул. Небриллиантового качества разнобой и грубый танец, отсутствие нюансов, причем неравномерно: у кого-то все же пробивались и музыкальность, и тонкая проработка, но очень уж местами. Если на первом плане в таком парадно-кристальном балете театр выставляет обладательниц «непачечных» ног и вульгарной манеры, то это признание полного разброда.

Прежние мариинские бенефисы Ульяны Лопаткиной представляли ее как приму в системе труппы, в структуре спектаклей. В этот раз получился моноспектакль. Не о балерине труппы, а о балерине как таковой – замкнутый круг и публичное отшельничество. «Кармен» и «Бриллианты» по идее должны обозначать полюса артистических крайностей. Как оказалось, два полюса не так уж существенно различаются. Все вращается вокруг, и холод идеала, и покой вечности, и постоянный личностный труд. Что-то напоминающее о Мэри Поппинс, леди Мэри – «от улыбки до жеста…».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 30, 2010 10:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010063004
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Анастасия Винокур
Авторы| Наталья Цыганова
Заголовок| Наследственный фактор
Где опубликовано| Атмосфера № 99 (Московский комсомолец)
Дата публикации| 20100630
Ссылка| http://www.mk.ru/social/interview/2010/06/28/512662-nasledstvennyiy-faktor.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Настя Винокур – любимый персонаж светских хроникеров
Они постоянно выдают ее замуж, приписывая то одного, то другого жениха. А затем сочувствуют: «Свадьбы не будет! Владимир Натанович опять не одобрил выбор дочери и запретил ей встречаться с бой-френдом!» Так ли это на самом деле, Наталья Цыганова выясняла вместе с Настей.


С папой Анастасия подружилась лет в пятнадцать, когда уже стала что-то из себя представлять. ФОТО: сергей мальцев, Анатолий Ломохов, Андрей Поршнев, Дамир Юсупов/Большой театр, photoxpress, личный архив Анастасии Винокур.

Мы сидим в кабинете ее отца и рассматриваем картины и фотографии, развешанные на стенах. По большей части на них изображена Настя. Она посмеивается: «Так папа выражает свою любовь ко мне». Я вспоминаю о татуировке, которую Владимир Натанович сделал на левом плече ко дню рождения дочки. «Ради цветной наколки балерины с моим лицом он просидел в салоне почти шесть часов. Только вот имя мое там написано неправильно: в конце лишняя буква затесалась». Она снова смеется: «Папа гордится, что я танцую на сцене Большого театра. Правда, я не прима и не солистка, как ему хотелось бы, пока сижу в кордебалете… Но меня это нисколько не огорчает. Я занимаюсь своим делом и верю, что мое время еще придет».

Обморок танца

Пусть вы не прима, но зато именно вас Алла Сигалова пригласила в свой новый проект «Раймонда».

Настя ВИНОКУР: «Да, спектакль мы ставили три месяца. Но премьеру пришлось перенести с июля на весну следующего года, потому что сейчас я занята подготовкой к «Апокалипсису» – совместному проекту Большого театра и труппы французского балетмейстера Анжелена Прельжокажа. Это будет что-то феерическое! Ангелы и демоны… Игорь Чапурин делает костюмы, Лоран Гарнье пишет музыку. Завтра вместе с еще девятью коллегами из Большого театра улетаю в Экс-ан-Прованс на репетиции. Мы даже еще не представляем, что нам предложат. Балеты Прельжокажа ведь очень необычны. У него и в обнаженном виде артисты танцуют. Но нам обещали без этого обойтись (смеется), потому что наши сразу уперлись: «Мы не станем на сцену голыми выходить!» В сентябре в России состоится премьера, после которой отправимся в тур по всей Европе. Последнее выступление – накануне Нового года в Версале. Очень надеюсь, что успею вернуться домой к праздничной ночи».


Выходит, Москву вы покидаете почти на полгода.

Настя: «Примерно так и получается. Поэтому никаким другим проектом заниматься я пока не могу. А «Раймонда» – спектакль серьезный, требующий полной самоотдачи. Впрочем, к лучшему, что так вышло. Я мечтала поработать в иностранной труппе, а уж тем более – с прославленным Прельжокажем. Знали бы вы, как я радовалась, когда он отобрал меня вместе с еще девятью счастливчиками из всей труппы Большого театра! К тому же «Апокалипсис» станет хорошим опытом перед «Раймондой». Ведь оба спектакля строятся на современной хореографии».


Говорят, не так-то просто артисту классического балета перестроиться на современную хореографию.

Настя: «Потому что современная пластика задействует совершенно другие мышцы по сравнению с классическим балетом. Когда мы ставили «Раймонду», у меня ныло все тело! Болели мышцы, о которых я раньше даже и не подозревала, что они могут болеть. Потом, конечно же, тело привыкло. Впрочем, «Раймонда» стоит того! Спектакль меня захватил настолько, что я даже поесть забывала. Я чувствовала огромную ответственность: ведь моими партнерами стали профессионалы высокого уровня – Фарух Рузиматов и Андрей Меркурьев. В общем, носилась как сумасшедшая, здорово похудела и пару раз даже падала в обморок. После чего сказала себе: «Хватит! Надо кушать через не хочу, потому что при такой физической нагрузке организму необходимо топливо!»

А почему вы, дочь эстрадного артиста, выбрали именно балет?

Настя: «Моя мама танцевала в Театре имени Немировича-Данченко. А так как папа все время был на гастролях, воспитывала меня в основном она. Понятно, что свое детство я провела за кулисами. В пять лет выходила танцевать маленькую Эсмеральду. Мне платили рубль, что по тем временам было довольно-таки много. Помню, как я сопереживала своей героине, плакала… В общем, другого пути у меня вроде как и не было. Папка совершенно не противился. Он меня не учил ни петь, ни пародировать, ни вживаться в образ какого-либо героя. Мама на него порой сердилась: «Ничему не учил Настю. Я ей все дала!» Но я ни о чем не жалею, я всегда обожала танцевать, готова была кружиться без остановки с утра и до вечера. В десять лет поступила в хореографическое училище. Мы проводили там около двенадцати часов в сутки: сначала занятия, потом репетиции... И по большому счету у меня, как у всех балетных, детства не было. Зато училище дало мне хорошую жизненную закалку, сформировало внутренний стержень и развило чувство ответственности. Например, я никогда никуда не опаздываю. Даже если всю ночь веселилась в клубе, утром все равно иду на работу».

Обаяние некрасивости

Вы пытаетесь реализоваться не только на сцене Большого театра. Например, не так давно снялись в клипе…

Настя: «Да, мне посчастливилось сняться у моей подружки Наташи Королевой. Это случилось год назад в Киеве. Сценарий видеосюжета на песню «Ночной город» Наталья придумала сама. Я играла главную героиню – балерину, которая ищет свою любовь. А вообще я много снимаюсь в разных передачах, меня часто приглашают, и я с удовольствием соглашаюсь. Нравятся фотосессии для журналов, люблю камеру: неважно, фотоаппарат это или видео. Моя заветная мечта – получить роль в кино. Пусть хоть в малюсеньком эпизоде…»

Почему же тогда при поступлении в ГИТИС вы выбрали продюсерский факультет?

Настя: «Ну, я подумала, что балетный век краток, потом надо будет чем-то заниматься. В качестве педагога или репетитора я себя не вижу. Балетмейстера из меня тоже не выйдет. А поскольку я всегда стремилась продюсировать саму себя, то и остановила выбор на этом факультете. Потом, правда, меня потянуло на актерское образование, но сейчас на это нет ни времени, ни сил. Да и театр бросить я не могу, все-таки служу там уже семь лет, заняла свою нишу. У меня набралось много ролей именно актерских – от мальчиков до пожилых женщин».

Но такие роли, наверное, приносят не слишком высокий доход?

Настя: «Что касается зарплаты – открою секрет: не такая уж большая разница между артистом кордебалета и солистом. Солисту даже сложнее заработать. Потому что солистов много, и все сидят в очереди и ждут своей афиши. В месяц ты можешь станцевать одну партию! А кордебалет в это время пашет во всех балетах и, как следствие, постоянно получает хорошие деньги».

Но артист по определению человек тщеславный. Разве вам не хочется блистать в главных партиях?

Настя: «А я и не скрываю, что хочется. Быть солистом или примой приятно и престижно. Но это не главная цель моей жизни. В отличие от многих коллег я не зациклена только на своей работе. Ведь мир многогранен, столько всего интересного можно попробовать! А артисты балета, как правило, замкнуты лишь на своем театре. Сидят в своем мире, и все! Как будто ничего другого не существует. Я никогда так не жила. Занималась и большим теннисом, и фигурным катанием. В девятнадцать лет вообще уехала в Турцию работать аниматором. У меня был отпуск, и я подумала: «Ну что я буду делать эти два месяца? Все равно поеду куда-то отдыхать». Устроилась в Club Med – это такая французская компания, предлагающая туристам отдых с максимальной физической активностью. Я учила детей и взрослых летать на трапеции и сама участвовала каждые выходные в шоу – у меня была куча цирковых номеров. Спала всего четыре часа в сутки, но это было прекрасное время! Появилось много друзей с разных концов света, я поднаторела в языках – английском и французском. Когда вернулась в Москву, поняла, что без цирка уже не смогу. И отправилась в цирковое училище. Нашла педагога, и она занималась со мной индивидуально четыре года. Сделали много хороших номеров, с некоторыми из них я выступала на показе у Валентина Юдашкина. И для папиного выступления тоже подготовила номер. Он был клоуном, а я и пела, и танцевала, и летала. Сейчас пока все это прекратилось. Потому что эти занятия все-таки опасны, я ведь летаю без страховки».

Это правда, что вам приходится постоянно бороться за стройность?

Настя: «Да, я склонна к полноте и действительно всю жизнь боролась с лишним весом. Особенно в училище. Там тебе постоянно говорят, что ты «слишком толстая, даже жирная». Помню, готовясь к выпускным экзаменам, я похудела на восемь килограммов. Далось мне это очень тяжело, а потом я уже вошла во вкус, не могла остановиться. Кушала крайне мало, ходила каждый день в сауну, зависала вечерами в спортзале. И взвешивалась по пять раз в сутки. Мама даже весы от меня прятать стала. Начали болтать, что я пью таблетки, делаю липосакцию, чего только не выдумывали! Мне было все равно, потому что я знала, что только благодаря самой себе так похудела. Но по нормам училища восьми кило оказалось мало, нужно было убрать еще четыре. В итоге я довела себя до того, что у меня не хватало сил даже на лишние разговоры. Зато меня начали ставить в пример: вот Винокур – молодец, смогла же справиться с собой, теперь щеки из-за спины не видны! В театре стало легче, там нет таких жестких требований. Сейчас я прислушиваюсь к своему организму. И ем тогда, когда он требует пищи. Сегодня вот вообще забыла поесть, вечером, может быть, салат скушаю. Насиловать организм больше не хочу, он у меня и так настрадался. Был период, когда ногти ломались и волосы выпадали. Опасно все это. А форму поддерживать мне помогают постоянные физические нагрузки».

Вам часто делают комплименты? Вы ведь привлекательная девушка…

Настя: «Я не считаю себя красивой. Наверное, это мой комплекс, полученный благодаря журналистам. Есть куча сайтов, где выкладываются фотографии известных людей, а посетители эти снимки комментируют. Пишут немало неприятных вещей: у нее кривые ноги и кривой нос, и вообще она страшная. Но когда я работала в Турции, мне сказали, что форма моих ног – накачанная – просто потрясающая. Мне внушили, что у меня красивая фигура, что я очень обаятельна. И это дало уверенность в себе. Что касается носа, то в детстве мне его трижды ломали мальчишки. Я же была эдаким пацаненком в юбке, играла и дралась с ними на равных. Одно время у меня был бзик – сделать себе другой нос. Но потом я поняла, что потеряю какую-то свою изюминку и стану как все. Обычной. А свою внешность я все-таки считаю харизматичной, и мне приятно, когда кто-то говорит: «Ой, ты так похожа на Джессику Паркер!» – или сравнивают с Кирой Найтли».

Прививка от безделья

Вы говорите, что вас воспитывала в основном мама. А в каких отношениях вы с отцом?


Настя: «С мамой я проводила все свое время. Ради меня она пожертвовала карьерой – важной частью своей жизни. Я долгожданный ребенок, мама родила меня в тридцать два года, хотя к тому времени родители были уже десять лет как женаты. При этом меня особо не баловали. Мама воспитывала в строгих правилах, бывало, и поколачивала прыгалками или ремнем. И я ей безумно благодарна. Она привила мне правильные жизненные принципы, дав понять: твоя судьба в твоих руках, и нечего надеяться, что положение и связи семьи помогут тебе пробиться. С папой мы подружились позже, мне тогда было лет пятнадцать. На тот момент я уже что-то из себя представляла, стала интересна ему. И он даже начал со мной советоваться, как ему выступить, как сделать тот или иной номер. А я, в свою очередь, спрашивала советов у него. В отце меня всегда поражала его трудоспособность. Думаю, что непоседливость и страсть к работе у меня от него. Впрочем, и мама не умеет сидеть на месте. У нее словно моторчик внутри, она успевает все – например, одновременно говорить по телефону и что-то там резать, убирать, стирать, с собакой гулять. Она даже мне помогает, а я ведь уже два года живу отдельно от родителей. Порой мама сердится: «Вы из меня сделали домохозяйку!» Но я не представляю, как бы мы без нее обошлись! Это такой тяжелый труд – содержать в полном порядке квартиру, да еще у нас дача, дом! Она и ремонты какие-то вечно делает, и счета оплачивает... Конечно, от такой круговерти здорово выматываешься. И не столько физически, сколько морально».

Так вы мамина или папина дочка?

Настя: «Наверное, я не отвечу на вопрос, потому что сложно сказать – маменькина я или папенькина. По большому счету я всегда была самодостаточным ребенком, никогда не держалась за мамину юбку или папину брючину. В восемнадцать лет окончила училище, получила работу, и в семье как бы негласно пришли к выводу: Настя выросла. Родители мне доверяли, потому что знали: их дочь не подсядет на наркотики, не станет кидаться с крыши, не попадет в секту. Знали, что я не стану прожигателем жизни, хоть и отношусь к «золотой молодежи». Ведь чаще всего именно так и думают про детей богатых или известных родителей: пьют, курят, употребляют наркотики, просаживают деньги в ресторанах и казино. А отчего такое случается? От безделья! Да, я тоже могла бы лежать на диване и плевать в потолок. Но я получила «прививку» от всего этого еще в раннем возрасте и к тому же просто не представляю себя без работы!»

Но вы не так уж и давно влились в тусовку богемных отпрысков.

Настя: «Потому что раньше у меня на это не было времени. Но я все равно причастна к этому миру. Ходила с родителями на все концерты, юбилеи, показы, знала людей, мелькающих на экране, была знакома и дружна с их детьми. А после училища появилось больше свободного времени, и меня постепенно стала увлекать светская жизнь, общение со сверстниками своего круга. Почему нет? Я такая же, как и они. Мы дети известных родителей. И на самом деле с нас больше спрашивают – ты же должен соответствовать своим знаменитым папам-мамам! И приходится каждый раз доказывать, что мы сами по себе что-то представляем. Ведь папа за меня не выйдет на сцену и не станцует! Есть и еще один момент: наша личная жизнь постоянно под прицелом репортеров…»

Под прессом

Вас это угнетает?


Настя: «Не то чтобы угнетает. Просто часто пишут разные выдумки. Например, одно время СМИ активно обсуждали мой якобы роман с Димой Биланом. На самом деле между нами никогда не было романтических отношений. Мы с ним хорошие друзья, коими остаемся до сих пор. Да, ходили куда-то вместе и в какой-то момент придумали себе историю, будто у нас любовь. Посмеялись. Но журналисты уцепились и раздули такую пиар-вакханалию! Писали, что я за него и замуж вышла, и была беременна, а потом случился выкидыш. Чего только не фантазировали!»

А история отношений с Сергеем Лазаревым?

Настя: «Да то же самое! Мы с Сережкой просто дружим. Недавно вот была у него на дне рождения. Вы же понимаете: стоит папарацци сделать фотографию, где ты вместе с каким-нибудь молодым человеком (тем более известным), и все! Тебе его записывают в бойфренды или женихи. Впрочем, я из-за всех этих историй нисколько не переживала. Наоборот – меня это здорово забавляло. Порой я сама прикалываюсь над репортерами, запуская им какую-нибудь утку. И ведь верят! Но истины – того, что на самом деле происходит в моей личной жизни, в моем сердце, – они никогда не знали».

Это правда, что отец запретил вам встречаться с любимым человеком, неким Петей?

Настя: «Слава богу, мой папа не из тех отцов, кто придерживается принципа: прежде чем дочка будет с кем-то встречаться, парень должен получить одобрение родителей. Папа не такой страшный, каким его намалевала пресса. И с любым может найти общий язык. Но он человек мудрый и опытный, естественно, видит больше, чем я. Тем более когда ты влюблена, то смотришь на все через розовые очки. И уж, конечно, не замечаешь никаких недостатков объекта своей любви. Да, папа высказывает свое мнение относительно тех, кто со мной общается. И впоследствии всегда оказывается, что он был прав… Но он никогда не противился моим отношениям с кем-либо. Эта история «слепилась» из трех разных ситуаций. На тот момент у меня действительно была большая любовь, я встречалась с молодым человеком, имя которого вам ничего не скажет – он не из мира шоу-бизнеса. Папа высказался относительно него, а папарацци, сфотографировав меня на какой-то вечеринке с другом Петей, решили, что он и есть тот самый «неугодный бойфренд». Читая эти публикации, мы с Петей здорово потешались. Я говорила: «Ну, жених, когда свадьбу играть будем?» Ведь везде писали, что он мой новый жених, что мой папа его выкинул, не купил ему Bentley. Полный бред. В какой-то передаче папа просто пошутил, что подарит моему жениху Bentley. А журналисты использовали эти слова на полном серьезе и из трех ситуаций сделали одну дебильнейшую статью, которая до сих пор вызывает во мне раздражение. С другой стороны, я привыкла уже относиться к подобным вещам философски. Хотят прикалываться – пусть прикалываются. А мы с Петей точно так же прикалывались над этими журналистами. Петька – мой замечательный друг, почти брат. У нас никогда ничего не было и не будет».

И все-таки: когда папа «забраковал» вашу большую любовь, как вы отреагировали?

Настя: «Я ему не верила, говорила: ты ошибаешься, он хороший, я его люблю. Это было сильное чувство, я даже решила, что вот он – мой единственный, и хотела замуж. А потом так сложились обстоятельства, что я поняла – папа прав. Переживала сильно, провела немало бессонных ночей. Но я рада, что в моей жизни был тот человек, он дал мне возможность многое понять и оценить. В первую очередь – родителей, с которыми в этот период я очень сблизилась. Я благодарна ему и за те чувства, яркие и мощные, что испытала. Благодарна за опыт, ведь мы учимся на своих ошибках… Кстати, мы до сих пор общаемся, дружим. У нас замечательные отношения».

Бабочки в животе

Сейчас ваше сердце занято?

Настя:
«Нет, оно свободно. Вот еду во Францию, может быть, там что-то меня ждет».

Французский принц?

Настя:
«Французы – пройденный этап. У них другой менталитет. Сначала все волшебно, а потом понимаешь, что мы на многое смотрим по-разному. Я встречалась с замечательным человеком (он старше меня), но отношения закончились ничем».

Вы считаетесь завидной невестой. Привлекательна, умна, да еще из известной состоятельной семьи…

Настя:
«Что я могу на это сказать? Ведь даже папа говорит: «Я хочу, чтобы пришли не ко мне, за моими деньгами, положением и связями, а к ней!» Наверное, и я этого опасаюсь. К сожалению, сейчас пошла тенденция – молодые люди ищут богатых невест, чтобы хорошо устроиться в жизни. Это страшно, это неправильно. Только вот когда любишь, сердцу-то не прикажешь. Поэтому если раньше я считала: раз любишь, то надо и замуж выходить, то теперь понимаю – нет, лучше сначала узнать человека по-настоящему. Выдержать испытание временем в год или два. Впрочем, сейчас я совсем не думаю о замужестве. Хотя очень хочу семью и малышей. Знаю, что если встанет выбор: любимый муж, дети или карьера – выберу семью. Но, думаю, такая ситуация возникнет еще не скоро. У меня очень много творческих планов, да и лет мне не так уж много – всего двадцать пять».

А родители не говорят, что ждут внуков?

Настя (смеется):
«Конечно, говорят. Года два назад у нас даже по этому поводу возникали скандалы. Они мне все предлагали: давай мы тебя познакомим с этим мальчиком или вот с этим. А я сердилась: «Не хочу!» Все эти знакомства заканчивались ничем, потому что меня нельзя заставить полюбить. Мне нужно, чтобы я сама этого захотела, чтобы у меня в животе бабочки заиграли. В итоге они поняли, что затея бесполезна. Согласитесь, мы все-таки в другом времени живем, когда молодые люди сами выбирают себе спутника жизни. А не так: привели родители, вот – женись! Конечно, я их понимаю: каждый хочет, чтобы его ребенок пошел по жизни с достойным человеком. Но жить-то с ним мне, а не маме с папой!»

Какой же мужчина может покорить сердце Насти Винокур?

Настя:
«Если говорить о внешних данных, то раньше мне нравились светленькие молодые люди модельного типа. Но потом я поняла, что за красивой оболочкой может находиться внутренняя пустота. И стало неважно: лысый он, темненький, светленький, низкий или высокий. Главное – насколько тебе с ним интересно. Мне нужен тот, с кем мы будем на одной волне. И чтобы он понимал то, чем я занимаюсь, понимал, что это тяжелый труд. Я ищу в мужчинах ответственность. Ответственность за любимую женщину, своих детей, чтобы ты чувствовала: за ним – как за каменной стеной. Другими словами, чтобы это был настоящий мужчина. Но увы! Сейчас таких мало. Вымерли они, что ли, как динозавры? Остались одни «голубые», альфонсы, наркоманы и фрики. А нормальные все уже разобраны. Просто какой-то дефицит хороших молодых людей! В моей компании все девочки – умницы, красавицы, с отличным образованием и замечательной работой. Но все они свободны, потому что нет достойных мужчин!»

А материальное положение избранника для вас важно?

Настя:
«Рай в шалаше с милым хорош только первые месяцы. А потом возникает вопрос: и на что мы будем жить, содержать детей? Я все-таки выросла в семье с положением и статусом. Поэтому мне нужен человек моего круга, а может, и выше. Думаете, у меня завышенные требования? А я считаю, они правильные. Мужчина должен обеспечивать семью, чтобы его жена не вкалывала на нескольких работах и не ломала голову, где взять денег на покупку той или иной вещи.

Да, сейчас я сама занимаюсь машиной, сама плачу за себя в ресторане. Правильно это или нет? Мне кажется, что нет. Но, к сожалению, сейчас это норма. А так надоело быть сильной женщиной! И так хочется, чтобы о тебе заботился близкий, родной, любимый человек, просто потому, что ты его жена, мать его детей… Сейчас говорю это и ловлю себя на мысли, что, наверное, в молодых людях я ищу похожесть на своего папу. Вот он-то настоящий мужчина!»

Родители являются для вас примером супружеской пары?

Настя:
«По большому счету – да. Потому что за долгие годы совместной жизни бывало всякое. Но они смогли все преодолеть и остаться близкими людьми. Понимаете, когда ты живешь рядом с человеком столько лет, он становится для тебя настолько родным, что при любых ситуациях ты все равно понимаешь – это твой клан, это твой стержень. И ты не можешь допустить его разрушения. Я не скажу, что хотела бы для себя такой жизни, как у них. Два творческих человека, одному из которых пришлось пожертвовать карьерой, а у другого она стремительно взлетела на самый верх… Вечные гастроли мужа… А ты сидишь дома и бесконечно его ждешь… Нет, я бы такого не хотела. Но меня всегда поражали их дружба, теплое отношение друг к другу, а еще – их круг общения. Они общаются со своими приятелями уже свыше тридцати лет. Юбилеи, праздники, Новый год – всегда вместе. И это не может не восхищать!»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 30, 2010 10:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010063005
Тема| Балет, Дни балета в Гамбурге, Персоналии, Джон Ноймайер
Авторы| Екатерина Беляева, Гамбург -- Москва
Заголовок| Путешествия сквозь времена года //
Дни балета в Гамбурге были посвящены Востоку

Где опубликовано| "Время новостей" № 112
Дата публикации| 20100630
Ссылка| http://www.vremya.ru/2010/112/10/256956.html
Аннотация|



Главный вдохновитель и организатор Дней балета в Гамбурге Джон Ноймайер в этом году, когда один из важнейших балетных фестивалей мира проходил в тридцать шестой раз, дал ему название «Размытые миры». В качестве главной премьеры феста он поставил два балета, посвященные Японии, пригласил на гастроли в Гамбург японскую труппу «Токио балле» с балетами Бежара «Бугаку» и «Кабуки» и финальный гала-концерт составил так, чтобы все номера были так или иначе связаны с Востоком.

На самом деле две премьерные одноактовки не совсем новинки -- Ноймайер уже ставил «Семь лунных хайку» и «Сезоны -- Цвета времени» для «Токио балле»: первый в 1989 году, второй в 2000-м. Сейчас он объединил два балета вместе, и танцует их, естественно, его собственная труппа, артисты Гамбургского балета. Хотя в третий день премьеры в «Семь лунных хайку» вышли солисты «Токио балле» в трех центральных партиях, заменив гамбургских артистов. Замена была неравнозначная, тягаться с замечательными местными премьерами Александром Рябко и Тьяго Бордином они не могли. Публика, за время фестиваля еще больше полюбившая Страну восходящего солнца, горячо аплодировала японцам, но между собой люди шептались, что свои артисты выглядят убедительнее и харизматичней.

Возраст «Семи лунных хайку» очень виден -- этому балету как никак 21 год. Он наивен и нарративен. Выстроены «хайку» очень просто: японский артист читает по трансляции семь стихотворений о луне, а артисты силами танца рассказывают свои истории, плетут взаимоотношения, вспоминают о прошлом, думают о будущем. Музыка к балету взята из наследия европейских композиторов, поэтому, не будь на сцене типичных японских миниатюр и голоса из транслятора, истории эти могли бы восходить к любой культуре. «Хайку» -- красивая зарисовка, не более того.

А вот история балета «Сезоны -- Цвета времени» посложнее. Как только композитор Ханс Цендер выпустил в свет в 1993 году свою фантазию для тенора и маленького оркестра по мотивам «Зимнего пути» Шуберта, Ноймайер загорелся идеей поставить какой-нибудь балет на эту музыку. Венских романтиков в чистом виде хореограф не приемлет, а вот это цендеровское переложение главного трагического высказывания Франца Шуберта волновало его нешуточно. Мысли о Японии возникли как-то сами собой -- говорящая устами лирического героя природа в «Зимнем пути» сблизила на миг немецкую и японскую традиции. И как раз вскоре Ноймайер получил приглашение из «Токио балле» поставить для них одноактный балет. И хотя Японии как таковой в виде кимоно, традиционной музыки и прочего в спектакле нет, она незримо присутствует в нем. После японской премьеры, где Ноймайер использовал «Зимний путь» Цендера лишь частично, через год последовала гамбургская премьера. Это был полновесный полуторачасовой песенный цикл Шуберта--Цендера «Зимний путь» -- также назывался и балет. Главную роль в нем танцевал гамбургский танцовщик, японец по происхождению Юкичи Хаттори. Сам Ноймайер выходил в спектакле в роли эпизодической, но концептуально важной, роли шарманщика, который появлялся в финале балета. «Зимний путь» был отчасти посвящен трагическим событиям в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Хаттори вскоре уехал танцевать в Канаду, и поставленный на него абсолютно авторский спектакль выпал из репертуара. И вот теперь «Зимний путь» вернулся в первоначальном образе «цветов времени».

Лирический герой (Ллойд Риггинс) путешествует во времени, вернее по временам года. В основном он вспоминает себя, каким он был зимой, весной, летом и осенью. Понятно, что это не конкретные зимы и лета. Воспоминания героя воплощает молодая и прекрасная дева (Анна Поликарпова), а в роли Времени наворачивает круги по сцене мрачный человек в черном (Карстен Юнг»). Три танцовщика -- Дарио Франкони, Томас Штурман и Александр Труш -- поочередно подменяют главного героя.

Не знаю, каким был этот балет в Японии десять лет назад, но в Гамбурге он превратился в настоящий ностальгический триллер. Гамбургская труппа сегодня находится на грани перемен и явной смены поколений. Тридцатипятилетние и сорокапятилетние танцовщики -- ярчайшие звезды и уже, увы, патриархи гамбургской сцены -- собираются уходить, слава богу, пока не все. Крайне редко выходит на сцену Ллойд Риггинс, а без него так трудно представить Гамбургский балет. А Анна Поликарпова вернулась после рождения сына в такой блестящей форме, что ей не нужно завидовать себе самой десятилетней давности. Видеть их -- Ллойда и Анну, танцующими вместе снова, -- наваждение. Они танцуют в «цветах времени» себя -- свою молодость, свои совместные театральные приключения и переживания. Они не пафосные -- они настоящие, живые люди, такие, о которых ставит свои спектакли их бессменный шеф Джон Ноймайер.

Не все на фестивале было посвящено Японии, впрочем, тема «размытых миров» и не предполагала жестко заданных географических границ. Тут показали и другую премьеру этого сезона -- балет «Орфей» на музыку Стравинского и Бибера, который Ноймайер ставил на Роберто Болле, этуаль «Ла Скала». Однако во время репетиций в ноябре артист повредил связки и выбыл из состава. Эстафету подхватили Отто Бубеничек и Александр Рябко, первому из которых достался фестивальный «Орфей». Этот новый балет трудно назвать особенно удачным, поскольку досада хореографа по поводу отсутствия Болле все-таки сказалась. Настроение балета настолько минорное благодаря музыке Стравинского для одноименного балета Баланчина, да и от музыки Бибера -- этого зальцбургского Орфея -- веет лишь замогильным холодом. Орфей превратился у Ноймайера в гастролирующего скрипача, который по молодости еще не так успешен и подрабатывает «скрипочкой» на гамбургской улице красных фонарей -- Рипербане. Там же он встречает свою Эвридику и там же ее насмерть сбивает машина. Проститутки утешают музыканта, но он не поддается -- хочет идти за Эвридикой в потусторонний мир.

Сцены в царстве теней особенно удались Ноймайеру. Он поместил Орфея с одной стороны полупрозрачной стены, а Эвридику -- с другой. Танцы с тенями получились красивые. Финал классический -- Эвридика, на которую Орфей вопреки запрету все-таки взглянул, идет навеки в Аид, а от Орфея, в прошлом известного музыканта, отворачивается так горячо любившая его публика. Музой Ноймайера в этом спектакле стала Элен Буше -- ее работа здесь настоящий шедевр, справедливо награжденный призом «Бенуа де ла данс», который ей вручили в Москве два месяца назад.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 30, 2010 11:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010063006
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Петрушка", Персоналии,
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| «Петрушка» в Большом театре: танцующие короли
Где опубликовано| журнал «Ваш досуг» N25
Дата публикации| 30-11 июля 2010 года
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/theatre/article/64081/
Аннотация|

В Большом театре премьера «Петрушки». Кто станцует главную роль — интрига: репетируют сразу четыре солиста. Журнал «Ваш досуг» выяснил, кто сейчас задает тон на балетной сцене Москвы.


Иван Васильев

Критики называют Ивана Васильева «вечным двигателем». Из российских танцовщиков лишь он может позволить себе делать сложнейшие па каскадами. Когда Иван на сцене, что бы он ни танцевал, возникает ощущение, словно распахнулось окно и в театр ворвался
ураган. Слагаемые успеха — прыжок до небес, пируэт в штопор и неуемное
желание танцевать. Васильев самый молодой в истории Большого театра премьер — ему всего 21. И уже настоящий балетный король: недавно он на равных участвовал в программе «Короли танца», куда допускаются только звезды мирового уровня.

Сценический герой Васильева — простодушный, но и хитроватый упрямец, честный максималист. У хореографов это амплуа более чем востребовано. Французский живой классик Ролан Пети отдал Васильеву спектакль «Юноша и Смерть», знаток балетной старины Сергей Вихарев пригласил в «Петрушку», Юрий Григорович подарил «Спартака». Да и классика XIX века, когда ее танцует Васильев, преображается донельзя. Что только он вытворяет в «Дон Кихоте»! В Лондоне во время показа британцы аплодировали стоя, а тамошний критик, потеряв голову, написал: «Билет выпросите, украдите или возьмите с боем».

Ближайшее выступление Ивана — июньская премьера «Петрушки». На осень Большой театр пока не назвал составы, но афиша уже известна. В октябре ГАБТ показывает «Баядерку», в ноябре — «Спартака» и «Дон Кихота», в декабре — «Щелкунчика». Все это балеты из репертуара Васильева.



Андрей Меркурьев — соперник Васильева по «Петрушке», в премьерных спектаклях которого он тоже участвует. Этот танцовщик универсального амплуа — любимый партнер Светланы Захаровой. В октябрьском «Дон Кихоте» Меркурьев может предстать в роли Тореадора, который заманивает красоток повадками мачо и игрой алого плаща. А в ноябре грядет «Спартак», где танцовщик исполняет партию римского патриция Красса. Примет он участие и в декабрьской премьере балета Уильяма Форсайта «Херман — Шмерман». Андрей — один из тех, кто досконально изучил секреты новатора Форсайта. Его технику артист освоил, еще работая в Мариинском театре.



Вячеслав Лопатин (еще один Петрушка) незаменим, когда требуются отточенная техника прыжка и ювелирная отделка движений ног. А у Лопатина к тому же еще отменное чувство юмора, он незаменим в комических балетах. Возможно, именно
он выйдет на сцену в сентябрьских и ноябрьских показах «Лебединого озера»: партия Шута, с его сверкающими пируэтами, для Лопатина коронная. В октябрьской «Баядерке» он может показать Золотого Божка (в этой роли тело танцовщика покрывают специальной желтой краской). В том же месяце в афише «Ромео и Джульетта», где Вячеслав блистательно танцует Меркуцио.



Солист Большого Артем Овчаренко (он тоже репетирует партию Петруш-
ки) — из породы классических балетных принцев. Молодой победитель двух международных конкурсов наверняка появится в одной из сентябрьских «Эсмеральд», выступит в октябрьской «Ромео и Джульетте» в роли Ромео и в декабрьском «Щел-
кунчике», где как раз и предстанет сказочным аристократом.



Стоит обратить внимание и на Дениса Савина, замечательного танцовщика-актера, обладающего особой пластикой, расписывающего свои роли миллионом нюансов. В сентябрьской «Эсмеральде» Денис предстанет средневековым поэтом Гренгуаром. А в новогодних «Щелкунчиках» намерен сыграть зловеще-мудрого Дроссельмейера.



Семен Чудин — новый премьер Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Белокурый изящный Чудин пришел в московский театр после работы в Европе и уже доказал столичным снобам, что на равных может соперничать с коллегами из Большого и Мариинского. В новом сезоне он будет радовать своими утонченными сценическими манерами и в «Жизели», и в «Золушке», и в «Неаполе», и в «Шопениане».

И еще одно. Если звезды сойдутся, всех этих артистов можно будет увидеть 13 ноября в Большом театре, на творческом вечере Сергея Филина — еще недавно премьера
Большого, а ныне худрука балета Музыкального театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 30, 2010 12:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010063007
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Юрий Фатеев
Авторы| Елена ДАНИЛЕВИЧ
Заголовок| Балеты надо беречь
Где опубликовано| «Аргументы и факты - Петербург» №26
Дата публикации| 20100630
Ссылка| http://www.spb.aif.ru/culture/article/35712
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото:
Фатеев: ставил задачей изменить условия работы артистов театра


Завтра в Мариинском премьера «Спартака»

Вернее, его возвращение. Легендарный Леонид Якобсон сочинил «Спартак» для Кировского театра ещё в 1956 году.


- Мы продолжаем миссию возвращения оригинальных балетов, составивших славу нашего театра, - считает директор балета Мариинского Юрий Фатеев. - 54 года назад «Спартак» перевернул представления о художественных границах балетного искусства, которые утвердились на советской сцене. Якобсон поставил танцы вопреки классическим канонам, даже отказался от традиционных пуантов.

«АиФ»: - Хореографическую смелость мастера часть дирекции и артистов приняли в штыки.

Юрий Фатеев: - Это так, однако он запомнился целым рядом выдающихся актерских работ. Фригия стала одной из лучших ролей Инны Зубковской, Спартак - Аскольда Макарова, а Эгина принесла славу Алле Шелест.

В 1980-е в этой партии блистала Алтынай Асылмуратова, а в роли Спартака - Константин Заклинский. И сегодня в масштабном хореографическом полотне, с более чем тридцатью разноплановыми партиями, задействована значительная часть балетной труппы. В главных партиях зрители увидят Игоря Зеленского, Викторию Терешкину, Юлию Махалину, Данилу Корсунцева, Екатерину Кондаурову, Софью Гумерову, Юрия Смекалова, Александра Сергеева.

Танец... с изнанки

«АиФ»: - Блистательный танец имеет изнанку. Вы, например, в своей работе объединяете административные рычаги и творчество.

Ю. Ф.: - Конечно, прежде всего хочется решать художественные задачи. Но без серьёзного фундамента невозможно построить здание высокого искусства. Поэтому первое, что я попытался сделать, когда два года назад Валерий Гергиев поручил мне заниматься столь ответственным делом, - изменить условия работы артистов в театре.

«АиФ»: - Удалось?

Ю. Ф.: - Считаю большой победой, что театр приобрёл для залов и сцены специальный балетный пол, такой, как в лучших театрах мира. Выполненная по современной технологии поверхность помогает мягко пружинить, не скользить, и в то же время не гасит вращения. Уменьшается нагрузка на колени, позвоночник, связки, стопы. Артисты меньше устают, повышается работоспособность. Отремонтированы раздевалки, душевые, установлены стиральные машины. Ведь за репетицию меняется 3-4 футболки. Поставили аппарат для льда и уникальный прибор ударноволновой терапии. Такие есть в городе всего в трёх клиниках, один - на спортивной базе «Зенита». Теперь артистам намного легче справляться с травмами.

«АиФ»: - Судя по насыщенности репертуара, это помогает и творчеству?

Ю. Ф.: - За сезон театр выпустил 9 балетных премьер, включая возвращение на сцену Мариинки «Шотландской симфонии» Баланчина, «Этюдов» Ландера, «Петрушки» Фокина, российскую премьеру «Анны Карениной» Ратманского, работы молодых хореографов.

А в ближайших планах сотрудничество с такими именитыми балетмейстерами, как Иржи Киллиан, Анжелен Прельжокаж, Уэйн МакГрегор, Кристофер Уилдон, Бенжамен Мильпье.

«АиФ»: - Говорят, вы с иных позиций подошли и к зарплате...

Ю. Ф.: - С ноября прошлого года балет перешёл на новую систему оплаты труда. Теперь оценивается каждая партия. Сколько, где, кто вышел - всё учитывается. По моему мнению, это дало плоды. Тот, кто активно трудится - зарабатывает больше. Это справедливо - получать за вклад.

Классика или авангард?

«АиФ»:
- Творческий коллектив - всегда столкновение интересов, мнений. Как удаётся пройти эти пороги?

Ю. Ф.: - Гергиев - лидер, руководитель театра. Его видение является решающим. Он - как глава государства: даёт направление, которое нужно развивать. Но и сам порой советуется, никогда не отказывается выслушать идеи других. Не возражает, если кто-то из молодёжи пробует свои силы в серьёзной работе. Не попытавшись, ничего не узнаешь. Так что диалог всегда возможен.

«АиФ»: - На афише Мариинского постоянно спорят классика и авангард. Возможно ли их «помирить»?

Ю. Ф.: - Классика уже обеспечила себе бессмертие. Зритель соприкасается с прекрасным, и разрушать такую связь недопустимо. Поэтому на сцене классика должна идти в самом лучшем виде. Балеты нужно беречь. Полировать, реставрировать, чтобы ещё многие поколения зрителей могли наслаждаться этим совершенством. Мой педагог говорил: тот, кто танцует классику, справится и со всем остальным. А вот наоборот - вряд ли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 30, 2010 12:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010063008
Тема| Балет, Персоналии, Борис Эйфман
Авторы| Елена ПЕТРОВА
Заголовок| Борис Эйфман: Вместо «Лебединого озера» - болото
Где опубликовано| «Аргументы и факты - Петербург» №26
Дата публикации| 20100630
Ссылка| http://www.spb.aif.ru/culture/article/35707
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото:
У нас высокое искусство доступно тем, кому оно практически не нужно, считает Борис Эйфман


России грозит балетный Ванкувер, считает художественный руководитель знаменитого театра

24 июня Борис Эйфман получил премию правительства Петербурга за создание спектакля «Онегинъ».
В июле-августе на сцене Александринки театр Бориса Эйфмана покажет четыре спектакля - «Анна Каренина», «Онегинъ», «Красная Жизель» и «Чайка».


«Не работаем на потребу»

«АиФ»: - Борис Яковлевич, почему ваш театр выступает в Петербурге так редко и показывает всего четыре спектакля?

Борис Эйфман: - Для наших выступлений подходят только несколько сценических площадок. Но они часто заняты, а если сдаются в аренду, то по очень высокой цене. Каждый спектакль в Петербурге датируется, за границей же нам платят за выступления. Поэтому здесь мы не можем давать такое количество спектаклей, которое хотелось бы. И не можем поднимать цены на билеты, они и так высокие. Билеты, которые продают на нас в Германии, Франции, - дешевле, чем в России! В Европе есть социальный предел поднятия цен на билеты, чтобы искусство было доступным. У нас же высокое искусство доступно тем, кому оно практически не нужно.

«АиФ»:- Когда же будет построен ваш Дворец танца?

Б. Э.: - По плану это должно произойти в 2016 году. Ну а пока наша основная миссия - представлять петербургское искусство в мире.

«АиФ»:- Балет более доступен для общения между народами, чем другие искусства?

Б. Э.: - Даже во времена холодной войны, когда «советское» воспринималось как самое негативное, наш балет поднимал людей с кресел, они аплодировали стоя и кричали: «Русские, браво!» Мы показываем спектакли на всех континентах, и везде их понимают и очень тепло принимают. Через наше искусство люди знакомятся с Толстым, Чайковским, Чеховым, Достоевским, Пушкиным. Мы в какой-то степени полпреды нашей истории, культуры и того творческого потенциала, который может дать современная Россия.

«АиФ»:- Почему вы ставите балеты только по произведениям классиков, а не современных писателей?

Б. Э.: - Всему своё время. Если у нас будет свой Дворец танца, и мы перестанем быть так зависимы от западных импресарио, от приглашений, - думаю, что будем очень многое себе позволять. Не все понимают степень нашей зависимости, и - насколько в этой ситуации мы сумели соединить общедоступность и высокий профессионализм. Мы не работаем на потребу, иначе не могли бы выступать в театрах мира на столь высоком уровне.

«АиФ»:- В своих спектаклях вы поднимаете философские, духовные проблемы, заглядываете в глубины человеческой психики. Балет такие задачи никогда перед собой не ставил. Как вы нашли этот особый путь?

Б. Э.: - Я начал сочинять балеты лет в 16. В первой же постановке - по фильму «Путёвка в жизнь» - была драматургия, идея и форма танца, выражающая мои мысли и чувства. Меня всегда волновала способность тела выразить жизнь духа.

Не потерять бренд

«АиФ»:- Вы выступаете в Петербурге мало, зато с началом летнего сезона на самых лучших сценах сомнительные труппы танцуют «Лебединое озеро». Что с этим можно поделать?

Б. Э.: - Когда на сцене «двадцать пять дилетантов», это уже не озеро, а болото. Даже матрёшки и шапки-ушанки, которые продают иностранцам, - более качественный товар. Я не за то, чтобы запрещать. Но за то, чтобы привести это к качественному уровню. Нельзя так пренебрегать маркой «русский балет»! Этот бренд достигнут потом и кровью многих поколений талантливейших людей.

«АиФ»:- Всё-таки русский балет остается лучшим в мире, или это миф?

Б. Э.: - Нам грозит «балетный Ванкувер». Даже ведущим театрам страны не хватает качественных артистов. Производство профессионалов дало сбой.

«АиФ»:- Почему? Хореографические училища ведь работают?

Б. Э.: Первая проблема: падение престижа профессии. Родители уже не отдают в балет дочерей, тем более - сыновей. В советское время артист балета - элита, он выезжал за границу. А сегодня это низкооплачиваемый рабочий класс. Второе - Академии сегодня работают на мировой рынок, в них учатся иностранцы. И наши таланты после окончания уезжают за рубеж: мальчики не хотят служить в армии, потому что потеряют профессию, кроме того, зарплата на Западе выше. Проблема и в том, что развитие балета невозможно без лидеров, хореографов, идеологов. Но за последние 20 лет не появилось ни одного яркого имени! Если бы сегодня были «балетные» олимпийские игры, мы бы проиграли. Но все эти насущные проблемы сегодня даже не обсуждаются.

Вера сохранила нацию

«АиФ»:- В проблемах балета сказывается и общее падение культуры в стране?

Б. Э.: - Атака на культуру со стороны ТВ, СМИ, Интернета уничтожает духовный потенциал, который был заложен не только в царское время, но и в советское. Вера в идеалы, моральные ценности сохранила нацию, а без них наступает безвременье. Церковь, творческая интеллигенция стараются противостоять тому урагану негатива, который несется на молодое поколение, но это по силам только государству.

У нас сложилась уникальная ситуация: власть хочет и активно призывает к реформам, к новациям, вкладывает в это немыслимые деньги, а низы не хотят ничего. Все погрязли в личных корыстных интересах. А если не будет единения, то ничего не получится, никакие миллиарды не помогут. Германия поднялась после войны потому, что была общая идея: стать цивилизованной страной. На глазах прогрессирует Азия, потому что этого хочет народ. И пока россияне сами не захотят преобразить, изменить страну, выйти из этой грязи, алкогольного мрака - ничего не будет. Народ должен проснуться.

«АиФ»:- А как вы оцениваете положение культуры в «культурной столице»?

Б. Э.: - Я пережил разные времена, и могу сказать, что сегодня для молодых - самый благоприятный период. Не воспользоваться этим грешно, так что - реализуйте себя!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 30, 2010 1:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010063009
Тема| Балет, МТ, Премьера, "Спартак", Персоналии,
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Советская «Клеопатра»
Где опубликовано| "Афиша"
Дата публикации| 20100623
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/81395/
Аннотация|

Мариинский театр возобновляет балет «Спартак» 1956 года. Премьера была громкой, скандальной и чрезвычайно успешной. Для советского театра это было что-то типа «Клеопатры» с Элизабет Тейлор для Голливуда, только с балериной Аллой Шелест в качестве эротического магнита. После каждого спектакля по Крюкову каналу, если верить легендам, текли рыжие реки — кордебалет массово смывал с себя морилку, изображавшую древнеримскую терракоту. Развратному Риму, на вершине которого сияла куртизанка Эгина (как раз-таки Шелест), Леонид Якобсон уделил не меньше внимания, чем героическим революционным рабам. Если не больше. Билетов было не достать. Во-первых, давали «секс», во-вторых, ни единого пуанта на весь спектакль. Леонид Якобсон, уже тогда прослывший отважным безумцем, переобул всех в сандалии и под верещание балерин: «Че­му мы учились десять лет в балетной школе!» — сумел настоять на своем. Советский театр получил один из немногих модернистских текстов. Многие сейчас говорят, что восстанавливать его не стоило: прикрытый туманной и пряной легендой Якобсон-де выглядит куда более радикальным да и интересным хо­реографом, чем вживе. Что сказать? Да, «Спартак» Леонида Якобсона не будет выглядеть, как шедевр Мориса Бежара. Да, в «советский модернистский балет» на слове «советский» тоже придется сделать ударение. Художественная изоляция за железным занавесом наложила печальную печать провинциальности даже на очень талантливые балетные тексты советского времени. Но на слове «талантли­вый», пожалуйста, ударение тоже сделайте. Если бы какой-нибудь юный хореодел наставил что-то подобное «Спартаку» сейчас, с ним бы носились как с бу­дущим Баланчиным-Бежаром-Петипа. И в этом главное отличие старенького «Спартака» от «современного искусства»: простого позыва «я тоже так смогу» он — пусть старомодный, чуть неуклюжий, чуть наивный — не рождает.

К тому же театр выставил весьма сильный состав. Ульяны Лопаткиной не бу­дет. По крайней мере не в первые спектакли. Все остальные солистки будут брать не умом, а сексапильностью. И что совсем удивительно: в премьерном составе возникла Юлия Махалина. Уж и Лопаткина сейчас считается «старшим поколением», а Махалина — так и вовсе из эпохи «до Лопаткиной». Увидеть этот исторический курьез необходимо: Юлия Махалина — женщина яркая и недооцененная, такая комбинация часто дает ослепительные артистические вспышки. А во втором со­ставе и вовсе Екатерина Кондаурова, самая модная девушка Мариинского балета. Вот уж кто умеет эротически раскрасить даже телефонную книгу, так это она. Для 60-летней давности представлений о сексе и «неприличном» ее умение жизненно необходимо.

23 июня · Специально для «Афиши»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 10, 11, 12  След.
Страница 11 из 12

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика